Пробойная

Галина Гучина, с погонялом Пробойная, только- только что откинулась с зоны. Первым делом  Пробойная навестила своего другана по любовным утехам, Кольку Усача, прозванного так за красивые, отвислые усы, как у настоящего запорожского казака, с картины Репина. Да и корни Кольки уходили в Малороссию, его предки  из Винницкой губернии переехали в Россию в тридцатые годы, спасаясь от  голодамора. Приехали временно, но остались на всю жизнь.  В поселке Любань, что на трассе Петербург-Москва, Колька был в авторитете. И то сказать, три ходки на зону. В свои неполные тридцать пять, полжизни провел в тюряге.  Изрисованный татуировками со лба до пяток зековскими умельцами, Колька Усач обладал еще неимоверной природной силой. Мог запросто подкову сломать или кочергу узлом завязать.  Худощавый, мускулистый он привлекал всеобщее внимание женщин. Галька Пробойная была одной из его любимых почитательниц, и было за что полюбить эту женщину. Помимо  своей красоты, она обладала гибким умом и феноменальной памятью. В три годика могла наизусть рассказать любое стихотворение, из тех которые  вслух учила ее старшая сестра Катерина, ученица сельской школы. А в десять лет, уже сама сочиняла и стихи, и маленькие рассказики, которые с успехом печатала районная газета «Новая Заря». А еще Галина хорошо пела, ее нежный голос, покорил не одно сердце местных парней. Они так и липли  к ней, как пчелы на  медоносный цветок. Но Колька Усач, старше ее на десять лет, опередил их всех. Как-то на одном из школьных вечеров, где Галина пела свою любимую песню «Течет  Волга, а мне семнадцать лет», появился Колька Усач в модном спортивном костюме и фирменных белых кроссовках «Adidas». Он только что вернулся с зоны и был окружен ореолом таинственной  славы мужчины-супермена.
  Галина Гучина, влюбленная в Кольку Усача, отдалась ему сразу, и не раздумывая. Колька посчитал Галину такой же, как все его многочисленные подружки, которые умели только водку вместе пить, да ноги раздвигать, когда ему хотелось.
Галина, прозванная к тому времени Пробойкой, за умение решать самые сложные вопросы, как среди подружек, а если надо было, то и с учителями,  казавшиеся не резрешимымиь и делала это, как бы, без особого напряга.   Вот пример, которому может позавидовать  и нынешняя креативная молодежь. В их школе  не разрешалось проводить дискотеки. Директор, упертый коммуняга, кричал на школьной линейке:
- Пусть Чубайс с Гайдаром пляски у себя в Кремле устраивают,  в моей школе этому не бывать! Вот вам и весь сказ!
Галина, поразмыслив с подружками, неожиданно предложила:
- А давайте проведем в школе конкурс патриотической пессни, с танцами народов России. Вот будет умора, если наш Сан Саныч откажется, тогда позвоним  районному начальству. Мол, так и так, не воспрнимает наш директор дух времени... И чтобы вы думали, дело пошло.
Во время концерта патриотической песни, где ребята  вовсю старались и спели, как можно лучше, и про землянку, и про соловьев, и про пехоту, родную роту, директор сидел и тер кончиком платка набежавшие слезы:
- Здорово, надо же, как хорошо поют. Вот, что значит, правильно воспитать молодежь...  На вечерних танцах отплясав украинский гопак и молдавский зажигательный «Жок», ребята незаметно переключились на современные танцы.
Сан Саныч, не досидев до конца, ушел, так и уверовав, что патриотизм сидит в ребятах прочно и им можно доверять. А танцы,тем временем, уже раскручивалась в  другом направлении с другими ритмами, и с  другими мелодиями... Со временем дискотека  в школе приобрела  постоянный характер. По первости директор еще возмущался ,а потом, в конце концов, махнул рукой:  Время вспять не повернешь... Танцуйте, как хотите, только без стриптиза…
Колька Усач не ждал прихода  Галины. Он сидел в комнатке  своего дома, смотрел по телеку футбол, потягивая холодное пивко из банки.
- По звонку или как? – первым делом спросил ошарашенный  Колька, увидев Галку.
- Как, как! – ответила Галка.
Они обнялись.
- Да, ты раздевайся, я сейчас дверь на крючок и покувыркаемся… От хорошего х..ра отвыкла или вас там кумовья драли?
- Сам ты кум драный – огрызнулась Галина. Дверь закрывай, это правильно. А трахаться не время, Колян ты мой дорогой.
- А че, еще не приспичило? – ослабился Колька .
- Припекло, только в другом месте – и Галька неожиданно резко и сильно ударила ногой в пах Коляну.
Тот ойкнул.
- Ты, что же сукааа..., в своем уме?
- В своем, своем...
- Да, я тебя сейчас шалаву на куски порву – медленно отходя от боли, прохрипел привставая с лавки,Колян.
- Разорвешь, если сможешь, а пока сядь за стол и не дергайся, грохну. Галина быстрым движением достала пистолет из сумочки и приставила ствол к затылку Коляна.
- Садись медленно, руки держи на столе, дернешься,  пристрелю.
- Ды, ты, ты...  никак там..., в зоне, совсем ох…ла... Что за заяву мне предъявляешь, вошь ты собачья?
Но не успел Колян закончить ругательство, как Галина ударила его ребром руки по шее,  от которого его совсем перекосило.
- Сука! Я же ничего не сделал тебе! За что? – завопил Колян.
Понимая, что Пробойная не шутит, всадит ему пулю в затылок, если он попытается что-то сделать не так,Колька Усач, сел на лавку.
- За, что, говоришь? Забыл? Напомню. Кто сдал меня ментам, когда мне в магазине подбросили  взятку? Говори, говори, я слушаю...
Колян понял, что Галина знает больше, чем он думал.
- Галка, не сдавал, ей богу не сдавал тебя, клянусь мамой...
- Дерьмо ты собачье, оставь свою маму поганую при себе. Это она тебя научила меня сдать. Она давно косилась на меня. Дела мои шли хорошо: бизнес легальный,  две лесопилки, строительные бригады, подряды  в Питере, деньги текут рекой. Зависть, вот что твоя мамаша пережить не могла, и когда ты вышел, науськивала  на меня ,что бы сдать... А я тебя, кобель ждала, посылки слала каждый месяц, твою мамочку кормила, поила... Вот такая благодарность от тебя мне вышла... Ааа..., что молшчишь?
- Нет, все было не так! Дай я тебе расскажу. Только не стой сзади, убери пушку.
Колька Усач по блатной сноровке хотел было за разговором на отвлеченную  тему  сбить с пантолыги Пробойную, чтобы потом коротким ударом выбить пистолет или  швырнуть в нее  нож, который, как нарочно, лежал напротив на столе. Но прием не удался. Не зря же Пробойная прошла в тюряге академию преступного мира и в совершенстве усвоила уроки.
- Только попробуй, вышибу мозги – резко ткнула стволом в затылок. Не поворачивайся, руки на столе держать! Все, что ты не скажешь, полное вранье... Можешь не стараться... Сдохла твоя матушка, туда ей и дорога, и ты за ней пойдешь… Вот только хочу, чтобы ты своих подельников назвал. У меня к ним  отдельный будет счет. И так! Кто меня сдал ясно: ты с матушкой.
- Галка, ты не все знаешь, погоди, не горячись, сядем, потолкуем, мы же не чужие. Помнишь, как нам хорошо было... Ааа..., забыла?
И в это время он получил страшный удар по голове рукояткой пистолета, от чего он тихо охнув, стал сползать на лавку. Его тело  рухнуло бы  на пол, но помешал стол, который задержал падение. Его голова, с кровяными подтеками из ноздрей лежала на боку стола покрытого рваной клеенкой в клетку.
Пробойная несколько раз глубоко вздохнула и выдохнула, приводя себя в психологическое равновесие.
- Так тебе скотина и надо. Попользовался моим телом вдоволь, три аборта от тебя сделала, когда мне еще и восемнадцати не было.  Меня скоблили в больнице, а ты кабель с очередной девкой трахался на сеновале. Тьфу ты, сволочь грязна.., Аж сейчас, через столько лет, она физически почувствовала боль внизу живота, словно от медицинских инструментов.
Кровь отхлынула от лица, ей сделалось дурно. Галина  шатаясь, подошла  к окну, открыла форточку. Свежий осенний ветер влетел в пропитанную куревом и сивухой комнатку ее бывшего сожителя, приводя Галину в чувство…
Мысли в ее голове снова приобрели четкость и ясность. Она вышла в соседнюю кухонку, взяла  ведро с водой, стоящее на табурете, принесла в комнату,  и выплеснула на голову Кольки Усача.
Тот, что-то замычал, приподнял голову, обвел мутным взглядом стены и остановил  свой взор на Галине, не понимая, где он.
- Ну, что очухался? Давай колись, если скажешь правду, назовешь кто увел мои деньги и где они, может, оставлю живым – и она впервые коротко хохотнула…
Колька понял, ему конец., если не сдаст своих бывших подельников Пробойная не из тех, кто умеет прощать.
- Значит так. Деньги и все твои лесопилки загреб Пискун, а магазинчик и минирынок- Рогач.
- Серега Рогачев?  Не то  с удивлением, не то с недоверием переспросила Галина.  Вот ведь никогда бы не подумала, скромник очкастый, за мной в школе волочился. Впрочем… Это точно?
- Точнее не бывает.
- А твоя доля где?  Мне кинули лимон и все. Я не при делах. Ты же сама знаешь, я потом срок получил за драку, мента порезал. Семь лет схлопотал. Они и мои деньги куда-то похерили. Не вру, сама понимаешь, врать мне тебе сейчас не зачем.
- Кто еще причастен к сбору компромата на меня? Быстро, быстро давай колись. Ну! – и она приложила ствол снова к затылку. – Считаю до трех… Раз, два…
- Районный прокурор, Иудин, Эдуард Сомович.
- Кто еще? Раз...…
- Начальник райотдела, Дряницин. Они, когда на меня дело завели за драку с ментами, условие поставили: сдам тебя на взятке, то срок скостят до минимума. Мне же грозило пожизненное или четвертной ... Прикинь. А  тебя бы они все равно посадили, не я, другой бы сдал. Тут без вариантов. У них такая банда сколочена, где нашей братве до них: власть, связи и только денег им не хватало. Вот они тебя и пасли. Пискуна и Рогоча потом тоже взяли на пушку... Малява пришла в зону ко мне. Отдали твои дела и деньги им,прокурору и менту.. Теперь они при должностях: Пискун  в ГАИ пристроен, техосмотром машин заправляет, сама понимаешь, не голодает. А Рогач – глава администрации нашего поселения, депутат и еще, что-то там возглавляет. Кум королю и сват министру. Галка давай разойдемся мирно, я тебе все слил, как есть, больше добавить нечего… - и Колька Усач тяжело вздохнул. Надо же, как саданула… Где наловчилась-то?
- Где и ты! – зло выдавила Галина.
Она еще какое-то время размышляла, что делать с этим хреном в наколках: удавить и дом спалить вместе с его  потрохами или отпустить на все четыре стороны. Сам сдохнет… Нет, тут надо, что-то другое.
- Слушай, Колян, я тебя убивать не буду, просто  отнесу записанный наш разговор на пленку: один экземпляр-прокурору, как его там, Иуде, а второй – ментам. Пусть послушают, как ты их сдаешь… - и Пробойная хрипло рассмеялась… Есть возражения?
Колька Усач успел все же достать нож со стола и метнуль его в ненавистную ему тварь, телом которым он когда-то с удовольствием пользовался. Нож пролетел у самой головы Галины, слегка порезав ей правую щеку. Каких-то сантиметров не хватило, чтобы нож вошел ей прямо в глазницу. Спасла природная реакция и долгие годы тренировок в зоне. Одномоментно, со стуком, вонзивщегося ножа в стену, прозвучал выстрел. Кровавое пятно расплылось на затылке Кольки Усача.
- Ну, вот и все! -  облегченно вздохнула Галка. Первый есть!
Через полгода при странных обстоятельствах погибает районный прокурор Иудин: кто-то во время охоты выстрелил ему прямо в сердце. Поговаривали, что с их компанией охотилась какая-то иностранка из Финляндии, мол, из-за нее  все и случилось. Но, что и как, никто толком не знал. Официальная версия лаконична, погиб при неосторожном обращении с оружием. Через какое-то время происходит еще одна непонятная история, уже с начальником милиции Дрянициным. Тот был сбит машиной, когда шел, как-то вечером, вдоль трассы. И опять никого не нашли. Да и как найти. Трасса почти не освящена. Какой-то темный джип сбил человека и скрылся. Свидетелей  происшествия  не оказалось: дело тоже прикрыли…
И совсем уж неприятная вещь случилась еще с одним из подельников Кольки Усача – Пискуном. Тот сгорел прямо  в своем кабинете на работе, как и сам когда-то Колька Усач, в собственном доме. И уж венцом всех неприятностей для сельчан стала смерть их главы администрации Рогачева Сергея Нефедовича. Его нашли повешенным у себя на даче, с запиской, написанной его собственной рукой: «В моей смерти прошу никого не винить, я запутался в личных делах и не нашел другого выхода. Прощайте!»  В этой истории можно было бы поставить точку, но она продолжилась.
Как-то в один из зимних вечеров, в середине февраля, когда вьюга перемела все дороги, в поселковой школе проводилась встреча выпускников. Собралось много народа и совсем не заметно, когда в школе шла официальная часть, к крыльцу медленно подкатил огромный черный джип, с питерскими номерами. Из него выскочил охранник, открыл дверцу и кому-то протянул руку. Из машины, накинув на плечи дорогое меховое пальто, вышла высокая, красивая женщина, в бриллиантовом колье. Она откинула руку охранника:
- Я сама, еще не старуха…
Пройдя темным и сырым коридором, женщина без труда нашла свой бывший класс, открыла дверь и вошла. В зале сидевшие за партами солидные люди повернули головы:
- Галка Гучина!? – послышался чей-то, не то удивленный, не то вопросительный возглас.
И класс разразился аплодисментами. По щекам  шикарной женщины блеснули еще два бесценных бриллианта и покатились вниз...
Еще через несколько лет о Галине Гучиной  упомянуло французское телевидение в программе новостей на Т2- В "Грандотеле" в президентском номере найдена мертвой баронесса русской мафии  Галина Гучина, контролирующая нелегальную  торговлю якутскими алмаами... Как считают медики, смерть могла наступила от передозировки снотворным...…
А в поселке Любань на сельском кладбище появился огромный из черного мрамора памятник- монумент, на котором изображена Белая лебедь с надломленным крылом и короткая надпись золотом:
"Галина Германовна Гучина
1979-2009гг.
Мы помним!"


Рецензии
Огромные мраморные монументы на кладбищах чаще всего обозначают криминальных
и цыганских вожаков. При жизни - в стороне от добрых людей, после смерти их
поднимают выше памяти о добрых людях.

Юрий Шварёв   23.12.2015 00:29     Заявить о нарушении
Всё это так,но жизнь мудрее и долговечнее любых памятников добрые дела)))С уважением-Иван)))

Русский Иван   24.12.2015 09:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.