Бей ушастых! Часть 1. Глава 1

                Глава 1

       - Ханна плачет.
       Видок у авиатора этого недобитого такой убитый, что его скорее вполне добитым авиатором обозвать можно.
       Узнал я, кстати, у Коли, что означает слово авиатор. Ничего обидного. Но все равно по привычке Кирдыка нашего Кардаголовича продолжаю так называть. Интересно, почему это Иоханна у него вдруг заплакала? Обидел? Получит же! Драться я с ним не буду, понятно, что он в этом сильнее меня, а вот превратить в какую-нибудь гадость - это всегда, пожалуйста. С совершенно нереальными условиями освобождения.
       - Это почему это она у тебя плачет? – вкрадчиво спросил я.
      Кир угрозы в моем голосе не расслышал или просто проигнорировал и кратко поведал, что сегодня Иоханна узнала, что у них не будет детей.
       - Нашли из-за чего переживать. Вылечим.
       - Лин, это не лечится.
       - Ерунда! Женское бесплодие излечимо!
       - Это не Ханна, это я, - убитым голосом признался Кир и, не иначе, как с большого перепугу, выложил мне подробности.
       Оказывается, Кардагол – Повелитель времени, сына своего, Кира, оживил, но есть в этом чудесном воскрешении одно маленькое «но». Кир стерилен. Раньше все в порядке у него с этим было, а теперь вот нет. Бедная Ханна… и, кстати, надо маме сказать, что ей теперь ни к чему обновлять противозачаточное заклинание, потому что папу тоже Кардагол этот, родственничек наш незваный, оживлял. А вот блонда моя, Иоханна, попала. Но с другой стороны, если так сильно нужен ей этот авиатор, то переживет отсутствие детей.
       - Будет лучше, если мы расстанемся, - изрек Кир.
Ну, полный восторг! Прямо таки героическое решение принял наш авиатор весь такой из себя несчастный!
       Я с тоской взглянул на небо и понял, что созерцание звезд отменяется. Я же собственно, чем занимался на террасе зулкибарского дворца? Я здесь звездами любовался. А что еще делать тихой летней ночью, когда невеста твоя девственница и до свадьбы ни-ни, а ты весь такой из себя молодой и красивый и без женского внимания не привык? Вот только и оставалось, что пожелать волшебнице своей спокойной ночи и отправляться на террасу новые созвездия открывать.
        Почему я находился в Зулкибаре, а не в Эрраде? Да потому что мы всей семьей вот уже почти месяц гостим здесь, пока ведутся военные действия по отвоевыванию нашего княжества у короля Дафура.
      Но на звезды полюбоваться или, к примеру, на луну от тоски повыть, мне не дали. Принесла нелегкая Кирдыка. Теперь вот придется его каким-то образом убеждать не принимать скоропалительных решений.
       - Живут же люди без детей и ничего. Что ж ты сразу в крайности? А если ты беспокоишься о том, что Ханна будущая королева и ей наследники нужны, так у них вот Пардок есть.  Пусть он наследует, а потом дети его. Женится же он когда-нибудь… если найдет время от книжек своих оторваться.
       - Ты не понимаешь, - со вздохом сказал Кир и уныло побрел прочь. А я остался. Потому что не представлял себе, что можно сказать в подобной ситуации утешительного. А говорить всякие глупости не хотелось. Не тот случай, чтобы продолжать изображать из себя придурка.

                ***
       - В смысле, ты не можешь иметь детей? - произношу я, - а зачем ты нам тогда вообще сдался?
Смотрю с недоумением на этого, жениха своей дочери. Последний мрачен и… покорен, что ли. Это мне тоже не нравится.
       - Ваше величество, - вздыхает он, - я понимаю, насколько это важно, и потому решение вопроса о том, состоится ли наша с Иоханной свадьба, оставляю на Ваше усмотрение.
       А мне это нужно? Меня спросили?! Я, конечно, могу решить этот вопрос, и первое, о чем я подумал, да и произнес - моему государству не нужен бесплодный консорт. Потому что… Да понятно все! Потому что тогда управление перейдет к Пардоку и его потомкам, а я, мягко говоря, на это не рассчитывал! Потому что не для того я готовил Ханну все это время. Потому что я внуков хочу, в конце концов.
       Но я также понимаю, что Ханне, по крайней мере, сейчас, нужен этот дальний родственник Терина. И нужен независимо от того, способен он выполнять функцию оплодотворения или нет. В голову тут же приходит мысль о том, что ведь на свете и другие мужчины имеются, которые могут сделать ребенка и уйти в сторону, но я благополучно держу это измышление при себе. Не поймут. И вообще, этот парень старше меня и опытнее! Почему я должен решать?
       Стоит, зараза, плечи опустил, ждет ответа.
       - А Ханна что? - тихо спрашиваю я.
       - Плачет.
       - Что она говорит?
       - Что ей все равно.
       - Врет.
       - Конечно, врет.
       - А ты ее любишь?
       Поднимает на меня взгляд ну прямо-таки мученический. Ладно, боги с тобой, можешь не отвечать.
       - Кир, - говорю, - ты же понимаешь…
       - Понимаю.
       - Я должен думать еще и о стране…
       - Конечно.
       Как тяжело-то!
       И тут, откуда не возьмись, нарисовывается, как картина, Кардагол Шактигул. Давненько я его не видел. Дня два. Соскучиться, конечно, не успел.
       - Что случилось? - интересуется он, будто это в порядке вещей - вот так вламываться в кабинет к королю Зулкибара, когда он ведет переговоры с собственным зятем. Бывшим.
       - Прошу прощения, - заявляю, - Вас не звали.
       - Какие церемонии между своими! - восклицает Кардагол, легкомысленно взмахивая рукой, - Кир, что у тебя с лицом?
       Очень интересные «свои» у меня в последнее время появились. Век бы их не видеть.  Что у Кира с лицом? В трансе он, и на лице это отражается.
       - Все нормально, отец, - проговаривает Кирдык, вздыхая, и добавляет, - Ваше величество, я тогда пойду с ней попрощаюсь. Не думаю, что нам стоит и дальше общаться. Это будет тяжело для обоих.
       Киваю.
       - Стоять! - командует Кардагол, - не понял. С кем ты не хочешь больше общаться? С Иоханной?!
       - Отец, я расскажу позже.
       -  Нет уж, давай сейчас. Что случилось?
       - Я не хочу об этом говорить.
       - Вальдор! Ну, хотя бы ты объясни!
       - Ох, ну что тут объяснять, - говорю, - твой сын не может иметь детей после воскрешения. Они с Иоханной расстаются. Так что, - добавляю, не удержавшись, - мы с тобой теперь точно не свои.
       Кардагол глядит на сына, на меня, а после глубокомысленно произносит:
       - Э, да… Об этом я как-то не подумал…
       - Отец, я пойду, - морщась, тихо проговаривает Кир.
       - Стоять, я сказал! А что, кто-то другой ей ребеночка сляпать не может?
       - Отец! - возмущенно кричит Кир.
       - Кардагол! - восклицаю я. Ну, так, на всякий случай. Потому что эта идея так в голове у меня и бродит.
       - Ну… Есть у меня одна мысль на этот счет, - как-то нерешительно проговаривает Кардагол. Он - и нерешительно. Уже это меня пугает. Но у Кира сразу глаза начинают светиться, как у собаки, которую наказали, а потом решили приласкать. Такая у этого несчастного полковника становится беззащитная физиономия, что я просто молчу, и скепсис стараюсь не проявлять.
       На лице моего несостоявшегося «своего» отражаются глубочайшие раздумья. Кир глядит на него и, кажется, даже не дышит. Я скучаю.
       - Я, - продолжает после паузы Кардагол, - могу… Как бы это… Я же Повелитель времени. Могу я Ханну отправить в прошлое.
       - И что? - интересуюсь я.
       - Что… Чисто теоретически… Она может забеременеть от Кира в прошлом… До его смерти.
       Кирдык сначала радуется, а потом резко бледнеет.
       - Но это же буду не я… - шепчет он.
       - Ну, как не ты?! Ты это будешь! Но в прошлом! Кир, сынок, ну к себе-то ревновать не стоит, а?
       Интересная мысль!
       Кир качает головой.
       - Это опасно. И неэтично. Я не согласен.
       - Я что-то тоже не в восторге, - заявляю я.
       Кардагол удивленно расширяет глаза.
       - А вас-то двоих это каким боком касается? Вы у Ханны лучше спросите. Если она на это пойдет, я все устрою. Конечно, это не раз плюнуть, но я могу.   

                ***
       Согласна ли я? Если это единственный способ забеременеть от любимого человека и оставить наследника престола? Они что, сдурели все - сомневаться в моем согласии?! Конечно, да! Да я в Нижний мир готова спуститься ради этого одна и без оружия! Конечно, я там уже была, и ничего страшного не случилось, но это неважно.
       - Да, папа, да, и еще раз да. Я отправлюсь в прошлое. Я все сделаю ради этого.
       Кир смотрит на меня с сомнением. Но я подхожу ближе к любимому, беру его за руку. Не стоит во мне сомневаться. Кровь Зулкибарских королей - не вода. Я смогу.
       - Ханна, - шепчет он, - я за тебя боюсь.
Поворачиваюсь к Киру, не выпуская его ладони, другой рукой глажу его по щеке.
       - Не переживай, - говорю, - я справлюсь.
       Он опускает взгляд, вздыхает и вдруг крепко прижимает меня к себе. Оба наши родителя тут же делают вид, что их это не касается.
       - Я пойду с тобой, - говорит Кир мне на ухо.
       - А вот это - дурная идея! - тут же заявляет Кардагол.
       - Я одну ее не отпущу! - рычит Кир.
       - Тебя там каждая собака знает! - парирует его отец.
       - А мне все равно, какая там собака меня знает! Меня мнение собак вообще не интересует!
       Кирдык как-то неохотно отодвигает меня в сторону. Вот теперь я его узнаю - жесткий, напружиненный, деловой. А не та склизкая размазня, какой он стал, узнав о бесплодии.
       - Отец, - заявляет он, - либо я иду вместе с ней, - либо все…
       И добавляет фразу, которую я вообще слышу в первый раз. Смысл в том, что все должно идти куда-то, но вот куда? Впрочем, уточнить не решаюсь.
       - Ну, в чем проблема! - вдруг восклицает уже мой отец, - пусть идет! Преврати его во что-нибудь! И тогда его точно никакие собаки не узнают!
       - Во что? - туповато как-то спрашивает Кардагол.
       - Да в ту же собаку! - заявляет король.
       Кир нервно сглатывает, а у меня вырывается нервное хихиканье. Полковника - в собаку. Забавно.
       - В какую собаку? - растерянно вопрошает Кир.
       - В болонку! - говорит Вальдор, ехидно ухмыляясь. Да, папочку моего можно было и не омолаживать. В каких-то вещах он так и остался, извините, мальчишкой. Независимо от того, как он выглядит.
       - Не волнуйся, сынок, - утешает Кардагол, - хотя я и не знаю, что такое болонка…
       - Маленькая, беленькая, пушистенькая, - тут же поясняет Вальдор.
       - Так вот, - продолжает Кардагол, - полагаю, что лучше сделать тебя крупным боевым псом, чтобы ты мог защитить при случае дочь некоторых вредных королей Зулкибара.
       - Хорошо, отец, - улыбаясь, заявляет Кир, - я согласен быть собакой. При одном условии.
       Кардагол недоуменно поднимает бровь.
       - При каком?
       - Превращать меня будет Терин.
       - Почему это Терин?!
       - А ты помнишь, что было в прошлый раз, когда ты пытался превратить меня в ястреба для разведки?
       Кардагол делает вид, будто пытается напрячь память.
       - А что было в прошлый раз? - интересуется Вальдор.
       - Я стал стрекозой, и меня чуть не сожрала, какая-то противная птица с длинным хвостом, - поясняет Кир.
       - Это была сорока, и я бы тебя воскресил, - бодрым голосом восклицает Кардагол, - вот в птицах я разбираюсь.
       - Спасибо, не надо, - вмешиваюсь я, - я не хочу, чтобы моего жениха лопали у меня на глазах.
       На слове «жениха» папа морщится, но я делаю вид, будто этого не замечаю.
       - Ладно, - высокомерно так заявляет Кардагол, - я согласен. Кроме всего прочего, не следует, чтобы от Кира пахло моей магией. Мало ли что.
       Кирдык насмешливо фыркает, но высказывание отца не комментирует.
       - Возьмите Лина с собой, - вдруг предлагает Вальдор.
       А Лин-то нам зачем?
       - Ханна, тебе следует придумать легенду. И в любом случае приличная девушка не должна путешествовать одна. Собака, уж прости меня, Кир, спутником не считается. А Лин - неплохой, если можно так судить по словам его отца, маг. Он тебя подстрахует, если что. Если согласится, конечно.
       Лин? Не согласится? Чтобы Лин был против влипания в неприятности? Да ну! Хотя, стоп. Он же у нас сейчас весь из себя примерный. Почти семьянин.
       - Не знаю, - неуверенным таким голосом проговариваю я, - может и не согласится.
       Теперь уже оба наши с Киром родителя смотрят на нас, как на умственно неполноценных. Ну и пусть. Можно подумать, они Лина Эрраде знают лучше, чем я.
       - Не думаю, что это очень хорошая идея, - вдруг заявляет Кир.
       Теперь уже моя очередь сомневаться в его умственных способностях.
       - Но почему? - спрашиваю я, стараясь, чтобы угроза в моем голосе была лишь едва ощутима - на уровне предчувствия.
        - Ваш Лин, - продолжает Кир, гордо игнорируя мой намек (может, я его сделала слишком уж малоощутимым?), - безответственный, ленивый и не очень умный человек. А, кроме того, боюсь, мы не сможем найти с ним общий язык.
       Я аж дар речи теряю от возмущения. Чтобы мой жених и так вот отзывался о моем лучшем друге! Ужас!
       - Кир, - тихонько так произношу я, - ты немножечко не прав.
       - Немножечко? - рычит отец, - да кроме Лина вас в этой ситуации вообще мало, кто сможет выручить! Разве что Саффа! Давай, я прикажу Саффе сопровождать вас.
       - Нет! - кричит Кир, бледнея, - я согласен на Лина. Если он согласится, пусть идет с нами.
       - Вот то-то же! - фыркает Кардагол, одаривая сына насмешливым взглядом.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.