После бури и дождя... Часть 12

Во время вступительных экзаменов в медицинский институт я познакомилась с Марией и Павлом. Невысокого роста, худенькая, застенчивая, рыжая девчонка и огромный, крепкий чернявый парень, похожий на медведя. Как-то так получилось, что мы сразу стали держаться вместе. Вместе сдавали экзамены, вместе поступили и вместе учились в институте. Пашка жил недалеко от меня, а Маша была приезжей и жила в общежитии института. Мы часто потом пытались вспомнить, как произошло наше знакомство, но у нас ничего не получалось. Было такое впечатление, что мы сразу поняли, что нам надо быть вместе, просто сошлись в одной точке и уже далеко друг от друга никогда не отходили. Группа у нас была дружная и веселая. Все часто собирались у меня дома, больше собраться было негде. У тех, кто жил в городе, дома были родители, братья, сестры, бабушки с дедушками, у тех, кто жил в общежитии, тоже особо не разгуляешься, а у меня никто не мешал. Машка часто оставалась ночевать у меня, а на втором курсе перебралась ко мне жить. Пашка бывал у нас каждый день, мы вместе занимались, вместе отдыхали, вместе подрабатывали. В институте нас по отдельности не воспринимали, и если кто-то встречал оного из нашей троицы, обязательно спрашивали о двух других, которых не было в настоящий момент рядом.

Иногда наша троица проводила время дома у Пашки, его мама Светлана Васильевна полюбила нас с Машкой как родных. Ей нравилась наша дружба, нравились наши добрые, теплые отношения. Мы любили поболтать с ней про жизнь. Эта милая женщина обожала своего Пашку, которого она растила одна, без мужа, и в которого смогла вложить много хорошего.
Конечно же, меня не забывал дядя Саша. Он сразу познакомился с моими друзьями, постоянно интересовался нашей успеваемостью в институте. Устроил нас к себе в клинику на работу.

Каждый вечер он делал «контрольный звонок» по телефону, я должна была доложить о том, что произошло за день. Частенько трубку снимала Машка, и тогда докладывать приходилось ей. Мы подсмеивались над этими «контрольными звонками» дяди Саши, но всегда беспокоились, если система контроля по какой-либо уважительной причине давала сбой.

Когда появлялась возможность, я уезжала в поселок. Сначала ездила одна, а потом Машка с Пашкой попросили, чтобы я взяла их с собой, и как-то так получилось, что это место им тоже стало родным. Приезжая туда, мы много времени проводили в Усадьбе, помогали Тамаре Викторовне, занимались с ребятами. Помогали Дине нянчиться с ее дочкой Дашей. Летом подрабатывали в совхозе. По вечерам бегали в клуб на танцы, потом гуляли до рассвета, а когда добирались до постели, то никак не могли уснуть.

Постоянно болтали с Машкой о будущем. Как будем жить, за кого выйдем замуж, сколько детей у нас будет, как мы их назовем. В общем, мечтали о женском счастье.

-Варя, скажи, тебе Пашка нравится?

-Конечно, нравится, Маш, ну разве наш Пашка может кому-нибудь не нравиться.

-Ты не поняла, о чем я тебя спрашиваю.

-А о чем ты меня спрашиваешь?

-Как ты к нему относишься, как к мужчине? – Машка опустила глаза, а потом совсем отвернулась и стала смотреть в окно.

Я подошла к ней развернула ее к себе и увидела, что она плачет.

-Почему ты спрашиваешь меня об этом? Что-то случилось?

-Ты ведь понимаешь, о чем я тебя спросила, ответь мне, пожалуйста, для меня это очень важно.

-Я очень люблю Пашку, я люблю его, как можно любить родного брата. Маш, ты последнее время стала избегать его, я это заметила, правда, не сразу поняла, что случилось, ты стала бояться оставаться с ним наедине, ты любишь его, да?

-Да, Варя, я его люблю. Ты извини, что я тебе все это говорю, но мне кажется, что он неравнодушен к тебе, поэтому я и спросила тебя о твоих чувствах.

-У меня к нему только те чувства, о которых ты знаешь, я тебе не соперница. Вы с Пашкой для меня родные люди, и я надеюсь, что так будет всегда, как бы ни сложилась жизнь. Я вас очень люблю. А Пашке, наверное, ты должна сказать о своих чувствах.

-Нет, Варя, я подожду, пока он сам сообразит, что к чему.

После этого разговора я стала часто оставлять Машу и Пашку вдвоем. Каждый раз, когда Паша приходил к нам, я находила причину исчезнуть из дома, а если планировался какой-то выход в люди, я под разными предлогами старалась не ходить с ними. Потом Пашка что-то заподозрил и потребовал объяснений, конечно же, я не выдержала и проболталась, взяв с него слово, что Маша ничего не узнает.

-Паш, а ты сам-то как к Маше относишься? – спросила я его.

-Знаешь, Варь, одно я давно понял точно, что одна из вас станет моей женой, правда, никак не мог понять, кто бы это мог быть. Когда ты стала оставлять нас с Машкой вдвоем, я решил, что у тебя кто-то появился, потом понял, что ты оставляешь нас с какой-то целью. Я большой, толстокожий, и до меня туго доходят ваши девичьи штучки, хорошо, что ты мне все объяснила. Машку я не обижу и ничего ей о нашем разговоре не скажу, не бойся. Только обещай больше от нас не бегать, я с Машкой объяснюсь, и все станет на свои места, договорились?

-Договорились, Паша. Ты только поаккуратнее с ней, она заслуживает внимания, ласки и нежности. А то ты как бизон толстокожий, мы для тебя друзья-товарищи, отличные парни.

-Все будет хорошо, сестричка, не волнуйся.

Но я все-равно волновалась. Дня три ничего не происходило, а на четвертый день Машка сообщила мне, что Пашка и Светлана Васильевна приглашают нас к себе в гости.
Когда мы вошли в их квартиру, я сразу все поняла. Все семейство было при параде, цветы, роскошный стол. Машка очень растерялась, но Паша быстро взял ее в оборот и за торжественным ужином сделал ей предложение выйти за него замуж, конечно, было подарено колечко и прозвучало признание в любви, Светлана Васильевна всплакнула на груди у будущей невестки. Свадьбу решили сыграть через два месяца.

В то время мы уже окончили институт и получили распределение в клинику дяди Саши, где он был главным врачом.

Свадебное платье для Маши мы сшили сами. На свадьбе было много гостей. Из Усадьбы приехали Иван Иванович, Дина, Фёдор и Мишка. После свадьбы Маша переехала жить к Павлу, а я осталась одна в своей большой квартире. Дома бывала редко, в основном пропадала в клинике, работа нравилась.

Продолжение http://www.proza.ru/2012/03/12/2062


Рецензии
Это Ваша жизнь, Светлана.
А я вот, наверное, больше, чем Вы, любил своих Машек и Пашек, своих друзей детства и юности...

Лео Киготь   06.04.2012 19:46     Заявить о нарушении
"Это Ваша жизнь, Светлана." Не поняла это вопрос или утверждение. Это не моя жизнь. Это жизнь Варвары, я просто про неё написала.

Светлана Жаворонкова   06.04.2012 19:50   Заявить о нарушении