Бабка Марфа

Бабка Марфа слегла три дня назад. Она лежала в своей хате. Вокруг ходили женщины, которых она не узнавала. Её пытались кормить, но вкуса еды она  не чувствовала,  хотелось постоянно пить. Из всего, что ей говорили, она понимала только слова «испей водички».  Периодически проваливаясь куда-то, она снова возвращалась назад, в свою хату. Чем чаще возвращалась, тем больше ей хотелось остаться где-то там, где было спокойно и совсем тихо. Там были муж Степан, и сыновья Василий и Пётр. Она их видела и даже говорила с ними, но когда возвращалась обратно, не могла вспомнить их лиц.

К губам поднесли очередную кружку с водой, и она вдруг вспомнила, как ездила в гости к своему младшенькому сынку Петеньке. После войны Петенька остался служить в армии, дослужился до майора и пригласил мать приехать к нему в город Ригу. Сопровождать старушку было некому, поэтому родственники посадили её в поезд, и она поехала в Москву. В Москве её встретили родственники  жены сына, перевезли на другой вокзал  и отправили в Ригу.

Когда поезд останавливался на какой-нибудь станции, Марфа качала головой и, глядя в окно, повторяла одно и то же:
-Куды ж люди едуть?  Куды? Ну, я-то к сыну, а люди то куды?
Пассажиры улыбались.

***
-Мам, поехали, мы тебе покажем море, - предложил Пётр.
-Ой, сЫночкя, а шо ж это такое? – спросила Марфа. Грамоты она не знала,книжек и газет не читала, всю жизнь прожила в своей деревне, никуда дальше районного центра  не выезжала.
-Это такой большой пруд, - попытался объяснить ей сын.
-А на шо ж он мне, пруд-то?
-Просто посмотришь. Море очень красивое, погода сегодня ясная. Погуляем по берегу.

Чтобы вывезти мать на море, Петя взял в части машину. Ехали долго. Марфа смотрела по сторонам из окна автомобиля и, не переставая, крестилась.

-Мам, ты чего всё время крестишься? 
-Ой, страсть, сЫночкя! Дома большие, как же в их люди живуть? Это ж страсть, что такое, по головам друг у дружки ходють.  А как сверху-то попадають?  Ой, страааасть! – Марфа снова перекрестилась.

-Что ты, бабушка, не  могут люди упасть, дома эти крепкие, - попытался успокоить Марфу внучок, Сашенька, - в Москве дома ещё выше, чем здесь. Ты видела, какие дома в Москве?
-Ни чё я в вашей Москве не видАла. Чужие люди встрЕнули, повезли куда-то, страсть одна. Боялась, что бросят меня посередь этой страсти и пропаду я одна-одинёшенька. Спасибо Господу, довезли, в поезд посадили, а тут уж сЫночкя мой родный встрЕнул, - Марфа снова перекрестилась и погладила  внука по голове.

Пока ехали, бабка Марфа пыталась представить себе  большой пруд, который называют чуднЫм названием-море.

-СЫночкя, а шо ж тут все голые ходють?  И бабы голые и мужики, срам то какой. Вот бы их всех крапивой отстегать, - качая головой из стороны в сторону, шумела Марфа.

-Мам, они сюда отдыхать приехали:  загорать, купаться. Сейчас поближе к морю подойдём, там людей ещё больше будет и тоже все раздеты.

-И шо ж, так вот цельный день и валяются тут на земли?  Вот бы их ко мне на огород, или на колхозное поле. Да-а-а, у нас  в деревне голым много не наработаешь. 

-Отдыхают они. У кого-то  отпуск, у кого-то выходной день. И не совсем они голые. Пойдём лучше к воде, - Пётр взял мать за руку и повел через пляж.

Марфа с трудом пробиралась между лежащими на пляже людьми. Идти по песку было трудно. Снять свою брезентовую обувку и чулки, связанные из овечьей шерсти, она отказалась. Опять же сильно мешала юбка, достающая до пят. 

-СЫночкя, а где ж моря-то? Долго еще до неё идтить?
-Так вот же оно, смотри, вот уже вода, совсем рядом.

Марфа остановилась, посмотрела  на воду, которая то подбегала к её ногам, то убегала назад, потом вгляделась вдаль. Синяя вода тянулась до самого неба. Там, далеко, земли  не было видно.   

-Мо-о-ря-а-а! Больша-а-я-а-а! И земли-и не вида-а-ать. Кончилася земля-а-а. Господи-и-и, край земли-и-и, - нараспев сказала Марфа, крестясь и шепча молитву.
-Есть там земля, только очень далеко, не видно отсюда, - успокоил Марфу сын, - Ты подойди, попробуй морскую воду на вкус.

Марфа подошла к самой воде, зачерпнула ладонью и попробовала  воду.
-Ой, сЫночкя-я-а-а, так она ж солёная-я-а-а! – снова пропела Марфа, -  Это в такой море селёдки живуть?

Бочки с селёдкой привозили в деревенский магазин. Бабка  Марфа любила селёдку с отваренными картохами  и  с хлебом, который пекла сама. 

Еще раз, зачерпнув морской воды и снова попробовав её, Марфа сделала вывод:
-Это она от селёдки солёная.
Сын не стал спорить с матерью, от селёдки, так от селёдки.

Возвращалась Марфа домой тем же маршрутом. В Москве её снова встретили и перевезли на другой вокзал. В поезде ехали студенты. Узнав, что бабка Марфа не умеет читать, начали задавать ей вопросы.
-Бабушка, а  ты деньги знаешь? – спросил вихрастый мальчонка.
-Знаю, сынок.  Деньги я хорошо знаю.
-А как же ты их различаешь?
-Так они ж разные: красненькие, синенькие, рупь-тот  жёлтый.  Деньги я хорошо понимаю.
-А монетки, они же почти одинаковые?
-Что жёлтенькая и малёхонькая, то копейка, две копейки поболе, беленькие так же, что помене, что поболе.  Тут грамота не нужна.

Когда бабка Марфа вернулась в свою деревню, она долго рассказывала всем, как ездила в гости к сыну. Рассказывала про большие дома  и солёную воду в большом пруду, который называется море. И что в этой самой море живет селёдка.

***
-Ты чего не пьёшь воду-то, Марфа? Попей, может, полегчаеть, - Бабка Марфа почувствовала, как к её губам поднесли кружку, и сделала глоток.

Ей стало неуютно в своей хате, захотелось попасть туда, где она видела своих мужиков.

Мужа Степана и старшего сына Василия забрали на войну. Не вернулись они, сгинули, и никто не знает, где их могилки. БрАтка Ефим много раз ходил в военкомат, но там ему ничего не сказали. Нет никаких вестей и всё тут.  Пётр тоже пытался искать сведения о батьке и старшем брате, но следов, видать, не осталось. Да и сколько сгинуло  людей в войну, где ж найти их могилы? А теперь и Петра уж нет, умер он, а годочков ему было всего 48. Только бабка Марфа продолжала жить, не забирал её Бог, на  тринадцать лет пережила она своего младшенького.

Вдруг в её хате будто загорелся яркий свет. Марфа отчетливо увидела около своей  кровати куму Параску, крестницу Катерину, племянницу Натаху  и бабку Зину, что жила в соседней  хате.
-Вы, чего тута делаете? – прошептала  бабка Марфа.
-Катерина, она шепчет чавой-то. Послушай, можа чё хочет? – толкнув в бок Катерину, кума Параска, указала на Марфу, дай ей ещё водички испить.

Катерина снова поднесла кружку. Бабка Марфа с жадностью выпила всю воду:
-Солёная! – громко сказала бабка Марфа, - Это она от селёдки, солёная.

-Не пойму, чаво говорить? – Параска удивлённо смотрела то на Марфу, то на Катерину.
-Вода, говорит, солёная от селёдки. Отходит она. Отец мой, перед смертью тоже вроде как очнулся, чавой-то сказал, а потом и помер.

Марфа уже ничего не слышала. Она шла по большому полю, а навстречу шли её мужики:  муж Степан и сыновья Василий и Пётр.



23.03.2012 г.


Рецензии
Рецензия на "Бабка Марфа" Светланы Жаворонковой.
Очень хорошо передан дух русской деревни, у автора есть свой стиль. Впечатление от рассказа очень яркое. Дальнейших Вам творческих успехов!
С уважением, Галина Курова.

Галина Курова   19.05.2019 11:30     Заявить о нарушении
На это произведение написано 145 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.