Плач ребёнка

За стеной плакал ребёнок. Его плач был мучительным, полным безысходности, то взлетал до невероятной высоты, то затихал на мгновенье, а потом опять усиливался в своих горьких переливах и всхлипываниях.  Наташа включила свет и  посмотрела на часы.  Двенадцатый час ночи. . . Ребёнок плакал уже более двух часов, и столько же времени Наташа пыталась уснуть, а скорее вслушивалась, переживала за ребёнка, мысленно ругала его родителей. Квартира за стеной находилась в соседнем подъезде, кто там живёт – Наташа не знала, она и в своём подъезде многих не знала, что уж говорить о соседних. . . Когда плач снова достиг немыслимых высот, вплоть до хрипа, Наташа не выдержала ,накинула на домашнее платье курточку и выбежала из квартиры. Сбежала вниз по лестнице вниз, подбежала к соседнему подъезду и замерла. . . Время около полуночи, что она скажет, позвонив по домофону в незнакомую квартиру? А вдруг номером ошибётся? Номер квартиры она уже вычислила, но всё-таки сомневалась, и пересчитала вновь.   Всё - таки эта.  Ну хоть что-нибудь да скажет, поругается, предложит помощь. Но ведь невозможно так! Наташа решительно набрала номер квартиры на домофоне, и он тут же, без ответа ,разразился коротенькими гудками, словно только и ждал этого. Дверь открылась . Наташа поднялась на свой этаж и позвонила в предполагаемую квартиру.  Дверь тут же распахнулась . На пороге стоял молодой человек с измученным, бледным лицом, одетый в видавший виды спортивный костюм. Из квартиры вырвался громкий  беспрерывный плач ребёнка. « Лена!!!»-закричал парень и вдруг осёкся: «Простите, вы к кому?» «К вам! Извините. Но я устала слушать беспрерывный плач ребёнка из квартиры, смежной с вашей. Может быть вам помощь нужна?»  Лицо молодого отца  слегка посветлело: « Мне неудобно вас затруднять, но я просто в отчаянии. Жена куда-то исчезла, её нет уже третий день, а я просто не знаю, что делать с сыном. Он постоянно плачет. Может быть кормлю не так? Я даже поисками жены не могу заняться, на работе отпуск оформил, и целыми днями вожусь с ребёнком. Ничего не знаю. . .» Наташа, уже  не слушая его сбивчивую речь, прошла к кричащему  ребёнку. Мальчику было месяца четыре. Весь в красных пятнышках аллергической сыпи, опрелости пугали своей яркостью. Кругом валялись грязные памперсы и бутылочки вперемешку. Придя в ужас, Наташа спросила: «Чем вы его кормите? . . . Купали?» « Кормлю манной кашей, жиденькой. . .  Не купал. . . Один не умею.»  Ничего не говоря,  Наташа отодвинула лепетавшего отца, деловито искупала ребёнка и обработала нежную кожицу тем, что нашла в аптечке. Затем она вышла, строго сказав отцу, что скоро придёт. Хорошо, что круглосуточный магазин и аптека работали.  Накупив молочных смесей и лекарств, Наташа вернулась.  Крик ребёнка уже не был таким отчаянным, а после кормления смесью прекратился совсем. Наступила долгожданная тишина. Малыш спал. « Не знаю, как благодарить. . .» - тихо сказал отец ребёнка.   Обучив его мало – мальски правилам ухода и кормления,   Наташа подошла к двери. « Простите, а вы не могли бы. . .» - он замолчал растерянно.  « Конечно, я завтра зайду.» - буднично сказала Наташа, как будто это входило в её обязанности и само – собой разумелось.   Во дворе уже светлело, восток наливался лёгким румянцем.  Вздохнув  и поразмышляв немного, стоит ли вообще ложиться, и решив, что стоит, Наташа поднялась домой и вошла в свою спальню Ребёнок за стеной молчал. На душе  почему-то стало  тепло и спокойно.
На  следующий день, после мучительного рабочего дня, во время которого плохо думалось и  ничего не хотелось  из-за почти бессонной ночи, она, даже не заходя к себе домой, нажала знакомые кнопки домофона соседнего подъезда. Дверь открылась моментально,  снова без вопросов.   Сжимая в руке купленную по дороге погремушку, она влетела на пятый этаж бегом, дверь квартиры уже была открыта. С порога улыбался хозяин, который был одет уже приличнее –в джинсы и рубашку, и выглядел лучше. Едва поздоровавшись с ним, Наташа прошла в детскую и нетерпеливо заглянула в кроватку. Малыш не спал. Но и не плакал! Сыпь побледнела.  Наташа проворковала ему что-то ласковое, и вдруг ребёнок улыбнулся ей!  Тёплая  волна нахлынула и затопила всю душу, увлажнив глаза.  Наташа, не осознавая, что делает, вынула ребёнка из кроватки и прижала к себе.  Малыш ответил долгим гортанным гулением.  Опомнившись, Наташа положила ребёнка на пеленальник и деловита переодела, убедившись, что опрелости тоже не выглядят так пугающе, как вчера.   Только после этого она взглянула на отца. Он улыбался грустно и нежно. Спросила:« Вы кормили его?»  « Конечно. Так , как вы сказали.»  «Хорошо. Жена не появлялась? Нет?  А почему Вы ничего не предпринимаете? Надо обзвонить больницы, морги. . . В милицию, на розыск подать. Ведь уже три дня прошло!»  «Я не мог пока. . .  От  ребёнка не получалось отойти…»  «Так. Срочно мне фотографию жены, данные её, паспорт. Нет паспорта? Ну хоть  какой-то документ. . .»  Получив  фотографию, с которой смотрела сильно накрашенная, довольно вульгарной внешности блондинка, Наташа с удивлением взглянула на её мужа. Насколько интеллигентней, приятней, серьёзнее выглядел он! Да. . . Любовь зла. Наташа  начала обзванивать больницы.  Пациенток с такими данными нигде не значилось, неизвестных не поступало или были уже опознаны.  « Ну что, давайте звонить в милицию!»  «Знаете, Наташа, мне не хотелось бы этого делать. По крайней мере, сегодня. Ведь это не в первый раз. . . Лена давно грозилась уйти от меня и от Димки  и частенько пропадала на день –два. Мы были ей не интересны.  . Она не хотела, чтоб малыш родился, у неё совсем другие интересы – танцы, подруги, рестораны. Деньги непонятно откуда берутся на это. Мы ведь официально не зарегистрированы и у меня нет прав вмешиваться в её жизнь. Да я и не умею. Руку на женщину поднять не смогу, убеждать – слов не хватает. Слаб я, наверное. Всегда она меня попрекала этим. Какой  уж есть. . .В последнее время она грозилась уехать за границу. Танцовщицей работать. Агентство нашла какое-то.  Раз она обронила записку с номером телефона, а я подобрал, спрятал. Звонил – говорят, турагентство. . .» Наташа взяла протянутый клочок бумажки с накорябанными вкривь цифрами. « Вы мне разрешите её поискать?» « Я буду очень признателен, если вы что-то выясните. Неизвестность – хуже всего. И. . .Я буду вас ждать каждый день. Мы будем ждать. Хотя и права не имеем. . .» Что – то глаза у Наташи сегодня явно были на мокром месте. Скрыв навернувшиеся слёзы, она взяла фотографию, бумажку, записную книжку, ещё разок взглянула на засыпающего, раскинувшего худенькие ручонки Димку и выбежала за дверь. Сердце грохотало бурно и необъяснимо, и очень не хотелось, чтоб вульгарная Лена нашлась. Начать поиски решила с бабушек у подъезда, которые оказались очень словоохотливыми. Они нещадно ругали беспутную Ленку и хвалили, жалея «ейного» Володьку, тихого, непьющего и т.д. Но чего-то более толкового выяснить у них не удалось. Только подтвердили Володины слова, что «дитё только ему и нужно». Затем, придя к себе домой, она попыталась звонить по номерам  из записной книжки, ей отвечали то грубо, то манерно, но говорить  о Лене никто не хотел. Пару раз о ней отозвались в нецензурных выражениях, но в основном  - бросали трубку, или резко спрашивали, зачем и кому это нужно. Наташа отвечала, что из агентства, из больницы, один раз даже – из милиции , результат был один – короткие гудки, иногда ,после грубой лексики. Измучившись, Наташа позвонила по номеру из бумажки . Приятный голос ответил: «Алло! Турагентство!» Но на вопрос –«Обращалась  ли к вам Елена Воронкова?», ответ был коротким: «Справок не даём!». Отчаявшись, Наташа подошла к стене спальни и прислушалась – было даже слишком тихо. Она погладила стену рукой. Знал бы кто , до чего её тянуло туда, за стену! Может быть посоветовал бы что-нибудь! Как справиться с этой мукой, когда так хочется быть там, в чужой квартире, с чужим ребёнком и с мужчиной, ещё позавчера незнакомым, таким измученным, таким. . .родным! Слово выплыло из подсознания и уже не хотело возвращаться обратно, как его ни гнали! Родным и всё! Нет, хотя бы сегодня надо было поспать. День шёл за днём. Уже привычно, до работы и после Наташа заходила в квартиру, где её ждали, как родную. Навязчивое слово не хотело отступать. Оно даже к самой Наташе прицепилось.  Наташа купала, кормила Димку, мазала кремом его опрелости, которые вдруг исчезли, как не бывало. Не даром она была детской мед. сестрой! И этим себя успокаивала. Ходит к ребёнку на патронажи! Её работа. Володя работал за компьютером. Как программисту ,ему разрешили работать дома.  Разговаривали они мало, хотя очень хотелось поговорить. Но странная ситуация не давала покоя, сдерживала эмоции, и хотя  Наташа часто ловила на себе Володины взгляды, даже думать себе ни о чём не позволяла. Но борщ сварить  для Володи позволила. Самый вкусный, полтавский! Она так старалась! И Володя оценил. Подошёл и нежно поцеловал её руку. Слова были не нужны. Потом  Наташа позволила себе запечь для Володи курицу, потом. . . Ну нет! Сколько можно! Хотя мясо было куплено и ждало своего часа в холодильнике. А Димка плакал совсем редко, только, когда скучал. Он улыбался Наташе во весь беззубый ротик и громко гулил.  И даже научился смеяться. Тёплая волна накатывалась на душу постоянно и даже стала привычной. Лена не появлялась .  Её никто не ждал здесь, но ситуация была неправильной, не позволительной, и Наташа снова взялась за телефоны.  По телефону с надписью «Светка» молодой развязный голос заявил: « Кто её ищет? Муж? Какой у стриптизёрши муж? Ха-ха! Нет и не было никогда! На фиг её ищете? Не вернётся Ленка. Давно, наверно миллионера в Амстердаме – даме обслуживает… Хи-хи!» И снова короткие гудки.  По загадочному номеру по – прежнему отвечали  : «Турагентство!» Предлагали заманчивые туры, и вдруг, наконец-то, назвали адрес. Видимо, другая дамочка взяла трубку. Прежняя упорно отвечала: «Адрес есть в вашем буклете!»  Но прежде , чем туда пойти Наташа решилась на давно задуманный ход, который всё стеснялась произвести. Позвонив и опять услышав: «Турагентство!», она изменила голос и произнесла как можно развязнее и манернее – «Девушки нужны на работу?» В трубке вдруг щёлкнуло, что-то переключилось, зазвучала нежная мелодия, и уже мужской голос ответил: « Конечно, нужны, детка. Сообщи свои данные и страну, где хочешь работать. Условия тебе известны?» Наташа от неожиданности пролепетала: «Да! О кей, шеф! Хочу в Амстердам!» ,- и назвалась Грязновой Светкой.  Фамилия – то такая откуда выплыла! Мужчина в трубке фыркнул: «Ну приходи, коль не шутишь .»  И вдруг другим, угрожающим голосом добавил: « А если шутишь и доложишь – смотри! Мало не покажется. Вычислим!»  У Наташи похолодело внутри: « Придётся номер телефона менять. . . Боюсь  - вляпалась.» Но отступать не хотелось . Она нашла самое вызывающее мини – платье, которое купила случайно, но не носила, стеснялась. А сейчас одела и удивилась – как оно ей идёт! Похудела наверно от волнений. Накрасившись как можно ярче и вызывающе,( никогда так не красилась!), Наташа надела туфли на шпильках и пошла на разведку. Мужчины оглядывались и смотрели вслед.  Похоже – она производила фурор.
Доехав по указанному адресу,  Наташа вошла  в дверь под  яркой вывеской « Ветер странствий».
Внутри всё – как обычно – столы, компьютеры, телефоны, озабоченные сотрудницы.  Одна из них призывно улыбнулась: « Здравствуйте! Куда хотите поехать? Есть недорогой тур в Грецию.»   Наташа присела на предложенное кресло и понизив голос проворковала: « Я на работу. . . За границу. . . В Амстердам. Грязнова Света   Ваш шеф в курсе.» Видимо что-то не так сказала. Лицо сотрудницы стало  непроницаемо холодным: «Вы ошиблись адресом. Это турбюро.» «Но… Я звонила. Мне сказали – приходите.» « Вот и идите, куда  звонили! Поторапливайтесь, а то охрану позову!»  Покраснев от стыда и унижения , Наташа поспешила к выходу. Лихорадочно метались мысли в голове: « Как противно. . . Позор какой! Наверное, у них пароль какой-нибудь, а я напрямую. . . А по телефону , наверно случайно его назвала. . . Что ж я сказала тогда? Но всё равно – поздно уже. . .» - размышляя так , Наташа выскочила на крыльцо и тут, чуть не столкнулась с . . .Леной!  Сразу узнав её по фотографии, она сначала чуть не кинулась за  целью своих поисков , но, опомнившись, остановилась у порога. Лена, неся в руках какие-то документы ,скрылась за дверью. Не веря в такую удачу, Наташа  спустилась со ступеней, отошла немного в сторону и стала ждать. Вскоре Лена  вышла. Волнуясь , Наташа кинулась  к ней: « Простите! Лена!!»  Лена резко  обернулась.  На лице её метнулся ужас, но затем сменился негодованием: « Чего  тебе?! Ты кто?»  «Извините, Лена. Я. . . Вас муж ждёт и сын. . . Я мед. сестра. Хожу к ним на патронажи. . . Видела вашу  фотографию. Они вас ищут.»  Лена зло рассмеялась: « Ах, мед. сестра – ишь ты , подишь ты! Ах , патронажи – потру – наши…Ха – ха. Да новая ты его! Мне уже доложили, и тебя описали, как серую мышку. А ты – так. . .» - она окинула Наташу презрительным взглядом – « ничего себе, я думала хуже! Ну и чего тебе?  Бери, пользуйся этим недоумком!»  «Лена! Нам поговорить надо!»  «Тогда в кафе, и  с тебя бутылка!»  Они зашли в кафе, Наташа заказала всё, что захотела Лена, радуясь, что взяла деньги  с собой.  Она решила терпеть все её выпады, выходки -  беспрекословно, только бы узнать всё. Всё терпеть ради Володи и Димки, милого Димки. . .Выпив и осмелев,  Лена отпустила несколько гадких и едких замечаний и  шпилек в сторону Наташи и Володи, а затем вдруг начала откровенничать: «А кто он мне вообще?!  Ни  муж, ни сват, ни брат! Мы не расписаны, не венчаны! Что хочу – то и ворочу! Ищет он! Слабак он последний! Ни заработать ни украсть по- умному не может! Уж такой правильный! А я жить красиво хочу! Богато, интересно! За границей работать. Я танцую хорошо! Меня на работу уже в один из лучших ресторанов ТАМ приняли! А оклад! Тебе и не снилось!  Завтра уезжаю. Чудом ты меня застала.»  «А как же ваш ребёнок?»  «Только не надо мне морали читать! Мне его отпрыск не нужен! Никогда я не хотела этого ребёнка. Когда залетела –аборт хотела сделать. Он мне все направления порвал на анализы, а когда всё-таки всё –таки их сделала тайком, узнал день операции, и меня дома запер! Не пустил! Потом как-то упросил, умолил оставить. Жалела я его ещё тогда. . . Поддалась уговорам. А в роддоме решила отказаться Ну не нужен мне этот писклявый кулёк! Заявление написала. Так он к главврачихе ворвался, порвал заявление и отпрыска забрал. И меня уговорил потом к нему вернуться. Но не смогла я там долго! Не моё это – пелёнки, распашонки! Отпрыск этот орал всё время. . . Ушла я . Уеду. И не ищите меня больше. Надо тебе  - ты и возись  и со слюнтяем этим и с его отпрыском. Претензий предъявлять не буду. Всё. Точка! Адью!»  Лена, не прощаясь, легко выпорхнула из-за стола, игриво помахала пальчиками  и убежала.  Наташа , расплатившись, вышла и поспешила домой, неся в душе что-то большое, неосознанное пока. Это что-то волновало, колыхалось, заставляло сердце трепыхаться птичкой. Добежав до соседнего подъезда и нажав заветные кнопки домофона, она  вбежала в квартиру. Володя просто отпрянул – « Это ты?»- неожиданно перешёл он на «ты» -« Ты… Ты просто  невозможна…как ты красива! Слов нет. . .» Она и забыла, что примчалась в этом же, «вульгарном» наряде и макияже, да ещё и щёки раскраснелись, волосы разметались… Ох уж эти мужчины, падкие на яркое, как сороки. . . Но отражение в зеркале и ей самой понравилось. Но не до этого было. «Володя! Должна тебя расстроить!  Я нашла Лену, но она не вернётся. . .» И она рассказала о своей встрече и разговоре с Леной. Володя ответил взволнованно: « Знаешь, может быть это звучит ужасно, но я рад . Я не умею говорить красиво, но никакую женщину, кроме тебя, не хочу видеть рядом с собой.  С тех пор, как ты появилась в моей жизни, я молился, чтобы Ленка исчезла из неё навсегда. Я никогда не делал официального предложения, не знаю как это делается. . . У меня ребёнок. . .Но если ты могла бы. . .» Он не договорил, потому  что их руки переплелись, а губы встретились. Всё вокруг кружилось, мир расцветал и искрился необычными яркими красками. Едва оторвавшись от него, Наташа вскрикнула: « Мне нужно домой!» - и выбежала за дверь, благо Димочка спал и не требовал её внимания.  Прибежав домой, она попыталась успокоить бушевавшие чувства, умылась, прилегла. . . Так много всего сразу! И вдруг невыносимо захотелось обратно, туда, за равнодушную, холодную стену, к своим самым любимым и родным людям. Да! Она понимала, что будет много хлопот, беготни, оформлений самых немыслимых документов – борьбы за Димку, за его усыновление. Она понимала, что непутёвая мамаша может одуматься и вернуться, предъявить свои права. Она понимала, какие немыслимые препоны могут возникнуть на её пути, но она была готова ко всему. Она была готова бороться за своих самых дорогих и любимых людей – Володю и Димку! За стеной вдруг заплакал ребёнок. ЕЁ РЕБЁНОК! Её сын! Наташа радостно улыбнулась и поспешила на зов.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.