Фактор Фа. Альфа-Фаэтон. Посланники-31

 От автора.
 Данная глава из фантастического романа, с юмором на очень серьёзную научную тему, связанную с генетикой и сменой пола. Два друга тёзки путешественники по времени "залетели" в будущее "где стреляли"(глава "Там вдали за рекой"). А вот возвратиться в "настоящее время", получилось, только с проблемами.  Приятного вам чтения.



ДЕТСТВО, ДЕТСТВО - КУДА , ТЫ  СПЕШИШЬ?

  Вихров открыл глаза. Он сидел в «жигулёнке». Рядом с ним сидел Фа-Фа с кислой  физиономией. – Юрка, ты живой?! 
- А ты?  Вопросом на вопрос ответил Фа-Фа.
- Пока, да. Где мы сейчас были? Я что-то не врубился. У тебя, опять не стыковка?
- Знаю, что не стыковка. Мы были в Придонских степях, там стреляли. Здесь тихо.
- Значит, всё нормально?  Мы дома?  Обрадовался Вихров.
- Почти.   
– Опять? Проблемы?
- Всё нормально, проблемы, касаются, только меня.
- В чём дело, Фафаня? 
- В том, что  ...  я девочка.
- Что???!!!    
- Что слышал. Ответил Фа-Фа.
- Ноги на месте?      
- Ноги на месте, а вот ....
- Не может быть!  Покажи.
- Ты дурак? Фа-Фа уставился в одну точку. - Пойми, я девочка. 
Юрий с ужасом полез рукой к себе в джины, проверять. - Фу...  я мальчик.  Вздохнул Юрий. - Ты на лицо такой же.
- Знаю, вот зеркало. Я смотрелась.
- Юрка, давай снова, ты что-то не так сказал. Я понимаю, заклятия очень путаные, постарайся.
-  Зови меня Юлька.  Пойми и ты меня, я не Юрка. Я девочка.
-  Ты что? В своём уме? 
-  Тогда, надо снова возвращаться в какой-нибудь «Астрал», и всё снова, пробовать. Вдруг опять туда, там стреляют, я боюсь.
- Зато, ты парнем будешь снова.
- Юра, я всё правильно говорила, я заклинания знаю наизусть. Я не знаю, почему так получилось. Нет гарантии, что и с тобой, может произойти нечто подобное.  Я согласна, я боюсь за тебя Вихрик.
- Юрка! ... Юля ... Юленька, надо рискнуть, обязательно получится.
- Я боюсь.      Юля закрыла лицо руками.
- Чего, ты боишься, как девч...   Юрий не договорил.
- Я боюсь, что Мишка на мне женится. А я люблю...  Я тебе признаюсь, я люблю Вику. Она тоже девочка.
- И люби Вику, причём тут Мишка? У вас у всех одно на уме, скорей жениться, тьфу ты, замуж выскочить. Детский сад какой-то! Идём, может Анна Модестовна поможет.   
- Чем?
- Она была отличной девчонкой, я знаю, а теперь она учёная.
- Она в этом ни бум-бум. Никуда я не пойду в таком виде. Мне Юркины джинсы малы.
- Да у тебя нормальный вид. Клёвый видок. Отличные бёдра.
- О чём ты говоришь? Я знаю, что ты имеешь в виду, я же была мальчишкой. Я знаю, как вы мальчишки, на нас смотрите. Вихрик, я попробую ещё. Я кажется,  ...  последнюю строчку ...  надо трижды повторить.
- Ты, на всякий случай повтори четыре раза.   
- Смеёшься?   
- Нет   
- Вихрик, я могу такой навсегда остаться. Ты со мной будешь дружить?
- Тьфу ... ты! А если я бабой стану, мы что лесбиянками станем? Сосаться будем?     - Вихрик, как ты грубо.   
- Я хотел, сказать «женщиной».   
- Девушкой.   
- Ну да, девушкой. Мы с тобой останемся подругами, и только. Я же старше тебя.
- Ну и что? Маргарита, тоже старше всех нас, а с ней у меня особые отношения.
- Юля, что мы будем гадать. Давай пробуй, только не ошибись.
- Надо обождать, я так сразу не могу. 
- Долго.
- Нет, немного.
- Юля, что там вообще было в этом Астрале?   
- Где, ты про что? 
- Там, где стреляли? Ты же знаешь теперь, всё наперёд... 
- Юлька, я всё понял, мы были в будущем, в 76 году, и ты была там Юркой, значит, ты снова станешь парнем.
- Это совсем не обязательно. Я это смутно помню...
- Прошу тебя, вспомни, это важно и для меня и тебя.
- Юрик, знать наперёд свою судьбу очень плохо.
- Чем же плохо? Знать, что тебя ожидает - это здорово! Можно соломинку подложить.   
– Вихрик, не спорь, проспоришь. Это плохо. Знать свою судьбу - никому не дано. Можно, только строить планы, и рассматривать различные варианты.
- Никому, кроме тебя. Ты, когда была Юркой в лагере, на концерте предсказывал некоторым их судьбу.
- Вихрик, ты так ничего и не понял, я не судьбу предсказывала, а варианты жизненного пути.
- Ты предсказала Дёмину последнюю дату его жизни.
- Вот за это меня самого и покарали. Знать, чужую судьбу тоже злой рок. Ничего нельзя изменить, поэтому никто не знает, что будет. Это всё фантазии.
    Вихров задумался. - Я не могу представить, как ты будешь жить девчонкой? Ты же парень, за тобой, за мальчишкой девчонки бегали. Ты был пацаном что надо. Сам как ... себя,  кем чувствуешь? 
- Не задавай глупых вопросов. В этих узких джинсах у меня там чего-то не хватает.
- Отлично, ты чувствуешь себя парнем. Не бойся всё, что нужно обязательно появиться. Не в первый раз, отрастёт.
 Девочка с лицом святой Ольги глубоко вздохнула. - Мне не до шуток. Я попробую ещё раз, но нам надо, туда, где стреляют вернуться вдвоём ... Честно, скажу, мы можем, опять попасть не туда. Я сама не знаю куда. Не стыковка в десять минут, вот во что обернулась  моя поспешность.
- Юленька, милая постарайся. 
- Постараюсь, закрой глаза.
Вихров поцеловал Юльку в щёку, и сам закрыл глаза. Прошла минута, потом ещё...
...
- Юрка, давай просыпайся. 
- Можно, глаза открывать?
- Как хочешь, попробуй.               
Вихров открыл глаза. Он сидел, где и сидел, рядом за рулём сидел Юрка Фа-Фа.      
- Фа, у тебя всё-всё  получилось? - тихо, спросил Вихров.   
- У меня получилось, у тебя не знаю, надо ещё разок.
- Зачем?  - настороженно, спросил Юрий.
- У тебя там, как? Порядок? Ничего, не надо менять? Минус на плюс. Ну, ты меня понял. Надо ещё разок.   Засмеялся Юрка.
- Что, опять? Что? - не понял Вихров.
- Себя проверь, дурень, ещё  разок. 
Через две секунды Вихров облегченно вздохнул. - Всё в норме, даже пупок на месте...
Прошла минута.      ...

- Всё! Маэстро! Сейчас живо к отцу, и при мне сжигай все магии. К чёрту! С меня довольно. Чуть ли не закричал старший.
- Зачем сжигать? Я её спрячу. Пригодится. Никто не найдёт.
- Я всё Василию Аркадьевичу расскажу, что ты ... девочкой был. Кио себе такого не позволяет.   
- Точно, а я, как Воланд.   
- Кто? Кто?
- Михаила Булгакова почитай. Маргариточку. Вихрик, ты прав - пацаном лучше быть...

     ...
- Эй, бамбино!    За дверями  появился хозяин «Жигулей».
- Час кончился, даже больше.  Держи, педаль, я толкну.
Парапсихолог взялся за стойку двери, и потянул машину на себя. Фа-Фа придерживал ногой тормоз. Жигуль медленно съехал с эстакады. Юрка быстро выскочил из авто, спрятался за хозяином машины.  Вихров продолжал сидеть.

- Мальчики, вы поссорились?  Мне ехать пора. Идите в гараж мириться.
Вихров открыл дверь, нехотя вышел. Шаткой походкой направился к Фа-Фа. Юрка отбегал, отскакивал в сторону, на безопасное расстояние, не давался тёзке в руки.
   
«О, хо, хо! Как, ты странно идёшь, ты вот-вот, упадёшь!» - пропел  Фа-Фа. - Вихрик, тебе ни чего не мешает быстрее идти?   
- Заткнись! Попадись мне, только.
- Мальчики, не подеритесь. Сказал итальянец.
- А он меня не догонит.   
- Я с Николаевичем попрощался, и вам всем до свидания. Я поехал.
Вихров посмотрел на номер «Жигулёнка», протёр глаза, потряс головой «МТК 63-75» - «Мистика».
Машина тихо завелась, и поехала, скрылась за углом милиции. Фа-Фа тоже, проводил взглядом «Жигули», потом повернулся к Вихрову. 
- Вихрик, ты представляешь, у меня всё получилось. У меня и у тебя всё хоккей. Пойми, мы дома в своём времени, и по этому поводу брось сердиться.

 Посланники по-свойски хлопнули друг друга по рукам, пошли в сторону гаражей Дроздова и Фасолиных. По проезду постоянно проезжали, обгоняли друзей, частники на своих авто, торопились к себе в гаражи.
  Постепенно наступал вечер, все возвращались с дач, с загородных прогулок. Открывались, и закрывались ворота гаражей. У одних открытых ворот собралась группа автолюбителей, и громко обсуждала аварии на «МКАДе» в четырёх местах. Мальчики замедлили шаг, прислушиваясь к разговорам, переглянулись, пошли дальше. У гаражей их встретил Николай Николаевич и Анна Модестовна.
- А мы, вас заждались.  Встретил ребят  Дроздов. 
- Юра? У вас о,кэй!?  Миссия окончена?   
- Ваша да. Спасибо вам, Николай Николаевич, и вам Анна Модестовна. Без вас, ну, ни как.
- Рада была помочь. Всем привет от Янека. Могу подвезти, кого?
- Спасибо, мы все живём рядом. Правда, Миша на куличиках. Я его сам доставлю на место назначения. Передавайте привет Модесту Каземировичу, от моего папы, а Янеку от нас.
 Когда светлая «Шкода» скрылась за поворотом, друзья пожали друг другу руки ...


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.