Мой русский дед Белавин Алексей Александрович

   
                Мой русский дед

                ( Белавин Алексей Александрович)


      Про своего немецкого деда Георга Константина Гофмана написать мне было нетрудно: надо было только напрячь свои закарузлые извилины, посмотреть старинный семейный альбом, отыскать толстенный древний фолиант с золотыми нимбами, порыться в коробке со всякими свидетельствами и сесть за комп.
Да, он мне был близок, ещё бы - первые пятнадцать лет моей жизни переплелись с его последними…
     Но был у меня ещё один близкий далёкий родственник – дед по отцу. Умер он задолго до моего рождения и кроме нескольких фотографий, не альбомных, а так россыпью, никаких бумажных подтверждений его физического пребывания на земле не имелось. Это было связано с тем, что отец, женившись на маме, переехал на квартиру, где она жила со своими родителями, а следы его той, старой жизни, затерялись.
Поэтому, рассказ мой никого не утомит ни датами, ни описаниями.
Кусочки его жизни склеены мной из скромных сведений из Интернета, нескольких, весьма тщедушных рассказов тётки и молчания отца.
     Мне известно, что родился он в семье сельских священников в Новгородской губернии.
По традиции должен был пойти или в семинарию, или в какое-нибудь другое учебное заведение, по духовной части. Но…, имея собственную волю и желание и не подчинившись отцу, он стал… математиком, получив соответственное образование в столичном городе, именуемом в прошлом, как и теперь, Санкт-Петербургом. Но то ли его пытливой мысли этого образования было мало, то ли оно не приносило необходимого для проживания дохода, но в реестре, окончивших Императорское техническое училище ( ныне Бауманку) среди прочих числится и он

Белавин Алексей Александрович Окончил ИМТУ в 1898 г. инженер-механик. Инженер по прядению на фабрике С. Морозова. Орехово-Зуево, Николаевская Мануфактура С.Морозова.

Теперь можно было жениться, обзавестись детьми и вить гнездо. Правда, дом, мебель и придаваемый в помощь для выполнения тяжёлой работы дворник, выделялись фабрикой.
Так что своё-то своим и не было. Разве что дети – трое мальчиков и две девочки. Жене, Марии Ивановне, помогала сестра Екатерина.
Алексей Александрович был в городе человеком заметным и уважаемым. Он посещал всякие собрания, заседания, был вхож во многие гостиные. А так как город был весьма просвещённым - музыка, танцы, футбол и даже пристрастие некоторых к изучению английского языка (по причине постоянной совместной деятельности с англичанами, то ли изучавшими опыт морозовцев на текстильной фабрике, то ли приглашённых с целью обучения русских), жизнь била ключом. Хорошая была жизнь, обеспеченная. Дети, как и многие другие, ходили в гимназию, изучали языки, музицировали, танцевали, увлекались футболом. По окончании гимназии они могли учиться дальше.

Многие, но не все.… Для детей рабочих образование ограничивалось школой, после которой они продолжали дело своих родителей на фабрике. Алексей Александрович обратился к Морозовым с просьбой открыть общедоступную  гимназию, где могли бы учиться все. Но хозяева фабрики его не только не поддержали, но резко осудили и рекомендовали не выдумывать всякую ерунду, не мутить рабочих.

Но дед пошёл наперекор. Задумал открыть, свою, частную гимназию. Вот тут то и было ему предложено выбирать – или фабрика, или гимназия.
Пришлось освобождать Морозовские апартаменты и искать что-нибудь своё, в наём.

Но гимназии состоялись! Сначала женская, потом мужская! Были создан Попечительский совет, найдены педагоги, часто лучшие, Петербургские. Как теперь бы сказали, нужны были и спонсоры, которые бы обеспечивали обучение детей из бедных семей.
Состоялось и это! Алексею Александровичу было важно, чтобы каждый, кто имел желание учиться, мог бы получить образование в соответствии со своими способностями и желаниями, а потом и трудоустроен.

После революции гимназия Белавина была переименована в школу, а он остался в ней работать учителем математики. Жить стало трудно. В стране – разруха, в семье – беды. Самая большая – забрали по доносу старшего сына – Владимира. Позже со стройки Волго-Балтийского канала приезжала какая-то женщина, сообщившая, что видела лично, что всю бригаду, в которой работал Владимир, засыпало оползнем, и все погибли. Умер и средний сын – Борис, от рождения слабый, болезненный. Младший сын – Александр, хоть и сдавал в институты все экзамены прекрасно, никуда принят не был по причине не подходящего происхождения.

Но и после всего пережитого Алексей Александрович продолжал жить, что означало для него мечту. Он мечтал о собственном учебнике по математике для школ. Его опыт подсказывал, что надо изменить в преподавании. Он часто сидел за письменным столом у окна, курил и придумывал задачи, сам же решал их. Его пальцы – указательный и средний от курева были жёлтыми…

После смерти Белавина Алексея Александровича прошло очень много лет. В 1992г в здании, где размещалась его гимназия, Прилуцкий Вадим Юрьевич открыл частный лицей. 

26 октября 2008 г. – в год столетия со дня открытия гимназии А.А. Белавина - на фронтоне здания была установлена памятная мемориальная доска.
 






   


Рецензии
Какие достойнейшие и благородные люди были, Нана! На них держалась Россия, да вот не уберегли. О своём деде по отцовской линии почти ничего не знаю, лишь одна пожелтевшая фотография, вот и всё.
Спасибо, коротко но ёмко написано!

Татьяна Алейникова   16.08.2011 17:03     Заявить о нарушении
Много времени за мной был этот долг, думаю, что и сейчас ещё не совсем его выполнила. Надо бы съездить в Орехово-Зуево, побывать в краеведческом музее, запросить архивы. Но пусть пока будет хоть это.
Спасибо.

Нана Белл   16.08.2011 21:12   Заявить о нарушении