Снегочист

       Была в моей жизни пора занятий спелеологией.
      
       В Красноярском крае масса выдающихся пещер. В одну из них направлялась наша студенческая спелеологическая группа в преддверии Нового года. На всё путешествие отводилась неделя. 

       Сошли мы с поезда на заснеженной маленькой станции и ахнули: сюжет для поздравительной открытки перед глазами! Голубое небо, сверкающие сугробы, скрывающие почти домишки, и деревья, увенчанные белыми шапками.

       Вокзала, в общепринятом понимании не было, и все восемь человек, в облаках морозного пара ввалились в диспетчерскую.

       Дежурную по станции это никак не удивило... Проверив экипировку, и перебросившись с ней парой шутливых фраз, искатели приключений отправились в путь.

       Снаряжение спелеологов выглядит внушительно из-за верёвочных лестниц, аккумуляторов, касок с фонарями и лыж. Наши тащили ещё и резиновую лодку с портативными вёслами.

       Выступили в рассветное время дня. Растянувшись цепочкой, на лыжах пошли по чуть обозначенной плавным углублением в нетронутых снегах тропке. Прошли километров пять по живописной местности, испытывая полнейший восторг. И вдруг – отчаянный крик! Девушка-старшекурсница, упав на спуске, сломала лыжу. Это был для неё последний шанс посетить эту пещеру. Она горько плакала, собираясь в обратный путь. И вдруг во мне взыграло благородство. Я была тогда на третьем курсе Универа и испытывала чувство безграничных спортивных перспектив...

- Я ещё сто раз успею здесь побывать, успокаивала я пострадавшую Танечку, снимая для неё свои лыжи.

       Небольшая перекидка снаряжения, завершившаяся навьючиванием на меня сломанных Татьяниных лыж, и я, сопровождаемая взглядами благодарности и уважения, потопала на станцию, утопая по грудь в сугробах...

       Добралась я до места уже в сумерки...!!! Но испытания только начинались.

       Отогревшись в диспетчерской и встретив со стороны всё той же, утрешней,  дежурной по станции понимание и сочувствие, я приступила к ожиданию обратного поезда.

       Пока добрая тётенька поила меня горячим сладким чаем с сухариками, я слушала её переговоры по громкой связи о каком-то "снегочисте", по неизвестной причине "заторчавшем" на соседней станции. Не знала я, что из-за этого снегочиста жизнь моя через два часа повиснет на волоске...
 
- Поезд, Ленуся, стоит у нас две минуты, - ласково наставляла меня дежурная. Всё, что я могу для тебя сделать, остановлю твой вагон "аккурат, напротив лесенки". Смотри, торопись у меня, а-то снегочист...

       Почему-то я слушала её невнимательно...
      
       Чуть мерцающий окнами вагон каким-то диспетчерским чудом дверью был остановлен против единственной, ведущей на платформу лесенки. Но дверь эта... не открылась.
 
       Протискиваясь между сугробом и вагоном с мешающей мне громоздкой поклажей, я пробиралась к следующему вагону, дверной проём которого отбрасывал на сугроб полосочку света. Я была уже у цели, когда дверь предательски закрылась, и поезд медленно тронулся.

       Я успела уцепиться за поручни но чувствовала, что долго мне так не продержаться. Рюкзак стягивал меня вниз, в лязг и грохот. Настал момент истины. Я до сих пор не знаю, как это осуществилось: хрупкая девица в моём лице, одной рукой рывком притянула себя к поручню, а другой вытянула из-за спины обломок злополучной Татьяниной лыжи, которую нужно было сдать для отчёта, - и забарабанила ею в стекло... Дверь распахнулась. Раздался дикий вопль проводницы, которую в отчаянном, зверском прыжке, преодолевая всемирное тяготение, я сбила с ног, в добавок придавив собой, со всем моим негабаритным грузом...

       Как мне рассказывала потом бедная женщина, она не ведала, что творит, открывая мне, ибо почудилось ей, что "мужик", ломящийся в её уютный вагон в новогоднюю ночь, был трёхметрового роста...

       Приходя в себя, после всего пережитого, я никак не могла заснуть. Мой сосед по купе, подвыпивший дедок-ветеран, вёл себя вызывающе: он курил трубку, пафосно распевал революционные песни и, расчувствовавшись, толкал меня в плечо, в который уже раз поздравляя с Новым годом!

       ...Но милее этого дедушки не было для меня никого на всём белом свете...



Фотография из Интернета. Благодарю!


Рецензии
Лепо, Елена, лепо!
И места, мне родные, - Красноярье, и сезон - конечно, зима. И поезд, уходящий неотвратимо - как в моём мемуаре ОДИН НА ОДИН С ДОРОГОЙ (правда, на БАМе).
Хорошо!
Георгий.

Пашнёв   17.05.2020 13:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Георгий! О, ретро! - столь милое, русское "Лепо!"...
С дорогой один на один?
Клянусь, прочитаю! В землячество верю, как в юности, слепо.
Без вящего торга. И предпочитаю семейные скрепы.
Великий наш край - Он, впрямь, для меня Господин.

Елена Большакова 2   26.05.2020 05:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.