Неуспокоенная душа

Неуспокоенная душа
быль

    Однажды в реке я нашел утопленницу, событие не такое уж выдающееся и малоприятное, но предшествовали этой находке обстоятельства почти мистические.
     А случай был вот какой. В конце мая, иногда в июне, езжу  рыбачить на карасей на одно небольшое озерко. Поскольку озерко маленькое, метров сорок в диаметре, и с небольшой протокой, которой это озерко в половодье соединяется с рекой, езжу только раз в году, на вторую рыбалку крупной рыбы не остается. Находится озерко на острове, поэтому других рыбаков там бывает мало, да и к концу июня озерко так зарастает травой, что рыбачить в нем бесполезно, даже сетями.  В общем, считал я это озерко почти собственным. Заезжал туда так: сосед или приятель отвозили меня на машине со всем скарбом и лодкой на десять километров выше по течению, далее на лодке доплывал  до острова, добирался до озерка,  рыбачил вечером, а потом утром,  на следующий день, уже на лодке вниз по течению, возвращался домой. В общем, рыбалка на двух зорьках, вечерней и утренней, с ночевкой, и средняя добыча составляла до десяти килограммов  вполне приличных карасей.
   Так длилось лет пять–шесть. А в год накануне события поехал на озеро со старшей внучкой.  В тот раз рыбалка не удалась, обнаружил рядом с озерком оборудованное место отдыха: навес, стол со скамьями, очаги, даже огороженный туалет. Видимо эти отдыхающие так хорошо процедили озерко, что поймали мы всего одного карасика, и того отпустили на вырост. Были, правда, еще плотвички и ротаны, но не за ними мы ехали. В общем, озерко перестало быть только моим, и ездить на него смысла уже не было, так в тот раз и решил.
Но год спустя собрался опять, при этом на удачу не рассчитывал,  но будто кто-то посторонний упорно туда меня направлял.  Было странное состояние раздвоения, я знал, что толку не будет, но желание поехать на озерко от этого не проходило, наоборот, росло. В общем, желание победило здравый смысл, поехал.
   Все получилось, как и предполагал, с вечера поймал несколько плотвичек и ротанов, поставил палатку и лег спать со слабой надеждой, что утром повезет больше. А ночью приснился сон, что возвращаюсь на лодке домой, но не один, а с внучкой, как в прошлый год, и немного не доплывая до дома, вижу в воде под берегом манекен, и у манекена над поверхностью воды выступает нога в кроссовке. Утром вспомнил этот сон и подумал: откуда в реке взяться манекенам, скорее всего утопленник.  Мысль мелькнула и прошла, но почему-то вспомнил песню «Раскинулось море широко…»
    Утренняя рыбалка тоже не удалась, поймал еще пяток ротанов и ни одного карася, и около девяти утра стал собираться обратно. Погрузился и поплыл (пошел, сказали бы моряки), при этом распевал песню, а  предпоследний куплет песни звучит примерно так:
     К ногам привязали ему колосник   (железка для груза)
     И койкою труп обернули.  (койка – матерчатый гамак)
     Прошамкал молитву священник-старик,
     И труп в сине море столкнули.
  Лодка у меня весельная, поэтому когда плыву вниз по течению, стараюсь идти по струе, чтобы быстрее. Вот плыву себе, плыву, умеренно работаю веслами, держусь струи, а  перед Вознесеновским мостом, до дома еще полпути, как будто кто-то вбивает мне в голову мысль, что напротив горы Тологой должен найти утопленника. Мелькнувшая мысль немного удивила, но пропала, не донимала, так сказать, только песня все так же вертелась в голове. Где-то минут через двадцать, немного не доплывая до горы, вижу под берегом ногу в кроссовке, выступающую из воды. Выгребаю против течения, подплываю поближе, первая мысль, что это манекен. Приглядываюсь внимательнее и вижу, что не манекен – сквозь порванную одежду и сгнившую кожу выступают ребра. Утопленник!  Первой мыслью было выйти на берег и вытащить труп на сушу, потом подумал, что естественное положение утопленника менять не стоит, может какой криминал. Оценил, надежно ли зацеплен труп в корягах, показалось, что надежно, и решил плыть домой и звонить в милицию.
   Приплыл до места, откуда возвращаюсь домой, поставил лодку на колеса, потащил свой возок. До дома от берега около километра, через двадцать минут был дома. Сразу позвонил в милицию, дежурный в первую очередь спросил, под каким это берегом, правым или левым, потому что по реке проходит граница района, а кому охота возиться с чужим утопленником. Но это было под правым, нашим, так что пришлось ему вызывать наряд. Милиция подъехала часа через полтора, поехали на машине, хотя, когда звонил, предупреждал, что нужна лодка, потому что труп был под берегом острова. На машине переехали две протоки, в последней чуть не засели, дальше пошли пешком. Добрались до утопленника.   Труп был старый, прошлогодний, череп почти голый, кисти рук отсутствовали. По черепу милиционеры сразу определили, что это труп женщины европейской расы. Одета в куртку, спортивные брюки и кроссовки. Куртка почти вся расползлась, и под ней обнаружились тесемки бюстгалтера. Бюльтерный труп, как сказали милиционеры.  Тут же вспомнили прошлогоднюю утопленницу, которую тогда не нашли.
   Надо сказать, что место, где труп зацепился в корягах, довольно неудобное: подмытый течением обрывистый берег и под ним масса коряг - упавшие с берега деревья.  Вначале милиционеры попытались вытащить труп на берег - полоску илистой суши под обрывом, но не смогли, просто подтянули к берегу и закрепили палками.  Вытащить его наверх и в целости донести до машины было невозможно, он просто бы развалился, стали звонить в МЧС, чтобы прислали лодку.  Лодки я дожидаться не стал, подписал протокол как понятой и пошел пешком домой. По дороге навстречу мне попался МЧСовский УАЗик  с прицепом и лодкой на нем.
   Вот такая заурядная история, если бы не странные мысли, пришедшие мне в голову накануне.  До этого я был ярым материалистом и ни в какую мистику, или как сейчас модно говорить, эзотерику, не верил. Но вот этот случай мою прежнюю уверенность поколебал. Нет, я остался материалистом, но вот сознание, которое является индивидуальным отражением действительности, теперь отношу к более сложному явлению, чем обычная рефлексия. Все-таки, сознание – это обширное информационное поле, и в каких субстанциях и измерениях оно существует вопрос открытый.
   Не давал мне этот случай покоя. Немного погодя, когда страсти поулеглись, стала  донимать мысль: а что же собственно произошло. Сначала собираюсь на рыбалку с уверенностью, что удачи не будет,  там ночью снится сон, потом в нужный момент этот сон вспоминается и сбывается абсолютно, во всех подробностях. Получалось, что неприкаянная душа утопленницы выбрала меня, чтобы упокоить ее тело. Другого объяснения не находилось. В конце-концов, поехал я в милицию, к тем оперативникам, которые тогда по моему вызову приезжали. Узнал следующее: женщина утонула около года назад, на Троицу, по одежде личность ее установили. Я в тот год ездил на остров позже Троицы, и в то время, когда возвращался с внучкой с рыбалки, вполне мог видеть утопленницу, но по какой-то причине не остановился, проплыл мимо, может, подумал, что манекен. А год спустя, оказавшись на том же месте, все это всплыло в сознании, даже в подсознании, потому что во сне. В принципе, все объяснимо без мистики. Но возникает множество вопросов:
во-первых, зачем я поехал на рыбалку, хотя еще год назад решил, что ездить на озерко больше смысла нет;
во-вторых, почему я не остановился в первый раз, если увидел ногу в кроссовке, торчащую из воды;
в-третьих, если утопленница была видна, почему в течение года никто об этом не сообщил;
и, в-четвертых, как мог труп удержаться на одном месте почти год, даже после ледостава?
   Может, правы буддисты, которые оставляют душу среди живых существ?

Июнь 2007.


Рецензии