ДЯДЯ

               
Мой дядя самых честных правил.   Когда в не шутку занемог, он уважать себя заставил….
Почему-то эти строки из Евгения Онегина  пришли мне на ум, когда я смотрела на своего дядю. Он лежал на кровати, бледный и худой. Желтая кожа обтягивала  широкие скулы, когда-то густые волосы, почти все вылезли. Лицо сморщенное. Он был таким беспомощным и слабым.  Где-то в глубине души зашевелился червячок жалости. Я еще раз посмотрела на дядю и пошла, подогревать обед. Вдруг в след мне раздался грубый, хриплый голос:
- Ну, ты, шалава! Подь сюды. Да пошевеливайся.
Дальше шла нецензурная брань. Я подошла к дяде.
- Чего уставилась, жрать давай! Вот лишу тебя наследства, будешь знать, - зло прохрипел он.
Я, молча пошла к кухне. А в след мне неслось
- Проститутка. Шевели граблями. Совсем голодом замучила.
Поставив на поднос тарелку, я понесла ее дяде. Подложив подушки, посадила его  и  хотела покормить, но только поднесла ложку ко рту, как он выбил  ее из моих рук и опрокинул тарелку мне на колени.
- Дура, идиотка! – закричал он, – совсем  спятила? 
- Что случилось?- испуганно  спросила я.
- Что случилось, что случилось? – зло передразнил дядя. – Кипяток. Что?! Издеваешься над больным?
 Я  молча смотрела на него. Червячок жалости, недавно ворочавшийся в моей душе, забился в самый дальний угол.
-Что смотришь? Давай корми.
Я принесла новую тарелку супа и стала кормить дядю. Он ел и зло смотрел на меня.
-А теперь холодный совсем, - проворчал он.
Поев, дядя пришел в хорошее расположение духа.
- Дай мне рюмашечку,  - потребовал он.
Ничего не говоря, налила маленькую рюмочку и протянула ему. Опрокинув, он одним махом выпил, крякнул от удовольствия и запустил рюмкой в меня.  Я привыкшая к его выходкам, ловко увернулась.
- Еще, - приказал он.
- Больше нельзя, доктор запретил,- ответила я.
- Ах, ты, шлюха! Ты мне еще перечить будешь! Да пошли вы со своим доктором…
 Я вышла из комнаты. А вдогонку мне  неслась такая ругань, что вяли цветы на подоконнике. Минут десять он ругался. Потом затих.  « Пора давать лекарство», - подумала я.
 Тихонько войдя в комнату, увидела бледного, корчившегося от боли дядю, и опять в моей душе проснулся червячок жалости. Дав таблетки  и сделав укол, подождала, когда утихнет его боль. Лекарство подействовало быстро, и дядя уснул.
Лицо его стало спокойным, злость ушла. Передо мной лежал просто немощный, больной старик. Глядя на него, не скажешь, что несколько минут назад, этот человек извергал потоки ругани и злобы. Сидя в кресле, я смотрела на дядю и предо мной мелькали картинки всей моей, такой не долгой, жизни. Назвать ее несчастной  -  не могу. До десяти лет я жила с папой и мамой.
Папа… папочка, как я его любила. Всегда вспоминаю его  веселые, чуть озорные глаза и теплые, ласковые руки. Приходя с работы, он целовал маму и брал на руки меня.
- Что нового у моей девочки? – Спрашивал он, и хитро подмигивая, продолжал, - какие подвиги ты сегодня совершила?
 Подвигами он называл мои проказы.
Однажды, прибежав с улицы, я увидела  заплаканную маму.
- Мамочка, почему ты плачешь, - спросила я.
Мама крепко прижала меня к себе и чуть слышно произнесла:
- Нашего папы больше нет.
Сразу я не поняла, что это такое : « Нет папы». 
На кладбище, я стояла как замороженная. Молча наблюдая за происходящим. Мне казалось, что это происходит не со мной,  что  все это наблюдаю со стороны. Но когда гроб стали опускать в могилу я бросилась к нему и чуть не упала в эту страшную черную яму. Меня подхватили чьи-то сильные руки, а я вырывалась и кричала:
- Папа, папочка! Зачем вы его кладете в эту холодную яму! Ему там будет холодно и темно!                Что было дольше, я помню смутно. Зато когда появился в нашем доме дядя, я запомнила на всю жизнь. После смерти папы прошло около полугода.
Раскрасневшаяся, мокрая, я влетела в дом и  застыла на пороге.
- Ну и что стоишь как мумия? – грубо спросил меня дядька, - Где ты шаталась? Матери помогла бы лучше. Видишь ей тяжело одной тебя тащить.
- Мамочка, кто это? – со страхом спросила я. – Что он здесь делает?
Но мама ответить не успела.
- Я твой дядя, - опередил он ее, - буду здесь жить. Матери твоей помогать из тебя человека делать. А не будешь слушаться, вот ремень, - показал он.
- Она послушная девочка, – заступилась за меня мама.
- Будешь встревать, и тебе достанется, - зло  гаркнул дядя.
С тех пор наша с мамой жизнь превратилась в каторгу. Дядя избивал меня за малейшую провинность. В школе,  зная его крутой нрав, мне не ставили двойки. И хотя я училась очень хорошо, бывало, не успевала приготовить какой-нибудь урок. Не из-за лени, а потому что дядя так загружал меня работой, что я засыпала прямо за столом или, где-нибудь в  углу. Мама укладывала меня в постель, после того как заснет дядя.
Бил он и маму. Сначала потихоньку, когда я была в школе, а потом и при мне. Однажды он ее так избил, что мам попала в больницу. Там она сказала, что упала с лестницы, а дядя каждый день ходил в больницу. Носил апельсины и яблоки и все в один голос твердили ей:
- Какой у тебя внимательный и заботливый брат.
Знали бы они правду! Потому что в один день он избил маму так, что  через несколько часов она умерла. Дядя тогда исчез из дома. Милиция не поверила мне, подумала, что я просто наговариваю на него, потому, что он строг со мной. Маму  хоронила я и соседка ,тетя  Клава.
Дядя появился через несколько дней после похорон, и  у меня началась и без того ужасная жизнь. Я боялась  дядю до дрожи. Как-то вечером он позвал меня в свою комнату. Войдя в комнату я увидела его в одних трусах, я отшатнулась к двери.
- Ты уже взрослая девочка и теперь мы будем спать с тобой вместе, - сказал он довольно ласково, - если будешь меня слушаться, я не сделаю тебе больно.
Он стал медленно приближаться ко мне . Как я убежала из дома и очутилась рядом с квартирой своей подруги – не помню. Помню, как тетя Наташа  укутала меня и напоила горячим чаем. На улице была поздняя осень, а я прибежала к ним в одном легком платье. На следующий день, тетя Наташа купила мне билет и отвезла меня к бабушке. Мне тогда было чуть больше двенадцати лет.
С бабушкой мы прожили пять лет. Она умерла, когда я только поступила в университет. Эти года я вспоминаю с теплом.  Веселыми, хотя и трудными были и года учебы. Бывало, я по два-три дня седела голодная, но зато меня, ни  кто не мучил и не бил.
 Вот и закончилась учеба, я пошла работать. Жить стало легче. Но как то,  на пороге моей комнаты появился дядя. Я его сразу и не узнала и очень испугалась. Передо мной стоял желтый, сморщенный старик.
- Ну, вот я тебя и нашел, - сказал он слабым, скрипучим голосом. – Я сильно болен. Ты обязана за мной ухаживать, ведь я тебя вырастил и выкормил.
У меня от возмущения пропал голос. 
-  Вырастил?! Выкормил?! Уходи, - процедила я сквозь зубы, - уходи по-хорошему или я вызову милицию.
Он  посмотрел на меня, взгляд у него был как у побитой собаки, и медленно вышел. Мне стало до слез его жалко.  Ведь передо мной был не тот грозный, самоуверенный мужчина, а больной, несчастный старик.
- Стой! – крикнула я.
С тех пор я переехала жить к нему.  Вернее это была квартира моих родителей, но дядя считал ее своей.  Вот уже месяц я ухаживаю за дядей, а он как всегда пытается командовать. Но врачи говорят, что ему осталось не долг жить.


Рецензии
Жуткий дядя, еще и педофилом оказался, хорошо, гл героиня вовремя сбежала и все у нее в жизни сложилось и это хорошо.

Татьяна Осипова Величкина   24.10.2016 20:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.