Происхождение некоторых русских слов

        Происхождение некоторых русских слов и выражений     ©

                Этимология двух русских слов-синонимов

       В Италии проходит конгресс европейских филологов, специализирующихся на русском языке.
- Ещё в средние века - рассказывает докладчик из местных специалистов - на нашей реке Тибр был похищен корабль. С тех пор в русском языке появилось выражение "стибрили".
Голос из зала:
- А в Пизе у вас ничего не пропадало?

Примечание: автор не относит свой труд к филологическому исследованию - это, скорее, его шутливые версии, о чём и говорит данная вступительная часть, своего рода эпиграф к последующим "историям".


                О рождении русских слов и выражений-1
                (авторская версия)

       Слова, как и всё живое на земле, тоже зарождаются, и у них также есть свои родители. «Жила-была» в Древнем Риме богиня домашнего очага, а звали её – Вестой. И прислуживали ей в храме (там  она обреталась в тоге-невидимке) жрицы, в обязанность которых входило поддерживать священный огонь в этих, вестиных, хоромах. Избирались «горничные» из девочек знатных семей, должны были служить хозяйке почти до  бальзаковского возраста – до 30 лет, соблюдая всё это время сексуальный пост, то есть давали обет безбрачия...

       Звали служанок весталками; нарушивших обет закапывали живыми в землю (вот изверги – эти древние римляне!). У нас же на Руси таких «клятвопреступниц» наказывали по-своему – просто-напросто выдавали замуж, обзывая при этом НЕВЕСТАМИ, то есть девушками, которым было начхать на заморскую богиню (как будто у нас своих не было!). А маленькие дети, бесстыдники, даже куражились над этими бедняжками: подстерегали где-нибудь в укромном уголке со своими будущими сужеными и вопили: «Тили-тили-тесто, жених и невеста!..».

       Справедливости ради надо признать, что невесты после гулянок-застолий, обзываемых свадьбами, в первые же минуты после удаления с женихом в опочивальню некоторое наказание всё же получали, в подтверждение чего поутру родители невесты с гордостью демонстрировали гостям (гулявшим по этому поводу ещё два дня) простынку, обагрённую кровью целомудренной девы. *   
Такие «наказания», чтобы там не говорили историки, всё же намного приятней, чем у этих  живодёров – римлян...

*  Обычай этот долгие века сохранялся на Руси, а сегодня потерял свою актуальность по причине девичьей «раскрепощённости» задолго до свадьбы, но в глухомани российской всё-таки ещё встречается, как «атавизм»; автор сам был однажды свидетелем бурной радости гостей на одной деревенской свадьбе после «похвальбы» родителей невесты.


                О рождении русских слов и выражений –2
                (историческая справка)

       Для строительства российского флота (который скоро покажет этим надменным соседям-шведам, где раки зимуют, а заодно – и кузькину мать, в придачу) собрал царь Пётр со всей Расеи-матушки работничков умелых, а командирами над ними поставил всякую там немчуру, которая тем только и занималась, что ходила руки в брюки и лишь указывала на своём поганом языке русскому мужику, где и как топором махнуть, али гвоздь какой-нито вколотить; то и дело слышалось: «Hier und da, hier und da», что в переводе на нормальный русский язык означало – «Тут и там, тут и там», но расейское ухо воспринимало только звуки «хирунда», после чего понятливый народец наш сразу это басурманское словечко на свой лад переиначил, сделав собственный перевод, без толмача, – ЕРУНДА, в том смысле, что все эти заморские команды, – чушь собачья, вздор, пустяки и нелепость...

       Ну кто бы мог подумать, что у этого слова-ребёнка, привычного  русскому слуху, в «жилах» течёт немецкая кровь?!..


                О рождении русских слов и выражений – 3    

       История эта уходит своими корнями в глубокую древность, когда ещё дубасили друг дружку пАлицами, а перед тем, как дать взбучку какому-нибудь соседу, могли по-честному и предупредить: «Иду на вы!», что в вольном переводе с древне-русского на современный язык означает только одно – «Готовьте ваши задницы!». Большой чести были эти древне-русские князья - не то, что нынешние фюреры, шикльгруберы иль мишикошвили кавказские...

       Учинил такой русич, князь Игорь Святославич, в 1185-ом году поход против половцев-нехристей, но то ли их Бог оказался хитрей, то ли наш Иисус подкачал, но только кипчаки эти задали Святославичу большую трёпку. А и жил в то время грамотей, оказавшийся самым что ни на есть первым «щелкопёром» и «бумагомаракой» на Руси. Вот он взял, да и отобразил этот поход в своём «Слове о полку Игореве», но таким оказался скромником, что не только имени своего не оставил, но даже – и псевдонима. Впрочем, не исключено, что он убоялся княжеской цензуры, - уж очень крепкими словами аноним многих князей поносил...

       «Слово...»  со старославянского перевели в 1800-ом году, но поскольку переводом занимался Василий Андреевич Жуковский, в жилах которого, по матери, текла турецкая кровь, то в пересказ вкралась досадная ошибка (он хоть и считался русским поэтом, но тонкости древнего языка знал, прямо скажем, хреновато). Вот и пошло с его лёгкого пера гулять по русской литературе выраженьице – «растекаться мыслию по древу», которое стали употреблять в значении «отвлекаться, уходить в сторону от главного», а ещё позднее – «много говорить не по существу». Наши современники расширили  последнее толкование до выражения, где уже фигурировал «словесный понос»...

       Но тут Василь Андреич дал большого маху: автор древний не мог знать, во-первых, такого слова, как «мысль» (оно появится несколькими столетиями позже), а во-вторых, летописец имел в виду обыкновенную белочку, которую в его времена звали «мысью». * Об этом говорит и перечень другой живности, там же: серый волк, сизый орёл,  и в эту компанию древниий пиит включил и мысь. Так  что,  при всём уважении к другу Пушкина, следует констатировать: растекаться по древу можно только мысью. Кто видел белку, скользящую по веткам, как по воде, тот поймёт что к чему...
 
                Послесловие         

       Но не всем словам удаётся «выжить» и закрепиться в русском языке. Это хорошо заметно сегодня, когда в словарь «великого и могучего» пытаются прописаться слова-иноземцы, заполонившие особенно средства массовой информации. Надо очень не любить русский народ и его древнюю культуру, чтобы навязывать ему чужестранное: мэров (при отсутствии мэрий) – вместо градоначальников (городничих), спикера – взамен председателя палаты, сенаторов, которых у нас не может быть ввиду отсутствия сената, а есть - Совет Федерации, губернаторов, при отсутствии губерний. Чуждые русскому уху залётные словечки (кроме – последнего) зачастую простым народом не воспринимаются, когда случается нужда их употребить, и искажаются таким образом, что не улыбнуться просто невозможно. Недавно слышал по радио, как один слушатель обозвал спикера «скипером», а другой - «перефамилил» известную «бизнесвумен» (купчиху – по-старому) в «Хамакаду» (японское у нас тоже что-то не приживается)...

* Слово «мысь» сохранилось до сих пор в фамилиях с этим корнем: известная российская теннисистка Анастасия Мыскина (фамилия произносится всегда с мягким знаком, вопреки правописанию) имеет своими прямыми однофамильцами Белкиных и Векшиных (в некоторых местах белку и сегодня называют вЕкшей – слово, тоже имеющее древние корни).
   
27 сентября 2010 года


Рецензии
Познавательно. Действительно, сейчас уж слишком часто иностранные слова достают, слух режет и в первую очередь еда-гамбургеры, шницели и. т. д. Человек уже превратился в чека. Благодарю за статью! Всего вам доброго!

Валентина Григорьева 4   16.11.2019 04:42     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 254 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.