1. Опаленные Великой войной. Начало войны

ОПАЛЕННЫЕ ВЕЛИКОЙ ВОЙНОЙ…

На фотографии памятник погибшим односельчанам в хуторе Новокиевка.


Сам я отношусь к послевоенному поколению, но, занимаясь родословной и семейными хрониками, понял, точнее сказать - прочувствовал, что время  Великой Отечественной войны для членов нашей семьи, как и для всей страны,  было самым тяжелейшим испытанием. Мы узнавали о войне из книг, кинофильмов, публикуемых мемуаров известных военачальников и рядовых бойцов.

 Но в самой семье редко кто просто так рассказывал о военных годах.  Видимо, настолько тяжелый след война оставила, так были живы в памяти эти горестные годы, что не хотелось их тревожить. А может быть, тогда просто берегли  они наши детские души. А сейчас, когда прошли годы и годы, все меньше  остается живых свидетелей тех лет... Помню, что когда мы с братом привередничали, капризничали, то мама нам говорила: «Горя вы настоящего не видели...». Теперь я по-настоящему понимаю, почему она имела право так говорить.

Это одна из самых волнительных страниц поисков за годы моих исследований. В сборник включена информация о солдатских судьбах, о погибших и вернувшися живыми, воспоминания от детей войны, что пережили они в те страшные годы, что рассказывали им вернувшиеся фронтовики. Здесь частично даны  собранные фотографии и документы тех лет, а также материалы по более поздним поискам. Сколько получится глав в этой работе загадывать не буду, так как опыт показывает что всегда возможны дополнения и изменения. Но в первую очередь, в первые главы войдет материал о близких родственниках.   

При сборе материала в первую очередь были записаны воспоминания старших родственников, затем в Новоаннинском райвоенкомате удалось получить некоторые сведения  из Книги Памяти и книги регистрации погибших по Калининскому райвоенкомату. При посещении Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве была попытка получить новые данные, но, как оказалось, своего архива у них нет, а пользуются они только данными из печатных Книг Памяти и из Интернета.

 Но, пожалуй, самым неожиданным и действительно ценным источником оказались сайты из Интернета, в первую очередь сайт www//obd-memorial.ru о потерях в Великой Отечественной войне, действующий с 2006 года, а также сайт «Подвиг народа». Ну а о судьбе моего деда по маминой линии Ряснова Никифора Пимоновича пришлось делать запрос в Центральный архив Министерства Обороны.

В этом сборнике использованы материалы, которые уже частично напечатаны   сервере «Проза.ру» в сборниках «Сестры Рясновы» и «История жизни семьи Лембик».

На титульном листе фотография памятника в Новокиевке, где на плитах есть фамилии всех односельчан, не вернувшихся с войны, в том числе и моих родных.

                СОДЕРЖАНИЕ

16. Сапожников и Пышкин, 5.5 тв
15. Война, тыл, детство
14. Танкист зампотех
13. Со школьной парты на фронт
12. В эшелоне под бомбами
11. Фронтовая молодость
10. Военное детство сестер
9. Умер в плену - Verstorben
8. Убит? Пропал без вести?
7. Пропавшие без вести...
6. Был убит в бою...
5. Служил на границе...
4. Не пропавший без вести
3. От Халхин-Гола до Лангенбилау
2. Военные годы в Головатовке
1. Опаленные Великой войной. Начало войны


                НАЧАЛО  ВОЙНЫ

До войны семья моего деда Дмитрия Афанасьевича ЛЕМБИКА проживала в хуторе Головатовский Новокиевского сельсовета Калининского района Сталинградской области. В начале войны была призвана на службу вся мужская часть населения хутора. Из  семьи  ЛЕМБИКОВ ушли на фронт сыновья Семен, Иосиф,  Николай (мой отец),  Алексей, зять Филипп  ЛЫМАРЬ и внук  Афанасий ЛЫМАРЬ. Вернулись живыми  три  младших брата:   Иосиф, Николай   и   Алексей. Всего из хутора, в котором  было около двадцати  дворов, погибло 15 или 16 человек. В хуторе  во время войны  оставались женщины,  дети и человек  семь стариков.

В военные годы в Головатовском  оставались из родственников:
дед Дмитрий Афанасьевич и бабушка Екатерина Павловна;
семья Иосифа Дмитриевича: Мария Трофимовна (или как её все называли тетя Маня) и дети Тая (1932 г.р.), Ваня (1937 г.р.) и Люба (1940 г.р.) - проживали   вместе со стариками;
семья Семена Дмитриевича: Мария Федотьевна (её  называли тетя Мария) и дети Нина (1925 r.p.), Катя (1935 r.p.), Зина (1937 г.р.) и Алексей (1941-43 гг.) – проживали отдельно в хате рядом со старой головатовской плотиной;
семья Филиппа Петровича ЛЫМАРЯ: Елена Дмитриевна   и дети Катя (1922 r.p.) со своей дочкой Любой (1941 г.р.), Шура (1924 г.р.), Николай (1927 г.р.), Алексей (1929г.р.), Рая (1935 г.р.)   и   Володя (1942 г.р.) - проживали отдельно на другой стороне пруда. 

 Екатерина  Семёновна ЕГОРУШИНА-ЛЕМБИК так вспоминала о проводах своего отца. В сентябре 1941 года  ему пришла повестка на фронт. В день отправки  собрались все родные  и близкие, подготовлена сумка в дорогу. Прощание затянулось, слез было много.  Но во двор  на коне заскочил Фома Федорец и крикнул:
 - Сёмка,   давай быстрее, уже все собрались. Надо выезжать, а то в военкомат опоздаем!
Дядя Семён попрощался с женой, дочерьми  и собрался уходить. Но тетя Лена Лымарь, пришедшая провожать брата, говорит:   
      - А с Лёником попрощаться.
  Маленький двухнедельный сын   Лёник лежал на печи. И  когда он стал прощаться с сыном, маленькая Зина  сказала ему:
- Ну чего ты мыкаешься. Сказал на войну идешь, а сам не уходишь. А мы стоим, ждем тебя провожать.
     После прощания увез его Федорец на окраину хутора. Там его с другими мобилизованными посадили на  бричку  и увезли в Панфилово. Провожающие плакали, а мужики,  сколько было видно, пока бричка не скрылась за бугром, махали шапками.  Больше своего отца семья не видела.

Её младшая сестра Зинаида КУРМЫШЕВА – ЛЕМБИК так вспоминала этот день. Хоть была маленькая, всего 4 года, но хорошо запомнила тот день, когда отец уходил на фронт. Прощаясь с семьёй, он поцеловал в лобик младшего двухнедельного сына  Лёника и сказал:
- Прощай сынок, может быть, останешься моим продолжением рода.
А её он  поднял, подкинул два раза на руках и спросил:
- Ну и как же ты меня узнаешь, когда я вернусь?
- А я тебя угадаю по «ботсванчику».
- Вот молодец,  ну тогда будешь меня встречать.
 («Ботсванчиком» называли тогда большой палец на руке. А у него на этом пальце на левой руке не было сустава -  отвалился от нарыва  воспалившегося волоса).

Летом 1942 года начались призывы на работы – на строительство оборонительных сооружений. По воспоминаниям земляков на окопы призывали подростков с 16 лет и женщин. Была на строительстве и Нина Семеновна, летом 1942 года она работала на окопах на аэродроме в Клетской. Ну а осенью её вместе с другими забрали под Киквидзе. Работать было тяжело, условия были трудные.  Она заболела и ушла оттуда. Была уже поздняя осень или начало зимы, поэтому она сильно замерзла. Дома она забралась на печь и, стремясь согреться, не заметила, как обгорела. Часть спины и бока превратились в один большой нарыв. Мама мазала её кислым молоком. Но заживало очень плохо, болело очень долго, несколько месяцев, и на всю жизнь остался на теле большой шрам.

     Оставшиеся жители  работали на полях, обслуживали скот. В Головатовке стоял на конюшне табун колхозных лошадей, а в Полтаво-Звонаревской бригаде было стадо коров. Хотя в колхозе были тракторы, главной тягловой силой  оставались быки, так как основную часть лошадей забрали на фронт. Бычатник  находился неподалеку от хаты Лембиков. В 1942 году, когда немцы наступали на Сталинград, через хутор постоянно шли беженцы, гнали на восток стада коров и овец. Люди шли голодные и измученные. Однажды  отступала воинская часть,  солдаты выловили на пруду и унесли гусей у Лымарей.  Большая семья осталась без пропитания на зиму.

Таисия Иосифовна МЕДЕНЦОВА-ЛЕМБИК так вспоминала то время. Когда стал подходить фронт, то  через хутор шли беженцы, в основном те, кто гнал (сопровождал) стада. Колхоз тоже  готовился к эвакуации, "в бега", но до этого не дошло. Головатовская бригада тоже собиралась гнать стадо и  должны были колхозники уходить с бригадиром  дедом Бусенко. Мама, Мария Трофимовна,  хотела  эвакуироваться вместе с детьми, уже были собраны вещи,  но дедушка категорически отказывался уезжать: «Старые мы уже, чтобы бегать».  Всё ценное  старались понадежнее спрятать, многое закопали во дворе и на огороде.  В начале войны в доме был репродуктор, который сначала спрятали на чердаке (горище), а потом все-таки закопали. Вместе с ним зарыли книги, запас продуктов – готовились к оккупации.

Особенно было тревожно, когда стали летать немецкие самолеты, а потом  бомбили  железнодорожную станцию Панфилово. В самом хуторе был вырыт зигзагообразный окоп,  чтобы прятаться при бомбежке, но   он не пригодился.
В войну в хуторе  жили  беженцы, а в доме Дмитрия Афанасьевича по разнарядке сельсовета одну комнату сначала занимал присланный председатель колхоза, а потом семья евреев с Украины (из Житомира). Когда Украину освободили от оккупации беженцы уехали.   

Зимой 1942 года через хутор долго шли пленные румыны и немцы, целыми отрядами. Поскольку мимо дома Лембиков проходила зимой дорога через пруд на тот берег, то они стремились зайти в хату. Причем не  запомнилось, чтобы их кто-то охранял или гнал. Шли они вразброд, кучками, в сторону Черной речки (Белые пруды?), где, по разговорам, были лагеря военнопленных. Были они голодными и во всём хуторе побили и поели воробьёв.
Одной из проблем того времени было топливо. Зимой на колхозном поле собирали стебли подсолнухов, что было большой удачей. Дома выбивали остатки  семечек из подсолнуха, а стебли шли в печку. Горели они жарко, тепла давали много. Да и тепло держали дольше, чем от соломы. Ну а летом старались собирать кизяки по полям и хутору, чтобы принести их домой.



Продолжение на http://www.proza.ru/2012/04/28/1717


Рецензии
Это не воспоминания переживших войну. Люди помнят какие-то обрывки событий, участниками которых они не являлись.

Сергей Александрович Морозенко   03.04.2017 19:11     Заявить о нарушении
Сергей Александрович!
Не понял на основании чего Вы сделали вывод о том, что они не были участниками.
Всё как раз наоборот, они в детстве пережили войну со всеми её лишениями и горем.

Борис Лембик   03.04.2017 21:37   Заявить о нарушении
Факты говорят за то, что войны не было. Вообще. Мы участники грандиозной исторической фальсификации

Сергей Александрович Морозенко   24.03.2018 11:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.