Так не бывает

  3 место блиц-конкурса Клуба Слава Фонда "С Новым годом!"

               
                Пообещай мне снова встречу,               
                Пусть через год, пусть через вечность.         

                Татьяна Снежина




  Каждый раз под Новый год, когда сотрудницы фирмы, где работала Анна, осаждали бутики в поисках  рождественских  скидок  и  умопомрачительных  нарядов, Анна заходила в магазин «Ткани» и обновляла свой любимый гардероб бисером, стеклярусом и искусственным мехом. Этот костюм Снегурочки девушка не променяла бы даже на самое эпатажное платье.

          Анне было уже двадцать восемь лет, и в то время, когда её одногодки с умилением выбирали пеленки и распашонки, а некоторые старательно выводили первые буквы вместе со своими первоклашками, Анна с удовольствием водилась с детьми сотрудников и подруг – собственных детей у неё не было, впрочем, мужа тоже.
При виде этой миловидной симпатичной девушки с ладной фигуркой глаза мужчин неизменно загорались восторженным блеском, но сердце Анны хранило молчание...
   Да, конечно же она влюблялась! И не раз! Но что-то не складывалось,душа её  была бесприютна, словно между небом и землей, и всё ждала, ждала чего-то настоящего...
          В роли Снегурочки Анна выступала уже седьмой год, и если её напарник на роль деда Мороза согласился ради порядочного заработка (деньги платили приличные) и дармового угощения, для Ани это была возможность хотя бы ненадолго побывать на чужом празднике жизни, которого волею судьбы она пока была лишена. Её счастье состояло в заливистом смехе, радостном блеске в глазах малышей, которым она несла сказку. Да разве можно  забыть эти огромные восторженные детские глазёнки и смешное ребячье щебетанье около сказочного мешка с подарками?!
        На улице там и тут дефилировали деды Морозы и Снегурочки разнообразных комплекций и разной степени удерживания вестибулярного аппарата: до Нового года оставалось совсем ничего, и некоторые изрядно напоздравлявшиеся деды Морозы совсем расслабились. Ребятишки растерянно хлопали глазами, когда  дедушка оттягивал метровую бороду за подбородок, и, опрокинув содержимое предложенной на посошок рюмки, икнув, говорил:
        « А теперь вставай на табуреточку и с выражением рассказывай свой анекдот!»
        Анин дед Мороз тоже оказался не исключением, и в последнюю квартиру Аня шла одна, на ходу сочиняя историю про срочный вызов дедушки в Лапландию, на предновогоднюю «оперативку» дедов Морозов.
       - Бабушка, скажите, пожалуйста, дом семь по улице Радужной, этот?- обратилась Аня к маленькой сухонькой старушке в сереньком кроличьем полушубке и пуховом платке.

       - Этот, дочка, да ты торопись, скоро уж речи президентовы будут показывать. Да и домашние уж тебя, поди, заждались. Негоже в пути-то Новый год встречать.…Пошли, Кнопка, а то дед наш там как на иголках, поди… - старушка подхватила на руки подбежавшую к ней болонку, бережно отряхнула от налипшего снега лапки собачки и засеменила к подъезду.
        « Счастливая бабка, - с растерянной улыбкой подумала Анна,- если бы меня так ждали…»
        А по заснеженным улицам бежал, торопился суетливый народ. Большими и маленькими компаниями, шумными и не очень. В воздухе чувствовалось предвкушение праздника, оно было во всём: в запахе мандаринов и свежей еловой хвои, не дождавшихся своего часа петардах и фейерверках, огласивших всю округу залпами от особо нетерпеливых граждан.
Пустые глазницы окон вспыхивали праздничной иллюминацией, люди собирались за праздничными столами и провожали старый год.
       Казалось, даже сама природа гнала запоздалых путников в тепло домашнего очага. Вот и сейчас порыв ветра закрутил снежную позёмку, с силой бросая в лицо ледяной и одновременно обжигающий колючий бисер. Девушка стряхнула рукавичкой снег с шапочки и шубки, и вошла в подъезд.
       Подойдя к двери, Анна ощутила непонятное волнение в груди, сердце вдруг встрепенулось, будто внезапно разбуженная птица, и беспорядочно забилось, словно искало выхода из тесной клетки.
Дверь открыл молодой мужчина, да так и застыл на пороге, устремив на Анну недоуменные глаза и пробормотав какие-то бессвязные слова побелевшими вдруг губами.
       « Я по заказу, извините, что одна... » - начала, было, Анна, стушевавшись от пристального взгляда мужчины.
       « Мамоська!»- из глубины комнаты к Анне бежало крохотное чудо не более трёх лет. Белый пух волос развевался на головке ребёнка, огромный голубой бант съехал набок и еле держался на трогательном смешном хвостике.
        « Я зная, что ты вернёвся!»- ребёнок уткнулся в полы блестящей шубки, обхватив худенькими ручонками Анины коленки.
        Из головы ошарашенной Анны вдруг вылетел весь заготовленный новогодний сценарий.
Она растерянно глядела на молодого мужчину, во взгляде которого отражались надежда и мольба ничего сейчас не расспрашивать. Анна ничего и не говорила, но начинала понимать, что находится на пороге чего-то таинственного, но очень важного, ещё неосознанно прижимая к себе маленькую восторженно всхлипывающую частичку чужой жизни, ощущая биение крохотного сердечка, перебивающего ритм её собственного сердца.
        Анна окинула взглядом комнату, где стояла огромная, до потолка  ёлка, увешанная матово-синими и серебристыми шарами и звёздами, и тут её взгляд остановился на чём-то до боли знакомом. На журнальном столике, рядом с маленькой искусственной ёлочкой стояла фотография молодой женщины… как две капли воды похожей на саму Анну. Девушка заворожённо смотрела на фото и видела себя, только волосы у неё были светлее и пушистее , чем у её двойника.

       « Мамоська, ты не уедиф бофе в цайство Сневной ковоевы? Она насовсем-насовсем отпустива тебя? Папоська, мамоська всегда - всегда будет с нами?»
Из сумбурного лепета ребёнка Анна начала понимать, что недавно семья пережила трагедию потери, но малышку каким-то образом уберегли от жестокой действительности, придумав красивую сказку. И теперь от неё, Анны, зависит, поверит ли маленькое существо в чудо накануне Нового года или навсегда закроется в своём крохотном ранимом мирке, потеряв блеск огромных синих глаз и веру в родного человека.
         Рука мужчины осторожно прикоснулась к Аниной руке. В дрожании пальцев девушка ощутила немой вопрос и просьбу остаться хотя бы ненадолго той, которая так до боли напомнила ему прежнюю любовь.
         Анна никуда не торопилась, дома её никто не ждал, но в новогоднюю ночь судьба впервые подарила ей ощущение своей жизненной необходимости, ощущение, что она может составить счастье таких же одиноких людей, отогреть их замороженные горем души.
Материнское начало, копившееся в ней по крупицам  все эти годы, вдруг с такой силой вспыхнуло у неё внутри и прорвалось ураганом нерастраченной любви, что она подхватила малышку на руки и закружила с ней по комнате, ненароком замечая восторженные взгляды её отца.
         Они втроём встретили Новый год, пели весёлые песни под караоке, водили хороводы вокруг ёлки, жгли бенгальские свечи, играли в фанты. Алёнка  игривым козлёнком прыгала около Анны, заливисто смеясь, смешно картавя и путая слова. Володя (так звали отца девочки) не сводил счастливых глаз с дочери и молодой женщины. Никогда ещё в жизни Ане не было так тепло и радостно, она не играла, а жила, без остатка отдаваясь новым ощущениям, всем своим существом окунаясь в эти чудесные мгновенья, которые были самыми счастливыми в её жизни.
        Около двух часов ночи Алёнка заснула, прижимая к груди белого пушистого зайца,  подложив под щеку Анину ладошку. Девочка уже крепко спала, когда,  осторожно освободив свою руку, Анна прикрыла одеялом Аленкино плечико, и они с Володей прошли в комнату.
       - Тани не стало шесть месяцев назад, у неё был порок сердца, и однажды она просто не проснулась. - Володя хотел закурить, но от волнения никак не мог зажечь спичку.
       - Алёнке было три года, она была в тот день у моей мамы. Таня накануне неважно себя почувствовала, но так уже было не раз. Утром собиралась идти в больницу. Мы не смогли сказать Алёнке правду, она всё понимала, часто спрашивала у Тани: « Как твоё седечко?»
Слушала её игрушечным стетоскопом. Когда всё случилось, мы и придумали сказку, что мама уехала, и будет пока жить в царстве Снежной королевы, потому что в сердце  мамы попала льдинка – осколок от зеркала королевы. Но когда в царстве настанет лето, льдинка растает, и мама обязательно вернется.- Володя посмотрел на Анну и тихо произнёс:

       - Так не бывает…Извини, но ты так похожа на неё! Расскажи о себе, о родителях.
       - Я сирота, родителей своих никогда не видела. Знаю только, что мамы не стало при родах, она была очень слаба, не выдержала. А воспитывалась - в детдоме…
        - Аня! - Володя вдруг крепко обхватил девушку за плечи, зрачки его расширились от нарастающего шквала эмоций.- Тебе двадцать восемь лет?
        - Да, пятнадцатого октября исполнилось. Но почему ты…- девушка внимательно посмотрела на молодого мужчину и осеклась, заметив слёзы в его глазах.
        - Анечка, я всё это время думал, девочка моя, ты сама нашлась! Таня, она же искала тебя! Только недавно узнала всё, совсем немного не дождалась…
         И Володя рассказал недоумевающей Анне, что Таня лишилась мамы при рождении. Малышку сразу же определили в дом малютки, но родилась не одна, а две девочки! И вторая еле выжила, появившись на свет с закрученной пуповиной вокруг шеи, и поэтому долго находилась в больнице. А потом, когда девочка поправилась, совсем забыли про её сестру, и определили крошку в другой дом малютки.  О том, что у неё есть сестра, Таня узнала случайно, перебирая метрики в архиве больницы, где работала. Целый вечер, бедная, проплакала тогда.… Потом начала поиски, но не успела…

          Анна, как в тумане, слушала сбивчивый рассказ Володи, находясь в полной прострации. Словно всё, что так внезапно обрушилось на неё в эту ночь, происходило не с ней. Она в растерянности перебирала фотографии из семейного альбома Володи и Тани и словно возвращалась в своё детство и юность. Вот она в ползунках с погремушкой сидит за деревянной решёткой кроватки, грустно поглядывая глазами-бусинками. Вот прижимает к себе куклу в стареньком заплатанном платье. А вот идёт в первый класс, и две маленькие косички, заплетённые скромными бантиками, смешно торчат, как у девочки из сказки « Пеппи- Длинный чулок». И всё это она, Аня, только с более тёмными волосами. Конечно, фотографии общие и снимки эти ни в какое сравнение не идут с моментами из жизни, запечатленными любящими родителями.
       - Володя, а когда это произошло… с Таней?
       - Субботний день, пятнадцатого июля.… Уже с утра было очень жарко.
       - Да, было жарко…- Аня мысленно перенеслась в этот день и вспомнила, что сама чуть не погибла тогда. - Мы накануне компанией отправились отдыхать на реку с ночевкой, а утром решили искупаться, но вода за ночь остыла, и у меня в воде вдруг свело ногу, от страха я начала беспорядочно барахтаться, стала захлёбываться, меня тогда еле успели спасти. До  сих пор помню, как лихорадочно билось моё сердце,- у Анны подкатил комок к горлу, и она судорожно сглотнула.

        - А Танино сердце тогда остановилось,- Володя взял со столика фото жены и дрожащей рукой провел по поверхности, нежно обрисовав каждую черточку милого лица.
        Анна где-то читала, что близнецы, как две половины единого целого, если с одним что-то случается, для другого это тоже не проходит бесследно. И сейчас  поняла, что, каким-то чудом, она осталась тогда жива.

       - Аня… - Володя поднял на девушку измученные внутренней борьбой глаза.- Я не вправе просить тебя остаться, у тебя своя жизнь, может быть, есть молодой человек…
       - Никого…никого у меня, кроме вас, нет! - девушка судорожно проглотила предательский ком в горле и устремила на Володю глаза, полные слёз.- А сейчас я не могу, не имею права, да и не хочу…
Неужели ты думаешь, что теперь, когда у меня появились родные люди, я уйду, но куда? Как мне жить с этим?!
      - Мамоська! – На пороге комнаты, потирая ручонками сонные глазки, стояла Алёнка.
      -Я хотю к тебе, дай мне учку!
      - Я иду к тебе, малыш!- Аня подхватила девочку, крепко прижав к себе маленькое теплое тельце.- Мама всегда будет с тобой!
      А про себя подумала, что когда - нибудь  она обязательно ей всё расскажет, но не сейчас, и это её право.

      За окном в сказочном белоснежном хороводе кружили снежинки. Ударяя в стекло, они застывали мелкими колючими льдинками, с любопытством заглядывая в тепло домашнего очага, но, не смея проникнуть вглубь, оставаясь верными своей стихии и госпоже, Снежной Королеве. Человеческие чувства завораживали их своими непонятными, и в то же время  волнующими переплетениями, и они по наитию пытались воссоздать  природу удивительных отношений замысловатыми узорами на оконных стеклах… Так, по-своему, они сопереживали людям – этим самым загадочным существам на свете.

      Из глубины детской доносилась тихая мелодичная колыбельная:

                Поздний вечер. Слегка занавешены шторы,
                Звёздной россыпью в небе застыли узоры,
                И  Большая  Медведица - неба  душа,
                Убаюкала  спать  своего малыша.

     Жизнь продолжалась. Наступал первый день Нового года, года надежд, любви и простого человеческого счастья.
 

 


Рецензии
И все же, как хорошо всё закончилось!
Надо верить в чудеса! Они действительно бывают.
Благодарю, Марина, за доставленные удовольствие.

Елена Серженко   08.07.2019 09:00     Заявить о нарушении
Благодарю Вас за отклик, Елена!
Извините, что долго не отвечала, только что приехала, отдыхала на море.
с теплом,

Марина Фадеева   18.07.2019 22:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 110 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.