Старики вы, мои старики...

Не хвались, что ты крепок, здоров,
не хвались, что богато одет -
завтра будешь совсем одинок,
позабудет тебя белый свет.
                Анатолий Решетников

Среди прихожан собора я часто вижу разговорчивую старушку, похожую на добрую фею из волшебных сказок. Душа её, украшенная университетским образованием, когда-то щедро освещала жизнь фейерверками добрых шуток, оригинальных тостов, хороших песен, острых наблюдений над обычаями и привычками людей, творческими идеями и отточенными речами на научных симпозиумах. А теперь, на излете своего одинокого восьмидесятилетия, по неумолчной старческой болтовне и наивной доверчивости она, чистенькая и аккуратная, кажется подростком, и её разговоры всё выслушивают с добродушным снисхождением и скрытой улыбкой.

Однако сегодня лицо её испуганное и в глазах слёзы:

– Батюшка, помогите – мне нужно тридцать пять тысяч…

Интересуюсь целевым назначением этой суммы.

– Страховку внести, чтобы деньги перевели, – сбивчиво и торопливо объясняет она.

Я слушаю её речь и – плохо понимаю её. В разноречивом тумане начинаю собирать обрывки её захлебывающихся словоформ и узнаю, что уже много лет она перечисляет значительную часть пенсии на какие-то псевдолекарства, навязанные под видом социальной помощи. А сейчас некий московский следователь обратился к ней по телефону, пообещав вернуть триста пятьдесят тысяч рублей, как компенсацию за моральный ущерб. Вот только 10 процентов нужно внести вперёд, чтобы оплатить почтовый перевод!

Я тщетно пытаюсь объяснить ей, что она попала в сети ловких мошенников, но старушка не хочет верить – и умоляет:

– Следователь – порядочный человек и очень хочет мне помочь! Ну, пожалуйста, выручите…

Виновато улыбаясь, она смотрит в лицо мне; потом как-то вдруг из её светлых глаз выкатываются частые, мелкие слезинки. Мне ясно, что эта пожилая женщина больна собственным воображением… Можно ли упорядочить хаос угасающего старческого рассудка, чтоб убедить её в мошенничестве? Ведь навязчивые мысли подобны этапам развития греховной страсти, и если они не прерваны при зачатии, то происходит пленение, и уже не человек руководит мыслью, а мысль руководит им. И затем навязчивая идея закрепляется: человек начинает ей верить, а она, в действительности, – от лукавого. Это – козни бесовские, которым нельзя доверять и с которыми нельзя собеседовать, а только молить Бога о помощи. Тогда по благодати Божией и при собственном усилии мысленные демоны покинут воспаленный мозг. Но сейчас любые слова для этой старой женщины невесомы – она их просто не слышит, поэтому решаю, что старушке нужен толчок извне, какая-то символическая опора, лучше всёго – письменное свидетельство.

– Я запрос сделаю, приходите завтра.

Она верит мне и смотрит с надеждой.

– Пожалуйста… – и уходит уже без слёз.

Не бросайте стариков, жалейте,
Уважайте старость и лелейте,
Им дарите ласку и вниманье,
И любви великое признанье.

Утешайте в скорби и печали,
В час, когда сердца стучать устали,
Окружите теплотой и светом,
И не ждите скорого ответа.

Не бросайте стариков, любите,
Память об ушедших сохраните.
Сердце на заботу отзовётся,
И любовь сторицей к вам вернётся!
                (Татьяна Лаврова)

А я начинаю искать в интернете всё о мошенничестве, об обманутых стариках. Подобные подлости многочисленны и многообразны, информация о них столь обширна – и мне начинает казаться, что грязь души – это стихия, которая пропитала собою всё вокруг: стены домов, стекла окон, одежды людей, поры их тела, мозг, желания, мысли...

В людях, которые сделали ложь своей профессией, тёмные впадины душ подобны загнившим ранам. Когда, заглянув в них, увидишь грязные мысли и страстные желания, то кажется, что там, внутри, всё разложилось и гноится, как во чреве трупа. Да и люди эти представляются червями – они не слышат криков жертвы, не чувствуют слёз. Они стоят, точно каменные изваяния, и глаза их пусты, как круглые монеты, – они смотрят упорно в одну точку перед собой. Чувствуешь, что этот взгляд не может видеть ничего, кроме денег.
Несчастные! В ожидании денег, в мечтах о наслаждении быть богатыми они глотают насыщенный ядами воздух ада, и в тёмных глубинах их душ рождаются нечистые мысли, гнусные чувства, преступные желания. Хищное сверкание их изобретательного ума полно острой жажды вытянуть из карманов людей ничтожные крупицы их пенсий, – так дьявол слагает свои подмигивания в слащавые слова и этими словами настойчиво зовёт доверчивых людей к дешёвым услугам, предлагает лёгкие деньги, ненужные вещи и лекарства... Эти лихоимцы подобны болезнетворным микробам в желудке, жадно высасывающим среду своего обитания, и будет время, когда они отравят себя теми же ядами, которыми они питаются теперь! Это понятно – сатана, творец лжи, искажает душу человека и поклонившиеся ему люди не должны ждать от него милосердия к ним. Князь Ада в вечном заговоре против человека; ослепляя его, он зовёт:

– Иди сюда!

И выманивает:

– Отдай твои деньги!..

Люди идут на его зов, покупают ненужную им дрянь, смотрят на зрелища, отупляющие их, – и забывают Бога. Скорбит и молитвенно стонет душа за них – незрячих, ослепленных сатанинской ложью: «Господи, милосердием Своим покрый немощь людскую от бесов, страстей и злых человек, не позволь позабывшим Тебя загубить душу христианскую!». Но молитва моя слаба, и я, тяжко вздохнув, сортирую всю скверну, выбранную компьютерным неводом из нечистого омута человеческих страстей, отцеживаю её и придаю отловленным мерзостям бесстрастную бюрократическую форму:

СПРАВКА

По фактам неоднократных жалоб граждан установлено, что в Санкт-Петербурге действует организованная группа телефонных мошенников, обманным путем вымогающих средства у пенсионеров, пользуясь их старческой немощью и доверчивостью под видом социальной помощи. Телефонные мошенники всегда вежливы и в начале разговора запутывают людей терминами, длинными фразами о том, какую организацию они представляют. Для большей весомости своего статуса они могут несколько раз повторить слово «государственный». Мошенник старается убедить вас в полезности и верности того или иного дела. На первом этапе преступники втираются в доверие к жертве, потом её обманывают. На втором этапе появляется «спаситель», «новый друг». Как правило, он представляется авторитетной фигурой.

Предлагая медикаменты, льготное лечение или иные социальные услуги, преступники всегда предлагают внести некий залог, передать код активации карты оплаты или иным другим путем требуют финансового взноса. Мошенники указывают несуществующий адрес, телефон и факс, по которым с ними можно связаться. На мобильном всегда включается голосовая почта, а центральный офис фирмы находится в другом городе, чтобы жертва (ею обычно оказываются люди пожилого возраста) не могла навести о нём подробные справки.

Далее потерпевшему обычно звонит мужчина, представляясь сотрудником арбитражного комитета, следственного управления или прокуратуры под вымышленными именем. Он сообщает, что начался судебный процесс по факту мошенничества и потерпевшему причитается сумма компенсации морального вреда как многократному покупателю. Затем для получения этой суммы предлагается написать на них доверенность и оплатить страховку за перевод суммы компенсации, так как «их офис находится в Москве». «Сотрудник» даёт свой номер телефона, но обычно добавляет, что «дозвониться по нему крайне сложно, так как он очень занятой человек». Телефоны мошенников многократно меняются в течение года.

Иногда мошенники звонят и представляются сотрудниками Пенсионного фонда, сообщая о том, что пенсионерам полагается крупная сумма денег в связи с приближающимся юбилеем, однако, прежде чем получить её, необходимо перевести определенный процент от этих денег, так называемый налог на доход, на указанный мошенниками банковский счет. После акта передачи денег мошенники оставляют фиктивный телефон и адрес, куда следует обратиться для получения вознаграждения.

Для организации скорейшей систематизации всех сведений о потерпевших, принятия законного решения по каждому случаю мошенничества всем гражданам, пострадавшим в данной ситуации, необходимо обратиться в ГУВД города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.


Справка готова. По-кошачьему урчащий принтер высовывает из широкой пасти свой бумажный язык, словно улыбаясь и дразня меня. Омываю взглядом рождённые в его электронном чреве ещё тёплые строчки, раздумывая, что добавить, – и размашисто подписываю….

Наступает следующий день. Я знаю, что обида и несправедливость тяжелы каждому человеку, каждый печалится о потере утраченного – и жду этого. Раздаётся осторожный стук в дверь. Старушка почему-то закраснелась, прикрыв руками большую хозяйственную сумку, её круглое и мягкое, очень интеллигентное лицо осветилось сконфуженной улыбкой. И улыбается она неуверенно и заискивающе, как будто не зная – можно улыбнуться или нет.

– Извините... ответ... пришёл?

Потом она, покачиваясь и опустив глаза, с осторожностью берёт мою бумагу, медленно читает и – благодарит. Ни слёз, ни истерики… Облегченно вздыхаю – и молюсь, чтобы в душу ей пришла благодать и бесы отступили, не заразив её лихорадкой злости и недоверия к людям, чтобы ей в душу пролился свет, мир, тишина, ясность, чистота.

Старики, Вы мои старики,
Дайте Вас я сейчас расцелую,
Что осталось у Вас? – Две руки.
Дайте руки, я их поцелую.

Я хочу, чтоб Вы жили всегда,
Не болели и счастливы были,
Я за нежные Ваши сердца
И за руки, за руки святые.

Вы все делали только для нас,
Не жалели ни сил, ни здоровья,
Я б при жизни сделал для Вас
То, что в жизни назвали здоровьем.

Вы б летали, ходили, гуляли,
Наслаждаясь на свете прекрасным,
Отдыхали б в хороших местах,
Не искали бы больше «согласных».

Старики Вы мои старики.
Разрешите, я Вас поцелую.
Приношу Вам поклон от души
Ваша жизнь меня очень волнует.

Старики. Вы мои, Старики
Ещё раз..., я Вас крепко Целую
Я люблю Вас! Мои Старики.
И по Вас, каждый день я тоскую.

Старики, Вы мои, старики.
Разрешите, я Вас расцелую
Я за крепкие ваши сердца,
И за душу за Вашу святую.
                (Василий Барсов)

Удивительно и чудесно, когда человек свой родной и близкий оказывается в своё время и на своём месте!  Человек близкий нам  везде и всюду, только надо самому быть свободным, сильным, здоровым душой. Может быть, и мой маленький вариант милосердия, развеявшей томящую тоску по доброму человеку и страх старческого одиночества, есть проявление чудесного попечительства Божьего о труждающихся и обременённых?

Прощально поклонившись, старушка скрывается в серой дымке собора. Её маленькую круглую головку красивым нимбом украшает венчик седых кудрей. Я смотрю ей вслед и грустно думаю: неужели в этом мире без хитрости, без обмана – никак нельзя прожить?

За окном бесится яростный осенний ветер. На карнизе уныло прижался одинокий голубь; где-то высоко, раздражая слух, гремит кровельный лист; кажется, что сердце умирает под мелкой, холодной пылью людских грехов…

2011


Рецензии
Великолепная идея с "официальной" справкой!
Спаси Вас Господи, дорогой отец Сергий!

Андрей Силов   08.04.2019 07:06     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.