Желающего идти судьба ведет, нежелающего влачит

думаю, что до конца мало кто дочитает.
столько просмотров - ни одной рецки.
то ли все имен пугаются, то ли еще что.
не оставайся безликим читателем.
комментируй и рецензируй.

Заранее извиняюсь за то, что выложила
поэтическое произведение на прозаический
сайт. Просто на стихире недостаточно баллов.
_________________________________

Так как проза.ру принимает названия только на русском языке,
то в заголовке я, собственно, написала перевод того
изречения, которое является названием.
А само название таково:

Ducunt volentem fata, nolentem trahunt


(Желающего идти судьба ведет, нежелающего – влачит
Изречение Клеанфа, переведенное на латинский язык Сенекой)

Эпиграфы.

"То, что дозволено Юпитеру,
не дозволено быку..."

  Каждый пред Богом
         наг.
     Жалок,
        наг
          и убог.
     В каждой музыке
         Бах,
     В каждом из нас
         Бог.
     Ибо вечность --
         богам.
     Бренность --
         удел быков...
     Богово станет
         нам
     Сумерками богов.
     И надо небом
         рискнуть,
     И, может быть,
         невпопад
     Еще не раз нас
         распнут
    И скажут потом:
         распад.
     И мы завоем
         от ран.
     Потом
        взалкаем   даров...
     У каждого свой
         храм.
     И каждому свой
         гроб.
     Юродствуй,
        воруй,
         молись!
     Будь одинок,
         как перст!..

     ...Словно быкам --
         хлыст,
     вечен богам
         крест.
 
И.А. Бродский,
«Стихи под эпиграфом»


Хорош тот галстук, на
котором нельзя повеситься.

* * *

Белая армия, черный барон
Снова готовят нам царский трон.

* * *

С отрядом флотских
Товарищ Троцкий
Нас поведет на смертный бой!..


Мне ни в коем случае не хотелось бы, чтобы этот текст воспринимали, только как текст явно религиозного содержания с сюжетной линией казни Иисуса Христа. Прежде всего, в этом тексте задается некий конфликт, некое противостояние характеров и стремлений, двуличие и двоемирие в лице одного человека. Получается, что он даже в чем-то еретичен и страшен лично для автора.

Его написание – это попытка выразить свои мысли по какому-то вопросу, который затерян где-то на просторах авторских размышлений, сформулированных в виде диалогов. Каждый читатель, как мне кажется, должен сам обнаружить этот вопрос, сам определить для себя вектор оценки произведения, и сам понять то, что он хочет взять от этого текста.

Автор.
_____________________


Действующие лица.

Каин,  главный обвинитель, прокурор.
Братоубийца с обостренным чувством справедливости.
Саркастичен и очень ироничен. Любит ерничать и играть на публику, однако в эти моменты сам начинает искать для себя ответы на свои вопросы.
Несмотря на свое преступление, и жажду убийства, в невиновсти в котором он убежден, ни капли не раскаивается, хоть и иногда проникается любовью к Христу. Но мгновенно этого стыдится и облекает все свои слова в шутливую форму. 
Постоянно заботится о своем внешнем виде. 
Очень скептичен и недоверчив. Часто срывается и кричит. Не любит, когда лезут в его дела. Поэтому сидит отдельно от всех за своим прокурорским столом. В глубине сердца жаждет сесть на пустующее кресло Судии.


Авель,  брат братоубийцы, пострадавший от его руки.
Более мягкий и неконфликтный, старающийся оградить Христа от речей Каина.
Своего брата не любит, а к Христу проникается любовью и симпатией, поэтому и выступает в качестве Его адвоката.
Не любит идти на конфликт, отчего выглядит бесхребетным.
Во время процесса старается как можно чаще находиться с Христом, пытаясь не оставлять его наедине с Каином.


Христос,  человекобог, но не богочеловек.
Ранимый, добрый, думающий о важности возложенной на Него миссии, но в уме своем сомневающийся о значении  и цене того креста, который Он несет для людей.
Любит и не винит Каина за его проступок, чем приводит того в бешенство и получает от него насмешки.
Все Его слова принимаются в штыки Каином и мгновенно рефлексируются либо ироничным восклицанием, либо страшным признанием. Обвиняемый.

Иосиф,  человек в серо-черном шарфе с пачкой «Chesterfield» в руках.
Ненавидит толпу и все с ней связанное. Поэт-переводчик, по совместительству (из-за своей профессии) – секретарь процесса.
Все слова с буквой «ч» произносит своеобразно – не «ш»ипит, но «ч»токает, выделяя голосом звук «ч».


Толпа,  присяжные-заседатели, присутствующие на процессе.

Свободный человек,  один из присяжных.

Толповедник,  старший среди присяжных, председатель совета заседателей.
Ведет их за собой и говорит, что и как делать.



Сцена первая

Сцена представляет собой зал суда. По центру стоит огромный стол судьи, рядом с ним, с краю – стол секретаря с печатной машинкой и пепельницей. Где-то неподалеку валяется смятая пачка «Chesterfield», а вокруг разбросан пепел. Место за столом судьи и секретаря пустует. Над столом судьи – большой квадрат Sator на ткани. На сцену неторопливо выходит Иосиф. Он становится по центру сцены и, немного помедлив, начинает говорить тоном конферансье.

Иосиф:

Здесь Бог Ваш схватку
(обводя публику взглядом)
С дьяволом ведет,
Но с дьяволом – народ,
А кто за Бога?
Иисус?
Так Он уж на исходе Сил,
Его никто и не просил Сегодня приходить.
А Он пришел.
И, значит, делу Будет дан Неутешительный Финал.
(поучительным тоном)
В судебном зале И совсем недавно Процесс был.
Секретарь и прокурор,И адвокат.
Известны нам Их имена, Их знает весь народ.
За обвинителя здесь Каин,
За адвоката – Авель, брат его.
Христос – подозреваемый изгнанник,
Но в чем? Не знает здесь Никто.
Секретарем – Иосиф заседает,То есть я.
Судья?
Его, наверное, и знаем, Да только Он
Сегодня не придет.
Христа судить собрался Возмутившийся Народ.
(начинает закипать)
Расправу учинив Над бедным Самовластцем
Толпа задумчиво К окраине бредет.
И нет им ни Конца, ни края –
(с сожалением)
Они на крови Провинившийся Народ!..
(срываясь, начинает ходить по сцене)
О чем я речь веду!.. О стаде!..
О страшном раболепии Суда!..
О том, что в нашем Веке беспримерном,
Нет тех, в кого Бы мог равняться Я!..
Кто я?..
(смеясь)
Вопрос еще Неразрешенный.
Я, может быть,Пришел издалека.
Подошвы всех сапог Я истоптал умело.
Пришел…
Но вижу снова – Брошенных Тем Богом Навсегда.
(жутким и устрашающим тоном)
Рикошетным Раскатом Грома,
Расчленяя Структуру Распятья,
Они снова распнут, Снова.
Ложь окажется Снова У власти.
Позабытое Древо Познания,
С которого был Сорван плод,
Мою землю Тогда не оставило,
И оно получило Оплот
Среди Людей.
А теперь Среди всех, Кто живет.
А бессмысленность Жизни гнетет.
Устал человек.
Изможден человек.
Не дожив свой век Вешается На дереве, как
Иуда.
(безнадежно, махая рукой)
Покуда будет крест –
Будут судить Христа.
Покуда идет процесс –
Будет рядом Толпа.
И если возникнет Смерть –
То разнесет Молва.
Но если будет страх –
Будет жестока Игра.
Ну, а у нас все Не важно.
(отрешенно)
Я вступаю на путь Отважно.
И немаловажно знать Кому и за что
Воздавать.
(опускаясь на место судьи)
Себя я больше Не держу –
Я вышел Рассказать, чего они Решали.
Теперь же,Предоставившись суду,
Я погляжу на то, Чего они Алкали.
(разворачивается и уходит, но неожиданно поворачивается)
Распнут ли они Бога Как тогда?..
Не знаю!..
Знать я не хочу И не желаю…

Сцена вторая

По левую сторону от стола судьи стоит стол прокурора – крепкий, дубовый, вековой стол, на котором лежат зеркало и очки. На месте прокурора вальяжно сидит человек, который часто поглядывает в зеркало и то поправляет свой галстук, то совсем снимает, то снова завязывает новым узлом.
По правую сторону стоит стол обвиняемого и адвоката – сломанный, ветхий, пошатывающийся столик, очень маленький, за который еле-еле вмещаются двое. Авель сжимает свои руки, часто наклоняясь к уху Христа и что-то говоря, обвиняемый же тихо и спокойно что-то бурчит под нос. Место, где обычно сидят присяжные – пусто. Никого нет.

Христос:

(вставая)
Это, наверное,
Сложно.
Нереально и невозможно,
Но все-таки достичь цели
Можно.
Если стремиться, подсуетиться –
Можно и ввысь пробиться.
Все в этом мире жестоко,
Да только невозможное возможно.
Эта строчка из Блока, она – от Бога.
Да и жизнь моя,
Сама по себе,
Одинока.

Авель:

А если в душе
Тревожно
И если живем
Безбожно?
Тогда убить –
Это сложно?

Каин:

(спокойно и жестоко)
Нет, абсолютно возможно
И просто. Важно думать,
Что совершаешь благо.
Во имя Бога, во имя народа.
Плеяда покаянных мыслей
Приходит позже, но все же
Приходит. И я допускаю,
Что войско Христа отважно
И немаловажно раскаяться
И поклясться, что более, никогда
Не убьешь.
Но по ночам,
Мы зависаем в самых кровавых
Снах и прочерчиваем линию
Своих преступлений. И
каждый убийца – гений.
(потирая ручками)
Творец поколений, немыслимый
Случай Удачи, которая, кстати…
Но об этом не нужно.
Для людей – это скучно.

Авель:

(сомневаясь)
А против Бога идти не страшно?

Каин:

(поднимается, улыбаясь, и начинает ходить по залу)
Брат, да это совсем неважно.
Ведь без разницы, после кого
И когда причащаться.
(животно улыбаясь и потирая руки)
Через несколько
Веков была Тайная Вечеря.
Там предательство Сына, там было
Все обеспечено. Жизнь Христа искалечена.
(тычет пальцем в обвиняемого)
В жертву принесена, но излечены люди
Уже тогда. Когда Иуда еще не сказал
Свои слова. Но Хлеб и Вино вкусил.
И Сын Божий его простил.
(причмокивая)
Так было сказано Им Самим
Однажды, и повторится дважды.
Какое-то странное знание
О Боге и о чем-то свыше
Давит и угнетает.
Поэтому сама возможность
Чего-то большего нас –
Убивает.
(со злобой и чувством неутоленной мести)
Он любил тебя и любит до сих пор.
(подходя к Авелю)
А я – лишь камень на Ваших совестях.
(хватаясь за голову)
Ненужный отрезок времен затаенности.

Авель:

(с участием)
А как с тобой, Отче?
Нас ведь там не было,
Расскажи.
Что люди? А мысли?
А мысли о людях
И люди о мыслях
Что говорят?

Христос:

(вздыхая)
А они молчат.
Восхищенно молчат.
Приглушенно молчат.
Каждый день на процессах –
Молчание.
Меня бьют и увечат –
Нет трепетания.
Что ни обвинение –
То новое заседание.
(грустно улыбается)
Плетьми по спине –
Молчание.
Среди тысяч присяжных –
Ни капли раскаяния.
Только молчание.
Немое восклицание
На противостояние
Стихии смерти.
И вместе с тем
Тихое осуждение,
Надежда на покаяние
И отступление.
Свистящим молчанием
Мне Пилат
Читает приговор.
Судья – трус. Да,
Властолюбец,
Но честен. А я –
Жертва. Это я овца,
Посланная на
Заклание.
Кто-то скажет, что это –
Случай судьбы.
А я скажу, что
Призвание.
Что каждый вечер, ложась,
Я молюсь и верю в то,
Что мне дано
Испытание.
Хоть и разбит.
Хоть изувечен.
И я обезображен, а, значит,
Навеки
Вечен.

Авель:

(поднимаясь со стула)
Pater Noster!..
Но молчание?
Что значит это
Молчание?
Порицание?
Осуждение?
Линчевание?

Каин:

(вмешиваясь)
Позвольте мне.
Это ко мне.
Поощрение выбранного
Призвания.
(с остервенением)
Немногословно признание
В том,
Что они не могут,
Как я.
Они мечтают и ждут
Случая,
Чтобы убить.
Но не могут,
Они – слабы и
Дурны.
Ни капли не умны,
Потому что
В своей жизни они рабы.
Не вольны.
Не мудры.
Лишь восхищены.
А я сделал выбор и
Убил…
Своей волей брата
Подавил.
Истребил.
Слабого удавил.

Авель:

(сокрушенно)
Разве ты победил?

Каин:

(холодно и рассудительно)
Прости, отнюдь нет.
Меня ничего
Не ждет. Только суд – но он
Человеческий. Он только
В будущем.
А после смерти –
Еще один Суд. Но уже
Серьезнее.
Нет ничего невозможнее,
Чем убедить
Бога
В своей
Невиновности.
(подходит к стулу судьи, садится, но мгновенно вскакивает и обеспокоенно отходит)
Теперь конец. И если
Человек –
Творения венец, то
Тогда я –
Крест. Крест на могиле
Отца,
(с вожделением косится на стул судьи)
И Сына. Все мы здесь –
Кресты.
Без права
Изменить себя.
Мы бредем
Вникуда.
Может, это даже и лучше
Если нет
Направления.
Но мне хочется
Верить,
Что все не напрасно.
Хочется понять,
Что всем ясно –
Я убил,
Ища себя спасения.
А что обрел?
Людское ли
Презрение?
И с тем же восхищение…
Но что от Бога?

Авель:

Бог – лишь точка зрения.
Еще один оттенок отстранения.
И вечного бескрайнего
Прощения.


Сцена третья

На сцене те же. Христос все так же сидит в стороне, за своим столом. Авель стоит, опираясь на стол, а Каин ходит по сцене то, подходя к ним, то отходя и отмахиваясь от них руками.

Каин:

(рассуждая вслух и убеждая остальных)
А мне бы только посох и сума.
Поверь мне, брат, теперь бы
Мне хватило.
И я б ушел, и ты остался
Жив.
Теперь же среди нас – три человека.
И три сына.
И Божий тоже здесь.
Но я убил и умер сам.
И Авель от моей руки упал.
Все, может быть, он в вере
Укре-пленный.

Авель:

(смеясь над ним)
С ума сойти тебе недалеко,
Легко, красиво, может быть,
Непринужденно.
(подходя к Каину и похлопывая его по плечу)
И в вечности прослыв завистливым глупцом,
Ты воскресишь законы
Угнетенно.

Каин:

(отталкивая Авеля)
Исчезни и уйди!
Тебя ведь больше нет!
(вспоминая)
В руках моих был нож,
Я сам тебя зарезал!..
(с сумасшествием)
Оставь как есть,
Не вороши
Страницы памяти,
Никто их не тревожил
На протяженье многих лет.
(Христос с мольбой смотрит на Авеля, и тот, качая головой, уходит)
Но Ты!..
(резко оборачиваясь к Христу)
Почто Ты здесь
Со мною?..
(интересуясь)
Я омрачен душою,
Ты знаешь, я –
Отступник.
Сейчас сказали бы,
Что я
Преступник.
Я тронутый душою
И осквернивший
Жизнь кровью.
Почто Ты здесь?..
Зачем?..

Христос:

(утешая)
Ты хочешь перемен?

Каин:

(издеваясь)
А времени не жаль?..
Ты знаешь, я –
Бунтарь.
(тщеславно и гордо, чуть ли не бьет себя в грудь)
Я изверг в низменном потоке
Казни.
А Ты – Христос,
(насмехается с видом серьезности на лице)
Смиренно шел
На Страсти.
Почто со мною водишься,
Мессия?..

Христос:

(все также утешая)
Скажи мне честно, Каин,
Зависть – есть причина?

Каин:

(отмахиваясь)
Оставь!.. И перестань!..
Не мучь меня
Своей любовью.
(садится на стол адвоката)
Пойми, что для меня укрытье –
Смерть.
Я грех кровавый
(показывая руки)
Отмываю кровью.
Судьбе я отдаю
Немую круговерть.
(вопрошающе)
Не жаль ли времени Тебе?..
Не жаль ли ценных слов?..
Я спрашиваю снова.
И где ответ?..
(неприкрыто издеваясь, очень резко и провокационно)
Убийце что, ответа нет?..
Призришь меня
Иль
Презираешь?..
(поигрывая галстуком)

Христос:

Мне не жаль слов,
Которые в опору
Времени уходят.
(смиренно)
Я спину принимаю
Должным даром.
И на пиру
(воодушевляясь)
У Вальтасара…

Каин:

(прерывая)
Оставь свои истории
Другим.
И перестань.
Ты знаешь,
(интонацией перечисления титулов и наград, надоевшей и известной информации)
Я убийца и изгнанник –
Для Бога – да.
Для человека – нет.
Я для людей – герой.
Я общества
Призванье,
Я новых их
Нерукотворный
Герб.
(смеясь)
Я человек, Ты –
Бог.
Ты Сын.
Но есть ли
В нас различье?
Ведь Ты – самоубийца,
Я – убийца,
И где же шестикрылый
Серафим?
(интересуясь)
Который ум мой
Вправит
В колею
Непраздного
Существованья?
Который озарит
Меня
Мечом
Своим?
(качая головой)
Мне не нужно
Твое
Признанье.
Ведь я завистник –
Буду обществом
Единым жить.
Ведь не хлебом
Единым
Сыт человек?..
Ты думаешь, что
Ты
Теперь у власти?..

Авель:

(врываясь в зал)
Остановись, не нужно,
Брат, остановись!..


Сцена четвертая

На сцене остаются только Каин и Христос. Каин выносит стул на центр сцены и приглашает сесть на него Христа. Тот безропотно повинуется этому приказу и садится на него.
Каин обходит Его вокруг, меряя недовольным взглядом, однако первым начинает разговор.

Каин:

(шепотом, наклоняясь со спины к уху Христа)
Молчишь?..
Молчанье – дар небес?
Иль страх своей неправоты?
(извиняясь)
Меня прости, но я…

Христос:

(измождено и измученно)
Послушай, мы же люди…

Каин:

(взрываясь)
Мы?..
Да перестань!..
(хлопает Его по плечу)
Решил всех нас сравнять?..
Готовься к новой казни.
(улыбается, облизывая засохшие губы)
Ты думаешь, что Твой
Закон у власти?
Но люди выбрали себе
Царя другого.
Лихого и глухого.
И имя ему – власть и
Преступление.
Законов Божьих всех
Переступленье.
Им трон Твой
Свергнуть надо.
И я – движенье революции
Умов.
(с силой)
И я в рядах первейших.
Я – один. Я одиночка,
Сын, я одиночка!..

Христос:

Раскайся, Каин, и прими
Ту правду, что убийство –
Не  есть выход.
Мои слова ты восприми
Не как Бога слова, но
Как родную речь. Я…
(вешая голову и сознаваясь)
Я так устал, не веришь мне?

Каин:

Постой, мне кажется понятным
Твое присутствие
В сем стане необъятном
Где и огонь, где ложь живет,
Где лесть…
Ты хочешь, чтобы я раскаялся?..
(усмехаясь)
Я голос Твой расслышал.
(с неприкрытой издевкой)
Ты хочешь получить мое
Раскаяние?
(смеется во весь голос)
Так не бывать.
Я грешник, я заступник,
Я отступник –
Мне властью высшею дано
Законы преступать.
Но я лишь прокурор,
А Ты и есть –
Преступник!..
(подходит к стулу судьи и смотрит на него, однако снова отворачивается)
И если слов твоих
Бессмысленное бремя,
Решит вдруг отягчить
Мое треклятое и проклятое
Время…
(как будто думая, принимая мгновенное решение)
Я попрошу Тебя остаться, право, -
Мне смешно.
И сердце тленное во мне опять
Возрождено.
Скажи мне что-нибудь
(акцентируя внимание)
Сын Бога,
Который снял грехи со всех,
(возмущенно)
Кроме меня?!

Христос:

(извиняясь)
Но ведь тогда и не было меня…

Каин:

Не отпирайся, говори серьезно.
Ты кто –
(в правое ухо)
Мессия-друг
Или
(в левое ухо)
Мессия-враг?

Христос:

(прижимая руки к лицу)
Мне сложно, Каин,
Очень сложно.
(вставая)
Всю жизнь прожил я просто так,
Я как во сне.
Тридцать три года, знаешь,
Это несерьезно.
(смотрит на Каина унылыми глазами)
Для тех,
Кто хочет жить.
Кто утопал
В вине.
Я для людей пожертвовал
Собою. И свободой.
Я ради них законы рая
Воплотил.
Я шел на крест с очищенной
Душою,
(со страхом перед Богом, шепотом)
Теперь же для чего
Я крест тогда влачил?..

Каин:

(тряся ногой)
Ты станешь мизантропом?..
Крайне интересно,
Мой Бог, увидеть
Вас в таком презренном
Свете.
(раскланиваясь)
А как же…
Человеколюбие к примеру?
Иль современному Христу
Оно не по размеру?..

Христос:

Здесь не размерность.
Я остался
Прежним.
Но сложно мне
Держать закон в узде.
Я рад бы был стать как все –
(признаваясь)
И небезгрешным.
Но только бы иметь
Уверенность в себе.
(с ужасом, дрожа от страха)
Мне страшно, как тогда, в тот
Вечер.

Каин:

(пугаясь, опускаясь перед Христом)
Ты призываешь
Мой слух
(по-доброму улыбнувшись)
Услышать
Твои слова?

Христос:

Слова… Как много
Они значат, но для меня
Молчанье Бога было
Высшей волей.

Каин:

(хватая Его за руку)
И Ты предался ей?..

Христос:

И да, и нет.
Быть перестал собою.
(пожимая плечами)
Воздвигнул памятник и крест
Своей душою…

Каин:

Но каждый человек
Бессмыслен и
Тщеславен.
И каждый третий в них –
Отчаянный гордец…

Христос:

Не говори о них
Так.
Смерть за них
Мне предрекал
Отец.
И Он меня на смерть
Отправил. Но
Я хотел?

Каин:

Просил Его, чтоб отложил?..

Христос:

Я умолял. С последних дней
Я изменился.
Я знал, что должен умереть
Прежде того, как
Я родился.
Мне было
Страшно.
Больно.
Одиноко.
И Время,
Может быть,
Совсем ко мне
Жестоко.
Свободу
Обещал –
Её и
Предоставил.
За волю выступал –
Её я и
Прославил.

Каин:

(страшась)
Но где теперь Ты?
Разве не в неволе?..

Христос:

В неволе, Каин,
Я теперь
В неволе.
Не видел для себя
Такой унылой доли.
(падая обратно на стул, не отпуская руку Каина)
Но если б дали мне бы
Еще раз
Выбор:
Раз или хотя бы два, -
То я бы выбрал
Для себя
Один и тот же путь –
(всматривается в глаза Каина)
Вперед на казнь идти.
Венок кровавый
На себе
Нести.
(все крепче и крепче сжимает его руку)
И крест влачить, как
Самый ценный дар
(смотрит в зал, ища глазами единомышленников)
Небес, Отца, да
Я бы все отдал!..

Каин:

(отдергивая руку и тряся ей от боли)
Глупец!.. И нет Тебе
Признанья!..
(сокрушенно)
Слепец!..
Что вижу я в Тебе?..
Лишь разочарованье,
Немое
Отрицание свободы
И судьбы.
Ведь все
Неблагодарны,
Посмотри!..
Пороки
До сих пор живы.
Против чего боролся –
Это процветает.
За что боролся –
(сочувствующе)
Этого
И нет.

Христос:

(с надеждой)
Но, кажется,
Что где-то в глубине
Души
Кто-то со мной идет,
И помогает мне?

Каин:

Никто и никогда.
И только
В полутьме,
Когда жара и зной
Наполнят душу адом,
Какой-нибудь
Тщеславный
Человек
Вскричит вдруг,
Что ему и ад – награда,
Отечество его – во тьме.
Во мгле.
Во страшной
Темноте.

Христос:

Но среди них,
Поверь,
Встречаются и те,
Кто в серой мрачной
Мгле услышит
Голос Бога…

Каин:

(отрицающе качая головой)
Не голос – стон
Несущего свой крест.

Христос:

И даже если так.
(с убеждением и упорством)
Я все равно люблю…

Каин:

(безнадежно, опускаясь на колени перед Ним)
Оставь меня и
Перестань.
Не мучь
Своей любовью.
Неси Ты сам свой
Крест.
И если Ты
Доволен своей ролью,
То ждет Тебя
Опять
Неутешительный
Конец.
(вставая и отряхиваясь, затягивая галстук)
Я руки отмывал и
Отмываю кровью –
И будет так всегда.
И будет так вовек.
(снова начинает издеваться)
Оставь попытки
Что-нибудь сказать,
Когда вокруг Тебя –
Немое стадо.
Тогда воскрес Ты,
Значит, мог взлетать,
Касаясь головой
Вратов
Небесных рая.
(крича)
Теперь же – уходи,
Тебя я не держу.
Но на беседу я
Всегда согласен.
(разворачивается спиной и удаляется к своему столу)

Христос:

(спокойно)
Я не виню тебя.
Об этом помни, знай...
И лучше
Никогда
Не забывай,
Особенно в те дни,
Когда тоска или
Уныние,
Когда бунтарство
Против Бога...
И вера для тебя
Будет,
Как щит.


Каин:

(быстро поворачиваясь, умоляюще)
Ответь!..
 Ты сделал вид, что
Подчинился
Божьей воле?..
Ты сделал вид?..
(видя, как Христос мотает головой)
Ах, нет!..
Будь добр,
Исполняй.
(с чувством и участием)
Мне жаль Тебя,
Как никого другого.
Теперь же хватит
Пустословить.
Мне подари
Покой.
(приказывает)
Хитоном
Ты меня
Своим на час
Всего
Укрой.


Христос:

(извиняясь)
Хитон разорван,
У меня осталась только
Тряпка.
(с огнем в глазах)
Мне в ней тепло.
Тебе тем паче
Будет жарко.
(снимая и ежась от холода)
Держи.
Здесь скоро дождь.
А за окном –
Гроза.
Вот тряпка.
Вот,
Держи!..
(дрожа)
Чего ты ждешь?..


Каин:

(отмахиваясь)
Постой.
Я не могу принять
Того, что Ты мне
Дать способен.
Не Богочеловек.
Ты –
(пауза, затем с остервенением)
Человекобог!..
Когда б Тебе
Сказали это раньше,
Кинули бы в лоб!..
То Ты от бед
Судьбы бы
Остерегся.
И понял, что не должен
Несть сей
Непосильный крест.
Здесь скоро будет
Ночь.
Присяжных нет.
Придется ночевать
Нам в здании
Суда.
Здесь будет холоднее.
Укройся сам
Своею
Тряпкой.
Мысли не имея
Укрыть
Меня.
(сожалея)
Я как-нибудь уж
Сам
К теплу примчусь,
Как к новым
Берегам.
Ну, а теперь
Пойдем.
Есть у меня вопрос.
(шепотом)
Не для чужих
Ушей.
Ведь,
Имеющий
Уши,
Да услышит?
(смеется)
Сейчас мы
Разберемся.
(толкает Христа вперед)
Иди, иди,
Как шел тогда,
Когда
Смерть
В трех шагах
Была!..
(уходят под смех Каина)


Сцена пятая

На сцене Авель и Иосиф. Иосиф сидит и курит сигарету, печатая что-то на печатной машинке. Авель, пытаясь рассмотреть Иосифа, не может понять, что он здесь делает и кто он такой.
И почему тот сидит совсем рядом с судьей.

Авель:

Тот, что сигарету
Курит, печатая что-то
Для себя –
Нужен ли нам?
Кто он – царь или
Бог?..
И что он делает
Тут, когда все
Там.
В небесах
Стало тесно?..
Но мне известно,
Что вход открыт
Тем, кто просит…

Иосиф:

(не поднимая головы от машинки)
Иосиф.

Авель:

Что?

Иосиф:

(осмотрев Авеля глазами)
Иосиф.
Мое имя – Иосиф.
Будем знакомы.
(протягивает руку)
Не относитесь ко мне,
Как к слепому.
Я же все вижу и слышу.
Я конспектирую
Весь процесс.
И поэтому –
Я 
Здесь.

Авель:

(все равно недоумевая)
Но кто ты?
И что ты делаешь тут?

Иосиф:

Когда все там?..
Небо не
По зубам.
Стало.
А жаль –
Лет двадцать…
Назад. Оно на меня б
Повлияло.
В хлам
Растащил свое
Достояние.
После смерти
Пришло  признание,
Запоздалое знание
Людей. Только
Вот состояние
Изгнания
Не дает спать.
Я б не смог воевать,
Зная, что дорога
Впереди –
Прямая. И совсем
Немая.
И нет ей ни конца
Ни края.

Авель:

Я, кажется, понимаю.
Но кто ты?

(входит Каин, отряхивая руки и очищая обрызганный кровью галстук)

Каин:

Кто он?
Он – поэт.

Авель:

(ничего не понимая)
Поэт?

Каин:

(раздраженно)
Ты слышал меня.
Перед тобой сидит поэт.
Этот согбенный силуэт –
И есть, тот кто
Пишет.
Кто словом единым дышит.
Сейчас он нас слышит.
Слышишь?

Иосиф:
(выплевы
вая сигарету)
Да, слышу.

Каин:

Пойми меня, брат.
(убеждающе)
Поэту от Бога
Когда-то
Дано было чувствовать
Виноватым
Не мир, не людей
У креста.
И не судьбу, но
Себя.

Авель:

И он из таких?
Право,
Я сомневаюсь.
(меряя недоверчивым взглядом)
Он тих и
Прискорбен.

Каин:

Я не ошибаюсь.
Давай уйдем.
Не нужно ему
Мешать.
Он поэт и, возможно,
Придет тут пора сочинять…
Ну, знаешь,
Бросаться опять
Фразочками о том,
Что осталось за что
Воевать. Что есть силы,
Способные бунтовать.
Что есть ноги, и можно бежать.
(акцентируя внимание)
Можно утроить побег
Из жизни.
Только бы была
Веревка
И было
Мыло.
(хлопая в ладоши)
Он говорил,
Что каждый пред Богом
Жалок, наг и убог.
Вот.
Не найти предлог, чтоб
Не в лоб.
Получать правду
Неприятно.
Конечно, понятно, иногда
Неопрятно, грязно и нагло.
Закон жизни  таков:
Найти себе в этом мире
Кров,
Пристанище,
Прибежище и
Покров
Можно только там,
Где есть Бог.
Все остальное –
Пошло.
И вшиво.
Совершенно
Неразрешимо,
Даже если решиться
Убить другого.

Авель:
Не начинай.

Каин:
А я и не виноват.

Авель:
Скажи это Богу.

Каин:

(с энтузиазмом)
Скажу, только
Напомни.
Иначе я сам
Забуду.
А это довольно
Нудно нести
То, о чем вскоре не вспомнишь.
Ну, а теперь пора уходить.
(разворачивается)

Авель:

(хватая брата за рукав плаща)
Подожди.
А он нашел покров?..
Там, где Бог,
Где его кто-нибудь
Бы да остерег?
И, может быть,
Даже помог?..
Ведь он – человек.

Каин:

(качая головой)
Он – поэт.
Ты останешься
Здесь?

Иосиф:

Мне более негде
Жить.
(сожалеюще)
Из Нью-Йорка
Я вышел,
Тихо притворив
Дверь.
Но тогда –
Не теперь.
Я растворился
В темной ночи.
(смеясь)
Огарком свечи
Меня провожали
Друзья.
В Венеции я.
Там – точка в пути,
Там конец бытия.
(жизнеутверждающе)
В Венеции я.

Каин:

Прощай.
Если и дано встретиться,
Значит
Встретимся.
Свидимся.
Может и
Стерпимся.
(сомневаясь)
Только вряд ли.
Тебя будут ждать
Наверху.
Меня нет.
Хочешь совет?
(наклоняется к уху)
Никому никогда не верь.
Дверь закрыл –
Нет возврата теперь.
Только дверная щель –
Наблюдай.
(шепотом)
Но уже никого не пускай
К себе.
Это излишне.
(осматривая поникшего Иосифа)
Что случилось с тобой?..
Ты так грустен
И так опечален?..
Был бы рад я помочь,
Если скажешь
В чем дело.
(интересуясь и убеждая)
Я бы тогда примерно бы знал,
Какой предложить Вам финал,
Обожди, не спеши.
Если хочешь – скажи.

Иосиф:

Я потратил всю жизнь
На строки белых листов
Бумаги.
(качая головой)
Но трагизм оказался в том,
Что они отторгнуты были
Народом.
Лишь пара людей
Мимоходом
Заметили меня.
Среди них и Женя, и Лев,
И даже покойная
Анна Андреевна.
Но стихи!.. С ними что-то
Случилось тогда.
И забыты, испорчены, съеты –
Будто в морозный январский
День оказался я неодетым
И выскочил из дома на холодный
Нью-йоркский проспект.
Но меня же там нет…
А стихи и проспект есть.
Тогда мне стоило это учесть.
Что мне делать?..
Куда окунуться?..
(пожимая плечами)
Может… Просто забыться
И снова проснуться?..
Будто в сне я завис на мгновенье,
Появилось затем ощущенье,
Что все это – иллюзорное
Мненье нового,
Лишь грядущего поколенья.
Обряд нелепого поклоненья
Тени.
Поклонись тени.
Сохрани мою тень.
Я уйду,
И никогда не вернусь сюда.
Остается лишь думать,
Что твердая стена
Сохранит силуэт,
Ну, а позже на доме
На Невском напишут:
«Иосиф Александрович Бродский.
Все-таки
Русский
Поэт».

Каин:

Так ты оказался!.. Брошенным!..
Со мной тоже такое было!..
Мне тогда могли помочь
Веревка
И
Мыло.
Только это совсем некрасиво
Смотрится со стороны.

Иосиф:

И поэтому ты не стал?..

Каин:

Нет, не стал.
Хоть и мир меня в то время достал,
Только жизнь я ценить не перестал.
И не перестаю. Да и галстук мой
(тряся галстуком)
Слишком коротким стал.

(Каин и Авель уходят)
(фоном: John Nineteen – Forty One)

Иосиф:

(перестав печатать)
Я потерял.
В Пространстве нить,
(скандируя)
А в веренице – Слово.
Как будто снова
Полвторого
(смотря на часы)
Утра.
И я не у себя,
Я не в себе.
Я вышел из себя,
Потом вошел.
(очень серьезно)
В автобус.
Накал страстей,
(содрогаясь)
Железным гвоздем
По стеклу
Рисую монографию
(доставая новую сигарету)
Свою.
И не смогу уйти.
(убежденно)
И не уйду.
Хотя…
Может по прошествии
Двух веков
Воспримется важность
Сказанных слов?..
(осматривая пустой зал)
Закон ведь таков.
Он суров
И он слеп –
Но это закон.
(удрученно)
Наверное,
И со мной так будет.
Время меня
Рассудит.
(снимает часы и кладет их на стол)
Бог не осудит.
(смотрит на пустующее место судьи)
Момент
Встречи
Обязательно
Будет.

(хромая входит Христос)

Христос:
Но не сейчас.

Иосиф:
(не оборачиваясь)
А когда?

Христос:

(с сожалением)
Не скоро.
Пройдет времени много до тех пор,
Пока оценят.
Пока стихи к жизни
Применят.
(подходя ближе)
У нас с тобой
Сложные отношения.

Иосиф:

(стоя спиной)
Вряд ли.
(опустив руку с сигаретой)
Все зависит от точки
Зрения.

Христос:

(интересуясь)
И какова твоя?

Иосиф:

(поднимает руку и загибает первый палец)
Соглашение.
(загибает второй палец)
Творчеству посвящение.
(загибает третий палец)
Стихотворение –
Это моление.

Христос:

(недоумевая)
Ну, а причем тут я?

Иосиф:

(удивленно, разворачивается, бросая сигарету и выпуская дым в сторону)
Разве то, что творил –
Не от Тебя?
Слогу не учат,
Слог от Бога.
(интересуясь)
Так ты – Бог?..

Христос:

(пожимая плечами)
Я не знаю.
(успокаивающе)
Как станет известно –
Скажу.

Иосиф:
Почему?

Христос:

(смеясь)
Потому что времени
Пройдет много до тех пор,
Как оценят.
Тогда и слова
И мысли мои
И твои
Обесценят.

Иосиф:

А разве не вечны
Слова?..

Христос:

Смотря для кого
И когда.
(качая головой)
Века через два
Наступит война.
Я знаю, мне так
Сказал Отец.

Иосиф:

И что?..
Разве важно то,
(усмехнувшись)
Что не может
Быть
Проверено?..

Христос:

(задумчиво)
А ты допускаешь,
Что будущее
Грандиознее,
Чем настоящее?..
(беспокойно)
То, что оно серьезнее
И вместе с тем
Скрупулезней
Нужно относиться к тому,
Чего еще нет?..

Иосиф:

Ты же знаешь
Ответ.
(отмахиваясь)
Я об этом писал,
И своим словом
Эти слова
Подтверждал.
Как будто сам тогда
Знал.
Будущее тревожней
И невозможнее
Убедить человека
(сожалея)
В том,
Что нужно жить
Для того,
Что будет,
А не тем,
Что было.

Христос:

(обещающе)
Вот перспектива.
В мире не будет
Мира.
(пожимая плечами)
Несправедливо.
Так давно было…
И теперь снова.

Иосиф:

Умерло все,
Что когда-либо было
Ценным.
Упал с трона Отец –
Он ушел прочь.
 А за ним Сын –
(посматривая на Христа)
Превратился в темную ночь.
Дух исчез.
И некому нам
Помочь.
Потерялась вера в то,
Что справедливо.

Христос:

Для людей – да.
(с надеждой)
А для тебя?..

Иосиф:

(неуверенно)
А для меня – живо.
Наверное, живо.
Не знаю, насколько
Живо.
(сознаваясь)
Но знай, что
Истина твоя
Свою жизнь
Отжила.
Да, тебя пережила,
Но теперь она
Лжива.

Христос:

Извини,
Мне пора.
Меня ждут.

Иосиф:

(встрепенувшись)
Ты куда?..

Христос:
У меня дела.

Иосиф:

(падая на стул судьи)
Странно…
Как будто снова
Двадцать три года.
Первая страница,
Новое слово –
Все ново
И все
Повторяется
Снова.
Я не ожидал
Такого.

Христос:

(возвращая его в реальность)
А куда ты
Собираешься идти?..

Иосиф:

(безрадостно)
Буду здесь сидеть.
(задумчиво)
Мне больше некуда
Идти.
(в духе байроновских интонаций)
Прости меня,
Венеция!..
(спокойнее)
Америка,
Прости!..


Сцена шестая

Сцена пуста. На нее вкрадчиво выходит Каин, рассматривая каждый пустующий угол и заглядывая в каждую щелочку. Потом, немного успокоившись, он усаживается на стул в центре зала, который никто не убрал.
Медленно, затягивая галстук потуже и поправляя свои очки, он выжидает несколько секунд и, видя, что никто не приходит, начинает говорить.

Каин:

(подозрительно оглядываясь по сторонам)
Зачем Он пришел?..
Почему не
Тогда?..
Я ходил,
Топтал землю
Ногами,
И меня
Не убить.
Не узнать.
И даже
Проклятье
Не снять.
Мне оставалось
Только ждать.
Не прощения –
Смерти.
Смерть
Она тоже
От Бога.
(трепеща)
Только она –
Тревога, если приходит
Рано.
А мне наоборот –
Слишком поздно
И очень страшно.
(содрогаясь)
Темные вечера.
Вои гиен.
Рыхлый ветер.
(качая головой и крутя пальцем у виска)
А я жду перемен.
Наверное, было напрасно.
Все теперь ясно –
Негласно
Установили мне
Приговор.
Я убийца и жизни
Вор.
Что за вздор!..
(смеясь, но осекаясь)
Но…
Я смирился.
И я… изменился.
И вот что хочу сказать:
(шепотом)
Я покончил с
Безнравственной жизнью
Убийцы.
(сглатывая ком в горле)
Решил отучиться,
Как резать,
Душить,
Убивать.
(сдерживаясь)
Я отмыл свои
Грязные
Руки от крови
Велицей.
(с надеждой)
Захотел научиться,
Чтоб жить
И любить.
И прощать.
И Он здесь.
Как будто Он знал!..
(счастливо)
Я готов отдать
Жизнь в руки Ему
Одному.
И я Его
Люблю и
Признаю.

(входит Иосиф)

Иосиф:

Что ты здесь
Делаешь?..

Каин:

(придавая лицу оттенок безразличия)
Да так, сижу
И думаю, как
Бы посмеяться
Над Христом.

Иосиф:

Разве ты его
Не любишь?..
(со степенью неуверенности)
Кажется, что ты
Единственный из тех,
Кто жизнь отдать
Готов.
За него.

Каин:

Вздор то, о
Чем ты речь ведешь!..
(заливаясь смехом)
И никогда!..

Иосиф:

Уверен ли?..
Мне кажется,
Что врешь.
(лукаво)
И наглым образом
Уходишь от ответа,
Рисуя образ безобразный
Света,
Ты сам к его истоку
(указывая на пустующий стул Христа)
Медленно бредешь.

Каин:

(обличительно)
Чушь!..
(вне себя от злости)
Это клевета!..
(уходя от ответа)
Да и вообще – нужно
Бежать.
(с издевкой)
Мне, знаешь ли,
Пора.

Иосиф:

Так тебе тоже?..
(недоуменно)
Что же вы…
Куда?!
А как же
Процесс?

Каин:

Пусть будет
Перерыв.
К нам не пришла еще
Присяжная
Толпа.
Ну а куда иду –
(огрызаясь)
Дела не твоего
Ума.
Ты секретарь?!
Вот и пиши, как было.
Ты лишь поэт!..
Так вот ты и пиши
Свой документ.
Закройся в
Сладостной тиши
Прибрежных океанов.
Оставь мирскую суету
Для смертных.
В тебе бессмертие –
Его и сохрани.
И не иди за мной,
Ведь нам с тобой
Не по пути.

Иосиф:

(раздражаясь)
Умолкни.
Я вонму твоим словам,
Вот только…
(задумываясь)
Всем теперь пора,
Но стой…
Что позади
Меня?..
Неужто стадо?..
(испуганно)
Снова там толпа?..

Каин:

Толпа…
(цокая)
Так это хорошо!..
Сейчас я сделаю все то,
О чем мечтал веками!..

Иосиф:

Ты посмеешься над
Христом?

Каин:

О, нечто большее,
Чем все здесь
Ожидали!..
(оборачиваясь к выглядывающей и шумной толпе)
Толпа!.. Толпа!..
Присяжные!..
Идите все сюда!..

Толпа:

(хором и дружно)
Мы не толпа!..
Мы –
Свободные люди!

Свободный человек:

(прорываясь через плечи)
Нельзя так говорить!..
Я – свободный человек!..
А все то стадо,
Что вокруг меня,
(мотая головой в разные стороны)
Не заменит мне
Качества свободы!..
Вокруг лишь
Раболепство.
Пошлость.
От природы
Им не дано познать,
Тот уровень
Земного бытия!..
Немногословного
Ума им
Не хватает
К постиженью
Правды!..
Оставить мир
Пустым,
Забросив свой очаг,
Не смогут,
Хоть об этом и
Мечтали!..
И на собраниях
Об этом
Толковали!..
И на трибуны
С гневными речами
Залезали!..
Из мертвых после
Каждого глотка,
Когда ложь горло жжет,
Все
Восставали!..
И бунтовали!..
Бунтовали!..
Но чего ради?..
Ради капельки
Вина?..
Иль чтоб вину
Свою
Облегчить перед
Миром?..
Преступники отныне правят
Пиром,
А честные теперь
Не у руля.
У них своя,
Особая
Судьба!..

Толпа:

(заталкивает Человека внутрь, шикая и крича)
Свободные, свободные!
Не стадо мы!
Ради свободы мы воюем
С произволом!..
Мы движущая сила
Всей страны!..
И Каин – ты!..
Опора нашего народа!..

Каин:

Не льстите.
Вам сказать одно хочу.
(приближается к столу судьи)
Вы знаете
(оглядываясь по сторонам)
Христа?..

Толпа:

Да, да!
Так точно, да!..

Каин:

Так вот, послушайте
Вы своего царя.
(все ближе подходит к столу)
Есть у меня суждение простое,
Насчет Него.
Готовы выслушать
меня?
(неуверенно садится на стул)

Толпа:

(прислушиваясь к каждому слову)
Да, да!..
Так точно,
Каин,
Да!..
Каин:
(потирая руки с гримасой тщеславия и гордости на лице)
Народ, завязший в грязи
И в убийстве!
И в рабстве задержащийся
Народ!
(толпа начинает гудеть, Каин смятенно исправляется)
Народ свобод,
Народ господ
И Правды, а не лести!..
Народ,
(воодушевляясь и все больше занимая кресло)
Где каждому убийце –
Эшафот!..

Толпа:

(одобрительно)
Свобода!..
Правда!..

Каин:

Теперь касаемо
Христа.
(подскакивает)
Казнить!
Казнить!

Толпа:

Казнить!

Каин:

Ведь мы же
С вами люди
Понимаем…
(берет в руки судейский молоток и стучит им)
Прибить!
Прибить!

Толпа:

(с одобрением)
Прибить!..

Каин:

Ведь с вами,
Люди,
Все прекрасно
Знаем…
(падая в кресло судьи)
Распять!
Распять!

Толпа:

Распять!..

Каин:

Не можем мучить
Его боле!..
(безаппеляционно)
Раз Он – Христос,
(разводя руками)
Так пусть живет на
Воле.
(смеется и кивает головой в подтверждение словам)
С Отцом пусть пребывает
Там и там.
(толпа одобрительно кричит, поддерживает Каина)
Вот мысль моя!
Убить, пока
У нас есть время!..
(в сторону)
Давай толпа!..
Ты сделаешь дела,
Которые
Не смог свершить
Тогда я.
Рабы бесчестных
Подземелий и
Укрытий.
Вы представляете, что Вы –
Безмолвной
Правды
Плот.
На самом деле –
Вы слепые,
Когда-нибудь вам
Брошу в лоб.
И тихо вечером
Открою
Правду,
Только не
Сейчас.

(толпа на трибунах начинает восхищаться и возиться, создавая гул)

Иосиф:

(с ужасом подходя к Каину)
Что сделал ты?!

Каин:

(торжествуя)
Я – ничего.
Я просто Сына Божьего
К Кресту еще раз пригвоздил.
Из-за того, что
Бешено
Его любил.
(любовно осматривая все с высоты)
Не нужно было
Приходить –
Я говорил.
Любить Его люблю –
Он свыше
Утешенье.
(выпрямляясь)
Придется мне Его убить –
Убью,
Мне стало
Наплевать
На всепрощенье!..

Толпа:

(очень громко скандируя)
Виновен!..
(воодушевляясь)
Виновен!..
(на последнем вздохе)
Виновен!..


Сцена седьмая

На сцену спокойно выходит Христос и Авель. Они еще не знают о том, что сказал Каин толпе, но Христос уже догадывается, что смерть снова пришла за Ним. Разглядывает все вокруг, садится и прижимает руки к лицу. Авель пытается Его утешить, что-то говорит и гладит Его по волосам.
В этот момент торжествующий Каин сидит в кресле и смотрит на шевелящуюся неугомонную толпу. Все присяжные заметно взбудоражены и пребывают в странном восторге, с пеной у рта крича: «Виновен!.. Виновен!..». Замечая, что в зал суда вошел Христос и Авель, прокурор перегибается через судейский стол и наклоняется к Христу.

Каин:

У Тебя –
Плохой адвокат.
Мне кажется,
Что он Тебя
Отправит
В ад.
Но, знаешь ли…
Дела не моего
Ума,
И если б только
Думал я о том,
Что нужно
Защищать…
Иосиф прав –
Я жизнь готовый
За Тебя
Отдать.
(с интонацией убеждения и безоговорочной правоты)
Тебя люблю
И потому
Я убиваю.
Ведь просто
Так людей
Я жизни
Не лишаю.
Умрешь – сотрется
С имени вся
Пыль.
И в вечности
Подпоркой станешь.
Ты – костыль
Для поколений
Новых, не обретших
Себе божественную
Сущность!
Что судьба!

Христос:

(пугаясь)
Опомнись!..
Ты о чем?
(дрожащим голосом)
Не лучше ль высшей
Волею
(предлагая выход)
Исполнясь,
Взять, изменить
Порядок тех веков?

Каин:

Да что Ты говоришь!..
(горделиво)
Теперь я – вождь.
Я – совесть поколенья!
Не страшно
Ничего,
Даже кромешный
Ад.
Я убивал, я убиваю
Прежде
И знаешь…
Alea jacta est .
И нет пути назад.
Смотри по сторонам,
Христос!..

Христос:

Все эти
люди…
Кто они?

Каин:
(с неотвратимостью приговора)
Они присяжные.

Христос:

И их
Двенадцать?
(удивляясь)
Как тогда?

Каин:

Вот именно.
Как в тот момент,
Когда предал Тебя
Иуда.
Все сегодня
Здесь.
Ты узнаешь?

Христос:

Кого?
(не понимая)
Здесь те двенадцать?

Каин:

Не они,
Но все же…
Здесь все –
Грабители
И воры.
И люди,
Преступившие законы.
Но не о том я,
Не о том…
Казнить Тебя – моя
Задумка.
Сказал уже я
Для чего.

Христос:

Мне снился
Страшный сон.
На протяжение
Трех дней со дня
Последней
Встречи
С моим Отцом.
Но даже Он
Не мог мне дать
Свое
Обоснованье.
А сон был страшен –
Я не мог его
Понять.
В нем
Крыса пожирает мое
Естество.
Теперь я –
Никто.
Теперь я –
Ничто.
И ничего
Собой не
Представляю.
Я лишь
Бездушный
Морок
Олицетворяю…

Каин:

Остановись!..
Да что за
Бредни Ты
Несешь!..
И знаешь,
Ходят разные там
Сплетни,
Что ты любовью
К жизни не горишь.
И вообще
Не хочешь
Жить!..
Но почему же
Ты
Молчишь?..
Теперь один лишь я
Твоей судьбой
Распоряжаюсь,
И Богу ли
Сейчас
Я подчиняюсь?..
Ведь я судья,
Не Он!..
О чем мы речь
Ведем?..

Христос:

Ты прав.
Пора.
(в ответ на недоуменный взгляд Каина)
Пора разрушить
Молчание.
Недвузначное
Восклицание,
Надежду на
Покаяние,
Безмолвное
Порицание.
Да, ты прав.
Хорошо.
Держи меня.
Вот я.
(протягивает руки к нему)

(толпа мгновенно замолкает и с непониманием смотрит на сдающегося Христа)

Каин:

(удавлено, с выражением ужаса смотрит на Него)
Ты что?..
Неужели Ты…
Снова?..
Как тогда?..
(сдерживая подступающие слезы)
Ты слышал ли меня?..
(беспомощно спрыгивает вниз со стола судьи)

Христос:

Прекрасно
Слышал.
Вот, сказал я слово.
Ты видишь выражение
Чего-то столь
Плохого?

Каин:

Не может быть.
Нет…
Я отказываюсь верить.
(качает головой и падает на пол)
Опять здесь первый век.
Опять, как сивый мерин
Я ржу над Богом.
Я ли виноват?..
Я виноват, и виноват
(сумасшедшим взглядом озирает толпу)
Почище каждого из вас.
Не у креста я был,
Но грех родителей
Продолжил.
И кровь я братскую
Испил
И преступленья
Рамки
Приумножил.
Боже…
За что мне?
Почто мне встретить
Его сейчас?..
Отдал я долг
Сполна Тебе,
Теперь мне…
Что же делать мне?..

Христос:

Ведь ты решил.
Я это вижу.
Крепись и заверши
Сегодня путь.

Каин:

Нет, мне нельзя.
Уйду я как-нибудь.
И скроюсь, только б
Не решенье.
(с нотками сумасшествия)
Не заглушить ему
Христово мненье.
Тем паче самомненье…
Скажи мне – почему?
Скажи – зачем?

Христос:

Забудь.
Не мучайся, а просто
Делай дело.
И вспомни,
Как твоя душа хотела
В тот день убийства брата
Хвастовства
И черной завистью
Была полна она…

Каин:

Нет, нет,
Я все давно
Предал
Забвенью.
Я начал жизнь по нову,
Перелистнул
Я жизни лист!..

Христос:

Но нет.
(голосом Истины)
Основа есть основа –
Её уже не изменишь.
(сокрушенно)
Вот руки мои.
Сделай то, что задумал.

Каин:
Ты сам того хочешь?..

Христос:

Я жить захочу.
Но пусть мое мненье тебя
Не тревожит,
Я жизнью плачу
За свободу твою.

Каин:
За свободу мою?

Христос:

Ты мне говорил,
Что тебя не простил.
И просил,
Чтобы не уходил
От вопросов.
Я Бога спросил,
Я Бога молил.
Я ради тебя…

Каин:

Что за глупость!..
(взрываясь)
Я не могу,
Я не могу еще
Раз кровью
Запачкать руки.
Я думал, что смеялся
Я, когда вещал
Перед Тобой те речи.

Христос:

Вот руки.
(протягивает руки)

Каин:

Поддержи меня.
Я не смогу все сделать
Сам.
Я снова буду… в гнете.
Изгой для
Поколений,
Жертва для суда.
Они мне скажут –
Он пришел еще раз,
А ты Его убил.
Что им отвечу я?

Христос:

(встает и подходит к Каину)
Молчи.
Молчание выше всякой
Правды.
Лишь в нем я вижу
Истинность,
Не ложь.

Каин:

Но ведь молчанье –
Это безразличие.
Ведь на Страстях
Молчал
Иступленно народ!..

Христос:

Ты не смотри назад.
Гляди вперед.

Каин:

Ты прав.
Но Ты…
Готов ли Ты мне руку
В отсеченье дать?
(Христос протягивает свою руку)
Я понял.
Хватит.
Поддержи меня.
(падает на колени и долго всматривается в Его лицо)
Еще раз.
Совесть не
Чиста.
Согласен ли ты сам?

Христос:

(наклоняется к Каину и шепчет ему на ухо)
Согласен я
Быть жертвою
Невольной.
И ухожу на смерть
Я за тебя.
(хватает Каина за плечи и закрывает глаза)
Ты грех кровавый
Вновь отмоешь кровью.
Уж лучше пусть
Сей кровью будет
(тяжело и глубоко дыша)
Кровь моя.

Каин ошалело останавливается, отрешенно рассматривает поникшего Христа, а потом безнадежно махает рукой и шепчет «уведите». Люди кричат, подхватывают Христа под руки и уносят, срывая с него тряпку, обувь.
Авель бежит за ними.
Прокурор и секретарь сталкиваются взглядами, после которых последний с отвращением на лице уходит за Христом, чтобы сопроводить Его до конца.
Каин стоит на сцене и тихо смотрит на все вокруг. Подбирает тряпку, которую люди сбросили с Христа и вытирает свои руки.
На тряпке выступает кровь, Каин испуганно поднимает глаза, полные ужаса и сумасшествия. Он пытается вытереть руки о свою одежду, но она снова алеет, оставляя на белых простынях отпечатки красных рук Каина.
Вне себя, он падает на стул, накидывает на себя тряпку и достает из кармана корку хлеба.
И начинает энергично жевать, все время повторяя "кровь Твоя и плоть Твоя".


Сцена восьмая

Та же картина. Каин продолжает жевать хлеб, бурчать себе под нос слова, но тут, словно очнувшись, трясет головой и пугливо оглядывается по сторонам. Все разошлись, никого больше нет. Он встает, отряхивается от хлебных крошек, поправляет очки и собирается уходить.
Вдруг огонек какой-то боли проносится у него в глазах, и он что есть мочи пытается затянуть галстук, однако до сих пор дышит и не перестает дышать ни на секунду. Обессилено опустив руки, он начинает прохаживаться по сцене с опаской, глядя на место судьи, которое почему-то все равно пустует.
На сцену вбегает предводитель тех присяжных, главный из всей разношерстной толпы, согласившейся с Каином.

Толповедник:

Стой.
Подожди.
Куда собрался
Ты?..
Куда решил
Уйти?..
Нет, погоди.
Не спеши.
Ты сел на место
Судии?
Так ты
Ответственен теперь.
Не мы.
(затыкая Каина)
Да помолчи!..
Хватит пустых слов.
Ты же понимаешь,
Кто Он таков
И
Что ты таков?..
(с усмешкой)
Вина твоя –
Не наша.
Твоя и с ядом
Чаша.
Испей.
Виновен ты –
Не мы!..
Тебе теперь
Сей крест
Нести.
И в одиночку.

Голос из-за кулис:

Мы тебе не помощники!..
Ты убийца, не мы!..

(толповедник, смеясь, уходит, оставляя ошарашенного Каина наедине с самим собой)

Каин:

Убивая,
Ты губишь
Другого.
Предавая,
Ты губишь
Себя.
Для кого-то
Истина
Нова.
Для меня же,
Как мир,
Стара.
Вот Иуда –
Он предал.
(утверждая)
Скончался.
Он повесился,
Мир проклиная.
Я ж убил,
Но зато
Я не сдался.
В темноту я
Пройду
За Тебя.
И я
Снова
Уйду.
Тебя уже я
Не спасу,
Но буду знать,
Что казнил –
Не я!..
А значит и вина
На сто процентов
Не моя!..
Судьба,
Конечно,
Ко мне
Жестока.
Но выбора нет –
Это,
В конце концов,
Не так плохо.
Прощайте.
Мне некуда
Больше
Идти.
Прощай меня, Боже,
И людям прости!..
Нести мне
Крест
(умоляя)
Помоги.
Он не так
Тяжел.
Какое-то бревно,
Но все
Равно.

Песня Каина
(музыка из рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда», ария Христа)

Столько лет прошло,
Стало вдруг
Темно.
Слушай, кажется нелепым,
Все, что сделал,
Все, что делал.
Разве что-то
Изменилось?
Нет.
Куда
Мне
Путь
Держать?..
Если вперед –
За восходом
Солнца мне
Взмыть куда-то
Ввысь?..
Если назад?..
Мне надо знать,
Куда идти сейчас!
Что потерять и от кого
Принять!..
Зачем идти,
Если могу стоять,
Зачем бежать,
Если могу лежать!..
Зачем мне жить,
Если Бог распят,
И если некуда
Уйти?..
Мне надо знать!
Зачем дышать,
Если Его убил,
Зачем дышать
Ведь я теперь один?..
Зачем решать,
Когда судьба моя
На небесах давно
Решена!..
Куда идти, чем жить
И как дышать!..
Мне не понять теперь,
Зачем мне спать!..
Снова страдать
И жить, как всегда!..
Как же циклична
Опять судьба!..
Что мне делать?..
Отойти от дел
И спрятаться в
Лесной глуши?
Как же сложно
Снова мне решить
Куда идти
И с кем идти.
Есть вариант –
Скрыть в горизонте музыку,
И самому уйти.
Моя вина!..
Моя судьба!..
Моя душа!..
Моя рука!..
Я виноват!..
Один лишь только
Я!..
Прости меня!..
Моя вина, рука, судьба, душа!..
Я виноват один!..
Всего лишь только
Я!..
Прости меня!..
Рука,  душа, вина, судьба!..
Виновен я
По всем статьям!..
Прости меня!..
Виновен я!..
Прости
Меня!..
Виновен
Только я!..
Прости
Меня!..
(безысходно)
Я теперь
Один,
Бога вновь
Убил.
(дрожащим голосом)
Страшно мне,
Куда мне деться?..
(с насмешкой)
Измениться?
(с издевкой)
Отвертеться?
Что мне делать?..
Как решиться?..
(оправдываясь)
Галстук короткий,
(разводит руками)
А веревки нет.
(уверенно)
Буду жить
Сейчас,
Несмотря на
Час.
Я бы мог исправить,
Боже,
Только сам Ты
Того хочешь.
Галстук мой давно
Забрызган
Кровью Твоего Вина.

Занавес.               
13-25 декабря 2010 года

Дочитали до конца?..
Спасибо за прочтение!..

П.С. Если напишите рецензию -
буду только рада!..
Принимаю конструктивную критику,
желательно аргументированную.


Рецензии
да уж, много информации и совершенно не упорядоченной, как мне кажется, набрел на эту страничку случайно, когда забыл цитату о "судьбе которая влачет....", а весь тот библейский бред, "удел быков" и не более, в каждом из нас все таки Бог, и у каждого своя Библия.

Еще и регистрироваться надо, пздц

Яебал Врот   02.06.2014 01:56     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.