Я не соперница тебе

       
 1

       Фрося вышла из подъезда, инстинктивно втянула голову в плечи. Большая хозяйственная сумка оттягивала руку. Купленные на той неделе у проворной продавщицы шлепанцы тисками сжимали ноги. Не нашлось нужного размера, а отказаться от покупки было неловко. Улыбчивая продавщица была так вежлива и настойчива, к тому же уверяла, что они разносятся и «сядут по ноге».
На второй день Фрося с трудом сняла шлепку с правой ноги - подошва горела, а на мизинце и у большого пальца вздулись волдыри. Попробовала, надевая обувь, положить на места мозолей вату, только она сбивалась при ходьбе, и ногу натирало еще больше. Хуже всего было то, что денег на покупку другой пары обуви у нее не было.
Фрося вздохнула, подбадривая себя.
Обвела взглядом двор - он был пуст: и лавочка у второго подъезда, собирающая пенсионерок, и стол под раскидистым кленом, где обычно стучат костяшками домино мужики.
Фрося заторопилась. Она прошла треть пути до спасительной арки, за которой шумела улица, и спешащим по своим делам прохожим,  не было до нее никакого дела. Еще несколько метров и свобода.
Боковым зрением Фрося уловила какое- то движение в полу - мраке распахнутой двери четвертого подъезда и запаниковала.
Словно ударилась о невидимую стену лбом.
Больно ударилась. На глазах появились слезы и замерли, боясь, покатится по бледным щекам, выдать и уничтожить ее.
Почему она такая невезучая? Вроде бы все предусмотрела. Встала ни свет, ни заря, вышла спозаранку - до начала работы еще два часа. Шансов столкнуться с ней один из миллиона. Тогда почему?


       2

Изначально день нельзя было назвать удачным. Перспектива тряски в переполненном вагоне трамвая до заводской поликлиники, чтобы, в свой выходной день,  взять талончик к зубному деспоту, вызывала в душе протест. Может, да ну его? И зуб к утру успокоился. Спи, сколько хочешь.
А, если получится как в тот раз? Когда щеку распер флюс и, спасаясь от боли, пришлось удалить зуб.
 - Если бы, да кабы! Если бы у бабушки было кое - что, она была бы дедушкой!
Бормоча и чертыхаясь, Тамарка выбралась из - под одеяла и, сонно спотыкаясь, пошла в ванную.
Сначала в душ, потом чашечку кофе и сигарету. И все будет о, кей!
С минуту она критически разглядывала свое лицо в зеркале. Досадно вздохнула и потянулась к полочке за косметикой.
Лицо пришлось «нарисовать», право,  не с такой физиономией выходят на люди. Уважать себя надо.
Выпорхнув из ванной, Тамарка оценила себя перед зеркалом большого трюмо, рассматривая свое нагое тело с явным удовольствием.
После второй чашки кофе и четвертой сигареты,  она проснулась окончательно.
Какая все- таки мука вставать раньше полудня. Ну да ладно - надо, так надо.
Красное облегающее фигуру платье выгодно подчеркнуло высокую грудь. В тон подобранные туфли на высоком каблуке и кожаная изящная сумочка завершили портрет. Последний штрих – помада ровно легла, вырисовав пухлые губки, которые жеманно вытянулись бантиком, а потом приоткрылись, показывая острый розовый язычок.
Подразнив свое отображение в зеркале, Тамарка закрыла квартиру, бросила ключи во чрево сумки и весело застучала каблучками по ступеням.
Хорошо хоть день обещает быть солнечным. На небе ни облачка.
Двор еще спит и только какое – то несчастное существо спешит по своим делам.
О, нет! Похоже, день испорчен окончательно. Лучше бы ей перебежала дорогу черная кошка, а не это недоразумение в шлепанцах на босу ногу и в дешевом ситцевом платьишке. Да еще уставилась своими белесыми глазами, словно гадюку встретила. Вот пакость!
Тамарка возмущенно фыркнула. Не отводя своих огромных зеленоватых глаз от сжавшейся фигурки, легким шагом пошла на нее.
 Ровный стук каблучков развеселил и окончательно вернул хорошее настроение.
Они встали лицом к лицу.
Фрося затрепетала, беззвучно рыдая.
- Брысь!- с явным негодованием бросила Тамарка.
Фигурка вздрогнула, попятилась.
-Брысь!- с нетерпением топнула ногой Тамарка.
Фрося заспешила к спасительной арке, чувствуя спиной обжигающий взгляд, и не увидела, как презрительная насмешка на Тамаркином лице сменилась недоумением.


       3

-Ну, здравствуй, баба Паша.
-Томочка! Здравствуй, дорогая. Проходи. Чего смурная такая, случилось че?
- Случилось. Змея подколодная втерлась в мое доверие и жалит из-за спины.
- Да кто же это гадина такая?
-Да ты это, баба Паша. Ты - змеюка подколодная!
Томарка хищно сощурилась, подперла руками бока и яростно зашипела, напирая на массивную бабу Пашу:
-Что ты там товаркам своим про меня натрепала? А?! Я, стало быть, гулящая? Бесстыдная? Шлюха я! Да?
От стремительного натиска старуха попятилась:
-Да что ты, Тамарка! Господь с тобой! Что ты, девка, ополоумела? Какая же ты шлюха? Да разве я про тебя такое могла сказать? Ты мне столько добра сделала. Ты для меня как дочь родная!
Напоминание о содеянном добре навело Тамарку на мысль о возмездии. Она схватила с тумбочки портативный телевизор, подаренный ею в том году бабе Паше, и, размахнувшись, метнула его в открытое окно.
С трудом, переваливаясь на больных ногах, баба Паша заспешила в комнату и дальше, мимо тяжело дышащей Тамарки, к оконному проему. Перегнулась через подоконник, глянула вниз и заголосила:
- Что ты! Что ты наделала, шалая! За что ты его, окаянная? Да лучше бы ты меня прибила!
Тамарка шумно втянула носом воздух, потерла ладонью ладонь, стирая невидимую грязь, и не спеша опустилась на видавший виды диванчик.
Он жалобно скрипнул, вторя хозяйке.
- Рассердилась я на тебя,- сказала Тамарка примеряющее – сама подумай, каково мне слушать такое. Да еще от тебя.
-Осерчала она! А разобраться? А повыспросить у меня что, да как - ума не хватило? Что натворила! В дребезги! Тамарка, Тамарка…
Баба Паша заплакала.
Тамарка прошла на кухню, разогрела чайник и долго отпаивала причитающую старуху чаем из трав.
Уже стемнело, когда она уложила бабу Пашу на диван, подоткнула под голову подушку, укрыла пледом и проворчала устало:
- Ладно, не переживай. Мой поедет в выходные на дачу и привезет тебе оттуда другой телевизор – цветной и экран побольше, будешь свои сериалы смотреть. А пока ко мне приходи.
- Другой?- встрепенулась баба Паша – не тот ли, что вы этой весной поменяли?
-Тот.
-Отдашь мне что- ли?
-Тебе. Кому же еще.
-Вот за это спасибо, Тамарушка. Хорошая вещь, баская.
Баба Паша расплылась в улыбке:
-Спасибо, тебе девонька. Спасибо. Ты не серчай на меня старую. Я ведь плохого о тебе не говаривала, а что сболтнула лишнего, прости. Не со зла я это. Федькина Фроська того, пожалела я ее. Уж больно смурная ходит, кабы чего не сотворила над собой. Грех это, Тамарка. Ты, поди, не знаешь, а брюхатая она.
Федор на днях мужикам хвастал. А еще говорил, что в роду у них только двойни народятся. Дескать, любят они своих женщин, вот и награждают их вдвойне.

       4.


Окинув взглядом сервировку стола, Тамарка достала из кармана халата узенькую полоску бумаги, с нежностью посмотрела на нее и положила рядом с тарелкой. Подумала мгновение и переложила, главное подтверждение своей радости, к чашке. Десерт - мужу. Нелепо смотрится на обеденном столе тест на беременность, но как ему еще сообщишь? А Семен должен знать, ему решать, что делать дальше.
Тамарка тряхнула кудрявой головой. Хватит бояться, в конце концов муж знал о ее намерении.
-Сема, у меня все готово,- крикнула Тамарка из кухни и почти бегом устремилась в гостевую комнату. Села, подобрав под себя ноги, в свое любимое кресло, не глядя, взяла с журнального столика какую-то книгу и уткнулась в нее, не замечая, что держит ее «вверх ногами».
Прошло уже полчаса, а с кухни не доносилось ни звука.
Что там? Как там? Тамарка привстала с кресла. Пора пойти к мужу и выяснить.
На кухне послышался скрип табурета, и она торопливо вернулась на свое место.
Сема зашел в комнату, шаркая ногами и сильно сутулясь, в протянутой руке он нес полоску бумаги. Он не взглянул на Тамарку, тяжело опустился на диван и уставился невидящим взглядом на ладонь, где лежала тоненькая бумажка, изменившая их судьбу.
Они долго сидели, не решаясь нарушить тишину. Первой не выдержала Тамарка:
-Сема,- жалобно позвала она – ну что же ты, Семушка?
Муж сжал ладонь с сообщением в увесистый кулак, в его взгляде появилась злость.
- Значит, у тебя все получилось? Ты добилась, чего хотела.
- Да.
-И ты сказала ему?
-Нет. И никогда не скажу. Это мой ребенок.
-А как же я? Что ты хочешь сделать со мной?
- Мы все обсудили с тобой, Семушка. Я люблю тебя. Я пошла на это ради нас… Я люблю тебя, Сема… но ты должен решить сам, что ты хочешь: остаться… или уйти.
Тишина повисла, напирая и давя. На кухне размеренно тикали ходики. За окном приглушенные звуки живущего города отдалились, стали не реальными. Тишина напряженно сгустилась и, кажется, еще мгновение и она взорвется, круша и ломая все на своем пути.
Тишину разорвал голос Семы, он прохрипел, с трудом выталкивая слова:
- Не прогоняй меня… Ты же знаешь, я не смогу без тебя…
-И я не смогу, и я!
Тамарка закричала и бросилась к мужу. Она обняла его, такого большого и потерявшегося, прижалась к нему всем телом, покрыла поцелуями его мокрое от слез лицо:
- Семушка, родной мой, пойми меня! Прости меня! Я так хотела, чтобы у нас была полная семья. Полная, Семушка. Зачем нам ребенок из детского дома? Я хочу сама родить. Я хочу, чтобы ты принял этого ребенка. Это наш ребенок. Только наш.
Стемнело. Они сидели, прижавшись друг к другу.
-Хочешь, это будет девочка, и она будет похожа на меня. Хочешь?- шептала Тамарка.
-Хочу.
       5.

Серый силуэт осторожно вышел из подъезда и попятился назад, в темный проем двери.
«Спугнула»,- с досадой поморщилась Тамарка, и, стуча каблуками, окунулась в прохладу арки. Остановилась, на месте отбивая звонкую дробь, похожую на ее шаги.
Ждать пришлось долго.
Наконец, послышалось шарканье, и под арку скользнула сутулая тень, в сером ситцевом платьишке, плоско облегающем фигуру.
Тамарка выждала и шагнула навстречу:
-Здравствуй, Фрося.
Силуэт замер и только глаза на мраморно - белом лице, наполнились болью и страхом. Фрося запаниковала, и одновременно в глубине ее глаз появилась ненависть.
Тамарка поняла ее чувства, фыркнула и мгновенно подобралась, если надо драться – она готова.
Но тутже перед ее глазами всплыло воспоминание – по - детски тонкая шея, обреченно опущенные плечи под мешковатым ситцевым платьем, спотыкающиеся ноги в нелепых клеенчатых шлепанцах.
Видение исчезло, захлестнув Тамарку жалостью. Как тогда, когда она топала ногами и кричала убегающей фигуре: «Брысь».
-Подожди!
Тамарка схватила свою жертву за руку:
-Я ведь добра тебе желаю, дурочка. Правда, правда.
В подтверждение своих слов она закивала головой:
-Добра, понимаешь?
Фрося, дрожа всем телом, кивнула.
-Понимаешь. Хорошо. Теперь послушай меня, внимательно послушай.
Ты ведь хочешь, чтобы Федор был твоим?
-Он мой,- чуть слышно, но твердо ответила Фрося.
Тамарка усмехнулась, ее зеленые кошачьи глаза странно блеснули:
-Что ты называешь своим? Его тело в постели. Глупенькая. Душой он должен быть твоим. Душой.
 Хрупкий мир между ними рухнул.
Фрося вырвала руку и попятилась, буравя Тамарку глазами, но та сдаваться не собиралась, и снова шагнула навстречу:
- Ну вот, опять двадцать пять. Куда ты, дурочка? Я верну тебе твоего мужа. Хочешь, чтобы он был только твоим? Ну, отвечай. Хочешь?
-Да.
-Хорошо. Я помогу тебе. Обещаешь меня слушаться? Что ты молчишь? Обещаешь сделать все, что я скажу? И он останется только с тобой.
-Да.
-Ну, наконец- то, дурочка. Напрасно ты так испугалась, я ведь добра тебе желаю.
-Вы?!
- Да, я. Трудно поверить? А ты поверь.
Все, что потом произошло, Фрося вспоминала как сон.
Тамарка привела ее за руку в салон, где сладко пахло духами, и откуда выпустили измученную Фросю только через три часа, после одобрительного кивка Тамарки.
Когда плачущей Фросе  показали результат, глядя в зеркало, она не поверила, что это она. Дрожащими руками она осторожно потрогала свое лицо, волосы и взглянула на Тамарку. Та улыбнулась и заговорила с невысоким худеньким мастером:
-Хорошо. Спасибо. Дима, ты превзошел себя.
-Я сделал, что смог. Материал интересный, работать одно удовольствие. Тамарочка, но где ты нашла это милое испуганное создание?
- В нашем доме. Это жена моего любовника.
Тамарка повернулась к Фросе и, глядя в ее глаза, громко повторила:
-Моего бывшего любовника.


       6


Фрося топталась на полутемной лестничной площадке, не решаясь позвонить.
Каждый раз, когда она протягивала руку к чернеющей кнопке звонка, рука замирала, не желая подчиняться. После очередного короткого сопротивления, рука безвольно прижималась к груди, в том месте, где сердце вырывалось наружу. И Фрося испугалась, что стук его переполошит весь дом.
Она попыталась уйти и не смогла, слишком многое поставлено на карту, слишком многое.
Неожиданно раздался щелчок, и дверь распахнулась.
Фрося отпрянула, испуганно пискнув.
Выходящий из квартиры мужчина остановился, не закрывая двери, с минуту разглядывал сжавшуюся фигурку, освещенную ярким светом из прихожей. Наверное, он узнал ее, и Фрося услышала его удивленный голос, когда он сказал, повернув голову к проему дверей:
- Томочка, похоже, к тебе пришли.
- В самом деле?- раздался звонкий голос, и одновременно послышалось шлепанье босых ног. Появилась Тамарка, ей пришлось подпрыгнуть, что бы выглянуть в коридор, что она и сделала, повиснув на плечах мужчины. Он засмеялся, хотел подхватить ее, но она, узнав гостью, уже соскользнула на пол, схватила Фросю за руку и втянула в квартиру:
- Это Фрося, Фрося, Фрося! Заходи, заходи скорее. Не стесняйся. Заходи.
Семушка, пока, милый! Беги, а то опоздаешь!
Тамарка подставила лицо для поцелуя, обняла мужчину и легонько подтолкнула к двери:
-Беги, не успеешь! До вечера!
Проводив мужа, она закрыла дверь и повернулась к смущенной Фросе:
-Чего испугалась? А!
Тамарка, наконец,  поняла причину замешательства гостьи, и задорно засмеялась, запрокинув назад голову и показывая ровные белые зубы:
-Да ты я вижу, наготы моей стесняешься? Брось, что естественно, то не позорно! Проходи в зал, располагайся. Я в ванную быстренько, а ты пока телевизор посмотри или музыку послушай. Иди  же! Да смотри не трусь, а то рассержусь.
Тамарка погрозила пальцем онемевшей гостье, схватила ее за руку и усадила в кресло, пронеслась по комнате, на бегу подхватывая разбросанные вещи.
Фрося украдкой рассмотрела соперницу и не нашла изъянов.
Та была на диво хорошо сложена: высокая грудь, тонкая гибкая талия, стройные немного полноватые ноги. И двигалась с кошачьей грациозностью.
У Фроси засосало под ложечкой, она сглотнула слюну, четно пытаясь справиться с комом в горле.
Тамарка перехватила ее взгляд, ее зеленые глаза заискрились :
-Не дрейфь, Фроська, не хуже меня будешь выглядеть. Мы из тебя такую конфетку сделаем – любо дорого посмотреть!
Сверкнув округлыми ягодицами, Тамарка выскользнула из комнаты.
Что-то загремело на кухне, зашлепали босые ноги, зазвенел ее голос:
-Я чайник поставила, сейчас чайку попьем.
Хлопнула дверь, послышался шум воды.
Фрося перевела дыхание.
Когда Тамарка снова появилась в комнате, на ней был короткий шелковый халат, подхваченный на талии узким поясом. Насыщенный ультрамариновый цвет шел, как нельзя лучше, к ее белой прозрачной коже и рыжим кудрям.
Фрося снова почувствовала себя серой и никчемной.
Они пили чай в маленькой уютной кухоньке под бесконечное щебетание Тамарки.
Фрося раскраснелась, глаза ее увлажнились, и она все чаще улыбалась на шутки хозяйки.
-Ну, вот и ладненько, чайку попили. Теперь, Фроська, приступим к делу.
Ты тетрадь принесла? Хорошо. Пошли в зал. Да, оставь ты посуду, я потом уберу.
В комнате Тамарка распахнула шкаф, вывернула содержимое антресолей.
Разноцветный ворох одежды, пакеты и коробки посыпались на пол.
-Так, иди ко мне,- деловито скомандовала Тамарка – скидывай свое одеяние.
Фрося испуганно сжалась. Тамарка фыркнула:
-Что за фокусы? Как можно быть такой закомплексованной! Фрося, первое правило - научись себя любить. Ты такая одна. Другой, такой как ты, на всем свете нет.
Тамарка стянула с Фроси платье, сдернула, не смотря на робкие протесты девушки, лифчик и трусики. Фрося замерла, неловко прикрываясь руками.
Тамарка топнула ногой и закричала:
-Глупости! Что ты скукорежилась вся? Что ты трясешься? Что в тебе не так!
Почему ты не хочешь принять себя такой, какая ты есть!
Фрося потянулась за одеждой, на глазах заблестели слезы.
-Не смей!- взвизгнула Тамарка, схватила ее за руку и потащила в прихожую, где стояло трюмо:
-Гляди на себя! Ты красивая, только пойми это! Полюби себя. Сильно полюби, тогда и другие полюбят!
Фрося робко взглянула на свое отражение. Сжавшаяся голая фигура затравленно выглядывала из зеркальной рамы.
Рядом, вскинув голову, стояла нагая Тамарка, у ее ног лежал ультрамариновый халат.
Фрося попятилась. Тамарка  кивнула:
-Ладно, пока достаточно. Иди сюда. На, одевай. Мне мало уже, а тебе впору будет.
Она встряхнула пакет и перед Фросей образовалась горка разноцветных кружевных лоскутков. Тамарка ловко рассортировала белье, отобрала нужный размер.
Фрося запротестовала – такие дорогие вещи – но, заслышав сердитое шипение, повиновалась.
Тамарка, так и не набросив на себя халат, деловито сновала среди разбросанных вещей, на ходу поучая гостью:
-На себе никогда не экономь – это второе правило. Записывай, что и как одевать и обувать на ноги. Это хорошо, что мы с тобой одного роста, а размер сейчас подгоним.
Когда отобранная одежда была уложена в пакеты, занялись содержимым коробок.
С обувью пришлось повозиться, на худенькие ноги Фроси подошло немногое.
Наконец,  остановились на коричневых демисезонных ботинках, отороченных мехом ламы, белых лакированных туфлях на шпильке и красных босоножках на платформе.
-Так. На шпильки тебе еще рановато. Начнем с платформы. Одевай, вот эти красные. Поучимся ходить и займемся записями. Все запишем: внешний вид, ведение дома, отношения с мужем, в том числе и постельные.
Чего краснеешь? Этот момент тоже важен. Мужчины этому уделяют много внимания. И здесь твои комплексы будем изживать. Это женщина спит с тем мужчиной, которого любит. А мужчина любит ту женщину, с которой спит. В постели ты должна быть … Ладно, об этом в свое время. Да, смотри, тетрадь с записями от Федора подальше прячь. Застегнула? Вставай.
Иди ко мне.
Фрося осторожно поднялась на ноги, и медленно, с трудом отрывая ноги от пола, пошла шаркающей походкой.
Тамарка зашлась смехом:
-Стоп! Стоп! Фрося, ты меня уморишь! Ты что гири волочешь на ногах?
Мягче иди!  Так, как будто босиком ступаешь. Забудь, что ты на каблуках.
И выпрямись. Стой, я положу тебе на голову книгу – это не даст тебе сутулиться. Ну, пошла, пошла!
Тамарка подскочила к магнитофону, нажала на кнопку, комнату залила энергичная музыка.
Вечерело. Обнаженная Тамарка в туфлях на неестественно высоком каблуке танцевала на журнальном столике, подбадривая, старательно выполняющую указания Фросю.
В комнату заглянул Семен.
Постоял, улыбаясь, тихо вышел не кем не замеченный.
Он вернется  с огромным букетом цветов для Тамарки - любимой женщины. Она проводит нагруженную пакетами Фросю, взяв с нее слово прийти завтра, встретит его в прихожей, жадно прильнет к нему и жарко зашепчет:
-Семушка, как я по тебе соскучилась!

       7


Добрый день, а может вечер!
Ладно, не важно,  когда ты получишь это письмо.

       Здравствуй, Фрося!

Все три письма от тебя я получила. Извини, что не ответила сразу.
Мы с девочками лежали в больнице. У Василинки был бронхит, а Даренка сопливилась. С Василинкой мы порядком испугались, у нее был жар четыре дня, хрипела сильно и все плакала. Хорошо хоть грудь брала,  есть не отказывалась. Теперь все в порядке, нас уже выписали.
Ты, Фрося, береги мальчиков, весной погода обманчива, легко простудиться.
И, спасибо, тебе за фотографию. Какие красивые у тебя ребята получились!
Я смотрю, вроде, Семушка немного крупнее Павлуши. Или мне показалось?
У нас -  Василинка весит на пол кило больше Даренки. Папа зовет ее Толстушкой.
А, вообще, Сема души в дочках не чает, обожает их до слез. Возится с ними в любую свободную минуту. Хотя, свободного времени у него не так и много. Работает на двух работах. Себя не жалеет, только, чтобы у нас с девочками все самое лучшее было. Зовет нас своими принцессами.
Фрося, ты Федора почаще с детьми оставляй, пусть водится, гуляет с ними, купает, держит на руках. Сыновья ему силу вернут, и некогда ему будет о петле думать. Да, одного его ни в коем случае не оставляйте! Обо мне будет говорить - молчи. Пусть выскажется. А ты, Фрося, лаской его окружи, нежностью бери и любовью. Он оттает, Фросенька, ты только не сдавайся, не отступай! Нет такой крепости, которую не может взять женщина. Вспомни, чему я тебя учила.
В письмо положу записочку для бабы Паши. Прочитай ей, и ответ напишите.
Спасибо тебе, Фрося, что находишь время помочь ей. А ребят с ней оставлять не бойся. Хоть ноги у нее и больные, да руки крепкие и сердце доброе. Она мальчиков не обидит.
Счастья тебе, девочка моя! Не бойся трудностей, ты у меня сильная.
Целую тебя и мальчиков. Пиши.
Да, высылаю тебе фотографию своих рыженьких малышек, храни ее
у бабы Паши.

       До свидания, родные мои!
      

       Ваша Тамарка.

 


Рецензии
Какая же вы, Марина, замечательная! И талантливая. С Новым годом!

Ольга Щербакова 2   01.01.2022 17:52     Заявить о нарушении
С Наступившими новогодними праздниками, Оля. Пусть этот годбудет добрым и щедрым на здоровье, любовь и радость.
С теплом.

Марина Гусева   08.01.2022 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.