Великая степь. КалмыкиЯ

         Приходилось ли вам когда-нибудь слышать живое горловое пение степняка?
         Когда две голосовые связки, как две струны выдают гамму звуков подобно оргАну.
         Ах, как оно завораживает, скажу я вам! Как будоражит сокровенными вибрациями и манит и зовёт в степь, и будит глубины памяти, и вызывает образы и видения! И озноб, как от степного ветра, и даже запахи…
         И вот я уже вижу себя, скачущей по степи! Ветер рвёт гриву и ноздри кобылицы, пробирается под платок, сколотый на моей груди обереговой булавой из рыбьей кости, треплет бахрому, щекочет шею. Трава упруго пружинит под копытами и звенит, выпрямляясь и кланяясь ветру. И слышу я гуд земли, и цокот быстрых сайгаков, и стрекот и шуршание невидимой живности, и разноголосицу ветров…
         
         
         …На самом деле мы плывём по Волге на теплоходе и слушаем молодого джангарчи с русским именем Николай. Он ещё школьник, десятиклассник, но уже мастер горлового пения. Искусству этому он научился у деда, оно у них родовое. А, вообще, мало кто владеет им, не более двух-трёх десятков человек на всю Калмыкию, ибо оно сакральное, сродни шаманству.
         Салон теплохода заполнен участниками ежегодных Царицынских встреч – было такое мероприятие в Нижнем Поволжье, несколько лет общественностью проводились межрегиональные торжества и совещания по совместным программам. Среди них «Хлебниково поле» и «Забытые имена».
         Дело в том, что Нижнее Поволжье – символический перекресток цивилизаций, где сошлись пути русских, татар, калмыков, немцев, казахов и других народов Великой Степи.
         Случилось так, что на территории Волгоградской области находится один из самых значительных памятников истории калмыцкого народа – усадьба князей-просветителей Тундутовых, а  Калмыкия стала Родиной великого русского поэта-философа Велимира Хлебникова.  В одной из анкет он писал: «Родился в ставке монгольских исповедующих Будду кочевников, в степи – высохшем дне исчезающего Каспийского моря...». А если конкретно, то родился он в Малых Дербетах.
         Вот его-то имя и относится к забытым земляками именам, ибо, как выяснилось, мало волгоградцев знали и о поэте, и о том, что родился он в наших краях. И надо честно признаться, что инициаторами проекта «Забытые имена» были калмыки – это они открыли для нас Хлебникова, которым гордились, как представителем своей нации.
         Творчество русского поэта стало частью историко-культурного наследия калмыцкого народа, сын которого, художник и скульптор Степан Ботиев создал памятник Велимиру Хлебникову: «Одинокий лицедей» идёт по бескрайней калмыцкой степи, которую он знал, любил и воспевал в своих стихах, называя королевством Лебедией.
         Кроме Хлебникова, в проект были включены имена «калмыцкого Ломоносова» Номто Очирова и создателя калмыцкой письменности Зая-Пандиты.
         Что касается Номто Очирова, то главная заслуга его в том, что он записал и донёс до современников и будущих поколений калмыцкий народный эпос «Джангар». Получив в Санкт-Петербурге юридическое образование и владея солидными знаниями в области лингвистики и  экономики, он стал одним из родоначальников калмыцкой науки.
         Многие материалы о жизни и деятельности Номто Очирова, которые удалось собрать его потомкам, хранятся в волгоградском музее «Старая Сарепта»,  а в Калмыкии, в малодербетовской гимназии создан музей Велимира Хлебникова, который стал частицей истории и культуры калмыцкого народа. Жители Малых Дербет гордятся тем, что именно их степь и высокое небо поэт всю жизнь хранил в своем сердце и воспевал в гениальных творениях.  Недалеко от посёлка и воздвигнут единственный в мире памятник Велимиру Хлебникову, увенчавший один из холмов заповедной калмыцкой степи, окоем которой вокруг памятника зовётся «Хлебниковым полем»…
         
         
         Степь…
         Куда ни кинешь взор  – повсюду степь, волнующаяся травами, целующаяся на горизонте с облаками, звенящая ветрами и синевой…
         Бескрайние просторы под бездонным небом! Опьяняющие запахи разнотравья, чувства свободы и покоя, ощущение незыблемости мироздания, бесконечности пространства и времени – и вечного движения вкупе с застывшим мгновением, где ты центр его, исток жизни…
         Травы, травы, травы… Покрова. По весне степь благоухает адонисом, медуницей,  фиалками. «Звенят» на ветру колокольчики, манят сборщиков лекарственных трав крапива, чистотел, душица… Ну и какая степь без тимофеевки, мятлика и лютиков? Но вольготней всего в калмыцкой степи черной и белой полыни…
         Однако главное украшение и гордость степи – тюльпанные поля! Как живописны они в мае, когда распускается знаменитый на весь мир тюльпан Шренка, от которого пошли все сорта «голландских тюльпанов». Ему, прародителю европейских цветочных изысков, калмыки посвятили специальный весенний праздник – День тюльпанов.
         Помнится, мы, волгоградцы, организовали в середине мая специальный выезд в калмыцкую степь, чтобы полюбоваться на это чудо. Хлопоты стоили того, ибо видеть это разноцветье весёлых, острых лепестков, смотрящихся в небо, было истинным праздником души. Как и наблюдать цветущий в сентябре степной лотос – колхикум, называемый в народе безвременником, и ноябрьскую степь, усыпанную грибами…
         
         
         Степи Калмыкии, кажущиеся поначалу безжизненными, на самом деле имеют богатую фауну. Особенно много здесь птиц – не потому ли в своих национальные танцы калмыки включили столь много движений, имитирующих птиц?
         Редкие виды пернатых хищников обитают в калмыцких степях! Среди них степной лунь, «песенный» орел степной, могильник, курганник, черный гриф и белоголовый сип. А ещё здесь благоденствуют стрепеты и восемь видов звонкоголосых степных жаворонков. Ну, и, само собой, грызунам тут раздолье да насекомым всяким-разным. Не перевелись еще в калмыцкой степи и сайгаки.
         Жемчужинами своих степей калмыки считают живописный заповедник «Цаган Аман» на 20-километром побережье Волги и птичье царство в акватории озера Маныч-Гудило. На островах Маныча сохранилась единственная в Европе озёрная колония розовых и кудрявых пеликанов.
         А ещё по степи нынешней Калмыкии проходил когда-то Великий Шелковый путь: через «Черные земли» и приозерье Маныч-Гудило к Дону. И до сих пор на этом пути находят осколки древней утвари с караванов. Места эти уникальные, потому-то любят наезжать сюда ученые всего мира, а наш небезызвестный Николай Дроздов три года изучал тут своих любимых жучков-паучков…

         
         Несмотря на малочисленность, калмыки представляют собой довольно сплочённую нацию со своеобразной культурой и устоявшимися традициями. На сегодняшний день во всём мире насчитывается около 400 тысяч калмыков, в самой же Калмыкии их около 150 тысяч. Примерно столько же калмыков живут в Синцзянь-Уйгурском автономном районе Китая, остальные рассеялись по Америке, Европе и Тайваню.
         В Прикаспийскую низменность калмыки пришли из горной и лесной Джунгарии в начале XVII столетия, пережив и расцвет ойратского государства, и становление и падение Джунгарского ханства. Уход ойратов из центральной Азии на запад и обретение новой Родины в России случился во времена правления Екатерины II.
         Много чего было в истории этого народа: и служба русским царям, и депортация в Сибирь, и возвращение на свои земли в Поволжье.
         Сегодня Калмыкия единственный «островок буддизма» в Европе, а в Элисте построен самый большой храм. Я была там, крутила барабанчики с молитвами – не ведаю с какими именно, но уверена, что со светлыми и на благо…
         
         
         Бескрайние просторы поволжской степи оказались так похожи на ойратскую легендарную страну Бумбе, воспетую в национальном эпосе «Джангар»…
         С некоторых пор Джангариада – национальный праздник калмыков проводится ежегодно. Это яркий спектакль и спортивные соревнования. Молодёжь соревнуется в стрельбе из лука, метании копья, бросании аркана, национальной борьбе, в скачках лошадей на 45 километров и в джигитовке. Кроме того, работают передвижные музеи, демонстрирующие быт и уклад жизни кочевников, малые концертные площадки, где профессиональные и самодеятельные рапсоды поют старинные песни – главы из эпоса «Джангар». Мастера и мастерицы продают свои поделки: коврики, головные уборы, игрушки и сувениры. Ну и конечно, проходят калмыцкие игрища и танцы…
         
         
         Гостей, приглашённых на праздник, калмыки принимают с гостеприимством, не уступающим хвалёному русскому.
         Среди угощений непременный калмыцкий чай, который очень не понравился Александру Сергеевичу Пушкину, о чём он засвидетельствовал в своём «Путешествии в Арзрум», и который он выпил в надежде на поцелуй прелестной калмычки – и напрасно!
         А чай этот и в самом деле на любителя: на молоке, с солью и с жиром – не каждому по вкусу, но в волгоградской делегации нашлись не только любители сего яства, а настоящие фанаты.
         Довелось мне отведать кушанье, которым вскармливали калмыцких богатырей, именуемое «Дотур». Это мелко рубленные кишки, легкие, печень, почки, рубцы в крови с молоком. Калмыцкие «Борцоки» мало отличаются от наших пышек, картофельный суп с мясом  – «Будан» готовится в густом мучном бульоне, а суп «Кандер» – это рисовый или пшённый суп на крутом мясном бульоне с жареным шпиком и луком, заправленный взбитыми яйцами. Но более всего волгоградской делегации пришлись по вкусу калмыцкие пельмени с бараниной: «Береки» и «Тюнтек»…
         После застолья хозяева демонстрируют национальные танцы – это особенные, плавные танцы, полные полёта и грации: женщины изображают лебедей, мужчины орлов. Очень скоро гости присоединяются к хозяевам и старательно постигают сокровенные движения парящих и «сватающихся» птиц. Воцаряются атмосфера всеобщего благодушия и единства, уезжать не хочется – но впереди около пяти часов пути домой…
         И мы прощаемся, увозя с собой массу впечатлений и пожелание Белой дороги – это особое напутствие калмыков, где «Белая дорога» означает более чем просто счастливый путь, это освящённая дорога…
         
         Что ж, пожелаем всем нам Белой дороги в будущее…


Примечания:
1. Очерк о «Хлебниковом поле»:  http://www.proza.ru/2009/05/10/790

2. Горловое пение:
http://mp3.sunhome.ru/audio/139/kyrgyraa.mp3
http://video.sibnet.ru/video65485/
http://smoz.ru/mp3/?q=+&page=3


Рецензии
Лариса, добротный репортаж И, что немаловажно во все времена – то что он правдивый.
Сколько читаю о Элисте, создаётся впечатление, что город находится в пустыне. Барханы и… оба – город. Может у меня глаз замылился? Ещё раз поеду и буду внимательно всматриваться в рельефы.) Песка действительно много, но он под травяным покровом и (как таковых ) барханов подле Элисты нет. А в сторону Лагани ездили, туда – к Каспию?
С уважением, Кузьмич.

Кузьмич Из Чугуево   28.08.2012 11:53     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Кузьмич, что увидели главное. Элиста действительно интересный город, иногда он мне кажется игрушкой в пустыне. Народ там очень разный и живётся непросто, есть проблемы с "национальным вопросом". Была там несколько раз, как-то сразу пришлась ко двору, всякий раз элистинское ТВ брало у меня интервью))) Храм буддистский там самый большой в Европе, верблюды - в общем, экзотика. Будете в Калмыкии, хорошо бы на Джангариаду попасть - впечатляет.
А насчёт Каспия - так дальше Астрахани не пришлось пока съездить. Но очень хочется...
С уважением,

Лариса Бесчастная   28.08.2012 05:10   Заявить о нарушении
…в ценральном Хурале я был, и в православном элистинском Храме…, и на Джангариаде, и на лошадях скакал, и на верблюдах… Вот в сторону Лагани, ближе к Каспийскому морю, уже и подобие барханов можно увидеть. А в Астрахани не был. Надо съездить.

Кузьмич Из Чугуево   28.08.2012 12:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.