Курортные метаморфозы

     Вдоль анатолийского берега, по шоссе, бодро катил автобус с логотипом известного туроператора на борту. Жарко светило солнце, а теплый ветер нагонял на бесконечный пляж сплошную череду барашковых волн, таких же белых как пена в турецкой бане - хамаме, и столь же мохнатых как взбившая ее рука. Автобус забирал туристов из отелей, расположенных вдоль береговой линии, чтобы отвезти в аэропорт Анталии. Отдохнувшие и загоревшие люди, поторапливаемые девушкой-гидом, бодро распихивали по полкам свои пакеты и сумки, рассаживались по местам. Девушка-гид нервничала – отстали от графика на двенадцать минут, а ведь нужно успеть забрать туристов еще из трех отелей, после чего заехать в большой магазин с щербетом и магнитами. Солнечная Турция не может просто так расстаться со своими гостями - обязательно предоставит еще один шанс разгрузить карманы от оставшейся валютной мелочевки. Джулия - так звали гида – симпатичная смуглая темноволосая  девушка в белой блузе и фирменной косынке туроператора, метала возмущенные взгляды восточных карих глаз на виновников досадного отставания – парочку сидящих на заднем сидении туристов, так сильно задержавших следование автобуса, да к тому же и вызывающе себя ведущих. 

       Каких-то полчаса назад, когда автобус притормозил около небольшого отеля, вход в который украшала затейливая гипсовая композиция с двумя дудящими в одну трубу амурами, упомянутая пара туристов стояла на обочине дороги, пребывая в  готовности к отъезду. Довольно полная миловидная дама небольшого роста и неопределенного возраста, с коротко постриженными светлыми курчавыми волосами, была одета в черное облегающее платье с воротом стойкой, но без рукавов. Ее шею и руки украшали янтарные ожерелье и браслеты. Дама была хозяйкой пары плотно набитых сумок. Эти сумки подхватил и сунул в открывшийся сбоку в автобусе багажный отсек спутник дамы – спортивно сложенный высокий молодой человек, лет двадцати пяти на вид. Одет молодой человек был со вкусом, но не по погоде: синие джинсы, светлый пиджак и элегантные модельные кроссовки контрастировали на фоне шорт, футболок и сандалий остальных мужчин-туристов. Плотно обтягивающий голову, черный капюшон толстовки надежно защищал шею от солнца тропиков и придавал некоторую экстравагантность. Движения юноши были резки и решительны. Управившись с багажом, молодой человек помог спутнице подняться в автобус, и выглядели они веселыми, но до того момента, как добралась до облюбованных кресел в конце салона и женщина отчаянно воскликнула:

-Артур! Я забыла свои вещи! Там, на ресепшене!

     Тронувшийся было автобус немедленно был остановлен. Молодой человек выскочил из транспортного средства и помчался в отель. Отсутствовал он не менее двадцати минут. За это время бедная Джулия несколько раз смотрела на табло больших электронных часов, что-то нервно говорила по-турецки в сотовый телефон, грозилась отправлением «через минуту», и не производила никакого впечатления на ждущую Артура даму, занятую использованием миниатюрной косметички. Наконец молодой человек явился, неся в одной руке бумажный пакет с выглядывавшими бутылками, а в другой плетеную корзину. Теперь наряд Артура венчала надетая поверх капюшона широкополая женская шляпа с сиреневой лентой и цветами, наподобие тех, которые мы видим на головах трудолюбивых садоводок, в июльскую жару  не выпускающих из рук ни грабельку, ни лейку. Пассажиры автобуса заулыбались, вероятно, подумав, что начинается последний аттракцион аниматоров, детский голос воскликнул "Улла!",  а дама в черном расхохоталась. Артур в своем наряде походил не то на индейца из Перу, не то на мандарина из китайского фильма.
 
     Джулия хотела было отчитать молодого человека, задержав в проходе около водительской кабины, но ее попытка была пресечена запахом сурового перегара в лицо и решительным напором могучего плеча.

-Артур, ну ты чего так долго? – с обидчивой интонацией спросила дама. - А у кого взял шляпу?
-Встретил Аллу и Женю из Череповца, мы же забыли с ними попрощаться, - ответил Артур, шелестя пакетом.
-А-а, понятно. Это они тебе шляпу подарили?
- Нет. Помнишь тех старых немцев в шезлонге у бассейна, которых ещё обрызгали дети Димона и Веры?
-Ты украл у них шляпу? – в вопросе дамы смешались и надежда и восторг.
-Если бы… - и молодой человек стал что-то шептать на ухо своей спутнице, вызвав новый приступ хохота.

      После этого  Артур и Надя - так звали спутницу - больше не стеснялись. Хороший градус настроения новые пассажиры поддерживала коктейлем, намешанным из слитых в один большой пластиковый бутыль из бутылок поменьше напитков. Смесь апельсинового сока и известного только Артуру и Наде алкоголя была  энергично взбита на слуху у всего автобуса, и готова к употреблению.
 
       Хотелось бы, однако предупредить в этом месте, что мы не ставим цель следовать нестарой и недоброй традиции писать о наших соотечественниках, отдыхающих за рубежом, в контексте их гастрономических и алкогольных приключений. Такой контекст, конечно, придает известный колорит, но будем смотреть вглубь и видеть суть в ином.

       Итак, напиток был готов, пластиковые стаканчики вставлены в отверстия на откидном столе, а пакет с персиками и алычой подвешен на крючке для пиджака. Весь путь Артур разговаривал хриплым голосом и очень громко, избавив, правда, речь от непечатных слов, но только под влиянием возмущенного протеста сидевшего неподалеку сурового на вид мужчины - отца семейства. Несколько раз Артур и Надя пытались петь дуэтом песни из репертуаров старых лет, но память не выдавала нужных слов, что также становилось поводом для бурного веселья. Нужно отметить, что Надя смеялась постоянно, чем вызывала недовольство близко сидящих попутчиц-женщин, оглядывавшихся на развлечения пары как будто с укоризной, а на самом деле увлеченных громким монологом Артура, в  котором пересказывалась судьба…

       Из сбивчивого, прерываемого песнями, попытками остановить автобус на перекур, возлияниями и поцелуями, рассказа можно было сделать вывод, что жизнь Артура была непростой. Родился он на Сахалине, воспитывался в основном бабушкой. Отец его -бывший военный, а ныне канувший в безвестность воротила нефтяного бизнеса. Мама-фигуристка сбежала в 90-е в Швецию с любовником. Учился Артур на моряка дальнего плавания, но работал строителем, промышленным альпинистом, тренером по фитнесу,  гонял из Владивостока в Омск «тойоты», а сейчас диджеит в модных клубах. Считал себя Артур неудачником, но не собирался сдаваться, поскольку, если два раза ему повезло на последние деньги обыграть казино игровых автоматов, значит и дальше не скрыться от ястребиного ока удачи.

        Спустя час, все пассажиры  в автобусе тихо радовались тому, что темпераментные туристы угомонились и уснули в креслах, укрывшись от посторонних глаз полями садоводской шляпы. Джулия молилась, чтобы сон этот продлился до самого аэропорта.

  Новые пассажиры действительно оказались веселы и непосредственны, хотя при взгляде в профиль в ракурсе морали отдаленно напоминали главных персонажей новостей о виновных в экстренных посадках самолетов -  дебоширов и пьяниц. Но отдых есть отдых, и люди не только понимают такое поведение и готовы простить, но в глубине души завидуют тем, кто еще сохранил здоровье и силы столь интенсивно веселиться к концу заслуженного отпуска. Поэтому просили наших героев заткнуться только пару раз и лишь для виду.

  Автобус миновал упомянутый магазин сувениров и сладостей, кто-то пошел в него, кто-то остался в салоне. Через какое-то время путешественники въехали в расположение аэропорта города Анталии.

        Последний раз бутыль с веселящим напитком перекатился и стукнулся о край откидного столика. Автобус остановился. Джулия потрепала за плечо Артура:
-Молодые люди, вставайте.
  Артур с трудом разнял слипшиеся веки.
-Квасу хочу, - произнес молодой человек.
-Потерпи милый - родина близка, - пошутила Надя и протянула другу бутылочку с водой.

Утолив жажду, Артур и Надя немного посидели и направились забирать багаж, покинув салон автобуса последними.
 
-Счастливого пути,- сказала Джулия и улыбнулась.
-Мы вернемся, - сурово глядя в глаза Джулии, сказал Артур, одним пальцем сбил шляпу по-ковбойски на спину, но капюшон с головы не снял.
-До встречи, -  Джулия проводила взглядом удалявшиеся в сторону посадочного терминала слегка шатающиеся фигуры туристов – несущего в каждой руке по сумке Артура и обнявшую его за талию Надю. Глаза Джулии выражали загадочную восточную грусть. Она еще раз улыбнулась вслед этой паре и повернулась к автобусу. Нужно было ехать за очередными туристами.

      Пройдя контроль, и сдав багаж, Артур и Надя оказались в зоне международного терминала. Время было вечернее, а вылет чартера перенесли на час. Парочка перекусила в фаст-фуде, пошаталась по магазинам. Сообщение о начале посадки застало Артура и Надю в мирном состоянии послеалкогольной дремы, сидящими в обнимку в зале ожидания.

Спустя несколько часов «Боинг-747»  пересекал последний часовой пояс на своем маршруте, а полусонные туристы, уставшие от рева двигателей и турбулентных встрясок, постепенно оживлялись в ожидании скорого прилета домой.

-Артур, через сорок минут посадка, - сон молодого человека был нарушен легким поцелуем в губы.
Артур лениво зевнул и открыл глаза.

-Покурить бы, - сказал молодой человек и энергично потянулся.
-Покурим, потерпи, милый, покурим, - Надя прихорашивалась: смотрела в зеркальце и расчесывала волосы пластиковой массажной расческой в виде сердечка с надписью «I love Turkey».

Артур посмотрел на Надю и закрыл глаза.
-Тебя кто-то встречает?– спросила Надя.
-Да, нет… В общем, не знаю…Надо позвонить… - позевывая, ответил Артур.
-Может, такси вызовем? - Надя отложила расческу и достала помаду.
-Встречают, точно. Я вспомнил, да, встречают… Давай такси вызовем тебе.
-А в вашей машине будет место? Ведь нам по пути, довезете в мой микрорайон, а там уже и тебе недалеко, - сказала Надя и пожевала подкрашенными губами.
-Нет, не получится... Там же шеф будет в машине, с водителем. И еще бармен и два повара. Как раз шеф смену с клуба снимает.
-А-а, тогда понятно… - разочарованно протянула Надя и убрала зеркальце в сумочку.
Через громкоговоритель объявили о начале снижения.
-Что будешь делать сегодня? – спросила Надя.
-Отдохну, высплюсь, дальше посмотрим… - неопределенно пожал плечами Артур и пристегнулся ремнем.
-А я приведу себя в порядок и после обеда на работу. Надо во всех магазинах ревизию провести, давно собиралась,- тяжело вздохнув, сказала Надя.
-Да, везет тебе. У тебя свои магазины, ты сама хозяйка. Когда хочешь тогда и работаешь.
-Эх, Артур, Артур… Знал бы ты сколько от такой работы головной боли, хлопот…
-Бедная, бедная, богатая Надя, ты себя не жалеешь, - с нарочитым сочувствием сказал Артур.
-А ты меня пожалей…
Надя прильнула головой к плечу Артура.
-Тебе так здорово идет этот пиджак, - женская ладонь с нежностью погладила лацкан на груди Артура. – Всегда носи такие, тебе хорошо.
-Спасибо, Надя, ты так много для меня сделала, - ответил Артур, протирая салфеткой стекло, по-видимому, дорогих наручных часов.

Надя тихо засмеялась и прижалась щекой к груди своего спутника.
 
-Нет, правда, если бы я не познакомился с тобой там, в отеле, после того как у меня украли сумку с деньгами, не знаю даже, что бы было… - Артур положил подбородок на доверчиво склонившиеся короткие локоны.
-Ну, не купил бы ты себе часы, не купил бы одежду… - с мурлычущей хитрецой в голосе начала Надя.

Артур конфузливо улыбнулся.

-Не выпил бы столько виски, не выпил бы столько вина…- продолжила она.
-Пожалуй бы, и выпил…
-Не любовался бы луной в Анатолийском заливе…
-Вот это точно. С тобой, Надя, я стал романтиком.
-Не спел бы столько песен… «Ой, рябина кудрявая, белые цветы…» - распевно протянула Надя.
-Да, мы песни наподобие этой в мореходке в походе пели. Как давно это было… В другой жизни.
-Не смог бы давать такие щедрые чаевые бармену…

Артур смущенно опустил глаза.

-Подрался бы с теми парнями…
-Если бы ты между нами там, в баре не встала, я бы точно кого-то из них убил. Или бы меня…
-Не поставил бы перед собой цель изучить английский язык…
- Зато ты научилась танцу живота и перестала переедать после бассейна, - Артуру наскучил этот разговор и он решил его оборвать.

Надя басисто хохотнула и ткнула Артура локтем в бок.

За стеклом иллюминатора стремительно мелькали огни разметки взлетной полосы. Самолет шел на посадку. Через пару минут пассажиры аплодировали пилотам, удачно приземлившим летательный аппарат. Было около пяти часов утра по местному времени.
 
Российский аэродром встретил туристов ночной прохладой позднего лета. Служащие аэропорта, столпившиеся у трапа в форменных фуфайках и шапках, напоминали зимних воробьев. Теперь Артур оказался одет по погоде, чего нельзя было сказать об остальных пассажирах, кинувшихся доставать джемпера и куртки.

Спустя час Надя и Артур ожидали такси у выхода из здания аэропорта. Надя стояла в немецко-турецкой садоводческой шляпе и, задрав голову, смотрела на Артура. Молодой человек стоял, заложив руки в карманы, и отрешенно смотрел через окно на верхушки тополей, окаймлявших дорогу к аэропорту. Лицо Артура выражало скуку, а кроны деревьев озарялись розовыми лучами восходящего солнце. Рассвет вступал в свои права.
 
В аэропорту все было как обычно:сновали люди с сумками, с чемоданами на колесиках, таксисты громко предлагали свои услуги. Через репродуктор объявляли номера бортов, время вылета и маршруты  самолетов.
   
Артур переминался с ноги на ногу, с таким видом, будто давно хотел сказать что-то важное, но не решался.

-И где твоя машина с барменами и шефом? - спросила Надя.
-Чуть позже приедет. Слушай, Надя, ты не могла бы мне еще занять немного денег?

Надя неопределенно пожала плечами.
 
-А почему бы и нет?
-Хорошо, как хорошо!- оживился Артур.-  Ты меня опять выручаешь! Я тебе все отдам, что занимал. Обещаю. Сама же понимаешь: не каждый раз сумка пропадает. Там все было – три тысячи евро, кредитные карточки, доллары, лиры – все пропало! До сих пор жаль. Проклятые воры, узнать бы, кто это сделал! Но ты не беспокойся, Надя: мне как раз в среду переведут аванс и еще долг на неделе отдадут. Сразу же тебе позвоню. Я тебя в такой ресторан свожу, ух… Это тебе не «олл инклюзив» будет, а премиальный класс! И сюрприз с меня. Жди.

С тонкой улыбкой, отразившей и скептицизм, и грусть, прозревшей, но обреченной на вечные жертвы любви, Надя открыла свой кошелек и вынула купюру.

-А больше нет?

Надя посмотрела на Артура и тяжело вздохнула:

-Нет, милый, нет. И на кредитке счет пустой, можешь не спрашивать.

Артур заметно опечалился.

-Что же мне делать, у кого до среды денег занять? Может быть, в кассе твоего магазина? Что думаешь, Надя?

Надя решительно замотала головой:

-Нет. Мне с поставщиками расплачиваться нужно и аванс людям платить. Ладно, бери сумки, русский мачо, пошли. Такси приехало.

Надины сумки погрузились в багажник подъехавшего к входу такси. Пришла пора прощаться.

-Дашь телефон? – спросила Надя.
-Я пока не знаю, какой из трех симкарт пользоваться буду, - уклонился от ответа Артур.- Я твой номер записал, вечером позвоню.

Надя тяжело вздохнула. Её густо накрашенные веки задрожали, на глазах проступили слезы. Артур смущенно оглянулся по сторонам.

-Ну, ладно чего ты… Увидимся же, - как-то неуверенно сказал парень, обнимая прижавшуюся к его груди курортную подругу.
-Артур, ты точно позвонишь? – сглотнув рыдания, стараясь говорить спокойно, спросила Надя.
-Конечно. Я ведь тебе еще и денег должен. Будь спокойна, - ответил Артур.
-Пока…
-До встречи. Я обязательно позвоню.

Надя села в машину. Такси с трудом развернулось среди подъезжающих к аэропорту машин и уехало. Артур закурил сигарету и достал из кармана сотовый телефон.

****
        Черный «Порше-Кайен» с тонированными стеклами уже около сорока минут стоял на обочине в двадцати метрах от автоматического шлагбаума, преграждающего въезд на площадь перед аэропортом. За рулем машины сидела женщина, на вид которой можно было бы дать не более сорока. Цвета платины, красиво подстриженные волосы, спадали красивыми прядями на  ее плечи.  Чуть сощуренные голубые глаза в тонкой поводке едва заметных за слоем макияжа морщин смотрели вперед деловито и иронично. Немного вздернутый нос, вероятно придававший когда-то лицу выражение особой миловидности, теперь  был сглажен овалами полных щек. Уголки красивых, тонко очерченных помадой губ, застыли в скептической полуулыбке.
Динамики аудиосистемы негромко изливали в салон загадочный ритм мелодии Востока. Дама тихонько постукивала по рулю в такт релаксирующим звукам ухоженным  алмазным ногтем.
Одна из дверей машины открылась. Кто-то бросил на заднее сидение плотно набитую спортивную сумку.

-Привет, Сергей, - не поворачивая головы и не меняя выражения лица, сказала дама.
-Привет, мама, - прозвучало в ответ.

Женщина с минуту изучающее разглядывала в зеркало заднего вида  усевшегося сзади  пассажира. Затем выключила музыку и спросила:

-Откуда шмотки? О, и часы… Наверное дорогие? 
-Не очень.
-Что в сумке? Вещей накупил?
-Неважно.
-Кто это та дама в шляпе, которой ты багаж к машине подносил, а?
-Да так... Никто.
-А все же?
-Соседка в самолете, рядом сидела. Попросила с сумками помочь.
-А обнимались вы так, как будто давно знакомы…
-Мама, давай обойдемся без вопросов. Пожалуйста! Я очень устал.
-С курорта обычно отдохнувшими приезжают.
- Не спрашивай ни о чем больше, прошу тебя…
- Просто мне интересно стало: ты вроде как без копейки денег в Турцию полетел, папа тебе за путевку заплатил, я деньги давать отказалась. Ты сколько еще должен мне, а? Кстати, звонила Алина, сказала, что в суд подаст на тебя за алименты. И из банка звонили по кредитам твоим. Зачем ты мои данные в анкету вписал? Учти, я никому ничего платить больше не буду…

-Прекрати! Я сам разберусь, - нервно оборвал мать молодой человек.

Дама замолчала, обеими руками крепко сжала рулевое колесо, устало вздохнула и устремила взгляд сквозь лобовое стекло куда-то вдаль. Сын запрокинул голову, вжав затылок в кожаную подушку автомобильного сиденья, и закрыл глаза. В салоне машины повисла тягостная тишина.

-Квасу хочу, - первым прервал молчание Сергей.

Женщина перевела взгляд на отражение сына в зеркале и ничего не ответила.
 
-Куда ты меня сегодня отвезешь?- спросил Сергей и открыл глаза.
-К папе поедешь, он сейчас в коттедж переезжает, ремонтом на месте, чтобы руководить, а квартира в центре пустует.
-Хорошо… К папе, так к папе, - молодой человек зевнул и прогнулся в спине, на что кожаная обивка сидения ответила упругим скрипом.
-Ты хорошо загорел. Весело отдыхать было? – дама неожиданно улыбнулась. Ее глаза, до того ледяные и строгие, как будто озарились теплым светом.
-Нормально,- ответил сын и немного подумав, добавил: - Весело.

Впервые за все время женщина повернулась к собеседнику. В лице дамы не осталось и тени холодности, теперь она стала говорить быстро, с тревогой  и заботой в голосе:

- Сын, решай быстрее свои проблемы, ведь ты обещал… Если надо денег заплатить, я заплачу. Но только в последний раз! И чтобы никаких кутежей и ночных клубов больше! Ни-ка-ких! Слышишь? Тебе ведь уже скоро двадцать шесть! Когда, наконец, займешься делом? Ты даже институт не можешь закончить! Ведь я бы тебе давно дала долю в холдинге! Бери, работай! Но ты должен стать надежным, здравым человеком! Бизнес по ветру пустить я никому не дам, не для того работала пятнадцать лет! И с Алькой вопрос реши. Я тебе сразу же говорила, что не пара эта сучка тебе, не пара! Хотела денег у тебя урвать, ага, сейчас…

  Скривившись, словно от зубной боли, от увещеваний матери, молодой человек просипел:

-Мама, пожалуйста, не надо…. Поехали уже, поехали…

Дама завела двигатель. «Порше Кайен» мягко тронулся и покатил по утренним улицам позднего лета.
 
       Город просыпался - было около семи часов утра. На остановках толпились люди, редкий еще в этот час общественный транспорт был полон. Машин на улицах было много, но еще не достаточно для того, чтобы закупорить основные транспортные артерии города в пробках. Большие магазины пока не открылись, и редкие в этот час покупатели могли отовариться только в остановочных павильонах и круглосуточных минимаркетах. Около одного из таких магазинов Сергей попросил остановить машину.

Купив сигарет, и расплачиваясь на кассе, Сергей вдруг вспомнил про свою жажду:
-Девушка, а кваса у вас нет?
-Нет. Кваса нет.

Скользящий взгляд молодого человека неожиданно остановился на шее женщины-кассира, украшенной недорогим ожерельем из янтаря. Кассир отвела лицо в сторону и ответила на вопрос приглушенным голосом, но молодой человек все равно ее узнал. «Вас обслуживает продавец-кассир Гулькина Надежда», - прочитал парень вслух надпись на фирменном бейджике.

-Надя, ты?
На молодого человека смотрели по-детски наивные, распахнутые глаза, во взгляде которых смешались и стыд разоблачения и радость от неожиданной встречи.

-Я, Артур, это я, - сказала Надя, непослушными руками, словно бы стараясь закрыться, поправляя на голове форменный кокошник продавца.
"Артур" почему-то посмотрел на часы, сунул сигареты в карман пиджака, забрал сдачу с крупной купюры.

-Я тебе позвоню. Обязательно позвоню, - процедил сквозь зубы молодой человек, и немного подумав, добавил: - Сегодня.

Парень вышел быстрым шагом из магазина и остановился на крыльце. Открыл пачку сигарет, собираясь закурить. «Порше Кайен» нетерпеливо моргнул фарами. «"Потом покуришь"... Да?» - вглядываясь в респектабельную тонировку машины, прошептал одними губами  Сергей. Быстрым движением пальцев он разломал сигарету, бросил под ноги, развернулся и потянул на себя дверную ручку.
 
       Покупателей в магазине не было. Сонный охранник зевал на табурете, прислонившись спиной к холодильнику с пивом. Молодой человек подошел к кассе, оказавшись за спиной у Нади. Надя смотрелась в дешевое зеркальце и держала в руках расческу с надписью «I love Turkey». Услышав за спиной шаги, женщина развернулась вполоборота на крутящемся операторском стуле. На Надиных глазах второй раз за это утро блестели слезы, и на лице остался след от торопливо вытертых потеков туши.
 
-Меня сегодня попросила выйти с утра Таня, сменщица моя. Это она мне на шубу в Турцию денег дала. Но ничего, ведь ты отдашь мне долг, верно? У нее ребенок вчера заболел и вот… Внештатная ситуация. Как телефон включила, так СМС от Тани и получила.  Я еще даже дома не была. Сразу из аэропорта на работу ехать пришлось. Так получилось, -  с извиняющимся выражением лица объяснила Надя и почему-то улыбнулась.

-Надя, ты говорила, что сейчас одна живешь. А можно у тебя сегодня переночевать?- спросил Артур и тоже улыбнулся.


Рецензии
«Порше Кайен» - ?
"Порше" - это марка автомобиля, а "Кайен" - это название, не правда ли?
В таком случае вернее будет так - «Порше "Кайен».-)
А чем при прочтении отличается "эсэмэс" от смс? -)
С уважением,

Эллин Растаман   12.06.2013 11:28     Заявить о нарушении
Да, насчет машины скорее всего Вы правы... Насчет "смс" - встречал написание и такое, и другое.

Дмитрий Воблин   12.06.2013 16:42   Заявить о нарушении
Нет, не правильно!
Правильнее будет ВООБЩЕ без кавычек и только по-английски. Даже наши торговые марки зарегистрированы как LADA Kalina и LADA Priora. На чаще для удобства в России пишут "Лада Калина" и "Лада Приора". Аналогично и с импортными авто.

Надежда Ладария   29.06.2013 14:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.