Капли на траве

                (фрагмент книги; раздел "Размышления")


                Благожелатель

   Человек ковыряется ржавым гвоздём в полураспустившемся бутоне розы.
— Я помогаю цветку достичь совершенства! Я хочу побыстрее показать его красоту людям!
На следующее утро бутон завял, не распустившись.


   Дети — наша недосказанность, надежда, несовершенство и, тем самым, стремление к совершенству.


   Осёл: У Орла много лишнего, нет необходимого, не всегда держится устоев.


   Люди вначале думают, но не говорят, затем говорят то, что думают. А потом только говорят.
   Это этапы младенчества, детства и остатка жизни.


   Для выражения одних и тех же идей у разных эпох нет единых символов.


   Водяной фонтан и деревья приносят радость в течение многих лет. Хождение под деревьями, в травах навевает пространственные мысли и сновидения. Может быть, наше «подсознание» — это «сознание» деревьев?
   Было бы дико искать всё для объяснения Homo sapiens только вне или только внутри него. Разрушение единства, якобы для облегчения понимания, делается совершенно произвольно и плодов не приносит.


   Свобода и красота появляются там, где царит симметрия. Необходимость — дочь асимметрии. Это уже движение. Свобода, как осознанная необходимость. Пока не осознал — движешься, как только осознал — застыл и стал свободным. Свободным можно быть в любых условиях. Только что даёт нам возможность осознавать эту необходимость?
Этого вопроса не обойти. Как только начал двигаться соразмерно с точкой отсчета — свободен.
   Свобода - в синхронном и симметричном движении.


   Для создания "ничто" требуется "все". Как скоро в науке установят, сколько Метагалактик потребуется для создания новой "элементарной" частицы?


   Нуль имеет все атрибуты бесконечности.


   Современная наука находится на таком низком уровне, что смело заявляет — "Бога нет!"


   Равнодушный зачастую считается бездушным, но это неверно. Равнодушный — антагонист бездушного. Они соотносятся так же, как мудрец и невежда.
Все великие были в разной степени равнодушными — относились ко всему с равной душой,•а именно — с максимальной отзывчивостью.


   Есть тысячи способов обмануть (следствие этого — наличие огромной массы кодексов, законов, etc.), а способ поступить правдиво — один: возлюби. Иначе все действия, как благие, так и противные — кимвал бряцающий.
Очевидно, здесь отличие добра от зла — зло многолико, добро едино.


   Пляска-хоровод на свадьбе: напряженно-веселые лица, плотно сжаты потные руки, ритм опьяняет и захватывает. Попробуй теперь кто-нибудь вступить в это "единение". Затем, когда все в изнеможении рассыпаются и зрителя и участников охватывает чувство успокоения и облегчения. Все стало на свои места.
   Представляется всеобщая пляска людей, а в стороне стоит единственный, не вошедший в этот круг, ребенок. Дела до него никому. Эта пляска и есть зло.


   Что он понимает в математике, твой Z.? Если он долбит функциональный анализ, а дети в школе учат 3 + 2, то это еще не значит, что он имеет право ставить себя выше. Ведь он сам до сих пор складывает то точки, то отрезки, не зная, когда и чему отдать предпочтение.
   Для понимания 3 + 2 нужна основательная философская база, а что вталкивают  детям – это символика, не более. На всю жизнь остается в голове — 2 х 2 = 4, а почему, как это получилось, удосужился кто-либо понять, сам получить этот результат?
Поэтому все книги, разговоры о прекрасном для слепых душ — кимвал бряцающий, бисер.


   Мне кажется, что люди не понимают зачастую, что все желания их исполняются. И исполняются в точности. Только реальное время исполнения разнится от ожидаемого в ту или иную сторону. Ну и законы, "открытые" человечеством, работают безжалостно. Обычно ситуация такая: человек желает все сильнее и сильнее, затем, когда все силы уже истрачены, он отказывается от этого. И тут как раз и происходит исполнение  желания. Все это, конечно, происходит не так чисто, если желать нечетко, т.е. с массой мыслей — помех.


   Иногда случалось так, что N. просыпался не туда, откуда ложился спать.
Вначале ему было довольно странно чувствовать себя темным пятном там, где вокруг него все сверкало. Но потом он свыкся со сложным чувством и понял, что там он такой же сверкающий, как и всё вокруг. Бывать приходилось ему в том мире не так уж долго, и из него N. сразу просыпался в свой обычный, тусклый мир. Ему было очень жаль терять себя в том мире и находить здесь, среди засилья косной материи. Ещё бы! Там, где  всё струилось, трепетало и гармонировало с ним, ему было  легко и просто. Даже не ему было, а он был! А здесь! Увы, приходилось смиряться. Ещё плохо было то, что он не мог ни предвидеть такие переходы, ни управлять их приходом. Зато с тем большим нетерпением он ожидал прихода чудесного пробуждения там. Он знал, что когда-то останется навсегда в том мире.


   Чтобы писать хорошо, должно фразы писать сферическими, напрягаясь максимально для понимания того, что пишешь. Написание каждой фразы это — роды. Тогда вещь, написанная тобой, будет неразъемной, единой, бессмертной. Иначе — крах. Всё съеживается до банальной шелухи.
   Далее. Не пытаться написать всё однонаправлено. Мысли приходят в будущем о прошлом и наоборот. Терпеть и ждать. Особенно тщательно выжидать согласующие звенья мыслей. Не применять никакого насилия. В этом деле спешка приводит к смерти писания. Нет ничего более сложного, чем при соединении двух единиц снова получить единицу.


   Выполнение топологического преобразования — деятельность несознательная. Сознание — повышение размерности.


   Не знаю, какой умысел в том, что всегда после того, как в голову придет какая-то мысль, через некоторое время обязательно об этом же прочтешь. И, конечно, в книге мысль развёрнута значительно полнее, красочнее.
Или это знак того, что уже всё было, "ничто не ново под Луной", нечего пытаться лепетать какую-то отсебятину, или просто подтверждение того, что я мыслю в правильном  направлении.
   В последний раз у Ф.М. Достоевского в "Идиоте"— о круглости повecтвования и об отсутствии времени.
Досель — у Платона в "Прокле" о душах.
   Выходит, у меня геометрическая интерпретация некоторых параграфов "Прокла".
Это похоже на развитие молнии: сначала стример, а затем основной поток плазмы. Стример-предтеча — это мои мысли. Или другая аналогия — молниеотвод, куда стекаются затем молнии прежних мыслителей.


   Изумился простоте и единству китайского Дао, индийского "не желай" и христианского "будьте как дети" или "будьте как птицы небесные".
Это ни в коем случае не обозначает безделья. А указание на то, что предсказание и планирование человека никогда не является полным. То есть, задуманное человеком далеко не всегда обязано исполниться в задуманные им сроки. Много раз я убеждался, что при "внезапном" решении результат был неизмеримо выше, чем при самом тщательном обдумывании и подготовке.
   Можно опротестовать всё это, приведя множество примеров, когда подготовка оказывала решающую роль для получения эффективного результата. Но кто проверял, что вышло бы без таковой?  Не говоря уже о том, что контрпримеры — не доказательство.



                «Пока не прейду, один»,
                «Избранные сочинения»;
                Григорий Саввич Сковорода.

   Любой человек, понявший идею единения, нынче необходимо попадает на "небо", т.е. замыкается, потому что вокруг него нет ни единого на него похожего.
И только тогда "небо" спустится на "землю", когда не останется ни единого человека, не осенённого этой идеей.
   Призыв к единению идёт со времен дельфийского оракула, а, может быть, и с более ранних. И предстоящее единение должно произойти на всех частотах, а не на одной — скажем, частоте хоккея или классической музыки.
Ведь единение только людей — это величайшая ошибка. Пьянка — тоже единение, коллективизм. Коллективное изнасилование или ограбление — того же поля ягода. Единение должно произойти во всём. А для этого необходимо удалиться на время от людей. В этом нет ничего страшного или противоестественного. Тем•более, что совершенно этого сделать нельзя.
   От уединения к единению.

   Вновь возвращаюсь к мысли, что каждый человек должен быть "Я". Возьмем для примера Савонаролу — он был искренне убеждён во вреде богатства.
Когда же богачи Флоренции отказывались от своего богатства и Боттичелли [Alessandro di Mariano Filipepi (1445-1510)] жёг свои картины — это делалось под влиянием силы и, следовательно, было насилием. Можно принудить человека быть благородным, но разве будет этот человек счастлив? Человек, исполнивший долг по велению, пусть даже народа — раб. А вот когда человек сам сказал себе «Надо» – это свобода. Необходимость, осознанная не кем-нибудь, а именно личностью.
   Подобным образом складывается ситуация в любой так называемой школе. Права была Жанна д’Арк. Правы были те, кто внимал призванию свыше об уходе от людей. Но жестоко ошибались те их последователи, которые превратили в 6алаган, моду это благое дело. И посему долго не могли обрести они душевного спокойствия. Так как то, через что уже перешагнули первые, было целью для вторых.



   Пробивать дорогу в жизни — ломиться в открытую дверь. Надо пробивать дорогу в смерти.



   Меня упрекают: все идут не в ногу, а ты один — в ногу? Идти в ногу между собой не значит идти в правильном  направлении.



   Творить плохое хорошему и хорошее плохому — вот реальное зло. Неспроста у Гёте Мефистотель — часть той силы, которая призвана делать зло, а делает добро. Ангел, делающий зло, уже черт. А черт, делающий зло, кто тогда? 3десь много определений действия. Может быть, делающий ангел — абсолютное добро, а делающий черт — абсолютное зло?



   Строят жизнь по тем граням закона, которые удалось прозреть, а затем удивляются, когда что-то выходит не так. Бытие-то идёт по единому закону!
К чему ведет второй путь познания по Конфуцию? Когда человек обособляется от своего Ego, принимая мнение другого лица (мудреца, глупца, посредственности, etc.), он это делает вначале   только  в общественной жизни, постепенно закрепощаясь этим мнением. Со временем это превращается в драматический для этого человека конфликт мнения и остатков Ego, которые полностью подавлены быть не могут. Человек перестает быть самим собой. Ему необходимо руководствоваться уже не своим собственным опытом, а результатами чужого, что несравненно труднее. Именно поэтому руководителям, не имеющим своего типа мышления, а лишь власть, так нелегко спорить с людьми, имеющими свою точку зрения и путь, приведший их к этой  точке. Это относится к авторитету.



   "Нет!" — превращению чужого труда и чужих мыслей в свои рубли!



   Каждую ночь ты пытаешься протиснуться в двери, не ведая, куда они ведут. Изредка из-за них выбрасывают будущего мученика.



                Вершина педагогики

   Самые счастливые для учителя слова ученика:
 - Ты мне больше не нужен. Я — это ты.



                Учеба у гениев

   Гораздо важнее понять не то, о чем смог сказать гений, а то, о чем он промолчал.



   Ограничение мысли — ложь, мысль неограничиваема по природе.
                Июнь 1979 г.



   С некоторых пор я начал получать ответы на свои вопросы; причем, самым неожиданным и простым образом.
   Хотелось бы знать, не являются ли просьбы, желания наши в некотором смысле предвидением будущего? Почему человек хочет того или другого, а не третьего?
Интересно также определить момент задания вопроса. Ситуационное окружение человека. Почему вопрос задается именно в определенный.момент?
   Чем определяется момент задания вопроса? Не тем ли, что человек уже способен постичь ответ?
   Всё это относится к области примет, ссылок на так называемые случайности в качестве опорных точек и т.д., на загадывания (скажем, если сейчас произойдет то-то, я поступлю таким образом, не  произойдет — иначе). Дело не только в том, что человек легче решает задачу путем сведения количества исходов к минимуму. Вернее, сравнивая пару неизвестных величин. Какой-то выход из тупика это, конечно, даёт, но всё-таки, в этом заключен больший смысл.

                *   *   *
                Шардену и Вернадскому
   Гении человечества — лепет Hoocфepы.

                *   *   *

    Учат писать стихотворения! Это не СТИХО-, а РАЗУМОтворения.
"Сон" Лермонтова, "Пророк" Пушкина, периодическая система элементов Менделеева, симфонии Бетховена и Чайковского, мадонна Рафаэля — вот истинные стихотворения — творения под влиянием стихии.
   Нынешнее течение «от стихии к разуму» несколько ограничено неверно понятой мыслью о направлении развития.
   От стихии через разум к гармонии. И это направление нам указывают величайшие образцы гармоничных стихотворений. Но, безусловно, ступеньку "разум" тоже нужно пройти до конца, не отбрасывая её, как это ни трудно. Просто на ней не нужно останавливаться. Да остановки и не будет.



   Прочел сегодня в книге "Романтизм в Германии" статью Берковского о Гофмане. Впечатление такое, как будто некто ударяет, походя, палкой по деревянному забору. О таком гении умудриться так занудно написать! Позавчера перечел "Золотой горшок" в переводе Соловьева, а вчера — в переводе на украинский — Сакидона. Перевод на украинский язык мне показался слабее.
   Читая некоторые книги, скажем, "Европейский романтизм", поражаешься сочетанию "идеи имярек" и "гениально угадал" (О М.Ю. Лермонтове). Я уже понял, что описания идей — это всего-навсего жалкие словесные одеяния на истинное величие, которое являют собой эти идеи.
Многие, получая воспитание, а в наше время и образование, изучают труды бессмертных. Но многие ли могут написать так, как Птолемей, об исследовании, или как Ньютон, о безбрежном океане истины и о человечестве, как о детях, играющих камешками у этого океана? Вопрос этот не нов. Так почему же так яростно спорят люди? Так усиленно, будучи обывателями, претендуют на богатую духовную жизнь? Сегодня понял выражение "Искусство требует жертв". Это на самом деле нужно понимать буквально. Но не только искусство. Или я по инерции заузил смысл этого слова?



   Всё творчество Бетховена является иллюстрацией к единственной фразе Николая Бердяева: "Дух человеческий — в плену. Над ним тяготеет мировая данность". И я уверен, что у Бетховена найдется аккорд или мелодия, вбирающая всё литературно-философское наследие Бердяева. Это и радует в творчестве.
   Поражают параллели в творчестве Э.Т.-А. Гофмана и в научных изысканиях Бошковича. Эти статуи и фонтаны у Бошковича. И комната архивариуса Линдгорста или дом доктора Альпануса. 3aтeм лилия — любовь к ней фосфора, порождающая мысль, — в романе "Золотой горшок" и Риг-Веды со своим изречением: "Любовь родилась из Матери-Земли, а затем породила Мысль".

   У Бетховена (в 9-й симфонии): призыв, затем стремление куда-то, а в конце — тема эхо, как признание самого себя отражением чего-то более могущественного.
Начало 9-й Бетховена — голос  Безмолвия.



   Размышления о чем-нибудь, а потом ссылки, в подтверждение истинности своих суждений, на Петьку и Ваньку со второго подъезда, которые уже давно придерживаются таких мыслей, еще не дают гарантии, что точно так же думает и Колька из противоположного дома, вечно  избегающий драчунов Петьки и Ваньки.
   С чем связано стремление уничтожить духовную жизнь старого и выжечь каленым железом фантазию у детей в 30-е годы (о чем писал Чуковский и другие)?
При знакомстве с биографиями великих  и критикой их творчества, да и самими произведениями, написанными и изданными где-то до 1925 года, удивляешься, насколько тщательно во второй половине нашего века из этих документов вычеркнуты чьей-то "заботливой'" рукой все мистические элементы. Насколько сглажены те переходные процессы, которые являются важнейшими звеньями жизни этих людей и ключами для понимания их творчества. Это рождение, начало творчества и смерть. Да и кризисы в процессе творчества и их причины играют громадную роль.
   Довольно одного примера. С Пушкиным сделали обратную вещь — вместо «змеиного» языка вложили обычный. Заставили говорить серым, шершавым, средненьким, будничным языком. Где уж тут «жечь глаголом» при такой обработке. Воистину "мудро" поступили. Не отбросить, но принять и извратить. Современное иезуитство.
Вообще-то такое "вымарывание мозгов" не лишено смысла. Слишком слабы были бы шансы власти уцелеть после революции. А эти "порождения", пришедшие к власти сразу в послереволюционный период и перед Отечественной войной были чем-то вроде барьера против идеализма.
   Подняться на вершины духа, понять результат в математике считается высочайшим достижением, доступным единицам, а понять стихотворение Лермонтова или картину Тициана, хотя это вершины одного класса, считают в силах все.
Человека, сравнивающего по таланту создателя «Боярыни Морозовой» и каждого зрителя этой картины, сочтут идиотом. Так почему же считают равными Лапласа или Эйлера и человека, прошедшего (или пусть  даже изучившего) их? Почему каждый десятиклассник имеет право судить Толстого или Достоевского?
   Но как бы ни старались все цензоры, истина остается истиной, независимо от того, в царском ли она платье или в рубище.
   Не потому ли произведения высокого искусства так притягивают всех людей независимо от их возраста, пола, национальности и т.д.? Не потому ли, перечитывая, казалось бы, давно известные страницы, вновь прослушивая знакомые сочетания звуков, мы находим новизну, которая захватывает дух ещё более, чем это было в прошлый раз?
На себе я это испытал при чтении книги "Руслан и Людмила". Ребёнком я был  восхищен сказочностью героев и событий, а в более зрелом возрасте, читая уже с точки зрения некоторого жизненного опыта, я вновь открыл эту книгу и её дух. Так, подымаясь от смысла к смыслу, растет наш дух, наше понимание жизни, её глубин и радостей. И, мало-помалу, сосредотачиваешь свое чтение, увлечение живописью и музыкой на немногих вершинах, которые сами тяготеют к одной.
   Составление ансамблей — это тяготение к гармонии, поиск жeмчужин, нанизанных на одну нить — аналогию. Моя знакомая, Нелли С., например, к 6-й симфонии Чайковского хотела слышать стихи Блока.



                По поводу отвергнутого билета в рай
                ("Братья Карамазовы")

   Человек рассуждает с точки зрения: сделал бы я так, или нет. Если нет (а он и не делал всю свою жизнь), то он свят. Но это грубейший подход к существу дела. Ведь мышление — тоже деяние. И пусть человек только представит себе одну из "нехороших" картин своего воображения воплощенной где-либо в действительность. Каковы были его желания и какой ценой они исполнялись. У него кровь застынет в жилах! Одна эта мысль должна бы останавливать подобных "судей".
   Это, конечно, не в оправдание «деятелям».

   Толстой — гармония спокойного океана.
   Достоевский — гармония извергающегося вулкана.
Они уже символы Lux Aeterna, тогда как Пушкин — прасимвол.
   Осталось подождать прихода метасимвола, или самого Lux Aeterna.

   Пару слов в дополнение о Толстом и Достоевском. После всего прочитанного о них становится ясным, что Толстой — женское начало в литературе (его выразитель), а Достоевский — мужское. Взяв ключевые произведения, увидим это в главных героях, олицетворяющих кредо писателей: Анна Каренина и Алеша Карамазов. У Толстого всюду тон задает женщина. Стоит только вспомнить  Наташу Ростову во втором её, земном, или плотском "рождении". У Достоевского даже женщины наделены мятежным духом (Настасья Филипповна, Грушенька, Кроткая). Два источника — живой и мертвой  воды. Но кто есть кто — сказать невозможно, да и не нужно — один источник без другого не существует, да и начало у этих источников общее, общее и место слияния. Но для нас пока текут воды их по разным руслам.

   В литературе имеется более тонкий вид синтеза — это сравнения, метафоры, противопоставления. У Нагибина: "… где цыганки сизым дымом струятся по меловой белизне заборов". Что встает перед глазами, когда читаешь эти строки? Цыганки — и соответствующие ассоциации или дым — и тоже ассоциации, а потом все вместе? И заборы. Если бы я писал работу, как Кьеркегор, то название было бы не "Или-Или", а "И-И". Это относится только к названию, а не к содержанию.



                "Игра в бисер"

   Вчера начал читать и сразу же натолкнулся на непонятное место о вскрытии новых и новых аналогий и соответствий. По-моему, чем дальше (или глубже или выше или ближе), тем меньше аналогий и связей. Больше явлений, охваченных одной и той же связью. Аналогия в мире одна (в пределе).



   Литературные произведения — тоже символы, только низкой концентрации. Они также сформулированы.



   Достижение тождества приводит к полноте познания на уровне этого тождества.
Человек всегда тождествен чему-то. Это и есть для него состояние истины.
Нынешняя активность: древние тоже добывали огонь трением двух дощечек. А нынче много ли видимых простым глазом движущихся частей в атомном реакторе?
   Люди, которым нужно многословие, умеют работать со "слабыми" взаимодействиями.



                Выставка Нади Рушевой

   Полное отсутствие иронии (и ушей). «Христос никогда не смеялся» (А. Иванов). Музыка — «Фантазия» Моцарта.
   Аналогия рисунков. "Гонконгский грипп 1969" — автопортрет и "Иешуа несет крест". Одно и то же лицо.
   "Маргарита радуется" — Мила.


   Итак, если вижу я – повсюду царит несовершенство — неправ я и слеп, ибо не вижу мысленным взором того, что дополняет всё, мною виденное, до совершенства.


   Знак + (сложение) — оператор. Знак U (объединение) — оператор. Алгоритм — оператор. Метод — оператор. Математика — оператор. Наука — оператор. Иначе — стекло, сквозь которое виден мир, но которое нас от него и отделяет. Непривычно чувствовать, когда осуществляется соединение — разбивается стекло.
Лейбниц, Эйлер — "телескопы", "микроскопы". Где-то вы теперь? Стекла приборов ваших затерлись временем и людьми. Пора их вынимать и, если есть силы, глядеть на мир без искажений.

                *   *   *

   3везды плывут, соприкасаясь небесами и производя хоры, гармонию которых слышали Пифагор и Бах, Лермонтов и Пушкин, Чюрлёнис и Шлейермахер, Бруно и Байрон.



   Мы часто игнорируем изменение цвета лица собеседника от нашего "натиска" при обращении. Но упаси Боже собеседника отреагировать на словесном уровне! Что здесь начинается! Продолжается разговор на чисто физическом уровне — на уровне кулака. Как же — обида! Нас обидели! И не думаешь уже, что ударил себя сам — наступил на грабли — получил по лбу.


   Не видим роста и всё тускло. А заставь расти на своих глазах — всё запоет, потечет, засверкает. Поток роста плавно пронизывает всё тело, сливая его светом с окружающим. Волосы струятся из головы, как золотая река и развеваются в окружающий их воздух. Всё то же и всё  новое.


   Человек мыслит не только мозгом, а всем своим телом, всем видимым миром, более  того — всем невидимым миром. Орган мышления не надо искать в ограниченном объеме пространства, как не надо искать в нашем воспринимаемом мире соблюдения закона сохранения.
Для овладения тем, что "знает" Солнечная система, нужно стать ею, не меньше.


   Почему я не люблю праздники со множеством лиц, хотя и знакомых? Праздник — это всегда детское. Люди подспудно это чувствуют. И стараются казаться в это время детьми. Вот это меня и отталкивает. Немногим удается в совершенстве перевоплотиться в дитя даже на несколько часов. Остальная масса - масса масок и фальши.
Проще с незнакомыми — не знаешь их и всё принимаешь за истину.
Нужно быть ребенком всегда, чтобы праздник оставался праздником.


   Ведь церкви храмы — то цветы,
   А что есть плод, познал ли ты?


   Позавчера ходил в кино. Смотрел фильм "Рудин". Во время сеанса некоторые зрители уходили. По одному, по двое, группами. Около меня кто-то довольно громко произнес: "Они думали, здесь про танки будут показывать". Замечание пришлось не в бровь, а в глаз засилью военных фильмов.
   Мне вспомнился случай, происшедший давно, в филармонии. Исполняли музыку Бетховена. В конце, когда все встали и начали покидать зал, за спиной был слышен разговор-спор двух молодых людей. Один из них, видимо, в шутку, отзывался о концерте не весьма лестно. Тогда второй собеседник укорил его: "Не нужно из всего делать балаган". Первый умолк.
Между этими фразами много времени и пространства, но они близки по духу.

                Никополь - Харьков - Новосибирск - Москва
                1972 - 1979
   
      Рекомендуемый переход - http://www.proza.ru/2009/04/01/453


Рецензии
Сегодня на дворе 2021 год. Все информационное поле - сплошной балаган. Дико то, что люди с удовольствием в этом балагане участвуют.
Евангелия Роуз.

Евангелия Роуз   01.08.2021 16:18     Заявить о нарушении
Спасибо, что поделились наблюдением об окружающей среде.

Всего доброго,

Виталий Щербаков   02.08.2021 00:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.