Подкидыш

В отделении патологии новорожденных в конце рабочего дня было тихо. День выдался тяжелый и насыщенный. Состояние двоих детей ночью ухудшилось, и все утро врачам пришлось бороться за жизни маленьких пациентов. Уставшие медработники собирались по домам. Врач отделения Заира, сняв колпак, устало расчесывала длинные русые волосы. За столом возле окна сидела врач-интерна Валида и торопливо дописывала историю болезни, тыкая указательным пальцем со сломанным ногтем в строчки.
Стояла поздняя осень. Больничный сад был обсыпан разноцветной листвой. На клумбах вокруг здания блестели желтыми глазками увядающие маргаритки. Во дворе медработников поджидала вахта – небольшой автобус желтого цвета, который подъезжал ровно в четыре часа. Взглянув в окно, Заира молча сняла халат и одела длинное зеленое пальто, которое выгодно подчеркивало ее стройную фигуру.
Тишину нарушили торопливые шаги в коридоре. Дверь в ординаторской отворилась и в комнату вошла знакомая медсестра из родильного отделения с новорожденным на руках в сопровождении плачущей молодой женщины лет двадцати пяти.
"Негромко поздоровавшись и произнеся «Принимайте пациента!» она положила ребенка на пеленальный столик. Затем медсестра тихонько удалилась. Плачущая женщина посмотрела на Заиру, вытирая грязным платочком нос и опустила глаза.
Заира подошла к ней и хотела что-то сказать, как в ординаторскую зашла заведующая отделением, женщина средних лет, невысокого роста с вьющимися темными волосами по имени Салимат Керимовна. Она уже пять лет заведовала отделением и имела большой опыт работы. Салимат Керимовна мило улыбнулась и сказала: "Можешь идти Заира, я сама посмотрю ребенка".
- Ой, спасибо, мне надо успеть на день рождения подруги, - благодарно промолвила Заира и вылетела из ординаторской.
 Заведующая ловко распеленала младенца и начала его осматривать.
Принеси чистый бланк и заведи историю болезни, - сказала она врачу-интерне.
«Перинатальная энцефалопатия первой степени тяжести…..» - вполголоса произнесла заведующая диагноз.
Наконец-то она закончила осмотр ребенка и обратила внимание на плачущую женщину: Зачем ты плачешь? У тебя такой хороший ребенок!
Мне надо поговорить с вами наедине, - всхлипывая проговорила мамаша и убрала с маленького бледного лица короткие рыжие волосы.
Заведующая передала ребенка медсестре, отвела мамашу в свой кабинет и посадила на кушетку. Она сама села напротив, за небольшой темный стол, на котором кучами лежали истории болезни и маленький красный телефон. Единственное большое окно выходило во двор больницы.
Что у тебя? – глядя поверх темных очков, спросила Салимат Керимовна у молодой мамаши по имени Марина.
Я приехала в город на заработки, жила у подружки, - начала свой рассказ Марина. Устроилась в кафе официанткой. Там я полюбила шашлычника и мы начали встречаться. Вскоре я узнала, что беременна. У меня не было денег на аборт. Родители, узнав о моем позоре, сказали, что не пустят меня домой с ребенком. Я хочу отдать ребенка в надежные руки….. Вы мне поможете?
Посмотрев задумчиво в окно, Салимат Керимовна сказала: Ну мы завтра подумаем, что можно сделать, а сейчас иди в палату отдыхай.
Марина вышла из кабинета заведующей и направилась в палату, где познакомилась с остальными матерями.
Салимат Керимовна какое-то время продолжала смотреть в окно вслед отъезжающей больничной вахте. Резко повернувшись к своему столу, она кому-то позвонила:
- Алло!
- Здравствуйте!
- Калимат можно?
- Калимат, это Салимат Керимовна говорит! Знаете у нас появился подходящий вариант, завтра можете приехать.
- Жду вас, до свидания!
На утренней пятиминутке собрались врачи и медсестры отделения. Дежурный медперсонал отчитывался перед Салимат Керимовной. После этого она в сопровождении Заиры и Валиды отправилась на обход.
После обхода заведующая вернулась в свой кабинет. У дверей ее поджидала очень полная женщина лет сорока, приятной внешности.
- Здравствуйте Салимат Керимовна! – промолвила женщина и тихонько поплела вслед за ней в кабинет.
- Здравствуй Калимат, рада тебя видеть, - ответила улыбаясь Салимат Керимовна, Проходи, садись, - указала она ей на стул.
- Как у тебя дела?
- Все хорошо. Беременность протекает нормально, никто не заметил подвоха. Муж три назад уехал в рейс.
- Отлично! Значит будем рожать! – бодро ответила заведующая.
- Пойдем, я покажу тебе твоего ребенка.
Калимат в сопровождении Салимат Керимовны направилась в детскую палату. В светлом просторном помещении стояло шесть детских кроваток. Заведующая подвела Калимат к кроватке у окна, где лежал ребенок Марины.
- Смотри, какое чудо, - указала заведующая на спящего малыша и распеленала его. Мальчик весит четыре килограмма, двести граммов. Правда перинаталка легкой степени, но это не страшно, мы его подлечим.
- О-о-о-о! Какой он хорошенький, у него еще и глазенки черные как у моего мужа! – воскликнула женщина, разглядывая и беря на руки проснувшегося малыша.
Осмотрев ребенка, заведующая снова отвела Калимат в свой кабинет. Зайдя, она заперла дверь изнутри и села за свой рабочий стол.
- А теперь обсудим детали, деловито сказала Салимат Керимовна.
- Это дельце обойдется вам в двадцать штук, еще придется оформить кое-какие документы. И все это я беру на себя.
Калимат подняла подол длинного платья и вытащила газетный сверток. Развернула его, там оказались сторублевые купюры. Отсчитав двадцать тысяч, всучила их заведующей.
- Так, отлично! А теперь пора познакомиться с нашей мамашей, с довольным видом произнесла Салимат Керимовна, поспешно спрятав деньги в сумку.
Она быстро подошла к двери, отперла ее и позвала:
- Наташа! Наташа!
В кабинет заведующей вошла высокая худощавая светловолосая медсестра.
- Иди, позови Марину.
Через минуту в кабинет вошла Марина.
- Заходи, садись дорогая, - слащавым голосом сказала ей Салимат Керимовна и указала ей на второй стул.
- Познакомься, это Калимат. Она будет хорошей мамой для твоего ребенка, ты можешь не беспокоиться.
- Да, да! Я буду любить его как родного. Моей дочери десять лет. Она будет помогать мне смотреть за ним. Муж очень хочет сына, А я не могу больше иметь детей и решила притвориться беременной, - взволнованно произнесла Калимат.
После некоторой паузы, Салимат Керимовна спросила у Марины: А чего бы ты хотела?
- У меня нет денег, чтобы поехать к родителям в село. Проезд стоит десять рублей, - тихонько промолвила Марина и опустила глаза.
Калимат снова полезла за своим свертком, развернула его, отыскала среди сторублевых купюр десятку и отдала ее Марине.
Марина вернулась в палату. Исподтишка вытирая слезы, она стала собирать веще. Идя по коридору, она вдруг резко повернула и вошла в детскую палату. Тихонько подойдя к кроватке, она схватила маленькое существо, прижала к себе, расцеловала и положила обратно. И на глазах ошеломленных мамаш и медсестер выбежала из отделения.
- Однако нам осталось решить еще одно дело, - продолжила Салимат Керимовна. Открыв дверь, она позвала проходящую мимо врача-ординатора.
- Заира, зайди на минуточку. Нам надо поговорить. Познакомься, это Калимат. Она станет матерью для сына Марины. Я надеюсь, эта история не выйдет за пределы нашего отделения, чуть понизив голос произнесла заведующая.
Калимат подошла к врачу и засунула в карман ее халата пятидесятирублевую бумажку.
Заира взглянув на Калимат, утвердительно кивнула и направилась к дверям.
- Я надеюсь вы объясните нашей интерне, вы ведь с ней подружились, сказала ей вслед заведующая.
Закрыв за врачом дверь, Салимат Керимовна облегченно вздохнула и обратилась к Калимат:
- Все остальное улажу я сама. Вы идите в палату, отдыхайте.
В палате место Марины заняла Калимат, которая через две недели выписалась вместе с ребенком.
Прошла еще одна неделя. Погода была очень пасмурная, часто моросили дожди. Салимат Керимовна пришла на работу раньше других. Снимая на ходу промокший плащ, поднявшись по лестнице и окинув взглядом длинный коридор, она не поверила своим глазам. У дверей ее кабинета стояла Калимат с ребенком на руках и нервно оглядывалась по сторонам. Увидев заведующую, она подбежала к ней и грустно посмотрела ей в глаза.
- Салимат Керимовна, мне надо поговорить с вами.
- Заходи, - отрывая дверь кабинета, сказала ей заведующая.
- Что случилось?
- Представляете….. Мой муж узнал о моем обмане. Теперь мы собираемся разводиться. Я вынуждена вернуть ребенка. Мы с дочкой будем жить на съемной квартире. Мне придется идти работать, чтобы содержать нас. Я не смогу смотреть за ребенком, - торопливо выпалила Калимат.
Салимат Керимовна какое-то время задумчиво смотрела на нее. Затем произнесла:
- Да, жаль! А может вы помиритесь.
- Нет, он мне не простит этого обмана.
- Ну что ж, иди позови медсестру.
Калимат вышла и через минуту вернулась в сопровождении дежурной медсестры
- Отнеси ребенка в палату.
Медсестра с ребенком удалились.
- А вашего мужа никак нельзя уговорить?
- Нет! К сожалению он очень упрям. Мне так тяжело на душе, я уже привыкла к малышу, - сказала Калимат и заплакала.
- Ладно, успокойся, может у вас все еще наладится.
- Салимат Керимовна, я вас очень прошу, отдайте ребенка в хорошие руки. Я очень хочу, чтобы он был счастлив.
Калимат удалилась из кабинета и была такова.
Салимат Керимовна задумчиво глядела в окно. Вот подъехала больничная вахта, которая подвезла медработников, дворовые собаки с лаем побежали за автобусом, из ворот больницы выбежала Калимат, вытирая слезы.
Заведующая подошла к телефону и набрала номер.
- Здравствуйте.
- Я могу поговорить с Раисат?
- Раисат! У нас тут прелестный малыш,….. вам понравится.
- Приходите…..
- Буду ждать.
Выйдя из кабинета, Салимат Керимовна встретила Заиру, которая выпалила:
- Представляете, Салимат Керимовна. Я вчера видела Марину. Она перекрасила волосы в черный цвет. В сопровождении каких-то мужчин села в машину.
- Надо же, а я думала она уехала в село к родителям, - грустно проговорила заведующая. Значит скоро у нас появится еще один подкидыш.
 


Рецензии
Здравствуйте, Эльвира.
Мне кажется, рассказ стал лучше.

Но, во-первых, в нём по-прежнему мало живых, человеческих слов, взглядов, движений.
"Взглянув в окно, Заира молча сняла халат и одела длинное зеленое пальто, которое выгодно подчеркивало ее стройную фигуру".
"надела пальто", если быть точным.
Но это ведь всё очень общая, неконкретная информация. Для статьи – в самый раз. Врач, герой статьи, снимает халат и надевает пальто.
А человек, герой художественного произведения, виден в мелочах, в деталях.
Они же помогают сделать рассказ психологичнее.

"Зелёное пальто" – цвета молодой травы? Мне трудно такое представить :) У зелёного цвета есть масса оттенков. Тёмно-зелёное пальто – уже немного теплее. Представьте его точно: какое оно было?

Просто "надеть пальто" может любой человек. КАК его надела именно Заира? Поправила ли она воротник? А какой он был? Тоже зелёный? Или белый, меховой?
Может быть, она вытянула из-под воротника волосы и потрясла головой, чтобы распустить их по плечам.
Может, как-то повела плечами, подошла к зеркалу, улыбнулась...
Подумайте, представьте картину. Попробуйте нарисовать её словами.
Так же и в других местах рассказа.

"За столом возле окна сидела врач-интерна Валида и торопливо дописывала историю болезни, тыкая указательным пальцем со сломанным ногтем в строчки".
Зачем она тыкала пальцем в строчки? :) Вот она пишет: значит, в правой руке ручка у неё. А тычет в строчки – пальцем левой руки? Для чего? Следит? Для этого же ручка есть.
И почему бы ноготь не подправить пилочкой? Минутное дело.

Портят рассказ, на мой взгляд, штампы, газетные и канцелярские обороты в речи, как-то:

"День выдался тяжелый и насыщенный"
"Состояние двоих детей ночью ухудшилось"
"бороться за жизни маленьких пациентов"

Есть же более живые выражения. Спасать, вытягивать и т. д. Да почему бы и не рассказать чуть подробнее, как врачи это делали? Ставили капельницы, подключали аппарат искусственного дыхания, вводили лекарства.
Не испортят рассказ подробности врачебной работы. Наоборот – помогут читателю лучше понять героев.

А то получается, ночью двоим маленьким пациентам стало хуже, всё утро врачи боролись за их жизнь, к концу рабочего дня все очень устали... Сам день выпал; сказано только, что он был "тяжёлым и насыщенным".

Дальше:
"Стояла поздняя осень. Больничный сад был обсыпан разноцветной листвой".
Разноцветной: красной, синей, фиолетовой, чёрной, серебристой?
Можно ведь сказать точно, какие деревья были в саду? Например, яблони, липы, клёны. На клёнах листва оранжевая, красная, на липах жёлтая...
Да и весь сад не может быть "обсыпан (или усыпан?) листвой". Опавшей листвой усыпаны дорожки, клумбы, кусты. Дворники сметают её в кучи... А деревья в саду листвой не усыпаны: она ещё просто не опала с них.

На что похожи усыпанные листвой клумбы и кусты? Если хотите, чтобы вышло образно, найдите какое-нибудь интересное сравнение.

"На клумбах вокруг здания блестели желтыми глазками увядающие маргаритки".
А зачем "вокруг здания"? Мне кажется, лучше написать о том, что могут видеть врачи из окна. Не видят же они всё, что происходит вокруг здания?

"длинное зеленое пальто, которое выгодно подчеркивало ее стройную фигуру".
Тоже очень казённая фраза. "которое выгодно подчёркивало фигуру"... Да оно ей просто шло. Или она в нём выглядела совсем юной девчонкой, лет семнадцати. Или оно облегало её тонкую талию и цветом подходило к глазам. Как-нибудь поживее надо бы.

А сапожки она уже обула? Расчесала волосы, сняла халат, надела пальто... И осталась в больничной сменной обуви? Так в ней и пошла на улицу?
А сумочка у неё была? Какая?
Не думайте, что эти мелочи неважны, раз напрямую к теме рассказа не относятся. Человек из таких мелочей и складывается. И с их помощью можно показать характер – это лучше, чем писать о нём напрямую.

"...женщина средних лет, невысокого роста с вьющимися темными волосами..."
Нужно ли мешать в кучу возраст и внешность? Лучше бы написать о внешности, а возраст будет ясен из следующей фразы:

"Она уже пять лет заведовала отделением и имела большой опыт работы".
Тоже звучит нескладно: "имела большой опыт работы". Конкретнее хорошо бы рассказать о Салимат: она уже двадцать лет работала в этой больнице, и последние пять – заведовала отделением патологии новорождённых.

"Что у тебя? – глядя поверх темных очков, спросила Салимат Керимовна у молодой мамаши по имени Марина".
"у молодой мамаши по имени Марина" – тоже не очень складно.
Салимат Керимовна раньше встречалала эту девушку? Знала, как её зовут?
Если да, то:
"– Что у тебя, Марина? – глядя поверх темных очков, спросила Салимат Керимовна у молодой мамаши"
Если нет, то:
"– Как тебя зовут? – глянув поверх темных очков, спросила Салимат Керимовна молодую мамашу
– Марина, – ответила та и всхлипнула.
– Рассказывай, что у тебя".
Примерно так, мне кажется.
А эти слова: "по имени Марина" – создают впечатление, что в рассказ вмешался кто-то чужой, который поясняет.

"– Я приехала в город на заработки, жила у подружки, - начала свой рассказ Марина. Устроилась в кафе официанткой. Там я полюбила шашлычника и мы начали встречаться".

"жила у подружки" – или "жила у подруги"?
"у подружки", мне кажется, звучит легковесно для этой истории. Вряд ли девушка так скажет.
"начала свой рассказ" – да понятно, что не чужой. Пояснять тут ни к чему.
"Вскоре я узнала, что беременна".
"Вскорея узнала..."? Марина ограничилась таким книжным оборотом? Никак его не конкретизировала? Мне кажется, она должна сказать точно: "Через месяц я поняла, что беременна" или так "Вскоре я узнала, что беременна... Через два месяца. Он сказал, что здесь ни при чём, разбирайся сама".

Она ведь обижена на шашлычника? Злится на него? Значит, свою обиду непременно выскажет заведующей. А не так: упомянула, что стала встречаться (для информации), да и тут же забыла о нём.

Может, она плакала во время рассказа?
Может, Салимат Керимовна гладила её по голове? Наверное, Салимат подробнее расспросила Марину, откуда та родом, где училась, кто её родители? Есть ли братья-сёстры?
История человека всегда интересна. Пусть Марина расскажет о себе, хотя бы немного. Её судьба – одно из центральных мест в рассказе.

Успешной работы Вам, Эльвира! Можете у Секретки спросить совета. Она уж Вам более толково подскажет, чем я.

Александр Братович   18.01.2009 14:14     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.