Сказка 45. Адольф Гитлер меняет профессию

Иллюстрированный вариант на сайте автора:
http://andrei-nazarov.ucoz.ru/load/1-1-0-44


Весна 1945 года. У дверей секретной лаборатории на Ляйпцигштрассе остановился чёрный «Мерседес». Из машины вышел рейхминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс. Взяв с переднего сиденья папку со списками, он направился в лабораторию. Геббельс заметно прихрамывал.

Утром пришли неутешительные сводки, и Геббельс больше обычного пинал резиновое чучело Иосифа Сталина. После сотого удара Сталину в пах правая нога Геббельса не выдержала перегрузок. Он почувствовал резкую боль в голеностопе. Со злости Геббельс схватил топор и отрубил Сталину резиновую голову. «Это будет уроком для всех русских!» – выкрикнул Геббельс.

Геббельс зашел в кабинет профессора Гутенморгена.

– Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов… – профессор бормотал себе под нос и делал заметки в дневнике. Он не заметил появления Геббельса. – Параллельные прямые не пересекаются… Не понимаю… почему тогда они у меня пересекаются…
– Профессор, – нарочито громко сказал Геббельс, – могли бы и встать, когда входит второе лицо в государстве.
– А, это вы, Йозеф, – мельком взглянув на Геббельса, с изрядной долей пренебрежения произнес Гутенморген. – Удивляюсь я вам, ей-богу. В вашем положении вам бы в подземном бункере сидеть да русский язык зубрить, а вы всё по Берлину шастаете.
– Если я не буду шастать, произойдет катастрофа.
– Что, «Бавария» ЦДКА проиграет?
– И проиграет, если такие, как вы, не будут платить партийные взносы, - назидательно произнес Геббельс и достал из папки бумаги.
– Я вам уже сто раз говорил. Сейчас у меня нет денег, – с раздражением произнес профессор Гутенморген. – Все свои деньги я вложил в эту машину, – он показал рукой на большую вычислительную машину, за которой сидел.

Геббельс подошел к вычислительной машине и недовольно посмотрел на неё.

– Про этот ваш странный аппарат в Рейхстаге разные слухи ходят, – сказал он. – Говорят, что через него вы удовлетворяете эротическое удовольствие несовершеннолетних девочек.
– И какой же придурок такую чушь говорит? – с возмущением произнес Гутенморген.
– Гиммлер.
– Я, конечно, прошу извинения за излишнюю резкость, но вашему Гиммлеру я посоветовал бы меньше смотреть порножурналы.
– Расскажите мне про ваш аппарат.
– Да вы всё равно ничего не поймёте.
– Нет, я пойму. Это я только снаружи такой невыразительный, а внутри я очень прогрессивный мужчина. Вот вчера я встречался с мальчиками из «Гитлерюгенда». Я сказал им о том, что сейчас Вермахту не хватает преданных воинов, не хватает военной техники. И что мы давно разбили бы русских, если бы у нас было больше самолётов. И мальчики показали мне, как можно смастерить бумажный самолётик. Я попробовал, и у меня получилось. Пусть мой бумажный самолётик не полетел, но внешне он выглядел правдоподобно.

Профессор Гутенморген с сочувствием посмотрел на рейхминистра и покачал головой.

– Ну хорошо, – сказал он, – слушайте. Я провожу опыты над проникновением в будущее. Перед вами находится так называемая машина времени. Вы знаете, что такое время?

Геббельс задумался.

– Время – это пропагандистская программа на советском телевидении. – Геббельс поднял вверх указательный палец. – Да-да-да, я понял. Вы хотите проникнуть в эту программу и рассказать всему миру об успехах Вермахта. Я прав?
– О каких успехах, Йозеф? Они присутствуют только в ваших речах.

Геббельс скуксился.

– Ладно, я постараюсь объяснить вам попроще, – усмехнулся профессор. – С помощью этой машины времени я могу пронзить пространство и войти в будущее.
– В чьё будущее?
– Ну, разумеется, не Третьего рейха. У него нет будущего.
– За ваши пораженческие речи, профессор, вас уже можно было бы сослать в Бухенвальд.
– Бухенвальд в руках русских, Йозеф
– Ну тогда в Гуантанамо. Я доложу фюреру о вашем недостойном поведении…
– Кстати, – оживился профессор, – давайте посмотрим, что сейчас делает фюрер.

Гутенморген стал нажимать какие-то кнопки. Геббельс побледнел и закричал:

– Да что вы себе позволяете! Вы не имеете права!..

Профессор трижды сплюнул через левое плечо и отжал на себя красный рычаг. Из машины посыпались искры, а в лаборатории погас свет.

Когда снова появилось освещение, рядом с лабораторией оказались покои фюрера. Адольф Гитлер, поджав под себя ноги, сидел на диване. В одной руке он держал бутылку кока-колы, а в другой – тонюсенькую книжку «Преступление и наказание» в адаптированной версии для олигофренов.

– Вы видели! – закричал Гутенморген. – Получилось!

Гитлер как ошпаренный вскочил с дивана и спрятался под стол. Через полминуты он осторожно выглянул и уставился на профессора. Геббельс нарочито кашлянул и, когда Гитлер перевёл на него взгляд, помахал рукой.

– Это что за хрень? – с трудом вымолвил Гитлер.

– Мой фюрер, – обратился к нему Геббельс, – во всём виноват профессор Гутенморген. – Геббельс показал на профессора пальцем. – Прикажите его расстрелять?

Гитлер вылез из-под стола, поправил форму и медленно прошел из своих покоев в лабораторию.

– Фу, еврейский городовой! – грубо выругался он. – Я чуть не обоссался. Уже подумал, что русские придумали какое-то секретное оружие для дистанционного уничтожения стенок. – Гитлер обернулся. – Здесь же только что стенка была, – с задумчивым выражением лица, произнес он.
– Так точно, мой фюрер, была, – отчеканил Геббельс. – Этот так называемый профессор занимается порчей государственного имущества. Прикажите его расстрелять?
– Вас заклинило, Йозеф? – с усмешкой сказал профессор Гутенморген.

Гитлер подошел к машине времени. Посмотрел на неё, о чём-то подумал.

– Скажите, профессор, – он повернулся к Гутенморгену, – это, стало быть, любую стенку таким гансом можно убрать?
– Можно, Адольф Алоизович, – сказал профессор.
– И в женской бане тоже?

В воздухе повисла неловкая пауза.

– Вы меня не так поняли, – поправился Гитлер. – Я хотел сказать: в еврейской женской бане.
– А-а-а, – Гутенморген и Геббельс понимающе закивали головами.
– Можно, – ответил профессор. – Но поймите, Адольф Алоизович, стенка – это только начало. Я могу пронзить время и двинуться на десять, на сто лет вперед!
– Охренеть! – воскликнул Гитлер. – Братьев Гримм читал, «Белоснежку» в кино зырил, но о таком чуде не слышал.
– С помощью этой машины времени, Адольф Алоизович, вы сможете побывать в будущем центре исследования ядерных технологий и выкрасть у русских секрет ядерной бомбы.
– Хорошая игрушка, – Гитлер с восхищением посмотрел на машину времени.
– Адольф Алоизович, у меня чешутся руки! – вскричал Гутенморген. – Давайте проникнем в будущее прямо сейчас. Я ровно на пятьдесят пять минут отправлю вас в 2010 год, а затем верну обратно.

Гитлер задумался.

– Может, сначала в женскую баню, – нерешительно предложил он.

Профессор взмахнул руками.

– Адольф Алоизович, это ваш единственный шанс выиграть войну! – с жаром вскричал он.
– Хорошо-хорошо, я ведь только предложил. – Гитлер поправил чёлку. – Давайте сгоняем в ядерный центр… а потом – в женскую баню.
– Мой фюрер, – вмешался Геббельс, – крепко подумайте, прежде чем такой опыт на себе проводить.
– А что, это опасно? – Гитлер вопросительно взглянул на профессора.
– Решайтесь, Адольф Алоизович! Ядерная бомба будет в ваших руках!
– Мой фюрер, Германия не может остаться без фюрера даже на час. Одумайтесь! – завопил Геббельс
– На время своего отсутствия я назначаю тебя исполняющим обязанности фюрера, – сказал Гитлер Геббельсу.
– Да? – радостно потирая руки, произнес Геббельс. – Тогда счастливого пути, мой фюрер!
– Жми на газ, профессор! – закричал Гитлер.

Профессор одновременно нажал несколько кнопок. Раздался треск. Погас свет. Когда свет появился, на месте, где только что находились обширные покои фюрера, оказалась маленькая комната с драными обоями. Короткостриженный небритый мужчина в красной футболке с надписью «Россия» сидел на столе и разговаривал по телефону.

– Двоих?.. Хорошо… В немецкой форме?.. Ну, блин, у пацанов и фантазия… Через пять минут?.. Да где же я возьму через пять минут в немецкой форме. Это ж на Мосфильм звонить надо… Двойной тариф?.. Постараюсь, конечно, но я не обещаю…

Вдруг мужчина увидел Гитлера и Геббельса, которые с вытаращенными глазами взирали на него. Мужчина замахал им рукой, продолжая говорить в трубку.

– Есть, есть двое в немецкой форме!.. Ну не молоденькие, но ещё ничего… Да, понял… понял… Сделаю.

Мужчина положил телефонную трубку.

– Эй, чуваки, гребите быстрее сюда, – крикнул он.

Гитлер переглянулся с Геббельсом.

– Ну ты, усатенький, – мужчина поманил Гитлера пальцем. – Шевели копытами!

Гитлер, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, оглянулся на профессора Гутенморгена.

– Идите, Адольф Алоизович, – шепнул тот, – и тонко выведайте у этого русского мужика план ядерного центра.

Гитлер осторожно подошел к мужчине.

– Скажите, пожалуйста, – вкрадчиво произнес Гитлер, – это исследовательский центр?
– Ты будешь смеяться, чувак, но это институт ядерных технологий. Я здесь три года вахтером работал, – доверительно поведал мужчина.
– А сейчас кем трудитесь? Начальником отдела кадров?
– Не, по кадрам у нас Доцент. А я типа диспетчер-проводник.
– Товарищ диспетчер, нам бы это… – Гитлер замялся. – Нам бы план нужен, – приложив руку ко рту, шепнул он.
– Всё будет, – широко улыбнувшись, заверил мужчина. – И план будет, и кокс будет.
– Нет, кокс и уголь нам не нужен. Нам бы план и карты.
– Будут, чуваки, карты. И казино будет, и девочки будут.
– Девочки?
– Вот такие красотки! – мужчина показал большой палец.
– Это я удачно попал! – воскликнул Гитлер.
– Ты друга-то своего зови. Вы мне вдвоем нужны.
– Какого друга? – не понял Гитлер.
– Да вон того доходягу в фуражке, – мужчина показал пальцем на Геббельса.
– Йозеф, иди сюда, – позвал Гитлер. – Мы на верном пути.
– Я боюсь, мой фюрер, – дрожащим голосом ответил Геббельс
– Я тебе приказываю, Йозеф!
– Идите, Йозеф, идите, – шепнул Гутенморген. – Ровно через пятьдесят пять минут будьте на этом месте, и я верну вас назад.

Геббельс сделал несколько шагов вперед, и тут погас свет. Когда свет появился, за спиной Геббельса уже была стена, на которой висел знаменитый плакат Моора «Ты записался добровольцем?».

Мужчина зажмурился и потряс головой. Затем подошел к стене, постучал в неё и посмотрел на красноармейца с плаката.

– Что-то у меня с бодуна глюки пошли, – почесывая себя за массивную челюсть, сказал он. – Ну да ладно, – мужчина смачно сплюнул на пол, – главное, что вы здесь.
– А план где? – спросил Гитлер.
– Чувак, не гони лошадей. План будет, но сначала сделайте свою работу.
– Какую работу?
– Обычную.

Гитлер оглянулся на Геббельса и пожал плечами.
 
– Чувак, – мужчина посмотрел на Гитлера. – Я гляжу, ты тут за старшего будешь. Ну так слушай. Сейчас я отведу вас к двоим авторитетным пацанам. Предупреждаю сразу: пацаны крутые, из Кремлёвской братвы. Так что сделайте всё по высшему разряду.
– А что делать-то? – спросил Гитлер.
– Да вы не дрейфьте, чуваки. – Мужчина похлопал Гитлера по плечу. – Пацаны опытные. Сами всё сделают.

Мужчина вдруг замолчал и уставился на Гитлера.

– Чо-то мне твоя рожа знакома, – задумчиво произнес он.
«Это провал! – подумал Гитлер. – Русский узнал меня».

– Слышь, чувак, а ты в кино не снимался? – спросил мужчина.
– В кино? – переспросил Гитлер.
– Ну да. В «Семнадцать мгновений весны»… Точно! Вспомнил! – мужчина улыбнулся. – Ты там пахана фашистской братвы играл.
– Да-да, это он, – встрял в разговор Геббельс.

Он подмигнул Гитлеру и шепнул:
– Так надо. Для конспирации.
– Клёво ты там играл, – продолжил мужчина. – Кричал так натурально. На пацанов же если не кричать, распустятся нафиг. Молодец, короче. Не зря бабки получаешь. – Он по-дружески хлопнул Гитлера по спине. – Ну, пошли, что ли.

Все трое вышли из комнаты и двинулись по коридору.

– А вам, товарищ диспетчер, здесь хорошо платят? – спросил Гитлер.
– Две штуки баков.

Гитлер и Геббельс недоуменно переглянулись.

– А баки для топлива? – спросил Гитлер.
– Не, топливо у нас бесплатно. Вот за бухло сами платим.

Гитлер взглянул на Геббельса и пожал плечами.

– Товарищ диспетчер, – вновь обратился Гитлер к мужчине, – если вы нас отведете в секретную лабораторию, мы дадим вам много немецких марок.
– Чуваки, я на филателиста похож, что ли? Нафиг мне ваши марки.
– Мы заплатим, чем скажете. Только отведите в секретную лабораторию.
– В какую секретную лабораторию? – не понял мужчина. – Где секьюрити дежурят?

Гитлер остановил мужчину и жестом попросил его чуть нагнуться. Затем в самое ухо шепнул ему:
– Где создают ядерные технологии.
– Вы, чуваки, уже закумарились с утра, что ли? – воскликнул мужчина. – Какие, блин, ядерные технологии?
– Но вы же сами сказали, что это институт ядерных технологий. – Гитлер занервничал.
– А-а-а, – дошло до мужчины. – Да, я говорил.

Гитлер облегченно выдохнул.

– Только этот институт три года назад ликвидировали. Только здание и осталось.
– Как ликвидировали? – Гитлер побледнел.
– А нафиг он нужен. Бывший директор института нашел этому зданию лучшее применение.
– И что здесь теперь? – разом спросили Гитлер и Геббельс.
– Пришли, – мужчина распахнул дверь, впихнул в комнату растерявшихся Гитлера с Геббельсом и крикнул: – Вот ваши немчики, пацаны!

Дверь захлопнулась. Гитлер посмотрел вглубь комнаты и увидел двоих мужчин: высокого короткостриженного здоровяка и маленького лысого пузатика. Оба были в кожаных куртках, в кожаных галифе и в кожаных перчатках. В руках у здоровяка была плётка.

– Оба-на! – воскликнул здоровяк. – Смотри, Абрам Исаакович, какой сервис научились делать. Как заказывали!

Пузатик подошел к Гитлеру, улыбнулся, обнажив золотые зубы, и похлопал фюрера по щеке.

– Какой типаж!
– Кто вы такие? – насупившись, спросил Гитлер.
– Мы – народные комиссары, – улыбаясь во весь рот, сказал подошедший здоровяк.
– Из НКВД? – потухшим голосом промолвил Гитлер.
– Из ЧК! – заржал здоровяк.
– Я хочу сделать чистосердечное признание! – выкрикнул Гитлер. – Я невиновен! Это всё гнусные опыты профессора Гутенморгена!
– Браво! – пузатик стал аплодировать. – Брависсимо! Ален Делон отдыхает!
– Натурально как играет, – давясь от смеха, проговорил здоровяк.

Пузатик дернул Гитлера за усы.

– Таки хорошо приклеены, – заключил он.
– Да вы что себе позволяете! – вновь начал кричать Гитлер. – Или вы не знаете, кто перед вами стоит?! Я требую срочно вызвать германского посла!

Пузатик снова захлопал.

– Отличная работа! Вы очень хороший артист. Только я не узнаю вас в гриме. Кто вы такой? Константин Хабенский? Дмитрий Певцов?
– Какой, к черту, Певцов! – заверещал Гитлер. – Я не знаю и знать не хочу этих имен. Я есть я. Единственный и неповторимый!
– А-а-а, понял-понял, – пузатик улыбнулся. – Никита Михалков! Здравствуй, Никитушка!

Пузатик потрепал Гитлера за ухо.

– Да я прикажу вас расстрелять! – крикнул Гитлер и ударил пузатика по руке.
– Ну ты, клоун ряженный, – гаркнул здоровяк. – Играй да не заигрывайся.

Он схватил одной рукой Гитлера за грудки и приподнял.

– Ну кто этот усатый мудак, я понял, – держа Гитлера навесу, сказал здоровяк пузатику. – А это кто? – он показал пальцем на Геббельса.

Геббельс вжался в стену.

– Боже мой! – всплеснул руками пузатик. – Да это же двойник Геббельса. Сеня, ты знаешь, кто такой Геббельс?
– Ну знаю, конечно. Я же не лох. Геббельс это кореш Гитлера. Они вместе евреев мочили.
– Сеня, зачем так грубо.
– Извините, Абрам Исаакович. Погорячился.

Пузатик вдруг запел:
– Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. Ну всё, – он хлопнул в ладоши. – Все в сборе. Давайте приступим!

Здоровяк бросил Гитлера на пол и ударил плеткой по животу.

– Я буду жаловаться Сталину! – закричал Гитлер.
– Браво! – выкрикнул пузатик. – Сеня, я буду посещать этот бордель каждый день. Здесь лучше, чем в МХАТе!
– На колени, чмо фашистское! – рявкнул здоровяк.
– Это переходит все границы! У меня неприкосновенность!

Здоровяк ударил Гитлера плетью по ноге. Тот завизжал и встал на колени.

– И ты! – здоровяк крикнул на Геббельса.
– Да, да, да… только не бейте… – залепетал Геббельс и встал на колени рядом с Гитлером. – Мой фюрер, – шепнул он, – нам нужно ещё полчаса потерпеть. Делайте, что прикажут, и мы выйдем отсюда живыми.
– Эй, хватит шептаться, – гаркнул здоровяк. – Давайте-ка пойте!
– А что петь? – с готовностью спросил Геббельс.
– Пойте гимн России.
– Но мы не знаем гимн России, – сердито пробурчал Гитлер.
– А вот за это вы получите десять штрафных плетей, – сказал здоровяк и замахнулся.
– Стойте, – Геббельс поднял руку. – Можно мы споем гимн Советского Союза?

Здоровяк посмотрел на пузатика. Тот кивнул головой.

– Пойте, – сказал здоровяк.

Гитлер с недоверием посмотрел на Геббельса.

– Меня терзают смутные сомненья, – прищурив глаз, вполголоса произнес Гитлер. – Откуда ты знаешь гимн Советского Союза?
– Я выучил его на всякий случай, мой фюрер, – оправдался Геббельс. – Еще я знаю английский и американский. Никогда не знаешь заранее, к кому попадешь в плен.
– Хорош бакланить. Давайте пойте. И с выражением.

Геббельс прокашлялся в кулачок и начал:
– Союз нерушимых республик свободных сплотила навеки Великая Русь. Да здравствует созданный волей народов единый, могучий Советский Союз!..
– Встать, когда поете гимн! – рявкнул здоровяк и щелкнул в воздухе плетью.

Гитлер и Геббельс вскочили. Геббельс, прижав правую руку к сердцу, продолжил пение, а Гитлер подхватил.

– Славься, Отечество наше свободное, дружбы народов надежный оплот! Знамя советское, знамя народное пусть от победы к победе ведёт!..

– Молодцы! – пузатик захлопал в ладоши, когда закончилось пение. – Пять процентов надбавки за артистичность!

Геббельс поклонился. Глядя на него, Гитлер сделал то же самое.

– А теперь приступим к основной программе, – пузатик довольно потёр руки. – Раздевайтесь!

Гитлер и Геббельс разделись до трусов.

– Полностью! – рявкнул здоровяк.

Гитлер и Геббельс сняли трусы.

Здоровяк подхватил Гитлера и отнес его на деревянный лежак. Положил животом вниз, зафиксировал ремешками руки и ноги и засунул в рот кляп.

– Абрам Исаакович, можете начинать процедуру, – сказал он пузатику.

Пузатик подошел к Гитлеру и похлопал рукояткой плети по его сухим ягодицам.

– Дрожишь, кровавый тиран? – притворно-высокопарно произнес он. – Пришёл час расплаты!

Пузатик стал бить Гитлера плеткой по спине. Тот замычал и задергался.

– А сейчас ты ответишь за страдания еврейского народа, – сказал пузатик, снял кожаную куртку, снял галифе и подошёл к голове Гитлера. Вынул из его рта кляп и поболтал перед его лицом обрезанным пенисом.
– Вы – еврей? – поникшим голосом спросил Гитлер.
– Да, я еврей, – подтвердил пузатик, залез на Гитлера и вонзил свой гигантский эрегированный инструмент в задний проход фюрера.

Гитлер заплакал… Он плакал и кричал… Кричал и плакал…

Геббельс тоже не стал зрителем в этом представлении. Он оказался в мускулистых руках здоровяка…

– Клёво оттопырились, Абрам Исаакович! – спустя полчаса довольно пробасил здоровяк, и оба авторитетных пацана вышли из комнаты.
– Йозеф, развяжи меня, – едва слышно промолвил Гитлер.

Геббельс на полусогнутых подковылял к лежаку и расстегнул ремешки.

– Ничего, мой фюрер, всё закончилось довольно хорошо. Могло быть значительно хуже.
– Довольно хорошо? – раздраженно пробурчал измочаленный Гитлер. – Может, ты ещё и удовольствие получил?
– Если честно, мой фюрер, этот русский мужик был не так плох.
– Тебе повезло, Йозеф. А меня поимел старый еврей. Понимаешь, Йозеф, потный жирный еврей!
– Ничего страшного, мой фюрер. Не он первый, не он последний.
– Тише! – зашипел Гитлер и погрозил пальцем.
– Этот факт останется государственной тайной, мой фюрер, – вытянувшись в струнку, отчеканил Геббельс.

Они оделись и вышли в коридор.

– Нам направо, – держась одной рукой за свербящий зад, а другой – указывая вдаль, сказал Гитлер.

Через несколько минут они были в маленькой комнате с драными обоями.

– Вот мужик в красном! – воскликнул Геббельс. – Тот самый! – он ткнул пальцем красноармейцу в пах.
– Сколько прошло времени? – спросил Гитлер.

Геббельс посмотрел на часы.

– Пятьдесят четыре минуты, мой фюрер.
– Ну давай, профессор, включай свою чёртову машину! – закричал Гитлер и стал бить в стену руками.

Вдруг раздался шум, задребезжали стёкла… и стена исчезла. Рядом с комнатой оказалась лаборатория профессора Гутенморгена.

Гитлер и Геббельс опрометью кинулись в лабораторию.

– Ну, рассказывайте скорее! – с горящими от возбуждения глазами воскликнул профессор.
– В гестапо вам всё расскажут! – закричал Гитлер.
– Извините, не понял… – профессор с недоумением посмотрел на фюрера.
– Профессор Гутенморген, – ещё громче заорал Гитлер, – вы арестованы!
– Прикажите его расстрелять, мой фюрер? – тут же подсуетился Геббельс.
– Пропустить через роту солдат, а затем повесить! – приказал Гитлер.
– А дьявольскую машину?
– Сжечь! Разбить на мелкие кусочки! Искромсать в лапшу!

Профессор пожал плечами и спокойно заметил:

– Что случилось, Адольф Алоизович? Неужели вас кто-то обидел?

Гитлер побагровел, открыл рот, но ничего не сказал. Он погрозил профессору кулаком и вышел из кабинета.

– Будьте осторожны, Адольф Алоизович, – крикнул профессор ему вслед. – Русские в городе!

Гитлер резко остановился.

– Как? И здесь русские?

В коридоре послышался шум. Спустя пару секунд Гитлер увидел несколько русских солдат. Они приближались к нему.

– Вон Гитлер! – закричал один из них.
– Живьем брать выродка! – раздались крики других солдат.

Гитлер рванул обратно в кабинет профессора, захлопнул дверь и закрыл на замок.
Через несколько секунд в дверь стали громко стучать.

– Открывай, падла усатая! – донеслось с той стороны.
– Это они кому? – растеряно спросил Гитлер Геббельса.
– Вам, мой фюрер. У меня усов нет.
– Кол ему в жопу! – раздался ещё один возглас.

Гитлер болезненно сморщился и схватился за задницу.

– Йозеф, скажи мне с партийной честностью. – Гитлер взял Геббельса за руку. – Ты бы что предпочёл: кол в жопу или… – Гитлер замялся и покраснел.
– Мой фюрер, – не раздумывая, выпалил Геббельс, – я предпочёл бы или в жопу!

Гитлер посмотрел на маленькую комнату с драными обоями. Она всё еще была на месте.

– Профессор, мы хотим вернуться назад в будущее, – торопливо сказал Гитлер.
– У вас есть еще двадцать секунд, – спокойно заметил Гутенморген. – Но, если русские захватят машину, вы останетесь в будущем навсегда.

Дверь слетела с петель, и в кабинет профессора ворвались несколько русских солдат.

Гитлер и Геббельс бросились в спасительную комнату. Тут же погас свет…

– Йозеф, мы успели? – в темноте пробормотал Гитлер.
– Не знаю, мой фюрер.

Загорелся свет. Гитлер и Геббельс стояли возле стены. Гитлер медленно обернулся… и увидел сурового красноармейца, который показывал на него пальцем. Но это был всего лишь плакат.

– Слава богу, Йозеф. Мы успели! – с облегчением проговорил Гитлер.

Открылась дверь, и в комнату вошёл мужчина в красной футболке с надписью «Россия».

– А, вы здесь, – сказал он. – А я вас по всему зданию ищу.
– Зачем ищите? – испуганно пробормотал Гитлер.
– Так про вас уже вся столица знает. Очередь на месяц вперед образовалась. Так что придется, чуваки, поработать без выходных.

В комнату вкатился еще один мужчина. Маленький, толстый, лысый, с горбатым шнобелем. Он держал в пухлой руке с тремя золотыми перстями мобильный телефон и говорил:

– Вы будете на меня смеяться, Рабинович, но он таки, действительно, очень похож. – Мужчина подошел к Гитлеру, подергал за ус, потрепал за ухо. – Да, копия он… Так вас записывать?.. Завтра из Иерусалима?.. Чартерным рейсом?.. Всей общиной?.. Тогда постепенно, Рабинович, постепенно… Всё, до встречи!

Мужчина положил мобильный телефон в карман пиджака, достал кошелек и сказал диспетчеру:

– Запишите на послезавтра двести пятьдесят человек.

Адольф Гитлер побледнел и упал в обморок.



Видеоиллюстрации:

http://loadup.ru/video/view/?id=v42005d82e

http://youtube.com/watch?v=PWyy-8ZfXcg


Рецензии
Дурак ты, Андрей.nnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnnn

Аркадий Уйманов   31.12.2007 00:21     Заявить о нарушении
Спасибо за поздравления, Аркадий! И Вас с Новым Годом!

Андрей Назаров   31.12.2007 19:50   Заявить о нарушении
Ну вот, хотел тут задвинуть о уважении к врагу и о "не пинайте мёртвого волка", но так как ты несомненно обладаешь хорошим чувством юмора, оставлю эту бадягу и тебя то же поздравляю с Новым годом!

Аркадий Уйманов   01.01.2008 00:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.