Фамилия не позволяет. Друг. Отражения

                ФАМИЛИЯ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ
                Посвящается Айрату Ягудину

Однажды летним утром брат мой и его сын собрались ехать в лес. Предстояла заготовка дров на зиму. В коляску мотоцикла положили бензопилу, продукты, два топора. И в путь. Но. Только успели они выехать за околицу, как начался проливной дождь.

- Одежда наша тут же промокла насквозь, - рассказывал потом брат за чашкой чая. – Дорога стала скользкой, и мотоцикл начал описывать какие-то немыслимые зигзаги. По логике вещей, надо бы вернуться. Но нельзя. Фамилия не позволяет. Делать нечего – едем. Как-то доехали до леса. Развели костёр. Думаем, подсушим одежду и за работу. Куда там, дождь и не собирался перестать. Начали валить деревья. Работа закипела. Пар с нас идёт как с кипящего самовара в холодную погоду. И так целый день. Только к вечеру, когда мы собрались домой, небо прояснилось. Едем обратно. Я газую, стараясь выжать из мотоцикла всё, на что он способен. Еду, не разбирая дороги, лишь бы не застрять. Где-то с ходу преодолеваю ручейки, перепрыгиваю ямы, делаю крутые виражи. Только брызги летят из-под колёс, да ветер хлещет в лицо, да бешено ревёт мотор… И тут, слышу, сын, не в силах скрыть восторг свой, кричит с заднего сиденья: «Ну, папа, ты даёшь! Прямо как на мотогонках!»

- Нет, вы представляете?! – сказал брат, начиная сильно волноваться. – Да я бы ради этих слов сына… не то что в воду, не то что в огонь…

Тут он осёкся. Глаза его увлажнились. Наступила тишина. Слышно было только жужжание пчелы на окне да кудахтанье кур во дворе…

- Мама, налей-ка мне чаю, да погорячей, - сказал брат, вдруг светло улыбнувшись. Протягивая через стол чашку, другой рукой незаметно смахнул слезу.


                ДРУГ
                Посвящается Рашиту Зайлялову

Там, в далёкой тайге, не на шутку разыгралась пурга. Аэропорт райцентра, куда мы должны лететь, закрыт на все замки. И нам с другом остаётся только шутить да придумывать эпиграммы на сложившуюся ситуацию, дабы не впасть в отчаяние.

Но вот выясняется, что можно лететь в соседний район. Ну что ж, думаем, нам не привыкать. Увидеть новые места, познакомиться с новыми людьми – не такая уж малая плата за неудобства в пути. И летим, чтобы только улететь.

Прилетев в маленький, заваленный снегом аэропорт, узнаём, что можем лететь дальше. Встаём в очередь за билетами. И тут подходит к кассе девушка. Мы, будучи в приподнятом настроении, как джентльмены, пропускаем её вперёд. И зря! После неё остаётся всего один билет.

Друг, конечно, хочет отправить меня, а я – его. После долгих споров мне всё же удаётся убедить его, что должен лететь он. Главный мой аргумент: его деревня два раза дальше моей.

…«Вот и отлично, – думал я, провожая взглядом набирающий высоту самолёт, – не всегда же только мне ходить в должниках».

За что же я ему должен? За всё, что он давал мне за годы нашей дружбы. Я учился у него быть уверенным в себе, верить в лучшее, что во мне есть. Учился серьёзным размышлениям о жизни, изложению своих мыслей на бумаге, стараясь писать достойные его ума письма. А я ему что давал? Мне кажется, ничего. Поэтому я и обрадовался представившейся возможности хоть что-то сделать для него.

Переночевав в покосившейся, но тёплой избе одной доброй старушки, на следующий день я летел над бескрайними просторами тайги, сверкающей мириадами снежинок-звёзд. Я был так горд своим вчерашним поступком, так весело смотрел на бегущего под нами лося…

И вдруг меня осенило. Он же опять обвёл меня вокруг пальца! Опять заставил меня гордиться собой, своим поступком, взяв на себя всю тяжесть угрызений совести, чувства вины. И вновь он на высоте, вновь я ему должен.

Как же мне тогда расплатиться с ним?

Этот вопрос, время от времени всплывая в памяти, не давал мне покоя… До тех пор, пока в один прекрасный день не получил от друга приглашение на свадьбу. На открытке, пониже основного текста, была приписка, понятная только мне и ему: «А знаешь, кто нас познакомил? Помнишь пургу, таёжный аэропорт, один билет на двоих, девушку в очереди?..»

«Вот так! – воскликнул я тут. – Попался? Мы в расчёте?»

Постой! Это я опять горжусь собой?..

Да ну его, этот расчёт. К дружбе он, видимо, не имеет никакого отношения.

      
                ОТРАЖЕНИЯ

Ничего ещё не произошло. Он всего-навсего зашёл в автобус. За ним с грохотом захлопнулась дверь, и автобус тронулся с места.

Но тут он увидел её. Она сидела, повернув голову к окну.

Странное ощущение овладело им. Будто уже были в какой-то другой жизни и этот автобус, и эта девушка, и она так же сидела, задумавшись, у окна. В тот раз он, как помнит, стоял и смотрел, не смея шевельнуться, на качающийся завиток её волос, на открытые плечи, на руку, так грациозно лежащую на спинке переднего кресла. Затем, как во сне, видел, как она встаёт, идёт к двери, выходит из автобуса… А он всё стоял, не в силах оторвать от неё взгляда. И так и уехал, будто у него были более важные дела.

«Хочешь повторения той же ситуации?» - одёрнул он себя. И направился к девушке. И сел на свободное место возле неё. Сел так, что коснулся плечом её плеча. Она не отодвинулась. Автобус качал их, и они так и сидели, чувствуя тепло и нежность друг друга.

«Как же мне с ней познакомиться? Что сделать, чтобы она хотя бы посмотрела на меня? Может, она думает сейчас: «Что же он молчит, не мне же первой заговорить». От какой же мелочи зависит вся дальнейшая судьба: от одного не сказанного слова, от одного не брошенного взгляда».

Автобус нырнул в длинный тёмный тоннель. В стекле окна он увидел её задумчивые глаза, почувствовал запах её духов. Еле удержался, чтобы не обнять её.

Осмелев в темноте, он спросил:

- На этом автобусе я попаду куда-нибудь?

Она обернулась. Очаровательная улыбка осветила её лицо. После небольшой паузы ответила:

- Да, конечно, вы не ошиблись, это тот самый автобус.

Не предполагая в ней такой бойкости и чувства юмора, он засмеялся.

Он начал всматриваться в отражения на стекле, искал там себя. Но, сколько ни всматривался, так и не нашёл. Рядом с девушкой сидел какой-то старик. И в упор смотрел на него.

На следующей остановке девушка вышла. И зашагала по горячему асфальту. Он видел: парень, проходя мимо неё, улыбнулся ей. В ответ и она улыбнулась. Но и только. Их дороги, не успев соприкоснуться, стремительно уходили в разные стороны. И они навсегда теряли друг друга, будто кометы, разминувшиеся в безграничных просторах вселенной.
    


Рецензии
Красиво и верно все описываете. все знакомо: и дрова пилил, и на мотоцикле крутился по грязи. На самолетах летал всяких. С людьми разными разными общался- в основном с хорошими и со сколькими разошлись как кометы. А жаль. Может они тоже были очень хорошие люди? Автору спасибо. Читал, а вспоминал свое.

Владимир Лыгин   19.05.2013 20:26     Заявить о нарушении
Владимир, этот рассказ - реальная история, кроме самого конца, который придуман для заострения ситуации. Мы с другом летели тогда (1974-76 годы) с Уфимского аэропорта, на "кукурузнике", в Караидель (мы работали там после окончания Уфимского пединститута учителями). В тот раз из-за непогоды пришлось лететь через Дуван.
Да, со многими хотелось бы договорить. Где вы теперь: Тамара Христенко, Мунавар, Татьяна Михайлюк, Ильдус, Дамир?..
Правда, с другом, о котором речь в рассказе, мне повезло. Мы с ним видимся каждый год, когда я еду на свою родину в Кугарчинский район. Он живет в Уфимском районе, я у него ночую несколько дней и еду дальше.
Спасибо, Владимир, за внимание к моим публикациям.

Марс Ягудин   20.05.2013 10:09   Заявить о нарушении
К сожалению, Марс все большие и малые аэродромы Башкирии давно прекратили свое существование.Жаль. Зато из Уфы половина из всех рейсов чартеры за границу.

Владимир Лыгин   20.05.2013 10:51   Заявить о нарушении