Моя философия жизни

                ВЕРШИНЫ ПРИБЛИЖАЮТ К БЛАГОРОДСТВУ

ЕЩЁ В РАННЕМ ДЕТСТВЕ, КОГДА МНЕ БЫЛО ГОДА ЧЕТЫРЕ, Я ВПЕРВЫЕ ОСОЗНАЛ, ЧТО ВСЕ ЛЮДИ СМЕРТНЫ И ЭТО СТАЛО САМЫМ ШОКИРУЮЩИМ ОТКРЫТИЕМ В МОЕЙ ЖИЗНИ, КОТОРОЕ ОЗНАЧАЛО, ЧТО КОГДА - ТО УМРЁТ И МОЯ МАМА, УМРЁМ МЫ С БРАТОМ, УМРУТ ВСЕ ЛЮДИ... ЭТА МЫСЛЬ ПРИВОДИЛА МЕНЯ В УЖАСАЮЩЕЕ  ОТЧАЯНИЕ, И ОБЛИВАЯСЬ ГОРЬКИМИ СЛЕЗАМИ И РЫДАЯ, Я ОБНИМАЛ МАМУ, БОЯСЬ ПОТЕРЯТЬ ЕЁ КАК САМОГО РОДНОГО МНЕ ЧЕЛОВЕКА, И УПРАШИВАЛ ЕЁ НИ КОГДА НЕ УМИРАТЬ... МАМА ТОЖЕ БЫЛА В СЛЕЗАХ, И КРЕПКО ПРИЖИМАЯ МЕНЯ К СЕБЕ , ПЫТАЛАСЬ УТЕШИТЬ МЕНЯ, ОБЕЩАЯ НЕ УМИРАТЬ... 

В ДЕТСТВЕ Я БЫЛ СЛИШКОМ СЕНТИМЕНТАЛЬНЫМ РЕБЁНКОМ. ПОМНЮ, КОГДА МАМА ЧИТАЛА НАМ С БРАТОМ РАССКАЗЫ ВЛАДИМИРА КОРОЛЕНКО "ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ" И "СЛЕПОЙ МУЗЫКАНТ", А ТАКЖЕ РАССКАЗ МАКСИМА ГОРЬКОГО "ДЕД АРХИП И ЛЁНЬКА" Я ОТ ЖАЛОСТИ К НЕСЧАСТНЫМ ПРОСТО ЗАЛИВАЛСЯ ГОРЮЧИМИ СЛЕЗАМИ...
ЧУВСТВО СОСТРАДАНИЯ К НЕСЧАСТНЫМ И НЕ СПРАВЕДЛИВО ОБИЖЕННЫМ ВИДИМО ЕЩЁ С ДЕТСТВА СФОРМИРОВАЛО У МЕНЯ ЖИЗНЕННЫЙ ПРИНЦИП КАК ПОТРЕБНОСТЬ, В МЕРУ СИЛ СВОИХ, БЕСКОРЫСТНО ПОМОГАТЬ ВСЕМ СТРАЖДУЩИМ.               
               
                ***


ЖИЗНЬ убедила меня в том, что единственным мерилом истины может быть только жизненный опыт, а будучи рациональным реалистом, я склонен доверять только корректным научным экспериментам. Ко мне рано пришло понимание того, что Мир нужно воспринимать таким, каким он есть, каким он представлен рациональному сознанию нашими субъективными ощущениями, не привнося в них ничего от мифологического умозрения, и уж абсолютно, исключая какие бы то ни было мистификации.
    

 Я понял,  что  всё  то,  что  создаёт  для  человека  проблемы:  угрожает  его  жизни  или  здоровью,  снижает  качество  его  жизни  или  ухудшает  его  эмоциональное  состояние – всё  это  является  необходимым  условием  для  запуска  и  активизации  его  поисковой  творческой  деятельности  и  поэтому  должно  восприниматься  как  деструктивный  стимул, (ДС).   Деструктивный  стимул  -  это  необходимое  условие  эволюционного  развития  всех  без  исключения  биологических  организмов,  без  которого  не  было  бы  их эволюционного развития.       
 

Все  радикальные  изменения мировоззрения и образа жизни,  для  тех, кто не обладает развитым самосознанием, происходит только по принуждению,  под сильнейшим давлением внешних вынуждающих обстоятельств, играющих   роль мобилизующего деструктивного стимула, представляющего собой прямую угрозу их жизни  или  серьёзную  потерю  жизненных  благ.  И  чем  больше  угроза,  тем  радикальнее  изменения,   приводящие  или  к  конструктивному эволюционному  развитию  или  к  деградации  и  гибели.    Наша  природа  такова,  что  всякий  переход  к  радикально  новому поведению  и   образу  жизни,  соответствующему  новой  реальности,  всегда  происходит  вопреки  нашим  намерениям  и  только  под  внешним  давлением  вынуждающих  обстоятельств,  т.е.  деструктивных  стимулов,  как  своеобразных  пусковых  механизмов  эволюционного развития. 
 

Деструктивные  стимулы  разными  людьми  воспринимаются  по–разному.  Если  человек  обладающий  научным  мировоззрением,  воспринимает  всякую  возникающую  угрозу  жизни  как  вызов  его  адаптивным  и  интеллектуальным  возможностям  и  принимает  его  как  очередной  деструктивный  стимул,  запускающий  и  мобилизующий  его  поисковую  творческую  деятельность,  то  человек  религиозный  воспринимает  это  как  кару  Божию  ниспосланную  ему  за  прогрешения  и  поэтому  принимает  её  безропотно  и  смиренно  как  испытания,  даже  не  пытаясь  противостоять  им. Религиозный  человек  принимает  Божью  кару  как  заслуженное  страдание  за  недостаточное  усердие  в  служение  Богу. 

Фанатично  верующий  даже  сознательно  идёт  на  полное  самоотречение,  обрекая  себя  на  бесчеловечные  аскетические  условия  существования  как  доказательство  своей  рабской  верности  своему  Божеству.  Более  того,  фанатик  с  паталогически  страстным  упоением  самоистязает  себя  и  упивается  своими  страданиями,  поскольку  они,  по  его  собственным  представлениям,  приобщают  его  к  статусу  святого  мученика  за  веру,  и  тем  самым  приближают  к  Богу.  Страдания  повышают      статус  аскетично  верующего не  только  в  его  собственных  глазах,  но  и  в  иерархии  святых  мучеников,  общепризнанных  и  высоко  чтимых  во  всём  религиозном  сообществе. 

Пределом  мучинического  самопожертвования  является  полное  самоотречение  с  волевым  подавлением  в  себе  всех  жизненных  функций  и  в  первую  очередь  умерщвление  самого  желания  жить,  умерщвление  «жажды  жизни».  Мученичество  подаётся  всеми  религиозными  течениями  как  путь    спасения  души  и  прямой  путь  к  Богу,  но  эта  иррациональная  акция  добровольного  самоумерщвления  противоречит  элементарному  здравому  смыслу  и  всем  биологическим  законам  эволюции  живых  существ.  Живой  организм  должен  обладать  «жаждой  жизни»  и  активно  противостоять  всем  внешним  разрушительным  воздействиям,  непрерывно  самосовершенствуясь  и  развивая  свою  адаптивную  гибкость.

 Мученичество  по  сути  своей  абсолютно  иррационально  и  поэтому  культивируется  только  в  крайне  фанатичных  маргинальных  религиозных  общинах.   
Природа без сожаления уничтожает всё   иррациональное, всё что не обладает  адаптивной гибкостью, всех кто вовремя недооценил грозящей опасности или не сумел найти оптимальной защиты от нее.
      

Зависимость прогресса человеческого общества от внешней деструктивной стимуляции унижает человека, показывая, что наша цивилизация все еще находится на стадии затянувшегося младенчества, когда, как говорится, только «битиё определяет сознание». Человеческой цивилизации пора начать взрослеть, поднимаясь от унизительной ограниченности   мифологического сознания, включающегося только по внешнему принуждению и переходить на более высокий уровень развитого рационального  самосознания, когда общество заблаговременно будет программировать свою перспективу, опираясь на её научное прогнозирование  и  таким  образом  будет  упреждать  прямые  деструктивные  воздействия.


При этом естественная эволюция человеческой цивилизации в дарвиновском смысле, перейдет на свой высший уровень самопрограммируемой и самоуправляемой   нооэволюции.
Своей философией жизни я избрал экологическое мировоззрение, опирающееся на научное естествознание и социальные идеи гуманизма, ненасилия и справедливости. Формирование моего естественно – материалистического миропонимания  происходило под влиянием фундаментальных идей многих выдающихся мыслителей, однако наибольшее влияние на меня произвели идеи теории относительности (СТО и ОТО) А.Эйнштейна, идеи эволюции звезд, жизни и разума И.С. Шкаловского, а также идеи инфляционной космологии А.Д.Линде. Буквально потрясающее впечатление произвела на меня идея Ильи Пригожина о самоорганизующемся (синергетическом) начале Мира, заложенном в самой «косной материи».


Я с удовлетворением узнал, что самоорганизующийся Мир вовсе не нуждается в «гипотезе Бога» в качестве сверхъестественного начала, что сразу исключает саму основу  всякой религиозной мистики.
На формирование моего социально – гуманистического самосознания и моей гражданской позиции определяющее влияние оказали великие гуманисты и просветители, такие как: Л.Н. Толстой, развивавщий христианскую идею всеобщей любви и непротивления злу; Мохандас Карамчад Ганди (махатма) с идеей ненасилия (ахимса) и упорства в истине (сатьяграха); Н.К. Рерих с идеей сохранения мирового культурного наследия (Пакт Рериха и знамя Мира), которая воссоединяет всемирное братство народов, и В.И. Вернадский с идеей ноосферы, т.е. сферы разума, деятельность, которого становится мощной геологической силой, перестраивающей биосферу в «интересах свободно мыслящего человечества как единого целого».


На формирование моих гуманистических принципов большое влияние оказал трансцендентный гуманизм махатмы Ганди. Но я реалист и потому избрал для себя рациональный гуманизм в качестве определяющего принципа своей философии жизни, исключив из нее не только все формы насилия, но и мистики. Считаю, что насилие, как средство решения проблем, изжило себя и сейчас, в начале третьего тысячелетия, должно оцениваться не иначе как атавистический примитивизм, унижающий само человеческое достоинство. Сегодня не существует в мире таких проблем, которые нельзя было бы решить в процессе интеллектуального диалога.


Я отношу себя к убежденным сторонникам ненасилия, однако не могу принять, развиваемую Л.Н. Толстым, христианскую идею непротивления злу насилием, которая по самой сути своей, является абсолютно противоестественной и не может служить практическим руководством к действию. Конечно, есть редкие исключения из общего правила, это случаи самопожертвования ради утверждения некой фанатичной идеи, но наиболее ярким и социально значимым примером практического применения идей непротивления, является национально-освободительное движение в Индии, в начале ХХ века,  под руководством Махатмы Ганди.


Однако это только частный эпизод в мировой истории, который мог состояться только в Индии, в специфических условиях индуистской традиции. Ганди, заимствовав у Толстого идею непротивления, развил её в принцип гражданского неповиновения как ненасильственного упорства в истине (сатьяграхи) и довёл его до практического воплощения.   Насилие и зло это нравственно оценочные категории, характеризующие все деструктивные явления, и в первую очередь из области социальных отношений в форме физических и социально психологических воздействий. Однако и естественные, природные деструктивные воздействия на уровне нравственной рефлексии оцениваются нами как некое обезличенное, анимистическое   зло.   


С позиций беспристрастной природы то, что мы называем, насилием и оцениваем как зло, есть не что иное как внешнее деструктивное воздействие, которое, по отношению к социальной личности, выступает как стимул к немедленному ответному действию, и в первую очередь, в форме рефлекторной защитной реакции.
Защита – это естественная реакция всякого живого организма в ответ на деструктивное воздействие извне, это так называемый инстинкт самосохранения, благодаря которому только и существует ещё жизнь.


В этой связи толстовское непротивление злу выглядит как противоестественное нравственное самоуничижение  и физическое самоуничтожение. Способность защищаться от внешних деструктивных воздействий это основной отличительный признак всего живого. Более того, если бы не было внешних деструктивных воздействии, живой организм лишился бы возможности самосовершенствоваться и развиваться. Таким образом, внешнее деструктивное воздействие (нравственно оцениваемое как насилие и зло), выступает как стимул, принуждающий всякий живой организм, а тем более самоосознающего  субъекта, радикально изменять свое  поведение, защищаясь от губительного воздействия, совершенствуя тем самым свою адаптационную гибкость.


 При  этом  низшие  организмы, не  обладающие  сознанием, стимулируются  только  прямым  действием  деструктора, тогда  как  высшие  организмы  стимулируются  заблаговременно, уже  на  ранней  стадии  прогнозирования  возможного  деструктивного  действия,  что  и  определяет  их  серьёзное  конкурентное  преимущество  над  всеми  видами  живых  существ,  обеспечивая  им  высокую  жизнеспособность.  Деструктивный стимул ставит живой организм перед альтернативным выбором: или непрерывно самосовершенствоваться, и таким образом продолжать жить, или поддаться внешней разрушительной стихии и погибнуть. Парадоксально,  но  залогом  хорошего  здоровья,  защищённого  иммунитетом,  является  непрерывное  противостояние  внешним  воздействиям  различных  болезнетворных  микроорганизмов. 


Болезни,  совершенствуя  нашу  иммунную  систему,  до  уровня  пороговой  необратимости,  укрепляют  наше  здоровье, они  вынуждают  наш  организм  непрерывно   самосовершенствоваться. Таким  образом,  наше  здоровье – это  результат  нашей  постоянной  борьбы  с  болезнями.  Парадоксально,  но  без  болезней  не  было  бы  и  здоровья.   
Сейчас  я  понимаю,  что  здоровье  это  не  запас  который  можно  тратить,  а  непрерывный  процесс  самосовершенствования.   И  только  каждодневная  физическая  работа  над  собой,  ставшая  своеобразным  ритуалом,  составляющим  основу  здорового  образа  жизни,  даст  вам  возможность  продлить  жизненные  функции  организма  и  сохранить  живой  интерес  ко  всему  происходящему  в  Мире.


 Жизнь,  как  процесс  эволюции  биологических  организмов,  возможна  только  в  условиях  постоянного    противоборства  с  внешними  деструктивными  обстоятельствами.  Если  бы  не  было  деструктивных  стимулов,  в  виде  болезней  и  других  внешних  природных  и  социальных  деструктивных  факторов,  то  наш  организм  утратил  бы  иммунитет  и  потерял    всякую  способность  к  самосохранению  и  выживанию.  На  начальной  стадии,  жизнь  развивается    как  интеграционный  синергетический  процесс,  который,  позже,   неизбежно  сменяется  процессом  деструктивного  разрушения,  заканчивающегося  смертью. Жизнь – это  непрерывная  борьба  со  смертью.  Не  будет  угрозы  смерти  -  не  будет  и  жизни…
 

Я  считаю, что деструктивный   стимул   является   пусковым  механизмом   эволюции всего живого. Деструктивный стимул больше чем просто дарвиновский «естественный отбор» жизнеспособных форм и уничтожение всех нежизнеспособных. Для самоосознающих субъектов деструктивное воздействие это именно стимул к непрерывному самосовершенствованию, к рациональному саморазвитию, поскольку   только рациональное может быть жизнеспособным, а   всё иррациональное,  рано  или  поздно, будет  обречено на разрушение и гибель. Рациональное  образование  – это  то,  что  основано  на  фундаментальных  законах  самой  Природы,  и  прежде  всего,  на  законах  сохранения,  что  согласуется  с  ними  и  не  противоречит  им  и  в  этом  залог    их  устойчивости  и  жизнеспособности. 


Иррациональные  образования, напротив,  представляют  собой    различные  вариации  случайных  образований, которые  в  большей  или  меньшей  степени   противоречат  законам  сохранения,  что  и  определяет  их  низкий  уровень  жизнеспособности.  В  мире  естественной  природы    образование  всех  структур   происходит  только  на  основе  законов  сохранения,  поэтому  все  её  образования  рациональны  и  «жизнеспособны».  Произвол  начинается  только  в  социальных  объединениях,  когда  они,      игнорируя   фундаментальные  законы  природы,  начинают  конструировать  произвольные,  иррациональные  социальные  структуры, а также метафизические и религиозно философские учения. 


Несмотря   на  парадоксальность  и  даже  кажущийся  цинизм, объективности  ради, следует  признать, что  в  прошедшей  истории  человечества   основными  стимулами  ускорявшими  его  развитие  были  мощные  деструкторы  такие  как  стихийные  бедствия  и, главным  образом, войны  и  вооружённые  конфликты. Однако в современном интеллектуально развитом обществе приближающемся к достижению уровня социального самосознания, все деструктивные действия социальной природы, квалифицируемые как насилие и  зло, должны быть сознательно исключены из жизни общества и в первую очередь должны  быть исключены  войны  и   военное насилие.


Военное  насилие, как  деструктивное действие, при современном уровне вооружений, своими  разрушениями  многократно превышает скромные результаты стимуляции научно технического прогресса, который в основе своей направлен не на развитие общества, а на дальнейшую милитаризацию экономики и усиление Военно – промышленного Комплекса (ВПК). Таким образом, ВПК становится самодовлеющей корпорацией замкнутой только на себя и, как всякая самоорганизующаяся система, стремясь к самосохранению, будет все больше и больше милитаризировать национальные экономики, разрушая тем самым основы гражданского общества.


 Предвидя такую перспективу развития  ВПК, гражданское общество должно заблаговременно включить механизмы конверсии и демилитаризации ВПК и, таким образом, ввести высокотехнологическую корпорацию в состав гражданской национальной экономики.  Высокотехнологичные  корпорации  ВПК  могли  бы  быть  встроены  в  близкие  им  по  технологии  гражданские  корпорации  такие  как  авиационные, космические  и  атомные.   Военные  технологии  могли  бы  быть  использованы  для  защиты  Земли  от  возможных  космических  угроз, таких  как  столкновения  с  крупными  метеоритами,   астероидами  и  кометами.


Таким  образом, смертоносное  оружие, изначально  создававшееся   для  уничтожения  жизни, могло  бы  быть (конечно,  при  технических  доработках), использовано  для  благородных  целей  её  защиты  и  спасения.  Когда наша цивилизация достигнет  уровня социального самосознания, соответствующего нооцивилизации, она будет стимулироваться только естественными деструкторами самой природы, которые всегда будут вынуждать нас непрерывно самосовершенствоваться   приспосабливаясь к их требованиям.
    

Я болезненно переживаю все трагические события, происходящие в мире, сопровождающиеся гибелью и страданиями людей, разрушениями культурных и материальных ценностей. В результате природных катастроф, происходят  огромные  разрушения  и  гибнут    сотни  тысяч  людей, но  это  те  естественные  деструктивные  стимулы  с  помощью  которых   бесстрастная   ПРИРОДА  понуждает  нас  несмышлёнышей  быстрее  осознавать   своё   общепланетарное   единство. И чем раньше мы сможем понять эту эволюционную тенденцию и объединим свои усилия, тем меньше будет у нас ненужных потерь, разрушений и страданий.


Однако особую обеспокоенность вызывают у меня рукотворные трагические конфликты, возникающие в результате крайне низкого уровня социального самосознания.  Это  конфликты   порождаемые: амбициозным  тщеславием; территориальными претензиями; социально разрушительным   национализмом   и   сепаратизмом; бескомпромиссным   религиозным   фундаментализмом   и   фанатизмом;  а  так  же   маргинальным  идеологическим и политическим радикализмом. Все эти факторы в истории разных народов не раз служили причинами разрушительных войн и вооруженных конфликтов, причинами дворцовых и государственных переворотов, кровавых революционных восстаний и гражданских войн, но, тем не менее,  и в современной истории эти факторы продолжают провоцировать вооруженное насилие в форме локальных войн и бесчеловечных террористических актов.


Казалось бы,  в  ХХI веке, при наличии международного права, гарантом  которого является ООН, в принципе больше не должно бы быть никаких форм насилия, будь то фанатичный террор или, так называемые, справедливые национально освободительные и превентивные локальные войны. Сейчас, все войны должны бы быть объявлены вне закона. И все же, к величайшему нашему сожалению, реальные события сильно расходятся с нашими желаниями и ожиданиями. А как было бы хорошо,  если бы в современном мире больше не было места насилию, а все возникающие конфликты разрешались бы только на основе международного права с привлечением миротворческих сил ООН, которые были бы наделены правом принуждать конфликтующие стороны к мирному решению конфликта.


Ни одна из сторон конфликта не может  иметь преимущественного права на применение вооруженного насилия, а любое его применение сразу ставит тех, кто его инициирует, вне рамок международного права и квалифицируется как антигуманное преступление со всеми вытекающими последствиями.   С  годами  я  понял, что  патриотизм  и  национальная  гордость  это  очень  тонкие  и  деликатные  субстанции.  По  молодости, со  свойственной  этому  возрасту  максимализмом, я  часто  с  гордостью  повторял   слова  нашего  великого  полководца  А.В.Суворова  - « горжусь , что  я  русский !»  Я  по-мальчишески  пафосно  гордился  воинской  славой  наших  предков. Однако  с  годами,  я  стал  понимать  истинную  цену «воинской  славы»  и  воинственного  патриотизма.


Рациональная  рассудительность, свойственная  зрелости, настраивает  на  более  сдержанную, гуманистическую  оценку  этих  феноменов, поскольку  военным  победам  одних  народов  всегда  сопутствует  горечь  поражения, страдания  и  унижения  других  народов. И  уж  конечно  все  войны  сопровождаются  множеством  человеческих  жертв  и  разрушений  материальной  культуры, которые  ничем  нельзя  оправдать. Воинственный  патриотизм, по  своей  сути,        эгоистичен  и  никак  не  способствует  сближению  народов,   поэтому  он  не  может  входить  в  арсенал  общечеловеческих  ценностей  и  цивилизованных  норм  общения.   


Естественное  общечеловеческое  чувство  патриотизма  это, прежде  всего, гуманное  отношение  ко  всем  людям, это  страстная   любовь  к  родным   вам  людям   и  родному  краю.
  Это  желание  и  готовность  делать  всё, чтобы  жизнь  людей  становилась  всё  более  достойной,   а  родные  места  всё  более  привлекательными.   Я  противник  всех  форм  насилия  и  в  первую  очередь  военного  насилия.    Я  не  приемлю  героизацию  и  романтизацию  насилия,   которые  присущи  воинственному  патриотизму.


Мне  претит  культ  грубой  силы  и  преклонение  перед  зловещей  эстетикой   смертоносного  оружия  и  я  буду  делать  всё, что  в  моих  силах, для  того  чтобы  на  всей  Земле  воцарился  долгожданный  мир.  Жизнь человека – высшая ценность и сохранение её должно стать для всех нас главной жизнеопределяющей целью. Однако сохранить эту ценность можно будет только в условиях ненасильственного мира,   объединив усилия и жизненные ресурсы всех стран и народов в единую общепланетарную общность, функционирующую как целостная нооцивилизационная синергетическая система.


Начавшийся  в  Европе  интеграционный  процесс  создания  единой  Европы  несомненно  отражает  объективную, глобально – историческую   тенденцию  к  единению  всех  народов  и  идёт  параллельно  становлению  рационального  общецивилизационного    самосознания. Однако, к  сожалению, процесс  интеграции  Европы  идёт  на  уровне  иррационального  подсознания  и  пока  не  осознается  самими  субъектами  объединения, они  ещё  не  понимают  истинных,  объективных  мотивов  своего  объединения, интерпретируя  их  как  способ  защиты  от, якобы  существующей  военной  угрозы  со  стороны  неких  виртуальных  стран – изгоев.


Таким  образом, единая  Европа  становится  заложницей  милитаристского  блока  НАТО, крайне  заинтересованного  в  обострении  военных  фобий.  Это  искусственное  нагнетание  военной  опасности  блоком  НАТО, сохранившимся  как  реликт  холодной  войны, выгодно, прежде  всего, военно - промышленным  комплексам  (ВПК).  Именно  ВПК  заинтересованы  в  нагнетание  военной  опасности,  провоцируя  очаги  локальных  конфликтов  в  различных  регионах  мира. В  миролюбивой  обстановке  безнасильственного  мира  ВПК  просто  нет  места. Нам  всем  нужно  понять, что  пока  в  нашем  мире  будут  существовать  ВПК, живущие  только  за  счёт  производства  и  торговли  смертоносным  оружием, в  нём  так  и  будут  продолжаться  перманентные  локальные  войны, вооружённые  конфликты  и  террористические  акты.


Безопасность  не  может  строиться  на  балансе  сил  сдерживания,  обеспечиваемых  катастрофической  гонкой  вооружений.  Мир  не  может  держаться  на  равновесии  страха  взаимного  уничтожения. Мир  должен  строиться  на  балансе  доверия, на  всеобщем  отказе  от  применения  силы. Мир,  насыщенный  оружием,  не  может  быть  безопасным. Только  безоружный  мир, принципиально  отказавшийся  от  насилия  и  живущий  по  единым  нормам   международного  права, может  стать  по - настоящему  безопасным. Вызывает  глубокое  сожаление, что  руководство  единой  Европы, вместо  того  чтобы  развивать  дружеские   и  конструктивные  отношения  со  всеми  европейскими  странами, недальновидно  приняло  к  исполнению  милитаристскую  доктрину  военного  блока  НАТО, направленную  на  расширение  своего  влияния  и  милитаризацию  всех  стран  восточной  Европы  и  постсоветского  пространства. 


 Таким  образом, объединённая  Европа, связанная  военными  обязательствами  блока  НАТО, вплотную  приблизившись  к  границам  России, в  лицо  ей  бросила  военный  вызов, провоцируя  её  на  ответные  действия  в  виде  затратной  и  никому  не  нужной  гонки  вооружений. И  все-таки, хотелось  бы  надеяться, что  цивилизованная  Европа, внёсшая  основной  вклад  в  развитие  всей  мировой  культуры, поднимется  до  уровня  рационального  самосознания,  и, осознав  свою  гуманистическую  миссию,   исправит  свою  политическую  ошибку, отказавшись  от  блоковой  политики,  и  встанет  на  мирный  путь  созидания. Гуманистически  созидательный  курс  единой  Европы  сразу  бы  вызвал  цепной  интеграционный  процесс  во  всём  мире. 


Я  верю, что,  в  конечном счете, все  страны  неизбежно сольются в единую общечеловеческую цивилизацию, построенную только на естественных законах рационально самоуправляемой нооэволюции. Размышляя о нашем  общем   будущем, я пришел к убеждению, что все наши материальные потребности, которые сейчас являются для нас жизнеопределяющими, а  их  неудовлетворённость  служит  основной  причиной  большинства  всех  конфликтов,  непременно должны будут уступить место творческим  интеллектуально познавательным потребностям, исключающим  саму  основу  агрессии  и  социального  насилия.


 Материальные потребности не могут расти беспредельно, как когда – то  нам  обещали  наши коммунистические вожди, они должны иметь разумный предел насыщения, определяемый нашими естественными физиологическими потребностями,  а  так  же  экологическими  и гигиеническими требованиями. Материальное пресыщение, по сути своей, паразитарно,  а   потому  безнравственно, ибо может быть обеспечено только за чужой счет - за счет будущих поколений, что  разрушает  основной  инстинкт  самосохранения  всего  нашего  биологического  вида Homo  sapiens.
      


Для себя я принял нравственно регулирующий принцип рационального самоограничения всех своих материальных потребностей. Считаю, что беспредельными могут быть только интеллектуальные потребности в познавательной и созидательной, творчески преобразующей деятельности. Жизнь, как явление, сама по себе,   потрясающе интересна и загадочна для человеческого познания.  Окружающий нас Мир так грандиозен, завораживающе прекрасен и фантастически таинственен, что постижение этой тайны так   навсегда и останется для   нас неразгаданной и вечной загадкой, к понимаю которой мы будем постоянно   асимптотически приближаться и приближаться, но так никогда и не сможем исчерпать и постичь   её до конца… Но именно в   этом   непостижимом приближении к  Вселенской истине и состоит наше высшее человеческое предназначение.


Я  понял,  что  в  нашей  жизни  просто  нет  ничего  прекраснее  и  возвышеннее   постижения  окружающего  нас  беспредельного  Мира  и  познания  самих  себя.  
Для  рационально  мыслящего  человека, жаждущего  познания, нет  в  жизни  ничего, более  интересного, увлекательного  и  важного, чем  постижение  фундаментальных  первооснов  всего  сущего,  ради  сохранения  жизни  на  Земле.
      

Приняв философию жизни, я определил для себя её цель и смысл, и сейчас пытаюсь обратить философские принципы в нормы своего повседневного образа жизни. Я стал   по – философски спокойней воспринимать   трагическую   неизбежность своей смерти,   когда осознал, что в   эволюционном потоке  смерть одних  это всегда необходимое условие начала жизни других, более совершенных форм, в которых продолжается жизнь всех их предшественников, а это значит, что наша жизнь не имеет конца,   она продолжится и после нас в наших потомках…
      

Судьба долго водила меня по жизни своими неисповедимыми тропами, прежде чем привела к непростому для меня пониманию всех этих, в общем – то, самоочевидных жизненных истин, понимание которых всё расставило на свои места, и я обрел, наконец, уверенное спокойствие и радость реального земного счастья. Я понял истинный смысл жизни, и ко мне пришло умиротворяющее чувство Вселенской свободы. Я освободился от тягостных пут прежних заблуждений и предрассудков, и теперь я абсолютно свободен! Я свободен! Свободен!
      

Я дитя Вселенной, случайное творение и нечаянное порождение Её и пусть,  в конце пути,  Она как мать примет меня в свои объятия таким, каким я есть…

***

Наша жизнь конечна и скоротечна как мимолётное МГНОВЕНИЕ, и когда мы только появившись на СВЕТ, испытали трепетный ВОСТОРГ перед величием ЗВЁЗДНОЙ БЕЗДНЫ БЕСПРЕДЕЛЬНОГО МИРА, и едва успев вкусить РАДОСТЬ БЫТИЯ от его величественных красот, как уже НАВСЕГДА должны покидать ЭТОТ МИР, чтобы безвозвратно исчезнуть в ВЕЧНОМ круговороте материальных превращений…
 
МИР, в котором мы появились на СВЕТ - ЭТО МИР, у которого не было НИКОГДА НАЧАЛА и не будет НИКОГДА КОНЦА… Это МИР, где в БЕЗДНЕ ПЕРВОРОДНОГО ХАОСА непрерывно рождаются и разрушаются БЕСЧИСЛЕННЫЕ множества различных ВСЕЛЕННЫХ, где стираются все следы их прошедших жизненных историй и берут начала абсолютно новые ВСЕЛЕННЫЕ со своими неповторимыми жизненными историями, продолжающими ВЕЧНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ ЭТОГО МИРА…

И нет в нашем ДИНАМИЧНОМ МИРЕ НИЧЕГО НЕИЗМЕННОГО, а МИЛЛИАРДЫ лет ВСЕЛЕНСКИХ историй – это только МЕРЦАНИЯ МГНОВЕНИЙ на общем фоне СОСТОЯНИЯ ВЕЧНОГО БЫТИЯ  ПЕРВОРОДНОГО ХАОСА, где берут свои начала и обретают свой конец БЕСЧИСЛЕННЫЕ МНОЖЕСТВА ВНОВЬ ОБРАЗОВАННЫХ ВСЕЛЕННЫХ…

Наша ЖИЗНЬ – как результат эволюции и самоорганизации ВСЕЛЕННОЙ, явление крайне маловероятное, а РАЗУМНАЯ ЖИЗНЬ - явление ПРАКТИЧЕСКИ УНИКАЛЬНОЕ и она не имеет заведомо КЕМ – ТО предопределённой ЦЕЛИ, НАПРАВЛЕННОЙ к её постижению, которая придавала бы ей какую - то ОСМЫСЛЕННОСТЬ... А Относительно самой ВСЕЛЕННОЙ, РАЗУМНАЯ ЖИЗНЬ, как и всё в ЭТОМ МИРЕ, БЕСЦЕЛЬНО и БЕССМЫСЛЕННО… И только сам ЧЕЛОВЕК, как самоосознающий и познающий поведенческий СУБЪЕКТ, может поставить себе ЖИЗНЕОПРЕДЕЛЯЮЩУЮ ЦЕЛЬ и тем самым придать своим жизненным устремлениям мотивирующую их ОСМЫСЛЕННОСТЬ…

***

ВЫСШАЯ МУДРОСТЬ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ, которую можно признать как АБСОЛЮТНУЮ ИСТИНУ, которая для каждого РАЗУМНО МЫСЛЯЩЕГО Познающего Субъекта состоит в том, чтобы ПОДНЯТЬСЯ до осознания себя ГРАЖДАНИНОМ МИРА в единой семье общечеловеческой НООЦИВИЛИЗАЦИИ для того чтобы КАК МОЖНО ДОЛЬШЕ СОХРАНИТЬ ДОСТОЙНУЮ ЖИЗНЬ на нашей планете ЗЕМЛЯ БОЛЬШЕМУ ЧИСЛУ НАШИХ ПОТОМКОВ. И нет в нашем МИРЕ НИЧЕГО, что можно было бы противопоставить ЭТОМУ... И если мы действительно РАЗУМНЫЕ ЛЮДИ, то мы ВСЕ должны понять, что для того чтобы жизнь на Земле продолжалась и после нас, МЫ ОБЯЗАНЫ сделать наш МИР ЧЕЛОВЕЧНЫМ – без ВОЙН, без НАСИЛИЯ, без жестокого ФАНАТИЗМА РЕЛИГИОЗНЫХ ВЕРОУЧЕНИЙ и невежественных ПРЕДРАССУДКОВ. В противном случае, мы просто не можем считать себя ЛЮДЬМИ РАЗУМНЫМИ, ДОСТОЙНЫМИ ЖИТЬ на этой ЗЕМЛЕ.


Рецензии
Со всем согласен, всё перекликается с тем, о чём пишу я. Хотелось бы лишь уточнить причину войн.
Войны бывают освободительные и захватнические. Первых не было бы, если б не было вторых. Захватнические войны ведутся ради расширения жизненного пространства, ради доминирования. Это присуще всему живому, а государства те же живые организмы. Это всё сойдёт на нет, если произойдёт полюбовная глобализация. А как она сейчас идёт (Америка устанавливает свою гегемонию, свой образ жизни), кровопролитиям конца не видно.
Полюбовное объединение возможно под девизом спасения Живой Природы, то есть жизни на Земле, которая на всех одна. Служение Природе следует возвести в культ, в новую религию, всех объединяющую.

Михаил Шамин 2   12.03.2015 16:05     Заявить о нарушении
Геннадий, я полностью согласен с Вами!
Только единственное уточнение, которое я хотел бы предложить, это по поводу "возведения в культ" "Служения Природе".
Я давний и глубоко убеждённый сторонник "Служения Природе", однако это естественное и рационально осмысленное чувство, на мой взгляд, не нуждается в фанатичной мистификации...

С уважением, Любомир.

Любомир Павлов   12.03.2015 22:41   Заявить о нарушении
Относительно культа личности Сталина М. Шолохов однажды сказал: Был культ, была и личность. И рассказал, как в беседе со Сталиным сказал ему, что его стали через чур величать. На что Сталин ответил: Народу нужно башка. Шолохов не сразу понял о чём речь, потом дошло - Божка. Это свидетельствует о том, что Сталин прекрасно понимал, что в замен отвергнутого бога народу надо другого, психика у простонародья такая.
Это я к тому, что обыватель рационально мыслить не очень склонен, потому и предложил Культ Природы.

Михаил Шамин 2   13.03.2015 03:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.