Хрюкин Т. Т

Хрюкин Тимофей Тимофеевич рРодился 21.06.10 г. в городе Ейске Краснодарского края в семье рабочего-каменщика. Русский.
В 1918 г. переехал в семьей в станицу Привольную, южнее Ейска. С восьми лет работал батраком у богатых казаков. Позже убежал из дома и два года беспризорничал.
В 1922 г. вернулся в станицу Привольная. Был чернорабочим, молотобойцем в железнодорожном депо. Затем работал грузчиком рыболовецкой артели в станице Приморско-Ахтарской, ходил в море на промысел.
В 1925 г. поступил в вечернюю школу.
В 1926 г. вступил в комсомол. Был секретарем станичной ячейки, заместителем серкретаря райкома по работе с казачьей молодёжью. Окончил совпартшколу в станице Каневская. Член ВКП(б) с 1929 г. В 1930 г. избран секретарём Каневского райкома комсомола. По комсомольской путевке поступил на рабфак. После окончания рабфака в 1932 г. поступил в сельскохозяйственный институт.
В РККА с 1932 г. По партийному набору был принят в Луганскую военную школу летчиков им. Пролетариата Донбасса, которую окончил в 1933 г. Служил в Белорусском военном округе. Был младшим лётчиком 5-й легкобомбардировочной эскадрильи (Витебск). С 1935 г. – старший лётчик 10-й скоростной бомбардировочной эскадрильи (Смоленск). Был командиром звена.
Участвовал в национально-революционной войне в Испании в октябре 1936 - июне 1937 гг. Был командиром отряда скоростных бомбардировщиков. Награждён орденом Красного Знамени.
В 1937 г. ему было присвоено воинское звание старший лейтенант, а затем капитан.
После возвращения на Родину с апреля 1937 г. командовал 13-й скоростной бомбардировочной эскадрильей ВВС Белорусского военного округа. С августа 1937 г. – командир отряда 14-й скоростной бомбардировочной эскадрильи.С января 1938 г. – командир 12-й скоростной бомбардировочной эскадрильи и исполняющий обязанности командира 103-й авиабригады.
Участвовал в национально-освободительной войне в Китае весной-осенью 1938 г. под псевдонимом "Андреев". Командовал бомбардировочной эскадрильей, затем авиагруппой. Награжден вторым орденом Красного Знамени и китайским орденом.
Вспоминает генерал-лейтенант авиации Пушкин[1]: "Весной 1938 года меня в составе большой группы летчиков-бомбардировщиков вызвали в Москву, на отборочную комиссию, которая должна была решить, куда нам предстоит ехать - на Испанскую войну или в Китай. Хотя все мы уже прошли усиленную летную подготовку под руководством такого опытного боевого командира как Тимофей Тимофеевич Хрюкин, который сам недавно вернулся из Испании, все равно волновались не на шутку...
Все рвались в бой, все получили отличную подготовку: отбирали действительно лучших, но отбор шел еще на стадии формирования группы, поэтому последнее заседание комиссии и превратилось в простую формальность.
Командовать нашей группой назначили того же капитана Хрюкина, которого летчики между собой прозвали "Петром Первым" - он действительно был внешне похож на героя знаменитого романа Алексея Толстого: такой же худой и длинный, как жердь, с круглым лицом и порывистыми угловатыми движениями, такой же нескладный на вид, но поразительно сильный - в юности Тимофей Тимофеевич работал грузчиком и молотобойцем, и рукопожатие у него было как стальные тиски...
Добирались мы до нового места службы долго - сначала на поезде до Алма-Аты, а оттуда на бомбардировщиках, приспособленных для перевозки людей, через провинцию Синьцзян и далее по маршруту: Кульджа - Шихо - Хами - Ланьчжоу - Саньян - Ханькоу...
Кое-как дотянули до Ланьчжоу... Единственным промышленным предприятием в округе была ремонтная мастерская, где мы восстанавливали оставшиеся от предыдущей советской группы поврежденные самолеты. Тут мы смогли оценить, насколько нелегко пришлось нашим предшественникам, - многие бомбардировщики СБ жестоко пострадали от вражеского огня и при вынужденных посадках, так что приходилось не только менять разбитые моторы и заново клепать помятые фюзеляжи, но буквально собирать из двух-трех подбитых самолетов один исправный. Причем у нас не было в достатке ни запчастей, ни материалов, ни хотя бы современных инструментов - все приходилось делать вручную. Поначалу мы опасались, что вновь собранные самолеты будут тяжелее заводских, однако вышло наоборот: они оказались очень легкими, что называется "летучими".
В середине мая 1938 года мы, наконец, вылетели на отремонтированных бомбардировщиках на фронт...
19 мая 1938 года наша группа получила первое боевое задание - разбомбить японскую переправу через Хуанхэ... Потом начались обычные боевые будни - мы бомбили наступающие японские войска и боевые корабли, мосты и аэродромы, часто летали на разведку. Причем, как правило, действовали без истребительного прикрытия...
В воздушном бою шансы японских перехватчиков были предпочтительнее. При встрече с ними следовало любой ценой сохранять строй и огневое взаимодействие между экипажами, потому что поодиночке мы становились для них легкой добычей. И если кого-то их наших все же подбивали и он начинал терять ход и отставал от группы, мы уже ничем не могли помочь - приходилось бросать его на произвол судьбы, а самим сцепив зубы лететь дальше. Главное было выполнить задание. Вот такие ситуации - самое тяжелое в работе летчика-бомбардировщика[2]".
Вспоминает полковник медицинской службы Белолипецкий: "Высокий молодой человек в гражданском костюме, в светлой фетровой шляпе и лакированных туфлях, какие были и на мне, отдавал кому-то по телефону отрывистые, энергичные приказания. Через полминуты он повернул к нам свое живое, почти веселое лицо и, узнав... кто я такой, подал мне руку. Не бросая трубку телефона, отрекомендовался:
- Андреев. Вот хорошо, медицинское пополнение, значит. Сейчас и боевое крещение примете - приближается дюжина японских бомбардировщиков.
На флагштоке комендантского здания вместо обычного полосатого бело-розового флага взвился красный сигнал тревоги. Люди, застегивая па ходу снаряжение, бежали к самолетам. Аэродром пришел в движение, наполнился шумом моторов. Самолеты выруливали на взлетную полосу и улетали, поднимая пыль".
Весной 1938 г. возглавлял группу из двенадцати СБ, которым удалось тяжело повредить бомбовым ударом японский легкий авианосец[3].
В сентябре 1938 г. после возвращения из Китая капитану Хрюкину было присвоено внеочередное воинское звание полковник.
22.02.39 г. за образцовое выполнение специальных заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и за проявленное геройство, полковнику Хрюкину Тимофею Тимофеевичу было присвоено звание Герой Советского Союза.
В 1939 г. окончил курсы усовершенствования высшего командного состава при Академии Генштаба РККА.
С февраля 1939 г. – командир 10-й скоростной бомбардировочной авиабригады (Белая Церковь) Киевского военного округа, с ноября 1939г. – начальник отдела бомбардировочной авиации летно-технической инспекции Управления ВВС РККА.
Участвовал в советско-финской войне с января 1940 г. Был командующим ВВС 14-й армии. Награжден орденом Красной Звезды.
Боевой задачей 14-й армии в соответствии с приказом командующего войсками ЛВО командарма 2-го ранга Мерецкова являлось: "Совместно с СФ разгромить противника и овладеть полуостровами Рыбачий, Средний и районом Петсамо (Печенга)... Обеспечивая себя с юга, не допустить подвоза живой силы и вооружения с норвежского порта Киркенес, а также не допустить десантов на Мурманском побережье[4]".
Перед началом боевых действий в ВВС армии входили 5-й смешанный авиаполк, 3-я отдельная скоростная бомбардировочная эскадрилья, отдельные истребительная и дальнебомбардировочная эскадрильи, в которых насчитывалось 77 самолетов (32 истребителя И-15 и И-16 и 45 бомбардировщиков ДБ-3 и СБ).
После назначения в январе 1940 г. полковника Хрюкина командующим ВВС 14-й армии, комбриг Красовский[5] был оставлен при нём заместителем по бомбардировочной авиации. Вместе с Хрюкиным прибыла группа инструкторов во главе с начальником Управления боевой подготовки ВВС РККА комкором Пумпуром. Кроме того, в январе в состав ВВС 14-й армии вошла Мурманская авиагруппа (20-й истребительный, 5-й и 33-й скоростные бомбардировочные авиаполки) и численность советской авиации достигла 204 самолетов (111 бомбардировщиков, 83 истребителя и 10 разведчиков).
Финляндия имела в Лапландии лишь 18 самолетов - 12 истребителей "Gladiator" Mk.I, 4 легких двухместных бомбардировщика Hawker "Hart" и 2 связных самолета Raab-Katzenstein 19-й флотилии (F.19), на которых летали шведские летчики-добровольцы. Свой первый боевой вылет пилоты флотилии совершили 12.01.40 г., сбив 1 И-15бис и потеряв при этом 3 "Харта". А всего за время своего участия в боях, с 12.01.40 г. по 13.03.40 г., они сбили 10 советских самолетов, потеряв 6 своих[6].
В целом боевая деятельность авиагруппы 14-й армии носила менее интенсивный характер, чем на других участках советско-финляндского фронта. Истребительная авиация использовалась в основном для обстрелов застав финнов... В феврале 1940 г. налеты на расположения частей финнов стали почти ежедневными... Потери авиагруппы 14-й армии из-за ее слабой активности и незначительного противодействия со стороны противника насчитывали не более двух десятков самолетов... Причем большинство потерь оказались не боевыми[7].
В ходе боев войска 14-й армии успешно справились со своими задачами, понеся при этом незначительные потери (197 чел.), и продвинулись 153 км вглубь территории Финляндии, лишив противника сухопутной коммуникации с Норвегией. Прежде всего, этот успех объясняется подавляющим превосходством Красной Армии, имевшей две стрелковых дивизии против одного батальона финнов.
4.05.40 г. Хрюкину было присвоено воинское звание комдив, а через месяц, в связи с введением генеральских званий, воинское звание генерал-майор авиации.
Всего в Испании, Китае и Финляндии совершил 115 боевых вылетов.
С мая 1940 г. – заместитель генерал-инспектора ВВС Красной Армии. 27.05.41 г. назначен командующим ВВС 12-й армии КОВО.
Участвовал в Великой Отечественной войне. Командовал ВВС 12-й армии Южного фронта. Войска армии участвовали в приграничном сражении западнее Станислава, вели тяжелейшие бои на Винницком направлении, потом - близ Умани.
2.08.41 г. значительная часть войск 12-й армии была окружена в районе Первомайска и к 10.08.41 г. фактически перестала существовать. Управление армии было расформировано, а оставшиеся части переданы другим соединениям Южного фронта.
В августе 1941 г. Хрюкин был назначен командующим ВВС Карельского фронта. Ему предстояло организовать прикрытие с воздуха Мурманска и Кировской железной дороги. Он проявил себя как блестящий организатор и умелый военачальник, осуществлявший гибкое руководство боевыми действиями. Авиация, действовавшая на Карельском фронте, наносила серьезные удары по аэродромам противника, не раз неожиданно для врага с большой эффективностью штурмовала его крупные аэродромы.
Хрюкин непосредственно занимался и учебой личного состава, и перевооружением частей, и организацией аэродромной сети, средств радионавигации и светомаяков, и другими вопросами. Учитывая долготу полярного дня, он закрепил за каждой машиной по 2 экипажа, разделил работу летчиков на 2 смены. Боевые действия велись практически круглосуточно. Особое внимание командующий уделял проблемам техобслуживания самолетов - иначе рассчитывать на успех было нельзя. Удалось увеличить число действующих аэродромов. Новые аэродромы строили в виде посадочных полос между гор и в тундре. Сооружали деревянные решетчатые полосы, превращая таким образом топкие болота в аэродромы. Делали и насыпные площадки: срезали холмы и этим грунтом засыпали овраги. Через глубокие и широкие овраги перекидывали деревянные эстакады, которые, соединив два обрыва, превращались в полосы для взлета и посадки.
Вскоре положение на севере стабилизировалось. На Карельском перешейке финские войска восстановили старую советско-финскую границу, но дальше реки Свирь двигаться не стали. На Мурманском направлении немецкие войска продвинулись на 25-30 км и были остановлены.
12.05.42 г. началось наступление Юго-Западного фронта по двум сходящимся направлениям с северо-запада, из района Волчанска, и с юга, с барвенковского выступа, с целью овладеть Харьковом. Сначала наступление развивалось успешно. До Харькова оставалось порядка 30 км. Однако взять его так и не удалось.
17.05.42 г. немцы нанесли мощные контрудары и к вечеру продвинулись на 20-25 км во фланг и тыл ударной группировки Юго-Западного фронта.
22.05.42 г. немецкие ударные группы соединились в 10 км южнее Балаклеи. В окружение попало более 250 тыс. человек.
Всего в ходе ликвидации барвенковского выступа были уничтожены либо пленены основные силы 20 стрелковых, 7 кавалерийских дивизий и 14 танковых бригад Красной Армии. Потери на конец мая по неполным советским данным составили 280 тыс. человек, 652 танка, 1646 орудий, 3278 минометов. По немецким данным в плен попало 240 тыс. человек, было захвачено 2026 орудий и 1249 танков[8].
 7.06.42 г. Хрюкин был назначен командующим ВВС Юго-Западного фронта.
11.06.42 г. ВВС Юго-Западного фронта вместе с прибывшими в их состав из резерва Ставки ВГК авиадивизиями и полками были преобразованы в 8-ю Воздушную армию[9]. Командующим армией был назначен генерал-майор авиации Хрюкин.
Уже в ночь на 12 июня из Валуек Харьковской области, где разместился штаб формируемой армии, но армейскому телеграфу в части было передано распоряжение о передислокации на другие аэродромы в соответствии с новой организационной структурой. Одновременно были поставлены задачи на отражение налетов авиации противника, нанесение бомбовых и штурмовых ударов и поддержку с воздуха своих войск. Это диктовалось обстановкой. На всех участках фронта, и особенно на его южном крыле, шли ожесточенные бои с наступавшими танковыми и моторизованными войсками 6-й армии противника, поддерживаемыми массированными действиями 4-го воздушного флота. Ежедневно авиация гитлеровцев совершала более тысячи вылетов.
Из управлений ВВС 21, 28 и 38-й армий Юго-Западного фронта были соответственно сформированы управления 272-й ночной легкобомбардировочной авиационной дивизии, 269-й иад и 271-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии. Из управлений ударной, маневренной и резервной авиационных групп фронтового подчинения были сформированы управления 270-й бад, 268-й иад и 228-й шад. В состав воздушной армии вошли прибывшие с других фронтов и из тыла страны 220-я и 206-я иад, а также 226-я шад. Кроме этих девяти авиадивизий в армию включались четыре смешанных авиационных полка, предназначенные для действий в интересах общевойсковых объединений, а также семь отдельных авиационных эскадрилий различного назначения (разведывательных, санитарных, связи), транспортный отряд и Киевская особая авиагруппа ГВФ. 12 июня прибыла 235-я иад, а 13 июня - шесть отдельных истребительных полков.
Всего в состав 8-й ВА вошло 49 авиаполков, имевших 596 боевых самолетов, 116 самолетов вспомогательной авиации и 124 транспортных самолета. Для тылового обеспечения авиачастей было выделено 40 батальонов аэродромного обслуживания, объединенных в 5 районов аэродромного базирования[10].
 13-14.06.42 г. в первые два дня боевых действий летчики 8-й ВА провели 21 воздушный бой, сбили 9 вражеских самолетов и подбили 2 бомбардировщика Ю-88. Активная авиационная поддержка позволила приостановить наступление противника, действия авиаторов получили одобрение командующего фронтом.
А тем временем продолжалась напряженная организационная работа. Боевые части формировались и прибывали одновременно с тыловыми, что создавало серьезные трудности в обеспечении армии. Эффективность боевых вылетов нередко снижалась из-за недостаточной сколоченности только что созданных частей, плохого взаимодействия. Особенно заметными были эти недостатки в истребительной авиации. В воздушных боях летчики действовали зачастую скученно, без маскировки, не эшелонируясь но высоте. Обнаружив самолеты противника, все одновременно устремлялись в атаку, не разделяясь на ударные и резервные группы.
Командующий армией, обратив внимание на эти недостатки, издал специальный приказ, которым установил единые принципы организации и ведения боевых действий. Истребителям предписывалось вылетать парами самолетов: ведущим - атаковывать противника, а ведомым - прикрывать ведущих. Боевым группам было приказано действовать в два эшелона, имея определенное количество истребителей в каждой группе. Штабы дивизий должны были размещаться вблизи аэродромов и посылать оперативные группы на командные пункты частей. От работников штабов требовалось, чтобы они максимум времени находились в войсках, на аэродромах, передавая офицерам штабов авиаполков свой опыт. Это был первый установочный приказ командующего 8-й ВА. Он сыграл важную роль в упорядочении организации боевых действий частей и в повышении эффективности боевых вылетов.
28.06.42 г. началось германское летнее наступление. Войска Юго-Западного фронта неудержимо откатывались на восток, авиаполкам приходилось постоянно перелетать на новые аэродромы. Чтобы не потерять управление ими, Хрюкин на По-2 днем и ночью летал по аэродромам, успевая при этом бывать и на передовых командных пунктах общевойсковых армий.
6.07.42 г. подвижные соединения дивизии СС "Великая Германия", захватив не разрушенный мост, форсировала Дон и ворвалась в Воронеж. В ходе июльских боев на юге фронт оказался прорванным на глубину 150-400 км, советские войска избежали окружения, но понесли тяжелые потери: 568 тыс. чел. (в т.ч. 80 тыс. - пленными), 2436 танков, 13716 орудий и минометов, 783 самолета[11].
 7.07.42 г. по приказу Ставки ВГК начался отвод войск. В связи с этим для 8-й ВА создалась особенно тяжелая обстановка. В условиях стремительного продвижения войск противника предстояло, не прекращая боевого воздействия по врагу, осуществить организованное перебазирование не только самолетов и личного состава, но и горючего, боеприпасов, авиатехнического имущества и других материально-технических средств.
Каждая часть находилась на своем аэродроме почти до появления передовых отрядов вражеских войск, как это случилось на аэродроме Острогожск. Самолеты 206-й иад взлетели уже при начавшемся артиллерийском и минометном обстреле.
268-я иад за период отхода войск Юго-Западного фронта перебазировалась пять раз: 4 июля - из Викторополя в Ровеньки (40 км), 5 июля - из Ровеньки в Ржевку (20 км), 6 июля - из Ржевки в Копенки (35 км), 7 июля - из Копенок в Верхнюю Гнилушу (60 км) с переправой через Дон и 8 июля - из Верхней Гнилуши в совхоз "Калачевский" (60 км). Наземному составу, приходилось из-за нехватки транспорта следовать от аэродрома к аэродрому пешком. Немало было неурядиц с обеспечением горючим и боеприпасами. Но, несмотря на это, дивизия только за пять дней произвела 342 боевых вылета и сбила в воздушных боях 17 самолетов противника, в том числе 3 бомбардировщика.
235-я иад за пять дней боев сменила три района базирования. Но летчики дивизии, несмотря на перебои с горючим, боеприпасами и продуктами, с 1 по 5 июля уничтожили 29 вражеских самолетов
 Не менее сложным было перебазирование штаба армии. Когда передовые части немецко-фашистских войск внезапно появились на подступах к Россоши, пройдя за день около 80 км от Острогожска, где они до этого сосредоточивались для развития наступления в направлении большой излучины Дона. Свернув по тревоге свою деятельность, погрузив документы и имущество на автомашины, работники штаба переправились на восточный берег Дона. Вскоре штабная колонна, как было приказано, вышла в район Калача (Воронежского). Неподалеку, у Гороховатки, был развернут и командный пункт командующего.
Эффективно действовали экипажи 270-й бад, имевшей лишь 22 исправных самолета Су-2 и Пе-2. При трех перебазированиях ими было совершено 135 боевых вылетов, в том числе 23 вылета на воздушную разведку, которая в этот динамичный период приобрела особенно важное значение. Наступавший противник имел лучшую оснащенность транспортными средствами, позволявшими ему быстро продвигаться, обходя наши войска на некоторых участках и угрожая окружением. В этих условиях авиация порой оставалась единственным надежным средством наблюдения за обстановкой на поле боя и передачи разведданных в штабы.
272-я нбад, имея в строю 65 самолетов По-2, действовала не только ночью, но и днем. Она выполняла задания командования фронта но разведке положения своих войск, отходивших с тяжелыми боями, а также для связи с ними. Полеты производились на высоте 40-50 м для более надежного распознавания войск, не имевших четко выраженной линии боевого соприкосновения.
С 1 по 11 июля частями 8-й ВА было совершено 3546 боевых вылетов (из них 1330 ночью), сброшено 14812 авиабомб общим весом 262,6 т, уничтожено и повреждено свыше 200 танков и более 700 автомашин с войсками и воинскими грузами противника, разрушено около 30 переправ через водные преграды. В 79 воздушных боях летчиками армии сбито 74 самолета, 35 самолетов уничтожено на аэродромах.
Об ожесточенности боев можно судить по таким фактам: в среднем полк выбывал на переформирование после 2-3 недель боев, одного штурмовика хватало на 10-15 боевых вылетов. Особенно жестокие бои разгорелись, когда немецкие войска начали наступление непосредственно на город. Напряженность боевой работы достигла в истребительных авиаполках 7 вылетов на исправный самолет в день, в штурмовых - 4 вылетов.
В этот тяжелый период в частях армии использовались все возможности для максимального повышения эффективности ударов по наступавшему врагу, повышения точности бомбометания, увеличения количества боевых вылетов.
Этому способствовали приказы Наркома обороны, в которых шла речь о применении истребительной авиации в первую очередь против бомбардировщиков противника "для уменьшения их ударной силы", об использовании штурмовиков Ил-2 как дневных ближних бомбардировщиков для ударов по переднему краю противника и о применении истребительной авиации для решения бомбардировочных задач на поле боя на глубину до 20-30 км от переднего края обороны. После того как эти документы поступили в войска, было категорически запрещено выпускать в бой Ил-2 без бомбовой нагрузки, как это делалось ранее при вылетах на штурмовку войск противника. Были установлены два обязательных варианта бомбовой подвески: шесть авиабомб по 100 кг каждая или кассеты с мелкими авиабомбами в бомболюк и две авиабомбы на наружные бомбодержатели.
В приказах были определены меры материального поощрения летчиков, установлены денежные награды за каждый обитый самолет противника и вознаграждение для летчиков-штурмовиков за боевые вылеты с полной бомбовой нагрузкой. Самолеты ЛаГГ-3, И-153, И-16 и поступавшие в части самолеты Як-1 и Як-7 с бомбодержателями также выпускались в воздух преимущественно с бомбовой нагрузкой. При выдаче денежных премий каждые два боевых вылета с бомбами засчитывались за три боевых вылета без бомб.
Летчики-истребители воздушной армии не были подготовлены к боевым действиям с применением авиабомб. Поэтому для них была организована практическая отработка приемов и способов бомбометания.
12.07.42 г. Юго-Западный фронт был переименован в Сталинградский.
В период с 12 по 26.07.42 г. для пополнения обескровленной 8-й ВА Ставка ВГК направила 10 истребительных, 9 штурмовых и 3 бомбардировочных авиаполка - около 200 самолетов. С учетом пополнения к началу боевых действий на сталинградском направлении в армии было 430-450 самолетов. Авиация противника насчитывала здесь до 1200 самолетов из 4-го воздушного флота, сосредоточенного на южном крыле советско-германского фронта
8-я ВА наносила удары по наступающим гитлеровским войскам и под Сталинградом, где оборонялись 62-я и 64-я армии, и у излучины Дона, где на северном берегу заняли оборону войска 21-й и 63-й армий. Учитывая такую ситуацию, командующий фронтом по предложению Хрюкина принял решение разместить основные силы воздушной армии в непосредственной близости к Сталинграду, а остальные силы во главе с заместителем командующего армией генерал-майором авиации Руденко оставить на месте, севернее большой излучины Дона (220-я, 268-я иад и 228-я шад).
Условия аэродромного базирования в районе Сталинграда оказались нелегкими. Предусмотренное решением Военного совета Сталинградского фронта окончание строительства аэродромов восточное Дона не было завершено. Большинство аэродромов представляло собой площадки, мало приспособленные для базирования скоростных самолетов. Многие из них были расположены вдали от дорог, что затрудняло снабжение частей горючим и боеприпасами. Зачастую отсутствовали средства противовоздушной обороны, не было проводной связи между взаимодействующими частями, а с командными пунктами соединений она осуществлялась по междугородным линиям связи, была неустойчивой. Местность в районах аэродромов была равнинной и безлесной, самолеты легко обнаруживались и становились объектами для атак вражеской авиации.
Для обеспечения более твердого управления Ставка ВГК разделила Сталинградский фронт на два самостоятельных: Юго-Восточный и Сталинградский. В состав Юго-Восточного фронта вошла 8-я ВА, а в состав Сталинградского - авиагруппа Руденко.
В середине августа армия получила пополнение. Из учебных центров страны поступило 30 полностью укомплектованных авиаполков, в том числе 13 истребительных, 9 штурмовых и 8 бомбардировочных.
День 23 августа был особенно драматичным для 8-й ВА. Авиация противника силами 4-го воздушного флота нанесла массированный бомбовый удар но Сталинграду, где в течение этого дня было зарегистрировано около 2000 самолето-пролетов.
На город было сброшено 1000 т фугасных и зажигательных бомб. Бомбардировщики Ju.88 и Ju.87 под прикрытием истребителей Bf.109 появлялись эшелонами через 15-20 минут. Каждый эшелон состоял из нескольких групп самолетов по 10-25 бомбардировщиков и 12 истребителей. Группы заходили одновременно с разных направлений и на разных высотах для дезориентации системы противовоздушной обороны. Бомбардировке подвергались промышленные предприятия, жилые кварталы, административные здания, школы, больницы и другие объекты.
Особенно тяжелое положение сложилось на северной окраине Сталинграда, в районе Тракторного завода и его поселка. Здесь сметалось с земли все подряд. 8-я ВА, имея в своем боевом составе 260 истребителей (около 100 из них были неисправны), совместно со 102-й иад ПВО, которой командовал Герой Советского Союза полковник Красноюрченко[12], отражала массированные налеты авиации противника. За день было проведено свыше 25 групповых воздушных боев и совместно с зенитной артиллерией сбито 120 вражеских самолетов.
В конце августа 1942 г. штаб и части 8-й ВА переместились на левый берег Волги. Командарм с небольшой группой офицеров и связистов остался в Сталинграде и разместился на КП фронта в глубокой штольне на берегу реки Царицы. По приказу командарма под Сталинградом была развернута целая система пунктов управления авиацией в бою. В наземные войска Хрюкин направлял своих представителей с радиостанциями. Они располагались рядом с командирами пехотных подразделений в их же блиндажах и корректировали действия самолетов.
В период наиболее ожесточенных боев с 1 по 22 сентября части 8-й ВА выполнили 8323 самолетовылета, сбили 254 самолета противника, уничтожили 225 танков, примерно 700 автомашин. Наши потери составили 224 самолета.
13.09.42 г. в приказе по армии Хрюкин указывал: "Противник стремится выиграть время и до зимы занять Сталинград, Астрахань и Кавказ, невзирая на большие потери, которые он несет. Он действует старыми приемами: нахальством, хитростью и обманом, создает впечатление превосходства, часто меняет свою тактику действий, летает мелкими группками, охватывая парами истребителей целые районы, а у трусов и паникеров падают силы, теряется уверенность, и они становятся первыми жертвами боя...
Мы сами переоцениваем немецко-фашистскую мощь, немецкого летчика, немецкий самолет. Отдельные летчики-трусы, предатели, дрожащие за свою шкуру, сознательно или несознательно работают на пользу врага. Они своей трепотней создают вокруг немцев несуществующий ореол их непобедимости, преимущества, а попадая в воздух, лязгая от страха зубами, при первой же отдаленной встрече с врагом бегут с поля боя... Я наблюдал воздушные бои и видел, как из-за трусов и паникеров погибали лучшие люди...
Наша задача - сбить уверенность и наглость у противника, стать хозяином воздуха.
Этого можно добиться смелостью, правильностью использования огня и техники, расчетливостью, хитростью, личной храбростью до самопожертвования и хорошей организацией взаимодействия и взаимовыручки в бою. Наша задача заключается в том, чтобы как можно больше истребить немцев, не отдать города Сталинграда. Драться за каждый дом, но город не отдавать, а в дальнейшем и разгромить немцев у его стен. Русский летчик-истребитель во всех случаях должен побеждать, от истребителя зависит наша победа в воздухе над немцем и обеспечение действий войск на земле...
Категорически запрещаю истребителям вести оборонительные бои. Драться только наступательно. Искать врага, нападать на него первым, внезапно, и уничтожать. Запрещаю в воздушном бою терять высоту и делать перевороты. Помнить правило: тот, кто выше в бою, тот побеждает. Расстреливать врага в упор, с дистанции 50-100 метров.
При прикрытии своих войск действовать мелкими группами, парами, четверками, охватывать весь район, эшелонироваться по высоте. Всегда при таком порядке две трети наших истребителей будут иметь возможность истреблять бомбардировщиков противника... Категорически запрещаю драться одиночно, драться всегда только парой, второму прикрывать хвост товарища, а первому - сбивать".
Одним из важнейших предложений Хрюкина стало проведение авиационного наступления[13], ставшего составной частью оперативного искусства. Под его руководством впервые были спланированы действия 8-й ВА во взаимодействии с 16-й и 17-й ВА в контрнаступлении под Сталинградом.
За время Сталинградской битвы части 8-й ВА совершили 55945 боевых вылетов, из них 45356 вылетов в оборонительный период Сталинградской битвы и 10 589 вылетов - в ходе наступательной операции. Было сброшено на врага 465680 бомб, около 38000 ампул с зажигательной смесью, выпущено 36620 реактивных снарядов, более 1 млн. пушечных снарядов и около 4 млн. патронов. Кроме того, доставлено своим войскам, отрезанным от баз снабжения, более 2000 подвесных мешков с военными грузами общим весом около 480 т, в тылу врага разбросано более 10 млн. агитационных листовок. Бомбовыми и штурмовыми ударами было уничтожено и повреждено свыше 2500 танков противника, около 8000 автомашин с войсками и воинскими грузами, более 200 автомобильных цистерн с горючим для автомашин и танков и около 130 складов с боеприпасами. Было разрушено 65 мостов и переправ через водные преграды, на поле боя подавлен огонь 122 артиллерийских и минометных батарей и уничтожено до 375 других огневых точек противника. В воздушных боях и на земле было уничтожено 1874 вражеских самолета[14].
Потери 8-й ВА составили около 1400 самолетов и 1116 летчиков. 25 летчиков стали Героями Советского Союза. 5 дивизий и 15 полков получили наименование гвардейских. Кроме того, гвардейские знамена получили еще 17 полков, входивших в состав 8-й ВА в разные периоды Сталинградской битвы. 1 авиакорпус, 3 дивизии и 8 полков получили почетное наименование "Сталинградских".
После ликвидации попытки противника деблокировать оказавшиеся в котле войска Сталинградский фронт был переименован в Южный фронт и продолжал развивать наступление в юго-западном направлении. 8-я ВА в составе 2-го сак и восьми авиадивизий, насчитывающих 640 боевых самолетов (в т.ч. 220 исправных), поддерживала наступление войск Южного фронта.
Одновременно с наземными войсками продвигались вперед и авиационные части. Как только был освобожден Ейск, командарм вылетел туда, чтобы организовать аэродром подскока, позволявший блокировать полеты самолетов и движение кораблей противника в Таганрогском заливе. В короткие сроки аэродром был восстановлен и на нем размещены штурмовики, истребители и ночные бомбардировщики, которые начали осуществлять полеты на "охоту".
За период Ростовской наступательной операции части и соединения 8-й ВА совершили свыше 5900 самолето-вылетов, провели 125 воздушных боев, уничтожив 78 самолетов, большое количество техники и живой силы противника
8.02.43 г. Хрюкин был награжден орденом Кутузова 1-й степени.
17.03.43 г. ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенант авиации.
Весной 1943 г. Южный фронт стабилизировался вдоль р. Миус, на правом берегу которой немецко-фашистские войска создали мощный оборонительный рубеж.
8-я ВА действовала, имея в своем составе 2-й сак (201-я иад и 214-я шад), 10-й сак (206-я шад, 289-я шад, 287-я иад), 226-ю шад, 268-ю иад, 272-ю нбад, 270-ю бад и два отдельных авиаполка.
17.07.43 г. войска Южного и Юго-Западного фронтов начали Миусскую наступательную операцию, имея приказ сковать, а при благоприятных условиях разгромить группировку противника в Донбассе, не допустить переброски ее сил против советских войск в районе Курского выступа.
8-я ВА тесно взаимодействовала с пехотой и танками. Командарм, находясь вместе с командующими общевойсковыми армиями на их передовых командных пунктах, согласовывал усилия авиации с требованиями наземных войск, внося коррективы в действия авиаторов в зависимости от складывающейся обстановки. Особые трудности возникали при вводе в прорыв танковых частей и соединений. Но личное общение командующих помогало решать стоящие перед объединениями задачи.
В ходе Донбасской наступательной операции (август-сентябрь 1943 г.) Южному фронту предстояло нанести главный удар из района Куйбышево на Сталино, прорвать вражескую оборону на реке Миусс и в тесном взаимодействии с Юго-Западным фронтом разгромить противника на юге Донбасса, а в дальнейшем наступать на Мелитополь в направлении Крыма и низовий Днепра.
8-й Воздушная армия к этому времени насчитывала 924 самолета. В ее состав входили 3-й иак, 7-й шак (206-я шад, 289-я шад, 236-я иад), 1-я гшад, 2-я гнбад, 6-я гиад, 9-я гиад и 270-я бад.
В ночь перед наступлением ночные бомбардировщики подавляли систему огня в главной полосе и изнуряли живую силу гитлеровцев. В течение первых 20 минут штурмовики непрерывными атаками с воздуха уничтожали огневые средства противника на переднем крае его обороны. После этого они перешли к эшелонированным ударам по артиллерийским батареям и танкам. В течение четырех часов небольшими группами они появлялись над полем боя через каждые 15-20 минут. В это время бомбардировщики наносили удары по живой силе и технике в глубине обороны противника. В первый день наступления произошло 19 групповых воздушных боев, в результате которых было сбито 12 самолетов противника.
В подготовительный период и в ходе наступления части и соединения армии совершили за август 15642 боевых вылета. На объекты противника были сброшены сотни тонн фугасных и осколочных, 55448 противотанковых бомб, выпущено 11753 реактивных снаряда. Техническим составом отремонтировано и восстановлено 299 самолетов.
1.09.43 г. войска Южного фронта начали преследование отходящего противника. В целях авиационного обеспечения рейда 4-го гвардейского кавкорпуса к нему была направлена оперативная группа штаба воздушной армии. Для прикрытия конницы с воздуха нужны были истребители, а они из-за недостаточного радиуса действий не могли продолжительно патрулировать над удаленными от линии фронта районами, куда выходила конница. Стоило нашим истребителям уйти из района патрулирования, как прилетали фашистские самолеты и наносили большой ущерб кавалерийским подразделениям. Учитывая это, командарм предложил кавалеристам готовить посадочные площадки в тылу для действий методом засады. С этих площадок истребители взлетали на перехват самолетов противника, не позволяя им штурмовать конницу. Такой метод значительно повысил надежность авиационного обеспечения кавалерии, действовавшей во вражеском тылу.
В течение операции по освобождению Донбасса и Приазовья части и соединения 8-й ВА вели непрерывные боевые действия. В сентябре они произвели 16230 боевых самолето-вылетов, из них 13400 днем и 2830 ночью, провели 453 воздушных боя и сбили 330 самолетов. А также уничтожили и повредили 183 танка, 1190 автомашин с войсками и грузами, 82 паровоза и 590 железнодорожных вагонов, создали 450 очагов пожара, рассеяли и уничтожили до 7500 гитлеровцев.
В период Мелитопольской наступательной операции соединения и части 8-й ВА, оказывая непосредственную поддержку войскам фронта с воздуха, произвели 12380 боевых вылетов, в том числе 7487 днем и 4893 ночью. Было уничтожено и повреждено 130 танков, 770 автомашин и до 100 батарей полевой артиллерии, а в 268 воздушных боях сбито 186 самолетов, 57 сожжено на земле. С помощью радионаведения истребители сбили в октябре 132 самолета. Большую работу выполнили части тыла воздушной армии, построив в октябре 30 летных полей и 1137 обваловок-капониров.
В начале ноября войска 4-го Украинского фронта вышли к низовьям Днепра и захватили в Крыму плацдарм на южном берегу Сиваша. Почти вся территория Северной Таврии была освобождена. Противник оставался лишь в районе Никополя и на выступе большой излучины реки. Оттуда германское командование планировало нанести удар в южном направлении, чтобы восстановить сухопутные коммуникации 17-й армии, спасти ее от разгрома и сохранить за собой Крым
 Огромное напряжение испытывала в эти дни авиация, оказывая поддержку наземным войскам. В ноябре частями и соединениями армии было произведено 9600 боевых вылетов, уничтожено около 310 танков, свыше 1400 автомашин, 70 батарей полевой артиллерии и минометов.
Изо дня в день, используя все имеющиеся силы, 8-я ВА прикрывала с воздуха войска 51-й армии на южном берегу Сиваша и переправы через Сиваш. Истребители успешно отражали налеты противника. В результате на наши войска и на переправы через Сиваш бомбы не падали. Большую помощь частям, находящимся за Сивашем, оказывали экипажи По-2, которые доставляли боеприпасы, продовольствие и вывозили раненых.
Рассказывает писатель Тимофеев: "Генерал Хрюкин поставил Покрышкину задачу прикрыть плацдарм и переправы:
- Условия там очень сложные. Мостовых переправ мало. Многие стрелковые части переправляются вброд, а вода сейчас страшно холодная. Надо сделать все, чтобы не допустить бомбежку наших войск. Подумайте, как успешно решить эту задачу, доложите мне.
Покрышкин предвидел такое развитие событий:
- Товарищ командующий, я уже над этим вопросом думал и готов сейчас вам доложить.
- Да?.. Докладывайте.
Александр Иванович первым в воздушной армии предлагает решить задачу прикрытия с помощью локатора РУС-2, который только начал появляться в наших ВВС. От командарма Покрышкин просит выделить РУС-2 и "обеспечить невмешательство в мои действия штаба дивизии".
Хрюкин внимательно смотрит в глаза гвардии майору. Обещает содействие и заключает:
- Учтите, что вы взяли на себя большую ответственность. Желаю успеха!
Слова об ответственности в те годы были отнюдь не формальностью. Совсем недавно за не вполне удачный бой против "хейнкелей" Т.Т. Хрюкин приказал отдать под суд командира полка и командира атаковавшей группы. Первый был осужден к десяти годам тюремного заключения с отбытием наказания после окончания войны, второй - И.В. Федоров - к восьми... Герой Советского Союза И.В. Федоров (он таранил "мессершмитт" в бою на Кубани) в своих воспоминаниях описывает эту ситуацию: атака не удалась по вине самого командарма, опоздавшего дать приказ на взлет. Судимость была позднее снята за заслуги и победы, осадок на душе остался...
Видимо, Т.Т. Хрюкин был недоволен действиями 265-й истребительной авиадивизии (корпус Е.Я. Савицкого) в целом. 18-19 сентября дивизия потеряла погибшими девять летчиков, в их числе штурмана полка и трех заместителей комэсков, с 21 по 26 сентября - еще пятерых летчиков. Прибывший в 812-й полк командарм жестоко укорял истребителей за то, что они "не выполняют поставленных перед ними задач по прикрытию наземных войск"[15].
В феврале армия участвовала в Никопольско-Криворожской наступательной операции. Подводя итоги действий авиаторов в ходе этих боев, командующий 8-й ВА генерал-лейтенант авиации Хрюкин писал: "Войска нашего фронта ликвидировали последний оплот врага на левом берегу Днепра. Расчеты германского командования использовать никопольский плацдарм для прорыва и освобождения запертых в Крыму и обреченных на уничтожение фашистских дивизий провалились. Весь левый берег Днепра полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков... Эта новая блестящая победа советского оружия достигнута умелыми, героическими действиями наших наземных войск и авиации... В небе Приднепровья безраздельно господствовали и господствуют летчики советской авиации. Они громили, сокрушали оборонительные узлы гитлеровцев, их опорные пункты, технику, переправы через Днепр, истребляли живую силу противника, дезорганизовывали его ближайшие тылы[16]".
В боях на Южном и 4-м Украинском фронтах при освобождении Донбасса и Левобережной Украины летчики 8-й ВА в течение 1943 г. совершили свыше 69500 самолето-вылетов, провели более 1200 воздушных боев и сбили свыше 1000 самолетов противника.
С середины февраля 1944 г. войска 4-го Украинского фронта начали подготовку операции по освобождению Крыма.
В состав 8-й ВА входили 7-й шак (206-я и 289-я шад), 3-й иак (278-я и 265-я иад), 1-я гвардейская штурмовая авиационная Сталинградская Краснознаменная, 6-я гвардейская истребительная авиационная Донская, 6-я гвардейская бомбардировочная авиационная Таганрогская, 2-я гвардейская ночная бомбардировочная авиационная Сталинградская дивизии и несколько отдельных полков различного назначения. Всего в армии насчитывалось 644 боевых самолета, в том числе 297 истребителей, 153 штурмовика, 116 ночных бомбардировщиков, 61 пикирующий бомбардировщик и 17 дальних разведчиков.
В феврале 1944 г. армия перебазировалась на аэродромы Северной Таврии, и в частях началась напряженная подготовка к новым боям. Прибывало пополнение. Количество молодых летчиков, штурманов и воздушных стрелков-радистов достигало в частях половины личного состава.
10-13.03.44 г. состоялись сборы командиров полков, на которых были изучены проблемы повышения эффективности ударов на поле боя в условиях сильного противодействия истребителей и зенитной артиллерии противника.
Командующий армией генерал-лейтенант авиации Хрюкин сделал обзор новых тактических приемов, которые предстояло применить в наступательной операции. Много внимания на сборах было уделено взаимодействию с наземными войсками, в первую очередь с артиллерией. Были распределены цели, указано время ударов, планировалось подавление артиллерийским опием зениток противника во время пролета штурмовиков и бомбардировщиков.
В это же время были проведены четыре армейских сбора командиров и начальников штабов соединений, ставшие большой школой обобщения и изучения боевого опыта.
20-22.03.44 г. состоялись сборы командиров корпусов, дивизий, начальников районов аэродромного базирования, где был изучен район полетов в Крыму, отработаны вопросы планирования, организации взаимодействия родов авиации и наземных войск, летных и тыловых частей армии.
Особенно трудной была организация оперативного и тактического взаимодействия с частями, которые планировалось ввести в прорыв для разгрома и преследования отходящего противника. Все вопросы тщательно изучались, согласовывались с командованием наземных войск и в виде плановых таблиц взаимодействия доводились до командиров авиационных частей и соединений армии.
Для управления авиацией над полем боя командующим был назначен главный авианаводчик фронта, через которого все распоряжения и указания должны были передаваться по радио с использованием радиопозывного "Громада". В наземные войска были направлены авиационные наводчики, разработаны сигналы опознавания своих войск, кодированные карты целей и таблицы радиосигналов для связи экипажей с землей. В условиях бездорожья, частых дождей и туманов ни на один день не прекращалась работа по переброске техники и развертыванию дополнительных линий связи.
Командарм большое внимание уделял материально-техническому обеспечению предстоящих боевых действий. Вместе с начальником штаба, начальником тыла армии и другими офицерами он лично рассчитывал, сколько и какие средства потребуются в ходе операции, корректировал планы поставки и графики прибытия эшелонов с топливом, боеприпасами, техническим и интендантским имуществом.
Особое внимание штаб армии уделил организации и ведению воздушной разведки.
С 1.03.44 по 8.04.44 г. на эти цели было выполнено 633 вылета. Фотографирование на всю глубину оборонительной полосы противника позволило представить полную картину его обороны на Крымском перешейке, вскрыть группировку вражеских наземных войск и авиации, их состав и дислокацию. Одновременно были сфотографированы все аэродромы противника и подготовлены точные данные о его авиационной группировке, насчитывавшей 90 истребителей, 140 бомбардировщиков и 30 разведчиков.
В подготовительный период армия отражала налеты вражеской авиации и прикрывала войска на поле боя. Прикрытие войск на Перекопе и Сиваше являлось важнейшей боевой задачей 8-й ВА. Для своевременного обнаружения самолетов противника была развернута радиолокационная станция дальнего обнаружения. Этот радиолокатор позволял за 15-20 минут предупредить дежурные эскадрильи, а истребителей, патрулирующих в зоне ожидания, направить навстречу вражеским самолетам. Только за январь и март радиолокаторами было засечено 1614 целей и осуществлено 135 наведений, в результате чего сбито 134 вражеских самолета.
8.04.44 г. в 8.00 началась артподготовка. Затем над полем боя появилась советская авиация. Под прикрытием сорока восьми истребителей 265-й дивизии на высоте 2700-2900 м шли колонной шесть девяток Пе-2 и А-20 6-й гбад. Прижимаясь к земле, летели штурмовики. Выше действовали истребители, расчищая воздушное пространство от врага. В 11.00 пошли в атаку наземные войска.
Всего в течение первого дня наступления части 8-й ВА произвели 818 самолето-вылетов, уничтожили 29 артиллерийских батарей, 16 танков, создали 18 очагов пожара. В 29 групповых воздушных боях было сбито 20 самолетов противника, 10 уничтожено на аэродромах.
Оказывая непрерывную поддержку наступающим, авиаторы громили вражеские войска на поле боя и на марше, в портах и на аэродромах. Они надежно прикрывали свои части и соединения, которые 15 апреля вышли к внешнему оборонительному рубежу Севастополя.
За 10 дней наступления соединения 8-й Воздушной армии произвели 8874 самолето-вылета. Было сброшено 655,4 т бомб и уничтожено 65 вражеских танков и штурмовых орудий, 131 батарея полевой и зенитной артиллерии, 312 автомашин и 53 вагона, 33 склада боеприпасов и горючего. В 200 воздушных боях, был сбит 151 самолет противника. Кроме того, 65 самолетов было уничтожено на аэродромах.
18.04.44 г. наступающие армии 4-го Украинского фронта вышли к последнему рубежу Севастопольской обороны противника на реке Черная и к хребту Сапун-гора.
К этому времени в состав фронта вошла Приморская армия, а соединения и части 4-й ВА были переданы в состав 8-й ВА. С учетом усиления армия имела 1023 боевых самолета, в том числе 466 истребителей, 261 штурмовик, 141 пикирующий бомбардировщик, 134 ночных бомбардировщика и 21 дальний разведчик. Превосходство авиации над противником было более чем десятикратным.
5.05.44 г. начался штурм Севастополя. За 10 минут до атаки штурмовики нанесли удар по аэродромам противника, чтобы не дать его авиации возможность своевременно вылететь на поддержку своих войск, а затем группами по десять-двенадцать самолетов штурмовали артиллерию, минометы, танки и пехоту противника на переднем крае.
Генерал-лейтенант авиации Хрюкин руководил действиями своей армии, находясь на НП командующего 2-й гвардейской армией.
9.05.44 г. Севастополь был взят.
Крымская операция 4-го Украинского фронта продолжалась 35 дней.
За период 7.04.44 по 12.05.44 г. 8-я ВА произвела 30875 боевых самолето-вылетов, повредила и уничтожила 113 танков, 280 батарей полевой и 177 зенитной артиллерии, 299 самолетов, 560 вагонов, 134 склада боеприпасов и горючего, тысячи солдат и офицеров противника.
При оценке эффективности действий авиации на Сапун-горе на площади размером 1000х500 м комиссией 8-й Воздушной армии было обнаружено до 300 воронок от бомб калибра ФАБ-500, ФАБ-250, ФАБ-100 и до 500 воронок от бомб меньшего калибра.
Ставка высоко оценила действия 8-й Воздушной армии. Семьдесят три летчика армии были удостоены звания Герой Советского Союза. За успешные действия по освобождению Крыма четыре дивизии, три полка, четыре батальона аэродромного обслуживания и инженерно-аэродромный батальон были награждены орденом Красного Знамени, один полк, четыре батальона аэродромного обслуживания, автотранспортный и инженерно-аэродромный батальоны удостоились ордена Красной Звезды. Наименование Севастопольских получили 7-й штурмовой корпус, 132-я бомбардировочная дивизия, 807, 686, 947, 7-й гвардейский, 210-й, 622-й штурмовые полки, 77-й гвардейский бомбардировочный полк, 85-й гвардейский, 402, 812, 43-й истребительные полки, 100-й отдельный корректировочно-разведывательный полк.
11.05.44 г. командующему 8-й Воздушной армии Хрюкину было присвоено воинское звание генерал-полковник авиации, а заместителю командующего армией по политической части полковнику Рытову - генерал-майор авиации.
24.05.44 г. генерал-полковник авиации Хрюкин был назначен командующим 1-й ВА 3-го Белорусского фронта.
Участвовал в боях в Белоруссии, Литве и Восточной Пруссии.
Вспоминает Маршал авиации Зимин: "12 мая 1944 года наша дивизия была передана в состав 4-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник авиации Константин Андреевич Вершинин...
Прошло несколько дней. Я был снова вызван к генерал-полковнику авиации К.А. Вершинину, который дал указание о перебазировании полков на передовые аэродромы фронта. В тот момент, когда я записывал его указания, вошел связист и передал Вершинину телеграмму. Командующий прочитал ее и помрачнел. Потом, стукнув в сердцах кулаком по столу, бросил:
- Сейчас на всем фронте нет никого свирепее, чем Хрюкин. Он у кого хочешь отберет любое соединение. - Константин Андреевич посмотрел на меня и как-то устало сообщил. - Ваша дивизия передается в состав 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. Ну, до свидания, - сказал он, зачитав телеграмму вслух. - Желаю успеха...
В составе 1-й воздушной армии насчитывалось более 2000 самолетов...
Генерал-полковник авиации Тимофей Тимофеевич Хрюкин... имел широкий оперативно-тактический кругозор и огромный боевой опыт. Меня не раз поражала безупречная логика мышления командующего и его способность быстро принимать единственно правильное решение в самой сложной обстановке.
За свою долгую жизнь в авиации я встречал немного авиационных военачальников высокого ранга, которых бы природа одарила так же щедро, как Т.Т. Хрюкина. В 1944 году ему было всего 34 года, по моим теперешним представлениям - совсем еще молодой человек! Но за его плечами уже были войны в Испании и в Китае, советско-финляндская война, Сталинградская битва, Донбасс и Крым... Тридцатичетырехлетний командарм обладал редкой проницательностью, безошибочно оценивал людей по их природным данным и деловым качествам. В отношении к подчиненным генерал Хрюкин был корректен, справедлив, но строг. За допущенные ошибки и просчеты, за проявленные слабости порой взыскивал сурово, но при всем том, пожалуй, больше всего на свете ценил и любил летчиков, из которых - без всякого преувеличения! - сотни знал в лицо и помнил пофамильно.
Попав в состав 1-й воздушной армии, я сразу ощутил тот напряженный деловой ритм жизни, который диктовался штабом армии и лично контролировался командующим. Особое внимание при подготовке операции уделялось системе управления авиацией на линии фронта, где располагались КП воздушной армии и ВПУ на каждом операционном направлении. Досконально изучался противостоящий противник - не только его ВВС, но и наземные войска, система обороны переднего края и основных опорных узлов. Особое внимание уделялось изучению районов базирования вражеской авиации. Тщательно отрабатывались вопросы взаимодействия истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. В свою очередь, очень важное значение приобретали вопросы слаженности действий всех видов авиации и наземных войск. Вся эта работа была развернута в таких масштабах, о которых раньше можно было только мечтать[17]".
 19.04.45 г. за умелое командование воздушной армией, личное мужество и отвагу генерал-полковник авиации Хрюкин Тимофей Тимофеевич был удостоен звания дважды Герой Советского Союза.
После войны в 1946-47 гг. он был заместителем главкома ВВС по боевой подготовке.
14.07.47 г. был назначен командующим 7-й воздушной армией Войск ПВО в Баку, а затем командующим Бакинским округом ПВО.
В 1950 г. окончил Военную академию Генерального штаба.
В 1950-53 гг. был заместителем главкома ВВС по военно-учебным заведениям.
В июле 1953 г. возвращаясь с учений генерал-полковник авиации Хрюкин ехал на автомобиле в штаб. Неожиданно на дороге оказалась группа женщин. Шофёр затормозить не успел. Тогда Хрюкин выхватил руль и направил машину в кювет.
19.07.53 г. скончался от полученных травм. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Бронзовый бюст установлен на родине в городе Ейске. Именем героя названы морское судно, улицы в Волгограде, Ейске и станице Привольная Каневского района Краснодарского края.
Дважды Герой Советского Союза (22.02.39, 19.04.45). Награждён орденом Ленина (1939), тремя орденами Красного Знамени (1937, 1940, 1953), орденами Суворова 1-й (1944) и 2-й степени (1943), двумя орденами Кутузова 1-й степени (1943, 1944), орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени (1944), Отечественной войны 2-й степени (1942), Красной Звезды (1947), медалями, иностранными орденами, в т.ч. орденом Почётного Легиона (Франция).

Литература:
Герои огненных лет. Кн. 4 - М., 1980. С. 5-13
Дважды Герои Советского Союза. - М., 1973. С. 226-227
Кубани славные сыны. Кн. 1 - Краснодар, 1963. С. 70-78
Полководцы и военачальники Великой Отечественной войны. Вып. 1 - 2-е изд., испр. - М., 1971. С. 408-446
Штурм Кенигсберга. - 4-е изд., доп. - Калининград, 1985. С. 333-33

Примечания:
 [1] Пушкин Анатолий Иванович (род. в 1915) Герой Советского Союза (12.08.42), генерал-лейтенант авиации. Русский. В РККА с 1933 г. В 1934 г. окончил 11-ю Луганскую военную школу летчиков им. Пролетариата Донбасса. Участвовал в национально-освободительной войне в Китае. Награжден орденом Красного Знамени. Участвовал в освободительном походе в Западную Украину и Белоруссию. Участвовал в советско-финской войне. В 1941 г. окончил КУКС при ВВА. Участвовал в Великой Отечественной войне с июля 1941 г. Командовал 52-м ббап 76-й сад, затем командовал бомбардировочной авиадивизией. В 1954 г. окончил Военную академию Генштаба. С 1975 г. - в запасе.
 [2]Я дрался с самураями. От Халхин-Гола до Порт-Артура //Сост. А. Кошелев. - М.: Яуза, Эксмо, 2005. С. 242.
 [4] Советско-финляндская война под грифом "совершенно секретно" // Ратоборец (военно-исторический выпуск газеты ЛВО "На страже Родины"), 1996. - N 1. - январь.
 [5] В ноябре-декабре комбриг Красовский командовал ВВС 14-й армии.
 [6] См. подробнее: Зефиров М.В. Асы Второй мировой войны: Союзники Люфтваффе: Эстония, Латвия, Финляндия / М.В. Зефиров. - М.: ООО "Издательство АСТ", 2003.
 [7] Советско-финляндская война 1939-1940. В 2 т. Т. 1/ Сост.: П.В. Петров, В.Н. Степаков. - СПб.: ООО "Издательство "Полигон", 2003. С. 449.
 [8] Бешанов В.В. Год 1942 - "учебный" // Под общей редакцией А.Е. Тараса. - Мн.: Харвест, 2003. С. 234.
 [9] Воздушная армия позволяла объединить всю авиацию фронта под одним руководством и применять их массированно на главных направлениях действий сухопутных войск. Идея создания армий, разработанная штабом ВВС на основе опыта применения авиации за восемь месяцев войны и возросших возможностей промышленности, была одобрена ГКО и уже осуществлена на Западном, Брянском, Калининском и Южном фронтах, где действовали соответственно 1, 2, 3 и 4-я Воздушные армии.
 [10] Губин Б.А., Киселев В.Д. Восьмая воздушная. Военно-исторический очерк боевого пути 8-й воздушной армии в годы Великой Отечественной войны. - М.: Воениздат, 1980. С. 5.
 [11] Бешанов В.В. Указ соч. С 284.
 [12] Красноюрченко Иван Иванович (1910-1970) Герой Советского Союза (17.11.39), генерал-майор авиации. Русский. Окончил 1-й курс Ленинградского института инженеров-механиков социалистического земледелия. Член ВКП(б) с 1932 г. В РККА с 1934 г. В 1935 г. окончил 1-ю военную школу летчиков им. тов. Мясникова в Каче. Участвовал в боях у реки Халхин-Гол. Был помощником командира эскадрильи 22-го иап. Совершил 111 боевых вылетов, провел 33 воздушных боя и 45 штурмовок, лично сбил 5 японских самолетов. Был награжден орденом Красного Знамени и удостоен звания Герой Советского Союза. Участвовал в Великой Отечественной войне. Командовал 102-й иад ПВО. После войны служил в ПВО, а затем был зам. командира 9-го авиакорпуса. В 1952 г. окончил Военную академию Генштаба. С 1956 г. - в отставке.
 [13] Непрерывные действия авиации при подготовке атак наземных войск, в период атак и во время действий танков и пехоты в глубине вражеской обороны.
 [14] Губин Б.А., Киселев В.Д. Указ. соч. С. 110.
 [15] Тимофеев А.В. Указ. соч. С. 328.
 [16] Губин Б.А., Киселев В.Д. Указ. соч. С. 149.
 [17] Зимин Г.В. Указ. Соч. С. 259.


Рецензии
За потопление японского авианесущего корабля Тимофей Тимофеевич Хрюкин получил звание Героя Советского Союза. Вместе с Хрюкиным звания Героя был удостоен флаг-штурман группы бомбардировщиков капитан И. Селиванов, который летал с Тимофеем Тимофеевичем в одном экипаже.
Хрюкин и Селиванов одновременно увидели в глухой бухте, затянутой маскировочными сетями, авианосец «Ямато-мару». Ветер дул с берега, и пелена тумана, закрывавшая судно, медленно отступала в море. Не теряя ни секунды, СБ пошёл в атаку. Иван дал поправку. Тимофей довернул машину и ощутил, как бомбы полетели вниз. На втором заходе Хрюкин увидел, что на «Ямато-мару» возле самой трубы, взметнулся столб черного дыма, изрезанный яркими языками пламени. Вторая бомба легла у борта, разорвалась в воде, ниже ватерлинии, и одновременно, как по команде, заградительный огонь прекратился. Одинокая последняя струя трассирующих пуль медленно поднялась в воздух, и все оборвалось. Авианосец начал крениться на левый борт.
Самолет сбросил последние бомбы и лег на курс. Гибнущий авианосец лежал на боку и походил на громадную черепаху, выползающую из воды. Летчики не видели его последних мгновений…
В разведку с аэродрома послали два истребителя. Летчики вернулись и доложили - авиаматка перевернулась вверх днищем и затонула.
«Ямато-мару» представлял собой переоборудованный во вспомогательный авианосец грузовой пароход водоизмещением 9656 тонн, построенный в Италии в 1915 году под названием «Джузеппе Верди». В 1920 году он был куплен Японией. Пароходу срезали трубы, вынеся дымоход к правому борту, и надстроили над его корпусом деревянную палубу, служившую взлётно-посадочной полосой.
Корпус авианосца был усилен, а для повышения остойчивости на нем установили булевые наделки. В качестве зенитного вооружения на «Ямато-мару» были установлены шесть спаренных 13,2-мм пулемётов Гочкисса.
31 мая 1923 года вспомогательный авианосец «Ямато-мару» вступил в состав... японских сухопутных сил. Его самолёты должны были поддерживать войска императорской армии на театрах военных действий, слабо оборудованных аэродромами. Именно из-за принадлежности корабля армии а не флоту, его не находят в списках японских боевых кораблей, и на этом основании всю историю считают вымыслом.

Алексей Николаевич Крылов   16.09.2020 10:24     Заявить о нарушении
Цитата:"Весной 1938 г. возглавлял группу из двенадцати СБ, которым удалось тяжело повредить бомбовым ударом японский легкий авианосец."
Так что о потопление речи не было.
А вики, со ссылкой на источники (см. ниже) дает следующую информацию по упомянутому вами судну:
«Ямато-мару» — океанский пассажирский лайнер, построенный в 1915 году в Италии под именем «Джузеппе Верди» (итал. Giuseppe Verdi). В 1928 году судно было продано японской компании и переименовано в «Ямато-мару». Во время Японо-китайской и Второй мировой войн судно использовалось в качестве войскового транспорта, находилось в оперативном подчинении Императорской армии Японии. Потоплено 13 сентября 1943 года в Восточно-Китайском море американской подводной лодкой USS Snook (SS-279).
«Джузеппе Верди» был построен на верфи Esercizio Bacini в 1915 году по заказу компании Transatlantica Italiana. Спущен на воду 2 августа, постройка завершена в ноябре того же года. Количество мест составило 100 для пассажиров первого класса, 260 — для второго класса и 1825 — для третьего класса. В первый рейс лайнер вышел 4 ноября 1915 года из Генуи в Нью-Йорк с заходом в Неаполь. В течение последующих тринадцати лет «Джузеппе Верди» эксплуатировался на рейсах между Италией и США. В 1928 году лайнер был продан японской компании Kinkai Yusen K. K. и переименован в «Ямато-мару».
В 1937 году, с началом Японо-китайской войны лайнер переходит в оперативное подчинение армии и используется в качестве войскового транспорта. В сентябре 1937 года «Ямато-мару» перевозил части 20-го пехотного полка 16-й дивизии из Осаки в Вусонг под Шанхаем. В октябре перевёз части 150-го полка 114-й дивизии из Осаки в Китай с заходом на острова Гото для формирования конвоя, войска высажены в заливе Ханчжоувань. В сентябре 1938 года компания «Ниппон юсэн» приобрела «Кинкай юсэн» вместе со всеми активами, в том числе «Ямато-мару». В 1940 году на судне убрали одну из двух труб.
В 1943 году «Ямато-мару» снова реквизирован для нужд Императорской армии. В августе того же года «Ямато-мару» был включён в состав конвоя, шедшего из Палау в Хиросиму. 25 августа конвой дважды безуспешно (предположительно из-за отказа торпед) был атакован подводной лодкой USS Tunny (SS-282). 11 сентября «Ямато-мару» вышел с японского острова Муцуредзима в Цзилун в составе конвоя из семи судов в сопровождении эсминца «Сиокадзэ». На борту находилось 916 человек, 3340 тонн груза и 3000 килограмм почты. 13 сентября, перед рассветом, конвой был обнаружен американской подводной лодкой USS Snook (SS-279) под командованием Чарльза Трибеля. «Ямато-мару» был торпедирован и затонул в точке 30°18′ с. ш. 123°35′ в. д., погибло четыре члена экипажа и 29 пассажиров. Эсминец атаковал подлодку глубинными бомбами и ошибочно сообщил о её потоплении.
См. подробнее:
Bob Hackett. YAMATO MARU: Tabular Record of Movement. Combined fleet (2014) http://www.combinedfleet.com/YamatoM_t.htm
United States. Office of the Chief of Naval Operations. Japanese Merchant Ship Recognition Manual: O.N.I. 208-J. — Navy Department, 1942. — 281 с. http://maritime.org/doc/id/oni208j-japan-merchant-ships/pg055.htm

Олег Шушаков   16.09.2020 13:19   Заявить о нарушении
С чужих голосов правды не сыщешь. Поменьше вики. Побольше документов. ГДЕ ДОКУМЕНТЫ ЛЛОЙДА? ГДЕ ФОТОГРАФИИ ОЗНАЧЕННОГО ПАРОХОДА ДАТИРОВАННЫЕ после 1938 года? Вероятно, пароход был поднят. Потом мог иметь и указанную Вами судьбу.

Алексей Николаевич Крылов   17.09.2020 16:31   Заявить о нарушении
По поводу описания самой атаки. Приведённая Вами цитата не имеет атрибутов. Откуда Вы её выдернули я понять не могу. Озаботтесь, плиз, привести боевое донесение Т.Т. Хрюкина, результаты разведки после удара. Ныне, когда дегероизация Красной и Русской армии является ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДОКТРИНОЙ США, Ваша статья имеет достаточную для отрицательного отзыва окраску.

Алексей Николаевич Крылов   17.09.2020 17:00   Заявить о нарушении
Будьте так любезны, ознакомьтесь с описанием атаки авианосца самого Т.Т.Хрюкина в газете «Комсомольская правда» от 6 июля 1939 г. (№ 153\4336). На третьей полосе весьма подробно. Успехов.

Алексей Николаевич Крылов   17.09.2020 17:30   Заявить о нарушении
Насчет документов Ллойда. Это не ко мне, это к Ллойду.
По поводу сутьбы парохода. Да, текст из википедии. Но таки не из пальца. См. указанные в комментарии ссылки, а именно:
Bob Hackett. YAMATO MARU: Tabular Record of Movement. Combined fleet (2014) http://www.combinedfleet.com/YamatoM_t.htm
United States. Office of the Chief of Naval Operations. Japanese Merchant Ship Recognition Manual: O.N.I. 208-J. — Navy Department, 1942. — 281 с. http://maritime.org/doc/id/oni208j-japan-merchant-ships/pg055.htm
Что же ксается цитаты, то она из обсуждаемой статьи. А информация о самой атаке взята отсюда: Анфиногенов А.З. Мгновение — вечность. — М.: Московский рабочий, 1994.
И вот как об этом эпизоде рассказывает Артём Захарьевич Афиногенов: «Пошли бомбить переправу через Янцзы, а облачность - до земли, видимость над целью - ноль. Штурман Сухов Иван Степанович говорит: «Командир, вверх по Янцзы погода лучше, пойдем туда...» Чтобы, значит, бомбы домой не привозить...
Японцев врасплох не поймаешь. И не думай! У них все стены с ушами. Хрюкин, хочу сказать, молчать умеет и других приучал... железной рукой. Железной. Надо что обсудить, огласить командирское решение - уходим в поле. «Азия! Восток!» А в столовой или в общежитии разговоры на одни житейские темы... О боевой работе - ни гу-гу. Хрюкин пресекал, вплоть до откомандирования на родину...
Ведь сколько за этой авиаматкой гонялись... Разведка доносит: «Барыня», — это шифр ей дали такой, или прозвище, - «Барыня» стала на якорь в устье...» Наши по газам, мчат в устье, а «Барыни» и след простыл. Один экипаж застукал ее на ходу, а система сбрасывания не сработала... как заговоренная. Водит за нос и не дается, верно, что «Барыня»... А Иван Степанович ее учуял. Замаскирована, конфигурация изменена, наподобие какой-то дамбы с мостками, крейсера ее прикрывают. Сухов вначале-то за крейсер зацепился, его увидел, потом авианосец... «Командир, шесть градусов левее!.. Бьем по «Барыне» с ходу!» «Где?.. Куда?.. Не вижу!.. - это Хрюкин. - Не примерещилось, Иван?»
Про Сухова так говорили: штурман божьей милостью, истинный представитель культурных людей в авиации, но пользуется своими приемами. Прицелу будто не доверяет, бомбит по наитию, через носок унта. Иван Степанович на это обижался: я, говорит, не шаман, я укладываю бомбы на заказ и по науке!..
Крейсера ощерились, шпарят из всех стволов, Иван Степанович клещом в находку впился. «Три градуса, - дышит, - так держать!..» Хрюкин - «Теперь вижу! Есть держать!..»
Наша бомба влетела в дымовую трубу авиаматки. Разведка сразу просигналила, потом японские газеты писали: бомба разорвалась в дымовой трубе... В Ханькоу, когда наградные оформляли, Хрюкин заявил: «Во главу списка поставить Сухова. Принципиально. Поскольку штурман экипажа активным поиском и уверенным маневром обеспечил ликвидацию важного военно-морского объекта».
Японские авианосцы принимали активное участие в войне в Китае. В разное время в китайских водах находились 2 легких («Хосё» и «Рюдзё») и 2 тяжелых авианосца («Акаги» и «Кага»). По японским данным ни один авианосец за время боев в Китае потоплен не был.
Скорее всего, группе Хрюкина удалось повредить легкий авианосец «Хосё», который после возвращения в Японию был поставлен на капитальный ремонт и ремонтировался до октября 1940 г., или «Рюдзё», в конце 1939 г. выведенный в резерв и вновь вошедший в состав флота лишь в июне 1941 г. (см. подробнее: Бешанов В.В. Энциклопедия авианосцев / Под общ. редакцией А.Е. Тараса – М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2002).
На счет боевых донесений Хрюкина. Увы, доступа к архивам не имею. По причине удаленности места жительства.
А за наводку на статью в «Комсомолке» спасибо. Биография Хрюкина была написана мной 20 лет назад. И, конечно, нуждается в правке. Но на основе документов. Как вы совершенно верно отметили.
Что же касается упомянутой статьи в «Комсомолке», то, на мой взгляд, это просто очередной эпизод в информационной войне. Бомбардировка имела место. И попадание, скорее всего, тоже было. Иначе экипаж не наградили бы. Но. Рассказ майора Ху Кин-Тоу явно приукрашен журналистом. Чтобы не сказать больше. С высоты 3 тысяч с горизонтального полета угодить в авианосец сразу тремя бомбами – это просто фантастическая удача! А как бесподобно описана отвалившаяся корма и прочая груда металлического лома! Афиногенов в этом смысле гораздо скромнее. И упоминает только об одном попадании. Наверное, потому что сам – бывший лётчик-штурмовик. Не раз ходивший на боевые задания. Сбитый и горевший.
А впрочем, как сказал генералиссимус Суворов: «Чего их, басурман, жалеть, пиши больше!».

Олег Шушаков   18.09.2020 13:02   Заявить о нарушении
Хрюкин заявил: «Во главу списка поставить Сухова. Принципиально. Поскольку штурман экипажа активным поиском и уверенным маневром обеспечил ликвидацию важного военно-морского объекта». ЛИКВИДАЦИЯ = УНИЧТОЖЕНИЕ. Это из приведённого ВАМИ источника и это там принадлежит перу Т.Т. Хрюкина. Какое там у Вас "повреждение"? В комсомолку материал попал от самого Т.Т. Хрюкина. Поймите, НЕЛЬЗЯ ЗАМАЛЧИВАТЬ НАШИ ПОБЕДЫ. В противном случае Вы для меня ничем не отличимы от власова.

Алексей Николаевич Крылов   18.09.2020 13:46   Заявить о нарушении
Что касается «ликвидации», то, как уже упоминалось, попадание было всего одно. В трубу. А не в пороховой погреб.
Одной «сотки» недостаточно для потопления такого крупного корабля, как авианосец.
А насчёт побед я с вами согласен. Победы замалчивать нельзя.
Однако.
Враньё принижает любую победу. Потому что ставит её под сомнение.
Не стоит лить воду на мельницу фальсификаторов. В противном случае вы мало чем от них отличаетесь.

Олег Шушаков   19.09.2020 12:36   Заявить о нарушении
Уважаемый Олег! Критерии оценки повреждений, применяемые Вами весьма далеки от грамотных. Домыслы и плетения в хвосте майнстрима не есть достойное для русского человека дела.

Алексей Николаевич Крылов   20.09.2020 19:50   Заявить о нарушении
Насчет «грамотных». Вы бы уточнили, о чем речь. Для начала. А потом. Хоть как-нибудь аргументировали свои утверждения.
Что касается домыслов и прочего «мейнстрима». Не по адресу. Все опубликованные здесь биографии составлены на основе мемуаров героев или их сослуживцев, а также официальных документов. Ссылки на источники приведены в конце каждого очерка.
По поводу «русского достойного» и так далее, и тому подобного. А стоит ли так заноситься? То бишь. Не много ли на себя берете? В смысле. Мир – зеркало. Не зря в народе говорится. Таскал волк - потащили и волка.
«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7:1–2).

Олег Шушаков   21.09.2020 16:00   Заявить о нарушении
Знаете, уважаемый, я считал Вас серьёзным человеком. Однако... Итак, попадание в дымовую трубу котла неизбежно вызывает взрыв последнего. Сиё сопровождается выходом высокотемпературного пара и ударной волной. Обшивка парохода 10 мм от воздействия вышеизложенных факторов взрыва лопается, в том числе переборки. Борьба за живучесть осложняется многократно, что способствует быстрому затоплению судна.
Бомбовая нагрузка СБ - 1600 кг. Это 16 соток. Можно было брать и полутонные. ГДЕ ДАННЫЕ О ПОПАДАНИИ ТОЛЬКО ОДНОЙ СОТКИ? Тактика бомбометания не подразумевала в то время сброс только одной бомбы. Я лично уверен, что атака была минимум 10-ю бомбами. В газете очерк писался со слов Хрюкина. Я далёк от мысли, что этот человек говорил неправду.
Вы, высунув длинный шершавый язык, взялись вылизывать задницу противнику. С презрением к автору пасквиля на Т.Т. Хрюкина.

Алексей Николаевич Крылов   21.09.2020 16:53   Заявить о нарушении
Насчет «серьезных». Давайте уже без лести. Я не тщеславен.
По поводу взрыва. Если бомба долетит до самого котла, то его взрыв, возможен. Однако…
Во-первых. О «неизбежном».
Вы писали (см. выше): «На втором заходе Хрюкин увидел, что на «Ямато-мару» возле самой трубы, взметнулся столб черного дыма, изрезанный яркими языками пламени».
Если бы взорвался котел, не только дымило бы, но и парило.
Во-вторых. Опять таки о взрыве. Но не котла.
Цитата: «Наша бомба влетела в дымовую трубу авиаматки. Разведка сразу просигналила, потом японские газеты писали: бомба разорвалась в дымовой трубе» (см. Анфиногенов А.З. Мгновение — вечность. — М.: Московский рабочий, 1994.)
В трубе взорвалась. Не в котле.
В-третьих. О «затоплении».
Взрыв котла далеко не всегда приводит к затоплению корабля. Ни к быстрому, ни к какому. И примеров этому полно.
В-четвёртых. Про «пароход».
Какой объект поразил Хрюкин точно не установлено. Вашу гипотезу насчет «Ямато-мару» источники не подтверждают. Так что это вполне себе могло быть не судно, а корабль. В смысле. Легкий авианосец «Хосё», который после возвращения в Японию был поставлен на капитальный ремонт и ремонтировался до октября 1940 г., или «Рюдзё», в конце 1939 г. выведенный в резерв и вновь вошедший в состав флота лишь в июне 1941 г. (см. подробнее: Бешанов В.В. Энциклопедия авианосцев / Под общ. редакцией А.Е. Тараса – М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2002).
В-пятых. О бомбовой нагрузке.
В Китай в конце 1937 – начале 1938 года поставлялись бомбардировщики СБ 2М-100. Бомбовая нагрузка - 600 кг. То бишь. Шесть «соток».
В-шестых. О тактике.
Вы можете быть уверены во всём, в чём вам заблагорассудится. Даже в атаке минимум. 10-ю бомбами. Дело хозяйкино. Однако…
И в-седьмых. О сбросе «только одной» бомбы.
Никто и не утверждал, что была сброшена только одна бомба. Просто привел цитату о попадании только одной бомбы. Если вы, конечно, улавливаете разницу.
Ясен хрен. Одной бомбой никто цель не атакует. К вашему сведению. Поскольку. Бомбометание. Производится. Как минимум. Двумя бомбами. Одновременно. Конструктивные особенности такие. У бомбосбрасывателей.
Матчасть изучайте. Тщательнее.

Что же касается «шершавых». Остерегитесь, сударь. Не стоит здесь горло драть. И не таких хамов осаживали.
А, впрочем, этот визг свидетельствует лишь о беспомощности.

Олег Шушаков   21.09.2020 18:46   Заявить о нарушении
Абсолютно бездоказательная эмоциональная болтовня.
Да, в подольском архиве материалы китайско-японской войны имеют гриф до сих пор.
Однако, есть вполне открытые и указанные Вам источники. Вы их игнорируете, ссылаясь непонятно на что, полухудожественные измышления какого-то Тараса...
Позиция автора, не знающего основы тактики применения бомбардировщиков в указанной китайско-японской войне, абсолютно незнакомого с устройством боевого корабля, непонимающего отличие гражданского парохода от специально спроектированного судна весьма показательна и смешна.
Приведите доказательно свою позицию, опираясь на источники с подробными ссылками.
Осаживать пока приходится таких ламмеров, как Вы, апологет вероятного противника, вероятно не безплатный.

Алексей Николаевич Крылов   29.09.2020 18:38   Заявить о нарушении
Из мемуаров Полынина (Полынин Ф.П. Боевые маршруты. — М.: Воениздат, 1972.):

По сигналу ракеты 28 тяжело груженных бомбардировщиков один за другим поднялись в воздух. Мы сбросили на Формозу 280 бомб, и большинство из них точно угодили в цель.
На аэродроме меня спросили:
— Сколько килограммов может поднять бомбардировщик?
— Одну тонну.»

Надеюсь, считать ещё не разучились? Сколько соток каждый из СБ привёз на Формозу?
Теперь удары по кораблям:

«В реку Янцзы из Восточно-Китайского моря вошла эскадра, насчитывающая 30 военных кораблей. Они обстреливали позиции китайских войск с тыла, высаживали десанты.
Когда в Китай прибыл первый отряд советских скоростных бомбардировщиков, нас попросили задержать продвижение японских кораблей вверх по Янцзы. Хотя опыта бомбометания по таким целям у нас не было, мы сразу же приступили к разработке операции.
Наши воздушные разведчики установили, что в заливе Ханьчжоу сосредоточено около 20 вражеских кораблей, а выше его, на реке Янцзы, находятся еще 10. Суда стояли скученно. О нападении с воздуха японцы, видимо, даже не помышляли.
Для удара по японскому флоту наше командование выделило две группы бомбардировщиков. Одну шестерку водил Ф. И. Добыш. Внезапным налетом были выведены из строя восемь вражеских кораблей, два из которых затонули.
В ответ на это японцы в тот же день подвергли бомбежке наш аэродром в Наньчане. Нам пришлось перелететь на другой аэродром, расположенный в шестистах километрах от фронта.
Очень эффективным был налет звена наших бомбардировщиков на японский военный корабль, стоявший в 15 километрах от г. Уху. Маскируясь облаками, самолеты появились над целью внезапно и сбросили бомбы с высоты 900 метров. Вскоре от командующего Центральным фронтом к нам поступила телеграмма: «От лица всех войск фронта приношу благодарность авиации за бомбардировку японского военного корабля, причинившего нам много бед. Через 20 минут после бомбардировки он затонул. Затонул также и стоявший невдалеке от него японский военный катер. Желаю вам новых успехов».
Летать приходилось много, самолеты изнашивались. В июне 1938 года нам предложили перебазироваться в Ланьчжоу, чтобы заменить моторы. А там меня ожидало новое распоряжение: самолеты передать Т. Т. Хрюкину, прибывшему с новой группой летчиков-добровольцев, а самому возвращаться на Родину.»

Алексей Николаевич Крылов   29.09.2020 19:07   Заявить о нарушении
При бомбометании с высоты 3000 м и прямом попадании «сотка» с донной установкой взрывателя замедленного действия пробивала верхние этажи и взрывалась на нижнем, почти полностью разрушая каменный многоэтажный дом.
Технические характеристики:

ФАБ-100М черт. 3-0766
Общая длина (ок. снар.) - 1045...1052 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 310 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 295 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 103,72 кг;
- взрывчатого вещества - 32,04 кг;
Используемые взрыватели (1 штука) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01079
Общая длина (ок. снар.) - 1045...1058 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 310 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 300 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 103,30 кг;
- взрывчатого вещества - 32,02 кг;
Используемые взрыватели (1 штука) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01178
Общая длина (ок. снар.) - 1031...1053 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 308 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 368...372 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 103,56 кг;
- взрывчатого вещества - 49,93 кг;
Используемые взрыватели (2 штуки) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01178
Общая длина (ок. снар.) - 1034...1058 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 308 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 368...372 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 93,58 кг;
- взрывчатого вещества (жидкого) - 39,73 кг;
Используемые взрыватели (2 штуки) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01270
Общая длина (ок. снар.) - 1036...1060 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 308 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 348...352 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 101,98 кг;
- взрывчатого вещества - 49,93 кг;
Используемые взрыватели (1 штука) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01270
Общая длина (ок. снар.) - 1036...1060 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 308 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 348...352 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 92,18 кг;
- взрывчатого вещества (жидкого) - 39,91 кг;
Используемые взрыватели (1 штука) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

ФАБ-100М черт. 3-01630
Общая длина (ок. снар.) - 1028...1052 мм;
Диаметр корпуса - 280 мм;
Размах оперения - 308 мм;
Расстояние от центра тяжести до головного среза - 348...350 мм;
Масса:
- авиабомбы без взрывателя - 92,15 кг;
- взрывчатого вещества - 39,91 кг;
Используемые взрыватели (1 штука) - АПУВ, АПУВ-1, АПУВ-М

Источник: Е.Пырьев, С.Резниченко. Бомбардировочное вооружение авиации России 1912-1945 гг.

Алексей Николаевич Крылов   29.09.2020 19:48   Заявить о нарушении
ОБЪЯСНИТЕ ПОДРОБНО, ПОЧЕМУ ВЫ ИГНОРИРУЕТЕ ПРИВЕДЁННЫЙ ИСТОЧНИК:
"Ведь сколько за этой авиаматкой гонялись... Разведка доносит: «Барыня», — это шифр ей дали такой, или прозвище, - «Барыня» стала на якорь в устье...» Наши по газам, мчат в устье, а «Барыни» и след простыл. Один экипаж застукал ее на ходу, а система сбрасывания не сработала... как заговоренная. Водит за нос и не дается, верно, что «Барыня»... А Иван Степанович ее учуял. Замаскирована, конфигурация изменена, наподобие какой-то дамбы с мостками, крейсера ее прикрывают. Сухов вначале-то за крейсер зацепился, его увидел, потом авианосец... «Командир, шесть градусов левее!.. Бьем по «Барыне» с ходу!» «Где?.. Куда?.. Не вижу!.. - это Хрюкин. - Не примерещилось, Иван?»
Про Сухова так говорили: штурман божьей милостью, истинный представитель культурных людей в авиации, но пользуется своими приемами. Прицелу будто не доверяет, бомбит по наитию, через носок унта. Иван Степанович на это обижался: я, говорит, не шаман, я укладываю бомбы на заказ и по науке!..
Крейсера ощерились, шпарят из всех стволов, Иван Степанович клещом в находку впился. «Три градуса, - дышит, - так держать!..» Хрюкин - «Теперь вижу! Есть держать!..»
Наша бомба влетела в дымовую трубу авиаматки. Разведка сразу просигналила, потом японские газеты писали: бомба разорвалась в дымовой трубе... В Ханькоу, когда наградные оформляли, Хрюкин заявил: «Во главу списка поставить Сухова. Принципиально. Поскольку штурман экипажа активным поиском и уверенным маневром обеспечил ликвидацию важного военно-морского объекта».
Анфиногенов А.З. Мгновение — вечность. — М.: Московский рабочий, 1994.

Алексей Николаевич Крылов   29.09.2020 19:52   Заявить о нарушении
Взрыв ФАБ-100 в дымовой трубе неизбежно поразит осколками паровой котёл, брони там нет. Только по официальным данным американской статистики в США с 1816 по 1838 год ДЕВЯНОСТО ДЕВЯТЬ кораблей погибло от взрывов паровых котлов во время гонок. В одном только районе Нью-Йорка в 1825-1826 годах из-за взрывов паровых котлов погибло шесть пассажирских пароходов, при этом число жертв составило почти 500 человек.
Возьмём теперь взрыв котла на британском броненосце "Тандерер" в 1876 году во время ходовых испытаний. Один из котлов рванул так, что погибли по разным данным от 36 до 45 человек, в том числе командир броненосца, зачем-то оказавшийся в тот момент в котельном отделении.
В методическом пособии "ОЦЕНКА ПАРАМЕТРОВ ПРОМЫШЛЕННЫХ ВЗРЫВОВ", в параграфе 4.2 взрыв парового котла считается по методике ГОСТ Р 12.3.047-98 Приложение Ж: "Метод расчета параметров волны давления при взрыве резервуара с перегретой жидкостью или сжиженным газом при воздействии на него очага пожара"
Разрыв резервуара в очаге пожара с образованием волн давления получил название BLEVE (Boiling Liquid Expanding Vapour Explosion - взрыв расширяющихся паров вскипающей жидкости).

Алексей Николаевич Крылов   29.09.2020 20:16   Заявить о нарушении
20 февраля 1935 года на авиазавод № 22 имени С.П.Горбунова были сданы чертежи СБ. Этот завод был выбран головным для серийного выпуска СБ и подготовка к выпуску первого серийного самолета началась еще весной 1935 года. Одновременно под руководством В.Я. Климова велись работы по запуску в серию и совершенствованию двигателя Испано-Сюиза ("Hispano-Suiza 12Ybrs"), который получил в СССР обозначение М-100. Его выпускали на авиамоторном заводе № 26 в Рыбинске.
После испанских боёв 1936 года стало ясно – бомбовая нагрузка недостаточна, а двигатели весьма посредственны. Конструкторы создали полностью свой отечественный двигатель М-103 и доработали сам самолёт.
В сентябре 1937 года завершились испытания новых вариантов СБ. На них установили более мощные наши моторы М-103, созданные на производственной базе сюизного испанца М-100А, получив номинальную мощность до 960 л.с.. Доводка и отладка проводилась на трех опытных экземплярах СБ бис (плотная масса до 6426 кг), СБ бис-2, СБ бис-3 (полетный вес до 6000 кг). Они различались в основном формой гондол двигателей, когда водорадиаторы системы охлаждения размещались лобовым или туннельным способами. Применялись держатели наружной подвески бомб. Кабину штурмана увеличили, оснастили ее спаренным управлением. Усовершенствовали шасси, закрылки, створки капотов двигателей и многое другое, подсказанное испанским опытом. 2 сентября 1937 года летчик М.Ю. Алексеев установил на СБ бис новый международный рекорд. Он поднял груз 1000 кг на высоту 12245,6 м.
Для серийного производства выбрали самолет СБ бис-2 с лобовым размещением водорадиаторов в гондолах двигателей. На машине увеличили запас прочности планера, дооборудовали кабину летчика бронеспинкой. Также установили наружные держатели для подвески авиабомб массой до 500 кг. Максимальная бомбовая нагрузка увеличилась до 1600 кг. С нормальной полетной массой, увеличившейся до 6175 кг, самолет развивал скорость - 419 км/ч. Скороподъемность не отличалась от присущей СБ с моторами М-100А.
Максимальную полетную массу с бомбовой нагрузкой в 1500 кг при максимальной заправке горючим довели до 7750 кг. Радиус действия составил 600 км.
В 1937-1938 годах на серийных заводах производилось до 13 таких СБ в сутки.

Алексей Николаевич Крылов   30.09.2020 10:24   Заявить о нарушении
Насчет ТТХ бомб. То, что вы начали изучать источники, а не только газеты, это уже хорошо. Однако. При чем тут верхние этажи и каменные дома?

Что касается бронированных котлов. Толщина котельного железа составляет от 6,4 до 25,4 мм (см. подробнее: Эвальд В. В. Строительные материалы. Их приготовление, свойства и испытание. Ленинград, 1930 г. Типография изд-ва «Лен. Правда»). Это, конечно, не броня. Хотя за неимением лучше довольно часто котельное железо использовалось вместо неё. Например, в британских броневиках Standard Beaverette Mk I времен Второй Мировой войны. Использовалось котельное железо и в строительстве БЕПО. Не от хорошей жизни, ясен хрен. Но сам факт говорит за себя.
По поводу взрывов паровых котлов. Как уже упоминалось ранее. Взрыв котла далеко не всегда приводит к затоплению корабля. Ни к быстрому, ни к какому. И примеров этому полно. В том числе, упомянутый вам, взрыв котла на британском броненосце «Тандерер» в 1876 году во время ходовых испытаний. Вырвавшийся из лопнувшего котла горячий пар и раскалённые газы из разрушенной топки заполнили котельные и машинные отделения броненосца. Потери экипажа оказались тяжёлыми: погибли, по одним данным, 36 моряков, по другим — 45 (вторая цифра была приведена, в частности, в авторитетной газете «Иллюстрейтед Лондон Ньюс» за 2 сентября 1876 года), при этом 10 чел. погибли сразу, остальные скончались позже от ожогов. Однако. Авария котла не привела к затоплению корабля. А всего лишь вызвала задержку ввода броненосца в строй.

Также, обращаю ваше внимание на упоминание о «вырвавшемся из лопнувшего котла горячий пар и раскалённые газы из разрушенной топки». При взрыве котла это неизбежно. Однако. Как уже упоминалось ранее. О «неизбежном». Вы писали (см. выше): «На втором заходе Хрюкин увидел, что на «Ямато-мару» возле самой трубы, взметнулся столб черного дыма, изрезанный яркими языками пламени». Если бы взорвался котел, не только дымило бы, но и парило.

Насчет поставок СБ в Китай. «Осенью 1937 г. Советский Союз отправил в Китай 225 самолетов, в том числе 62 бомбардировщика СБ и 89 авиационных специалистов для обучения китайских летчиков. Советские летчики на СБ-2М-100А перелетели из Иркутска на аэродром Вухань (Wuhan) в провинции Хупей (Hupei) в несколько этапов через Dalan Dzagada и Ulan Bator. В ноябре 1937 г. первая группа советских летчиков-добровольцев прибыла в Китай на своих самолетах» (см. подробнее: Иванов С.В. СБ гордость советской авиации. Часть 2. «Война в воздухе» № 65, 2001).СБ-2М-100А, Карл!

И ещё пара цитат.

Вспоминает генерал-лейтенант авиации Пушкин: «Весной 1938 года меня в составе большой группы летчиков-бомбардировщиков вызвали в Москву… Командовать нашей группой назначили того же капитана Хрюкина… Добирались мы до нового места службы долго... Кое-как дотянули до Ланьчжоу... Единственным промышленным предприятием в округе была ремонтная мастерская, где мы восстанавливали оставшиеся от предыдущей советской группы поврежденные самолеты. Тут мы смогли оценить, насколько нелегко пришлось нашим предшественникам, - многие бомбардировщики СБ жестоко пострадали от вражеского огня и при вынужденных посадках, так что приходилось не только менять разбитые моторы и заново клепать помятые фюзеляжи, но буквально собирать из двух-трех подбитых самолетов один исправный. Причем у нас не было в достатке ни запчастей, ни материалов, ни хотя бы современных инструментов - все приходилось делать вручную. В середине мая 1938 года мы, наконец, вылетели на отремонтированных бомбардировщиках на фронт... (см. подробнее: Я дрался с самураями. От Халхин-Гола до Порт-Артура //Сост. А. Кошелев. - М.: Яуза, Эксмо, 2005.). На отремонтированных, Карл!

В августе 1938 г. китайское правительство Чан-Кай-Ши обратилось с просьбой к СССР предоставить новую партию самолетов (см. подробнее: Иванов С.В. СБ гордость советской авиации. Часть 2. «Война в воздухе» № 65, 2001). В августе, Карл!

Так что. Весной и летом 1938 года советские лётчики летали в Китае на СБ-2М-100А. Бомбовая нагрузка – 600 кг. Повторяю по буквам. Для особо продвинутых. Шестьсот килограмм. Шесть-сот, Карл!

Матчасть изучайте тщательнее.

Олег Шушаков   05.10.2020 06:59   Заявить о нарушении
Понятно. Интернет-лётчик, как токующий глухарь видит и слишит только себя. Отечественные источники игнорирует, тащит только то, за что заплатят. Мерзкая картина.
Итак, сей грантоед утверждает, что летавший в китайско-японскую войну предшественник Хрюкина, передавший ему самолёты и написавший изданнцю в 1972 году книгу не знает бомбовую нагрузку самолёта, на котором он успешно отбомбился по Формозе. (Полынин Ф.П. Боевые маршруты. — М.: Воениздат, 1972.)
Для интернет-лётчика ФАБ-100 не бомба, котельное железо - вполне надёжная защита.
Описание и результат атаки он всячески перевирает (авианосец не утоплен, а всего лишь повреждён), сначала утверждая, что попала в цель и нанесла повреждение только одна бомба, потом виляет, что-то бормочет о матчасти (абсолютно игнорируя внешнюю подвеску бомб на СБ).
Сын Т.Т. Хрюкина, прочитав бредни этого интернет-лётчика поведал мне, что "этих" развелось сегодня, как блох на дворовой собаке, и не стоит тратить время.
Однако, обращаясь к читателям (к токующему глухарю обращаться безполезно), сообщу, что Т.Т. Хрюкин совершил во время китайско-японской войны выдающийся воинский подвиг, не повторённый до сих пор. Т.Т. Хрюкин добился уничтожения авианесущего корабля одиночным самолётом! Это-то и коробит интернет-лётчиков грантоедов, содержанок американского госдепа. Это в рамках государственной программы США по дегероизации прошлого России и выполняет по методичкам Сороса мой оппонент, разумеется не даром.
Атака производилась на ожидающий приём своих самолётов японский авианесущий корабль, над которым не было маскировочных сетей, почему он и был обнаружен.
Атаковало 2 самолёта СБ. Ведущий прорвался сквозь заградительный огонь. Ведомый был сильно повреждён и вышел из боя. Хрюкин делал 2 захода с 3000 метров. Сначала освободили внешнюю подвеску и 4 сотки ушли к цели. Потом авианосец получил и остальные гостинцы. В очерке "Гибель японского авианосца" Хрюкин пишет о попадании 3-х бомб, о сльном кормовом дифференте, крене, пожаре с выбросом большого количества огня и дыма на главной цели - авианосце, о гибели крейсера эскорта, которому бомба попала в артиллерийский погреб. Понятно, что после вылета Т.Т. Хрюкин написал боевое донесение, которое нынче хранится в подольском архиве. Там же есть и фотографии авиаразведки, полностью подтверждающие донесение Хрюкина. Материалы эти родственники Хрюкина видели. На них до сих пор стоит гриф секретности, чем пользуются соросовские грантоеды.

Алексей Николаевич Крылов   05.10.2020 08:31   Заявить о нарушении
Вот уж, действительно, пора опустить завесу жалости. Поскольку пациенту ничего уже не поможет.

Оставьте свои трескучие фразы для дворовых митингов, сударь.
И не надо прятать собственную безграмотность за громкие слова о дегероизации и прочем грантоедстве. Матчасть тщательнее изучайте. Тщательнее, Карл!

Попадание в судовую трубу соткой с горизонтального полёта с высоты трёх тысяч метров - это не искусство, а везение. Потому что не полигон. А боевой вылет. И самолет трясет от зенитных разрывов. Не по-детски. Плюс ветер. И прочее вероятные отклонения. И невероятные.
Подробнее о рассеивании при бомбометании см.: Соловьев М. П., Арбузов А. И. Основы бомбометания. — М.: Военное издательство НКО СССР, 1940.

Насчет соросовских методичек не знаю. Не читал. В отличие от данного комментатора, который, судя по всему, не просто их проштудировал, а взял на вооружение. И трещит теперь как на майдане.
А, вот, что касается дегероизации, то тут, как говорится, диагноз ясен. Ибо. На воре шапка горит. Потому что, именно дегероизацией этот псевдопатриот в своих комментариях и занимается. На радость Соросу. А, может, за его деньги.
Ибо. Как выше уже упоминалось. Враньё принижает любую победу. Потому что ставит её под сомнение. И льет воду на мельницу фальсификаторов.

На сем дискуссия закрывается. Ибо об авианосцах и их котлах и трубах сказано уже достаточно. Источники находятся в свободном доступе. И могут быть изучены желающими. А все последующие комментарии данного псевдопатриота будут удаляться, как пустопорожние. Пустопорожние, Карл!

Олег Шушаков   04.11.2020 13:48   Заявить о нарушении