Примитивные смыслы

                ПРИМИТИВНЫЕ СМЫСЛЫ
                (нелитературная новелла)

                Смысла я во всём ищу, я понять его хочу...
                А.С.Пушкин

  Техногенные катастрофы, дорожные и воздушные столкновения, экономические кризисы и терроризм -  всё это «бытовые» сигналы того, что человек потерял контроль над бытием, уступив стихии рынка. Коммерциализация жизни противоречит логике здравого смысла.  А существует ли Смысл, или мы ищем чёрную кошку в чёрной комнате, где её нет? Может, действительно, человек свободен и всё дозволено?

  Поиск смысла жизни, Смысла с большой буквы - естественное желание человека разумного. Как желание есть, пить, любить, творить. Жить. Одни пытаются понять, почему мир устроен так, а не иначе, ищут логику мироздания. К таким относится и автор. Другие воспринимает мир как данность, пытаясь к нему приспособиться, не сильно размышляя, что к чему. Воспевают красоту и любовь, самосовершенствуются, доверяя  социальное обустройство общества  другим. Но здесь речь пойдёт как раз об осмысленном обустройстве общества, в котором мы  живём, об общественном строе в нашей стране. Об организационной стороне Смысла (если он существует), об идеологии.

  Первая половина моей жизни прошла в советское время, когда официальная идеология казалась наполненной определённым  и почти понятным смыслом. Власть Советов, по крайней мере, теоретически были воплощением демократии. Государством управляли наиболее достойные люди, оказавшиеся во Власти не по наследству, а выдвинутые самой жизнью, другими такими же людьми. Они определяли правила общежития и пропорции экономики. Поначалу смысл жизни виделся в том, чтобы  найти своё достойное место среди себе подобных. При глубоком общественном разделении труда казалось вполне логичным, что если каждый будет достойно и высокопрофессионально выполнять свою общественную роль, то и общество в целом будет  здоровым и сильным, богатым и «конкурентноспособным», как теперь принято говорить.  Государственный чиновник должен грамотно управлять обществом, учёный - совершать открытия, инженер  воплощать их в практику, писатель - формировать здоровый дух нации, крестьянин - растить хлеб, милиционер - охранять порядок и т.д.  Также понятно, что если общество в целом будет успешным,  то и каждая особь будет благополучна, личные и общественные интересы в идеале не вступают в противоречия. Такая гармония виделась в идеале, по жизни не всё было ладно и в советское время, но недостатки воспринимались как «пережитки прошлого», как несовершенство человека. Мораль и нравственность находились под контролем КПСС, которой управляли достойные из достойнейших. Так думал «молодой повеса», вступающий в сознательную жизнь,  наивно принимая официоз за чистую монету.

  Когда понял, что жизнь далека от идеала, а кухня обустройства общества находится  в партийных органах, вступил в партию. Сомнений в правильности господствующей идеологии по-прежнему  не было, было лишь растущее разочарование в «несовершенстве» души человеческой определённой части нашего общества, особенно партийной и начальствующей «элиты». И, тем не менее, оздоровление общество казалось возможным лишь только через самосовершенствование самой партийной системы. Сама организация партии позволяла это сделать снизу. Партия была открытой для вступления в неё каждого гражданина, если только он имел на то желание и удовлетворял общим нормам нравственности.

  Сейчас такое понимание может показаться наивным, утопичным, даже глупым. Особенно для постсоветского поколения, судящего о прошлом только по описаниям пороков  советского периода. Однако будь таких «совков» поболее, глядишь,  и утопия стала бы реальностью. К сожалению, противники советского строя имели иной взгляд на обустройство общества, они чувствовали себя ущемлёнными, недооценёнными, достойными больших благ. Вместо того, чтобы вступать в партию и там устранять недостатки социального обустройства, они  объявили негласный бойкот советскому строю, а то и просто дезертировали в более благополучные страны. Оставляя и партию, и свой народ на растерзание  «оборотням».

  Происходящее сейчас вообще не укладывается в логику здравого смысла. То, что наши «элиты»,  делают со страной, ведёт к гибели и самой страны, и их самих, если они не собираются покидать отчизну. И они это прекрасно понимают, запасные аэродромы уже готовы. Но в этом уже совсем иной смысл обустройства России, чем был в советской  «утопии». Дело идёт к растворению страны и русского народа в остальном мире, а советское время объявляется «ошибкой» истории.  Значит, есть иное понимание и оценка Смысла, и где же Истина?

  Какой Смысл был в советском периоде, если он был «ошибочным»? Зачем Истории понадобилось вся эта «заварушка» 1917 года со сменой социального строя, если лучше капитализма человечество ничего не придумало, как убеждают нас сейчас. Каков смысл в жертвах гражданской войны, приведшей к утверждению Советов?  Жили бы себе под царём батюшкой да в лоне Церкви, как сейчас  призывают, и никаких проблем.  Допустим, 1917 год  был «ошибкой» Истории. Но тогда не понятно, почему после исправления этой «ошибки» стало хуже. Экономика нищает, народ спивается, нравственность разлагается, криминал крепчает, «элиты» оказываются «оборотнями».

  Но так думают далеко не все. Кому война, а кому мать родна. Здесь не только олигархи и их обслуга, но также высшие чиновники, банкиры, «успешные» деятели культуры и СМИ, спортсмены, экстрасенсы и прочие «умеющие жить». Они  мало говорят о своём благополучии и довольстве  публично, и для порядка ворчат, что в стране стало плохо, свободы опять зажимают. Они не философствуют, но осваивают политтехнологи. Они спешат жить свободно, свободно от морали, точнее, у них уже другая мораль, которая становится общественной.

   Итак, одним хорошо, другим плохо, но и те и другие есть народ, русский народ, каково же истинное состояние народа? В чём причина запредельного социального расслоения, материального и духовного? И есть ли в этом Смысл, а если есть, то какой?  И как  преодолеть разложение общества  на свободные атомы?
Официоз уже признал, что не всё ладно в нашем королевстве. Но так и остаются открытыми, извечные «русские» вопросы: «кто виноват?»  и «что делать?». Ясно,  не поняв смысла происходящего, нельзя понять и смысл будущего. Нас убеждают, что народу незачем думать об идеологии, что достаточно лишь хорошо работать, и рынок всё поставит на свои места.

   Существует такое миропонимание, которое не отрекается от прошлого, адекватно настоящему, и позволяет построить общество, более адекватное  Смыслу. Здесь предпринята попытка представить его просто и конструктивно, с позиций здравого смысла, в надежде, что он (Смысл) существует.
Проблема в том, как его выразить словами. Библейские, литературные  и другие мифологические и метафорические произведения прячут Смысл в уста персонажей порой так искусно и глубоко, что общая картина Смысла расплывается.  Искусственные жанры  не терпят прямого резонёрства. Нужна красота, изыски, наслаждение, интриги. Но время не ждёт, время требует прямых  ответов на прямо поставленные жизнью вопрос: «тем ли путём идём, господа – товарищи?».

  Лучшие силы литературы, да и культуры  в целом, общественных  наук,  религии  направлены на торжество  гуманизма, на нравственное самосовершенствование, желание утвердить красоту, доброту, которые спасут мир. «Если звёзды зажигают, значит это кому-то нужно». Культовая культура лишь изредка вспоминает «маленького» человека. Но без маленьких не может быть и больших. В конечном счёте, наш «простой» народ есть продукт инженеров душ человеческих, да и сами культовые фигуры – тоже народ. Значит, есть нечто, что проглядели наши «передовые». Значит, не адекватны мы, русский народ,  сами себе. Предстоит понять, что если звёзды гасят, значит это тоже кому-то нужно. Если  Россия деградирует, но «элиты» расцветают махровым цветом, значит им это и нужно, ибо нет сил иных, кроме человеческих, чтобы обустроить Россию. Глупостью и безнравственностью «лучшей»  части нашего народа, оказавшейся у руля, деградацию Руси не объяснишь. Так хитро и умно облапошить другую часть, «умную» и «нравственную», подлецы и дураки не могут. Не понятно,  почему более «умные» и «нравственные» живут по указке злодеев и безнравственных. 

  Не хочется думать, что таким был и задуман Мир, что на всё это есть воля Высшая, что в этом и заключается  Смысл. Списание невзгод  на происки внешних врагов также не могут устроить здравомыслие. В чём же тогда мощь и величие народа, если чужой дядя может диктовать свои правила нам в убыток?
Изложить спасительное миропонимание в виде научного трактата тоже не получается, поскольку сам понятийный аппарат социологии и политологии (да и самой философии) исчерпал себя, он не позволяет адекватно  изложить суть мироздания. Обезличенные совокупные абстрактные слова типа «свобода», «демократия», «социализм», «буржуазия», «коммунизм», «классы», «нравственность», «интеллигенция», и др.  лишь прячут суть Смысла, в них заложенного.

   Литература столько ставит вопросы. Религия взывает к добру. Социальные науки запоздало пытаются лишь объяснить  тренды прошлого. Политология пытается оправдать власть. Публицистика обличает, обостряет, призывает. А хотелось бы обратиться к Разуму, к пониманию мироздания так, как оно было заложено Смыслом, чтобы построить правильное общество. Неправильный самолёт не летает, неправильное общество разлагается.
Здесь предпринята очередная (прошлые см. на сайте www.paralog.narod.ru) попытка изложить суть организации общества с позиций здравого смысла, понятиями, не выходящими за рамки словаря русского языка. Великие истины – простые истины, - записал Лев Толстой. Здесь ключ к пониманию настоящего текста. Безусловно, жизнь сложна  и удивительна, но существуют не так уж много констант, примитивов, которые заключают в себе суть бытия.  Рассмотрены несколько таких примитивных суждений, которые собранные воедино, дают весьма схематично, но адекватно картину социальных процессов. Дальнейшее упрощение примитивов невозможно без потери смысла. Безусловно, реальный мир богаче и сложнее, но раскраска его «деталями»  уже не  отменит суть.
Хотелось бы знать мнение читателей по поводу нижеследующих примитивов, насколько они верны и приемлемы. «Умом Россию не понять, в Россию можно только верить». И всё-таки попробуем понять.

                Примитивы Смысла

  Вначале определимся с основными понятиями, поскольку  логика, даже будучи адекватной, приводит к неверным выводам, если смысл исходного понятия допускает разночтения или вообще недоступен здравому смыслу.

                Примитив перый. Признание Смысла.
  В словаре русского языка слово «смысл», определяется как Нечто, постигаемое Разумом. Из этого и будем исходить, не раскрывая его содержание. Важен сам факт признания Смысла и его познаваемость человеком.  Признание Смысла, который воплощается Человеком в реальную жизнь - главный посыл, тот примитив, который оправдывает остальные примитивы. Смысл пропитывает все стороны бытия, даже если мы, люди  не понимаем этого. Смысл доступен пониманию, но не может быть познан до конца. Одни отождествляют Смысл с Богом,  другие - с «объективными» закономерностями, третьи сами себя считают мессиями. Так или иначе, большинство  признаёт существование Смысла. Современный человек реализует познанное в виде научных открытий, инженерных сооружений, самоорганизации людей в общества разного масштаба (семью, коллектив, страну, нацию). Гармонию мира трудно объяснить совокупностью случайностей, логика Смысла ощущается во всех явлениях, хороших и плохих.  Даже смерть человека полна Смысла.

  Признание Смысла далеко не пустое умствование. Это означает, что не всё дозволено. Далее рассматриваются лишь те константы Смысла, которые воплощаются в общественном обустройстве  страны как нации. Судя по тому, что происходит,  мы только начинаем  понимать необходимость познавать Смысл того, что дозволено, и цена тому жертвы техногенных катастроф и  терроризма, промышленного и финансового кризиса. А ведь совсем недавно, лет десять тому назад, в России хотели строить деиделогизированное общество, без Идеи, без Смысла. Не получается, и не получится. В этом высшая суть Смысла – заставить человека воплотить Смысл в Бытие.

  Природа даёт нам познать себя, понять Смысл, но не прощает многократной глупости. Пока мы не поймём истинные причины краха советского строя, пока мы не поймём нынешнее неприятие народом капиталистического образа мысли и жизни, Природа не отпустит нас в свободное плавание. Признание Смысла – это вопрос религии, и «научно» доказать его существование невозможно. Как и существование Бога. Но именно признание на веру этого примитивного суждения  позволит найти общий язык атеистам и традиционно верующим, а также  носителям всех конфессий, населяющих Россию. Расхождения могут быть и будут в толковании Смысла, но в этом тоже заключён глубокий смысл.

  Несмотря  на «очевидность» существования  Смысла  в данном контексте, легко показать, что далеко не все в нашем цивилизованном обществе признают Смысл мироздания как данность. Вопиющим доказательством такого непонимания является стремление к  Свободе как высшей ценности цивилизации. Это было верно, когда надо было освободиться из-под гнёта, но это уже не годится при построении будущего, бесклассового общества, адекватного Смыслу. Но либералы и ортодоксальные «левые» морочат головы «свободой» остальному народу и сейчас. Свобода от кого и от чего? От Смысла? Смысл и Свобода – это две противоположности, и соотносятся они как белое и чёрное.

  Доказывать, что материальный мир подчинён высшему Смыслу, проявляющемуся в гармонии физических констант и законов, нет нужды. Но вот понимание того, что и духовный мир  человека есть проявление Смысла, пока еще не стало общепризнанным. Многообразие и вражда религий, «классовая» борьба за место под солнцем внутри общества, требование свобод, по существу утверждающих беспредел, - всё это результат непризнания Смысла.  Уже очевидно, что не всё дозволено в социальном обустройстве страны. Царский  самодержавный капитализм не удержался. Коммунизм по Марксу не состоялся. Теперь трещит по швам попытка построить православный капитализм в России. А ведь были апологеты всех этих идеологий,  и все они были во Власти. Не приняла их Природа, очевидно потому, что это шло и идёт в разрез со Смыслом. Похоже, что и глобализация может  не беспокоиться. Она не входит в суть Смысла.
И вообще, тот, кто говорит об «ошибках» Истории, тот не верит в Смысл, который всесилен и не может ошибаться. Ошибается лишь человек, неверно  понявший Смысл. История – это и есть воплощение Смысла руками человека.  Не Смысл «виноват», виновато наше его непонимание, воспетое культовыми авторитетами. Виновата сама монокультовая культура.

  Но если Смысл существует, значит, он должен быть, наконец, усвоен и воплощён, в том числе и в настоящих примитивах. Иначе Смысл теряет смысл. Напомним, что здесь мы говорим только о той  части Смысла, которая должны быть воплощена в нашем социальном обустройстве. Или ещё проще: какой быть России в плане общественного строя. Теория формаций не даёт ответа, мы прошли уже все остановки: общинность, феодализм, капитализм, социализм/коммунизм. Там  места для России не нашлось, да и феодализма у нас не было, но зато было крепостное право. А после социализма утверждается капитализм. Всё идет не по теории! Но в чём тогда Смысл всех социальных катаклизмов, неурядиц, массовых жертв? Очевидно, чтобы показать нам, людям, что «всё не так ребята». Заставить нас додуматься, а как же надо.

  И ещё. Вряд ли Смысл несёт в себе конкретную конструкцию идеального общества как некую константу, некий Абсолют, типа глобализации или всемирного коммунизма. Скорее всего, Смысл содержит только правила, которые не могут быть нарушены ни Человеком, ни самой Природой. А уж какое общество получится, определяют сами люди своей страны, но в рамках этих принципов. Так распределены обязанности между Творцом  и Человеком  по организации людей в цивилизованные общества и отношения между ними. Природа задаёт правила и альтернативы, человек осуществляет выбор. Выбор  зависит и от исторического времени, и от культуры, и от того, кто окажется у Власти. Безусловно, люди могут пытаться построить общество вне этих Правил, но Природа не пропустит ложных социальных конструкций. Так ценою проб и ошибок человек постигает истинный Смысл самоорганизации народа  в общество, в нацию, реализуя Высшую волю. По наивности думая, что реализует собственную Свободу. «Свобода есть осознанная необходимость», а необходимость задаётся Смыслом. Смысл выше Свободы. Осознанные смыслы воплощаются в Конституцию и  институты права. Чем адекватнее рукотворные законы Смыслу, тем меньше коллизий и трагедий в обществе.
Смысл растворён в каждом из нас, и каждому доступны лишь частные его стороны, в том числе и в плане самоорганизации общества. Далеко не все видят одни и  те же стороны Смысла, но многие своё частное понимание Смысла принимают за истинное. И пытаются навязать его остальным. Здесь корни социальных конфликтов, коллизий и войн. Наша задача упорядочить частные смыслы в общественную мораль Право, которые и делают общество единым живым организмом. 

                Примитив второй. Общество - живой организм.
   Это следующий примитив. Общество – живой коллективный организм не образно, не метафорически, а самым натуральным образом, как единым социальным организмом является рой пчёл или муравейник. Он образован множеством автономных живых организмов – «человеков», которые организованы в нечто единое целое – конкретное сообщество, нацию. Это справедливо для общества любого масштаба: семьи, коллектива, нации, страны, всего человечества, но здесь рассматривается страна в целом.  И если за пчелу всё решила Природа, то в человеческом общественном  организме целостность  и единство образуют сами люди, создавая осмысленно институты  права и общественной морали, культуры.

   Как и положено сложному организму,  общество само состоит из различных функциональных органов, образованных в Систему. Каждый орган, в свою очередь также есть живой организм. Нас здесь интересует в первую очередь функциональные органы, представленные трудовыми коллективами, которые в свою очередь образованы отдельными особями - «человеками». Трудовыми коллективами являются не только работники промышленных и аграрных предприятий, относящиеся к материальному производству, с которым ассоциируются «производительные силы».  Каждый дееспособный гражданин является членом какого-то коллектива. От президента и сотрудников Администрации до фермера и его наёмных батраков. От Директора театра до гардеробщицы.  От Министра до курьера. Все органы-коллективы взаимосвязаны и взаимообусловлены: каждый орган служит другим и сам пользуется их услугами. Так же как и члены коллектива. Каждый член, каждый орган, само общество имеет свои собственные частные интересы, цели и особенности. И в тоже время все они части одного целого, которое также имеет собственные цели и интересы.

   Это тоже почти очевидно, скажет читатель, что нового нам даёт очередное примитивное представление? А то, что мы рассматриваем общество  как организм в натуре, имеющий живую человеческую плоть конкретно, а не как некий абстрактный обезличенный организм, забыв, что он образован живыми «человеками», а не некими безликими «людьми». Как это традиционно сложилось  в литературе, науке, бытовом сознании, идеологии, где оперируют понятиями «народ», «государство», «классы», «интеллигенция»,  «молодёжь» и другими  обезличенными совокупными словами. Таких субъектов реально не существуют, но между ними пытаются найти какие-то взаимосвязи. Это плод абстракции, которая здесь оказалась порочной. Мы пытаемся найти и управлять реальностью, моделирую её несуществующими образами, метафорами, наводя «науку».

    Потеря субъектности, индивидуальности человека в обществе отражена и в языке. Мы становимся «людьми» как некоей серой массой, а  не «человеками» со своими индивидуальными свойствами и интересами. Человек – это звучит гордо. Люди – обезличено. В итоге мы ждём-с, когда всё само образуется, не понимания, что именно мы, «человеки», сами  и создаём структуру и порядки в своём обществе. Что государство – это тоже мы, русские люди, и милиция – это тоже мы. И коррупционеры, и мошенники – это тоже мы.  Вот такие мы и есть: одни «хорошие», другие «плохие». И нет у Природы иных сил и существ,  кроме человека, чтобы воплотить Смысл в реальность. Пока доминируют «плохиши», и  в общественном мнении они представляются национальной «элитой». 
Бесплодны, например, поиски «интеллигенции», которой не существует. Но из нашего представления всё становится на свои места: интеллигентный конкретный человек существует, а интеллигенция – нет. Интеллигенция - это несуществующая абстракция, и списать на неё ошибки в обустройстве России – ложный след. Тем более надеяться на то, что «интеллигенция» даст нужный рецепт.  А вот  Администрация  и Министерства – это реальные организмы, ответственные за всё происходящее в России. Там тоже могут быть интеллигентные люди. Но «власть» и «интеллигенция» в общественном сознании - это антиподы.

    Человек – часть Природы, и социальный организм – часть Природы. Это «забывается», когда мы говорим и пишем «человек и природа». Сам язык опять выступает свидетелем неадекватности миропонимания. Налицо противопоставление, и человек оказывается вне Природы, и потому всё дозволено. Девизом Прогресса можно считать слова «мы не можем ждать милостей от природы», словно человек сам по себе, Природа сама по себе.  Во избежание двусмысленности далее под Природой будем понимать только естественную, натуральную составляющую, как это сейчас и принято. Искусственную часть Мира будем отождествлять с Культурой, Наукой, со всем тем, что создано руками и мозгами человека. Здесь как раз место организационным структурам, превращающим разрозненное множество людей в единый социальный организм. Это близко к тому, что Вернадский называл ноосферой.  Ясно, что все реальные организационные структуры и институты, делающие множество людей обществом,   имеют ноосферную, искусственную  природу, но не естественную. Как нарисуем, так и будем жить. А «рисуем» так, как понимаем Смысл.

    Таким образом, нация  как общественный организм  это часть мира,  но больше, чем естественная Природа.  Страна, в том числе и Россия, является ещё и носителем Смысла, искусственно воссозданного в нём  «человеками» в виде социальных уз (права, морали, государства). Эти узы выражают понимание человеком Смысла, и далеко не всегда адекватны истинному Смыслу. Россия ввиду огромности и самодостаточности есть уменьшенная модель мира, и потому служит своеобразным полигоном для апробирования социальных новаций. Поняв умом социальные процессы в России, можно понять и общемировой Смысл.

    Важно подчеркнуть, что человек имеет двуединую природу. Он «суверен» как особь  живого коллективного организма, способный существовать вне общества и жаждущий свободы. И он же узник как часть общего организма, взаимосвязанная, зависимая, не свободная от других особей принципиально. Каждый  выполняет свои функции, обслуживая других, и сам пользуется их услугами. Управляя другими, человек сам управляется другими.  Зачастую личные интересы человека как суверена и интересы человека как части нации не совпадают, а то и вовсе антагонистичны. Стабильность общества определяется, насколько рукотворные законы, мораль  и право согласуют личные и национальные интересы.

    Эти  простые  и очевидные выводы из нашего примитивного представления общества также не вписываются в практику изощрённой публичной логики. Так  культ свободы ещё раз теряет смысл, когда понимаешь, что все «человеки» связаны узами  морали и законов. Но именно «свобода» – козырная карта либералов. Они  абсолютизируют Конституцию, которая сама есть рукотворный плод понимания человеком Смысла. Конституция  (кстати, как и Библия)  написана человеком и должна всё время совершенствоваться по мере познания смысла. А ведь всё это (Свобода и Конституция) -  догмы, которые выдаются за непоколебимую истину. Ими оправдывают политические  спекуляции на самом высоком политическом и культурном уровне.

    И еще важно подчеркнуть, что нация в целом, равно и как его составляющие функциональные органы (трудовые коллективы) не однородны по своему составу, они разделены на управляющую и управляемую части, на «голову» и «тело», но  тоже лишь функционально. Все социальные органы (государство, институты, коллективы) и весь  народ сделаны  из одного материала:  человека разумного. Однако и эти примитивные, а потому очевидные  рассуждения  не вписываются в привычную публицистическую логику. Сплошь и рядом здесь  думают и пишут «власть и народ», «государство и народ», что говорит о непонимании того, что и человек «государства» и человек «народа» – это один и та же особь. Это всё равно, что говорить «человек и женщина». Словно женщина не человек, но ведь раньше так и было! Были «благородие» и простой человек. Отсюда противопоставление человека Власти  человеку Народа. Отсюда и культивирование элиты, духовное расслоение общества. А потому и социальное расслоение не кажется таким уж противоестественным. Нас приучают к нему СМИ, политологи. Так вражда внутри общества заложена в самой культуре речи, в самом исходном миропонимании, закреплённом в языке. В нашей же логике между кухаркой и министром нет гуманитарной разницы. И та, и тот – человек, и этим всё сказано. Только социальные функции у них разные, и то временно.

    Закономерен вопрос, почему, если люди сами осознанно строят общественный строй  в соответствие со Смыслом, почему порядки, которые мы устанавливаем, дают свободу действий не лучшим из нас,  почему одним позволено  угнетать других,  почему дозволено всё: коррупция, убийства, воровство, терроризм? Почему «элита», разрушает сук, на котором сидит?  Предусмотрено ли это Смыслом, порочен ли всесильный Смысл, который мы признали вначале? Или мы, люди не так его поняли, образуя  неправильным свой социальный организм?
Следующий  примитив вносит ясность.

                Примитив третий.Социальная ориентация человека.
   Полагается, что человек наряду с такими свойствами и как доброта и жадность, эгоизм и альтруизм, ум и глупость, смелость и трусость  и др. имеет свойство социальной ориентации. Это психоментальное свойство, проявляющееся в процессе самоорганизации общества и  принципиально важное для понимания и результатов этого процесса. Если первые два примитива (признание  Смысла и представление общества  живым организмом) почти очевидны, то признание социальной ориентации за «объективно» существующее свойство человека требует логических усилий. 
Мы признали, что общество – это единый живой организм, состоящий из элементарных организмов – «человеков». Вопрос: все ли составляющие общество особи одной природы, или «человеки»  подразделяются на разные категории, на сорта. Чисто умозрительно возможны два взаимоисключающих ответа, которые означают различные анатомии общества.

   Одна  полагает, что всё общество-организм, состоит из особей  одной «категории», одного «сорта», равноправных от рождения, где разделение на головных и рядовых, на управляющих и управляемых,  – чисто функциональное. Социальная иерархия, необходимая для поддержания Порядка в обществе выстраивается по трудовым заслугам равного среди равных. Это одно понимание роли человека в самоорганизации «человеков» в общества. Такой порядок официально утверждался советским строем, такого мнения придерживается и автор. Здесь заложен определённый Смысл. Такой порядок стимулирует каждого гражданина работать с максимальной отдачей, если он хочет занимать достойное место в социальной иерархии. Это место  не покупается, не наследуется, и потому порочные члены не могут оказаться на высоте иерархии. Очевидно, что это будет выгодно и полезно не только самой личности, но  всему обществу. Если человек хочет довольствоваться   малым, в его воле не утруждать себя. Это можно назвать «советской» психологий.

  Другая возможная анатомия общества полагает, что общество состоит из «человеков» разных сортов: высших и низших, избранных и рядовых, элиту и простых. Эти различия полагаются не только  функциональными, благоприобретёнными, но предусмотрены высшим Смыслом, и в этом также есть определённый резон. Действительно, при ограниченности возможностей Природы целесообразно существование особых особей, элиты, избранных, которым открывается Истина. Они то и должны развиваться в первую очередь, затем просвещать и облагораживать остальные особи. Для этого «передовые», элитные особи  должны быть освобождены от рутинных забот о хлебе насущном, что автоматически влечёт необходимость существования «простых» людей,  обеспечивающих «процветание» элиты. Элита, в свою очередь подтягивает за собой остальной народ к Прогрессу, что опять же в интересах нации. Это здесь называется «особой» психологией.

   Нам заведомо не дано знать, какая из этих анатомий общества: «советская» или «особая»  адекватна Смыслу, но мы можем достоверно утверждать, что существуют носители как одной, так и другой идеальной социальной модели. И если Смысл доступен человеческому познанию, если каждый человек является адекватным носителем Смысла, то из существования носителей противоположных  социальных психологий следует, что и  сам Смысл неоднозначен: он предусматривает деление людей в плане видения социального обустройства общества. Такое разделение людей не имеет общепринятого названия, хотя деление людей на различные психотипы хорошо известно. Здесь эгоисты и альтруисты, интраверты и экстраверты, «воины» и «пахари», «волки» и «овцы», «хищники» и «жертвы», государственники и общинники, добрые и злые, наконец. Но это всё не то. Из существующих классификаций наиболее подходит вульгарное разделение нас на «левых» и «правых». Заметим что такое деление типологическое, в реальности редко встречаются чистые архетипы.

   Не будем отождествлять «советскую» психологию «левых» с девизом «человек человеку – друг», также как и «особую»  психологию «правых» с девизом «человек - человеку волк», чтобы эмоции не искажали «объективность» Смысла. Полагается, что  обе анатомии общества, равно как и обе социальные ориентации человека имеют определённый цивилизационный Смысл, и не нами, людьми, придуманы, а потому нет смысла давать им оценку хорошо/плохо. Обе ориентации имеют плюсы и минусы, они просто разные. Однако, если углубляться в различие правых и левых, то оказывается, что «левое» миропонимание богаче «правого», так как включает равноправие одних и других. Правые же разделяет всех на особых (имеющую правую ориентацию)  и простых, которые имеют левую ориентацию, что оправдывает неравноправие.

   Автор провёл собственное социологическое «мини»-исследование, опрашивая знакомых, сотрудников и студентов, а также устраивая опросы на форумах по Интернету.  Получил следующие результаты. Процентов тридцать-сорок  относят себя к «левой» ориентации. Процентов тридцать–сорок относят себя к «правым». Остальные либо отрицают деление людей на «левых» и «правых», либо не могут себя однозначно идентифицировать. И то верно, ибо в природе вообще мало чистых психотипов, да и деление весьма условное. В человеке есть и то и другое начало. Но в зрелом возрасте у человека одно из начал доминирует, оно и определяет, в конечном счёте, его политический выбор.

    «Левых» нельзя переделать в «правых», как и обратное верно. И не так уж важно генетика здесь «виновата» или воспитание, важно понять, что различия в социальной ориентации  устойчивы в жизни не одного поколения. Важно так же понимать, что это два различных нравственных мира, где господствуют различные, порой противоположные духовные и материальные ценности.
Такой подход многое объясняет в прошлом и позволяет избежать политических ошибок в будущем. Теперь понятно, почему провалом закончилась попытка советской власти всех обратить в советскую, «левую» веру. Противники советской власти не перевоспитались, напротив, лишь набрали силу и взяли реванш. По этой же причине бесплодны попытки теперь обратить всех в капиталистическую, «правую»  веру, утверждая буржуазные ценности для всего общества. 
    Следовательно,  надежды на нравственное самосовершенствование ошибочны. Ибо у людей разной социальной ориентации разные понятия о нравственности, разные нравственные идеалы.  Ещё раз повторим, речь  идёт не о признании многих пороков души человека нормой (воровство, взятки, убийства и др.). Но об отказе от «цивилизованной» вражды к оппонентам по социальному обустройству нации.  Здесь отказ от девиза «кто не с нами, тот против нас», который был уместен в революциях, когда компромиссы смертельны: либо ты, либо тебя.

    И второе. Поскольку общество, состоящее из  двух противоположно социально ориентированных людей, не может быть духовно единым, то  любой принципиальный вопрос не может иметь однозначного добровольного решения. Не ослаблять функции государства надо во внутреннем управлении ни в духовной сфере, ни  в экономической.  Напротив, государственные функции «головы» общества и в большой экономике, и в образовании, и в медицине должны быть монопольными и работать на интересы общества как единого организма. Где-то ущемлять «левых», а где-то «правых», выбирая оптимальное соотношение. Строить общество на добрых помыслах и надеждах, что рынок всё поставит на свои места, – это красивая, но вредная утопия, опаснее, чем коммунистическая. Это предательство  людей «левой» ориентации, ибо в свободной конкурентной борьбе, где всё дозволено, побеждают «правые» особи. У них борьба в генах, у левых в генах – творчество.

    В таком биполярном свете Демократия без сильного Государства – это даже не утопия, это просто непонимание социальной природы человека и законов самоорганизации. Вот почему противопоставление демократии и Государства как отличительное  свойство либералов – либо простая глупость, либо «происки врагов».
Кстати, и коммунисты в своей ««единственно верной» теории не понимали неотъемлемую функцию государства, пытались доказать «объективность» отмирания государства.  Возможно, надеясь перевоспитать «правых» в «левых», когда коммунистический образ мысли и жизни станет всеобщей потребностью. Или хуже того, пытаясь уничтожить инакомыслящих особей «как класс». Однако  опыт жесткой идеологической политики по однополюсной  стерилизации трех поколений дал обратный результат. Не «правые» перевоспитались в «левых», а «левые» пожелали стать «правыми». Но отрицательный результат – тоже результат. Именно события 1991 года и позволяют уверенно утверждать, что общество не однородно во взглядах на социальный строй, что различные  социальные ориентации – это не досужий вымысел. Более того, эти различия  имеют генную составляющую, не поддающуюся перевоспитанию.

    Таким образом, наши примитивные посылы показывают, что ни капиталисты, ни социалисты, ни правые, ни левые, ни государственники, ни либералы, утверждающие господство своей социальной ориентации как единственно верной, не смогут привести нацию к общественному согласию. Для сохранения и утверждения русской нации необходимо сильное Государство, которое воплотит адекватные Смыслу правила в Конституцию и будет её (Конституции) гарантом. Только на основании сильного Государства и адекватного Права можно поострить стабильное и сильное общество. Другое дело, насколько Право будет адекватно и полно выражать Смысл, настолько и стабильным будет общество. Неправильный самолёт не летает. Неправильное общество не жизнеспособно. Но поскольку Государство – это те же люди, что и остальной народ, то и они могут быть как  с левой, так  и с правой «резьбой». Возникает умозрительная задача найти такой простой и понятный всеми принцип, не противоречащий Смыслу, который будет «и нашим, и вашим». И против которого публично не могут возражать ни те, ни другие. Тогда его  примут здравомыслящие и левые, и правые как в самом Государстве, так и в Народе. Такое решение содержит  следующий примитив.

                Примитив четвёртый.Справедливость трудовая.
    Вряд ли найдётся такой здравомыслящий человек, тем более политик, который будет публично выступать против Справедливости. Справедливости хотят все: и левые и правые. С другой стороны, само понятие Справедливости есть воплощение Смысла, существование которого мы признали в самом начале. Логический круг замкнулся, и наши примитивы образовались в Систему. Это хороший признак правильности самих суждений.
Безусловно, есть особи, которым Справедливость, да и все другие душеспасительные философствования «по барабану». Вряд ли сорняки будут приветствовать прополку культурного поля. А преступники найдут общую справедливость с охраной. Не об отбросах общества идёт речь, а законопослушных гражданах, желающих жить по совести, по справедливости. Другое дело, что «левые» и «правые совесть и справедливость понимают по-разному.  Здесь важно принять сам принцип справедливости, потом можно будет искать общий знаменатель.

    «Наша» схема самоорганизации «человеков» в общество работает примерно так.  Существует Смысл, который включает Справедливость  как отношения между людьми в обществе. Социально-экономическая суть Справедливости выкристаллизовывается в процессе  конкуренции правых и левых воплощений. Общество принимает соответствующую Конституцию и Мораль. Поскольку, полной единой Справедливости для особей разной социальной ориентации быть не может, всегда устанавливается некий компромисс, соответствующий уровню культурного и экономического развития. До 1917 года господствовала «правая» справедливость, и в этом было свой резон: общий уровень развития требовал продвинутых «элит», которые способны постичь и воплотить Смысл. И это было справедливо с космических высот, ибо уровень развития «производительных сил» не могли обеспечить достойные образование, медицину, культуру для всех. Нужны были рабы, рабочая сила. Это была «правая» справедливость. Элита развивалась за счёт остального народа.  Потом такая справедливость стала сдерживать развитие интеллектуального потенциала России, элиты «забыли», что все люди «братья». «Левая» справедливость заявила о себе членораздельно  в декабре 1825 года, и после октября 1917 года, точнее после завершения Гражданской войны, «левая» справедливость стала доминировать. В этом тоже была логика Смысла, пришла очередь массового интеллектуального развитие всех особей единого организма, превращением «народных масс»  в субъекты, в человеков-разумных. Три поколения продолжалась попытка выстроить общество по «левой» Справедливости, но где-то перестарались с энтузиазмом, где-то не дотянули до материальной заинтересованности, где-то  замахнулись на мировое господство. В общем, не оправдали «левые» силы надежды Смысла, и в 1991 году цивилизационный маятник качнулся вправо. Однако и «правая» Справедливость перегнула палку, но уже в другую сторону, в сторону атомизации общества. И теперь небывалое социальное расслоение разрушает нацию, образуя преступные, коррумпированные группировки. Вряд ли это адекватно Смыслу. Скорее это агония очередной «ошибки».

    Очевидно, что теперь  необходимо скорректировать Справедливость влево, и так будем колебаться, пока не достигнем динамического равновесия: двигаясь вперёд и отклоняясь то  вправо, то  влево. Как движется зигзагами лодка, управляемая неопытным гребцом. Но уроки Истории не должны пропадать зря, слишком большими  жертвами они даются. Чем ближе Смыслу будет рукотворная Справедливость, воплощённая в Конституции и Морали, тем меньше будет опасных шараханий то влево, то вправо. Гребец приобретает опыт, и рысканья нашей общей ладьи будут едва заметны. Но будут, ибо деление на «левых»  и «правых» - вечно, как вечно деление на мужчин и женщин. Находят же они в браке единство интересов, на одной любви долго не проживёшь. Этого мало, нужны законные узы.
 
    Осталось «только» правильно вычленить суть Справедливости, заложенной Смыслом, и воплотить её в Конституцию. Скорее всего, это может быть Справедливость по труду.
Людей, советских  по духу, «левой» социальной ориентации  убеждать принципе «каждому по труду» не надо. Но и для доброкачественных «правых», сторонников свободного  рынка,  трудовая  Справедливость тоже логична, и потому приемлема. Ибо в самом рыночном механизме заложена именно трудовая эквивалентность. Когда производитель (он же потребитель) выносит свой товар на рынок, то соразмеряет, во что ему обойдётся приобретаемый товар, если он будет его своим трудом добывать. По существу свободный рынок через меновую стоимость реализует принцип по труду. 
Это принцип, скорее всего,  признает и настоящая элита, поскольку, если человек наделён талантом, то и труд его будет существенно более эффективен и ценен для общества. Следовательно,   социально-имущественный статус элитной особи будет выше. История знает, что первые  матёрые доброкачественные капиталисты добивались успеха свои трудом. Другое дело, не только благодаря собственному труду. Но это уже другая проблема общества. 

    Однако, трудовая справедливость не единственно возможная. В основу других «справедливостей» были и могут быть положены другие критерии, другие ценности: происхождение, образование, сила, талант, предприимчивость, расовая принадлежность, религия  и другие различия. Да и не любой труд может быть мерилом ценности человека, а только  общественно-полезный труд. Но в любом случае, какой бы принцип справедливости не был принят обществом, при наличии людей с различной социальных ориентацией, при наличии потенциальных злоумышленников,  умное и сильное Государство больше соответствует Смыслу, чем либеральное. Справедливость, как и Добро должна быть с кулаками.

    Мы выбираем трудовую справедливость, полагая, что именно трудовой критерий  адекватен Смыслу. Всё говорит за это.
Труд создал  человека, и ценность человека определяется трудом. Но и сам труд человека нужен Смыслу, чтобы воплотиться в виде произведений культуры, науки, инженерных сооружений, рукотворных средства производства. Да и организационный труд, труд по управлению  обществом сам по себе требует осмысления бытия и большого напржения. Вот почему труд является главным мерилом при справедливом распределении благ. Чем эффективнее труд, тем больших благ достоин и отдельный человек, и нация в целом.
Однако в процессе Прогресса, труд человека становится всё более эффективным, он истощает Землю, разрушает экологию, нарушает баланс и гармонию Природы. Всё, что потребляет человек и производство даёт нам Природа. Чем выше ВВП, тем сильнее истощение Земли, её ресурсов. Нужен ли в таком случае неограниченный рост производительности труда, который диктуется Прогрессом и конкуренцией стран и наций? Нужен ли Смыслу такой Прогресс: рубить сук, на котором построены  все его воплощения? Ради того, чтобы Человек погряз в роскоши и криминале? Но и уничтожение человеческого рода в случае третьей мировой не входит в задачу смысла.

    Принцип трудовой справедливости вместе с представлением общества живым организмом (примитив второй)  позволяет сформулировать простое (а потому понятное и приемлемое)  до примитива решение. Каждая живая особь общества  потребляет от Природы и других особей Нечто, что является средством существования и труда. В процессе труда каждая особь и всё общество создают другое  Нечто, поступающее в общее пользование, в том числе и для себя. Как пчела несущая свою взятку в улей. Справедливость по труду и полагает, что  Нечто произведённое и Нечто потреблённое адекватны в определённом смысле. В экономике этим Нечто являются ресурсы, товар и услуги. Мерой этого  Нечто принята  стоимость (хотя и здесь есть разногласия). В более широком философском плане наше  Нечто имеет смысл Энергии, энергии труда и Природы, материализованное в этом Нечто.  Очевидно, если каждый получает благ и средств столько, сколько произвёл его труд, то в обществе не образуется «излишков». Так велит закон сохранения энергии, который всесилен. Так реализуется «социалистический» принцип «кто не работает, тот не ест».

    Здесь «попутно» решается и экологическая проблема. Если общество будет потреблять больше, чем производить, это означает, либо оно паразитирует за счёт другого общества и народа, либо истощает  Природу. Это касается и отдельно взятого человека: если он потребляет больше, чем создаёт своим трудом, он эксплуатирует других членов своего общества, либо чужого общества, либо Природу. Либо всех вместе взятых. Такая примитивная Справедливость соответствует простому воспроизводству общества, здесь не прибавить, не убавить. Всё настолько очевидно, что более изощренные рассуждения о свободе предпринимательства и рынка лишь доказывают порочность таких теорий.  Но из такого примитива следует, что социальное расслоение, которое сложилось в России, не соответствует никакой логике, кроме воровской. Действительно, учитывая, что способности к труду у людей могут различаться не более чем в десять раз (условно), и потому социальное расслоение не должно превышать эти цифры.

    Положение усложняется, когда в Общество образуется прибавочная стоимость, прибыль. Вроде бы «излишки» благ. Кому они  должны доставаться по Справедливости? Очевидно тому, чьим трудом она получена. Но вот здесь то и начинаются детали, в которых сидит Дьявол. При столь глубоком общественном разделении труда весьма трудно, если вообще возможно проследить долю труда каждого члена общества, каждого члена трудового коллектива. Нужна адекватная наука  о труде, о прибавочной стоимости, о прибыли. И грамотное распределение благ между отдельными особями коллективного организма.
Здесь также и масса политических вопросов, куда распределить общую прибыль? Направить на военное могущество, чтобы не позволять другим странам  угнетать свой народ?  Или напротив, чтобы эксплуатировать других? На развитие здравоохранения для всех, или только для элиты? Пустить на потребление, и опять же для всех или для избранных? Или раздать каждому «по труду», и пусть каждый распоряжается,  как хочет? Ответы зависят от того, какой социальной ориентации принадлежит человек, Власть. Но в любом случае решать и исполнять должно Государство. Добровольного, демократического согласия не получится именно ввиду различия в социальной ориентации, в мировоззрениях вообще. Но общество – единый организм. Чем ближе экономическая политика будет соответствовать Смыслу, тем эффективнее в целом будет общество. Да и сама экономическая эффективность будет мерилом Справедливости.

    Математически строго можно показать, что максимальная эффективность труда человека достигается, когда он получает «по труду». Если он получает меньше, чем сработал, какой смысл напрягаться? Это ведёт к истощению. А если он получает больше, чем стоит его труд, тоже нет смысла особо усердствовать, и без того достаток. Таким образом, справедливость по труду является оптимальным и универсальным регулятором экономики, она есть распространение закона сохранения энергии, стоимости на самого человека.
Отдельный вопрос, что делать с той частью прибыли, которую даёт расхищение природных ресурсов (не только энергоресурсов). Проесть, прокутить, или направить на развитие основных фондов или вовсе сберечь потомкам? Вопрос риторический.
Справедливость по труду автоматически ограничивает расхищение природных ресурсов, более того, справедливым здесь будет искусственное восстановление возобновляемых ресурсов. Например,  леса, рыбы. Невосполняемые ресурсы даны человеку, чтобы дать нам время  научиться  жить именно по труду, а не паразитировать  на ископаемых ресурсах, уничтожая природу и себя в конечном счёте. Гонка бездумного Прогресса исчерпала себя. Наступает пора Экономии в первозданном смысле этого слова.

                Резюме

    Рассмотренные примитивы (признание Смысла, представление общества живым организмом, социальной ориентации человека и трудовой справедливости) могут служить основой построения будущего общества, не капиталистического и не социалистического в традиционном понимании. А просто справедливого общества, адекватного Смыслу с учётом текущего состояния общества. Здесь не заложена конкретная идеология. Но  из этих примитивов можно обратным ходом вычислить, какая идеология реализуется на деле. И скорректировать при наличии на то политической воли. Главные вопросы решаются построением соответствующих отношений собственности, наполнением Права собственности. Эти отношения естественно вытекают из рассмотренных примитивов и не требуют изощрённых экономических теорий. Достаточно сделать адекватной Смыслу теорию прибавочной стоимости и само право собственности (см. статью «Природа стоимости» на сайте www.paralog.narod.ru ).

     В соответствие со структурой общества (примитив второй), строятся отношения личной (частной), семейной, коллективной и общественной (общенациональной) собственности, реализующие принцип трудовой справедливости (примитив четвёртый).   Ввиду принципиальной невозможности получения в обществе идеологического единства из-за различия социальной ориентации (примитив третий), Государство отказывается от унитарной (капиталистической или социалистической) идеологии и является гарантом прав всех видов собственности. В общем случае каждый гражданин является субъектом личной, семейной, коллективной и общественной собственности. Работник государственного аппарата является гражданином на общих основаниях, классы автоматически теряют смысл. Экономические привилегии устраняются. Социальная иерархия образуется по труду. Частная собственность модернизируется так, что она лишает субъекта права присваивать прибыль, образованную чужим трудом.  Помимо гаранта права собственности и уравновешивающей силы, Государство является так же субъектом экономики, управляя общественной собственностью,  являясь тем самым социальным государством.   
Так оптимально сочетаются преимущества капиталистического и социалистического общества по старой терминологии.  Но это уже тема второй части.

   Кстати, отсюда становится понятны и  причин несостоявшегося опыта построения социализма в СССР, приведшего в конечном счёте к распаду самой страны. Дело не в порочности самой Идеи социализма/коммунизма, а в том, что не была учтена социальная ориентация человека,  и не был построен адекватный правовой механизм справедливого распределения по труду. Многое было дано на откуп чиновникам, что и привело к образованию особого класса паргосноменклатуры, который в конечном итоге  обездолил остальной народ. Разрушив контроль в лице КПСС, которая сама оказалась в кризисе, общество оказалось во власти людей правой ориентации.
Более глубинные «объективные» истоки несостоятельности первого опыта построения советского общества  лежат в «субъективных» ошибках  теории прибавочной стоимости и неверных политических выводов, приведших к непониманию роли собственности как правового экономического регулятора справедливости.
Каким быть адекватному праву собственности, тема второй части.


Рецензии
Прочла с большим интересом! И, полагаю, что мы в главном сходимся.
Много инересных мыслей.
Построение "православного капитализма" - просто ухватили самую суть.
Очень желаю, чтобы Ваши идеи достигли реального воплощения.
Да, человек - многоипостасное существо и имеет внутреннее натяжение.
Всё-таки, интересно жить на свете. Улыбаюсь и желаю самого-самого доброго!
С уважением,
Татьяна Васса

Татьяна Васса   04.01.2012 10:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.