Крещатик. Отели конца XIX - начала XX века

         В 1846 году во всём Киеве было всего 3 гостиных дома для приезжих, но во второй половине ХIХ века, гостиничный бизнес в Киеве начинает набирать всё большую популярность. В последние 20 лет XIX века в Киеве было построено 64 гостиницы, всего к 1913 году их насчитывалось 80.

        Естественно, самые фешенебельные и престижные отели размещались на Крещатике или в непосредственной близости. В 1910 году из 25 киевских отелей повышенного комфорта, непосредственно на Крещатике располагалось 7

       Конечно, в таких условиях, между бизнесами ужесточалась конкуренция и владельцы отелей придумывали все новые виды услуг и новые рекламные ходы для поддержания своего престижа.

        Если театр, говорят, начинается с вешалки, то многие гостиницы начинались с вокзала, поскольку владельцы отелей имели на вокзале своих представителей или присылали к прибытию поездов свои экипажи. Поэтому прибывающих в город ожидали многочисленные конные экипажи и омнибусы, раскрашены в фирменные цвета и с водителями в разноцветных формах.
           В номерах лучших отелей были: роскошная меблировка, горячая вода, ванна, электрическое освещение, телефон и другие удобства того времени: читальная или корреспондентская залы, круглосуточные подъемные машины(лифт), предоставляемые гостям автомобили и экипажи, и даже предлагаемые в бесплатное пользование бинокли для театра, зонтики во время дождя, бумага, конверты, открытые письма для корреспонденции и т.п. Кроме того, отели выписывали множество изданий, оказывали безвозмездную помощь в поисках в городе необходимого адреса. Новоприбывших клиентов, как правило, посещал владелец заведения, благодарил за выбор именно этого отеля, интересовался замечаниями или пожеланиями. Обслуживал в гостиницах специально подготовленный персонал с высокой культурой речи, который быстро и тщательно и выполнял все пожелания.

          Тогдашний управляющий «Palast-Hotel» – австриец Яков Карлович Целлермайер часто напоминал своим служащим: «Наша гостиница должна быть уютным уголком отдыха, служить для путешествующих и приезжих вторым домом после семейного очага». В специальной рекламной публикации высмеивал гостиницы, обустроенные по старинке: «Небольшая комната, плюшевая мебель, вытертый ковер, излишние одеяла, оборванные занавеси, покрытые слоем пыли, низкая и короткая кровать, большой умывальник с комично маленькой посудой для воды и, наконец, как украшение - диван сомнительного изящества, на котором очень удобно может лежать человек только с отрезанными ногами - все это должно быть навсегда устранено». Конечно, стоили такие номера до 12 рублей, а дорогой (люкс) - 25-30 руб в сутки. Отметим, что в то время рабочий в Киеве получал всего 40 рублей, а сапожники – 22 рубля в месяц.
      
         В гостиницах предоставлялись услуги комиссионеров-посыльных, которые выполняли мелкие поручения клиентов: доставку писем, посылок, цветов. Комиссионеры  держивали отдельные конторы, неподалеку от крупных отелей. На  Крещатике работало две таких конторы - МИРОВИЧА(Крещатик, 39) и ШПИГАНОВИЧА(Крещатик, 42). Услуги посыльных стоили от 10 до 50 коп. независимо от расстояния. С девяти вечера плата удваивалась. Жильцы могли нанимать посыльных по согласию - почасово, посуточно и помесячно.

        Когда в конце 1913 года в Киеве насчитывалось уже 328 автомобилей и 6 омнибусов, граф А.Н.Тышкевич и К. И.Крушевский организовали компанию «Киевское таксомоторное общество» и получили разрешение городского головы Ипполита Никола;евича Дья;кова(1865—1934) на стоянку такси на Крещатике у гостиниц «Европейской», «Гранд-Отеля», «Франция», «Савой», а также ул.Николаевской возле гостиницы «Континенталь».

         Во всех первоклассных отелях можно было заказать еду в номер. Утром предлагали кофе, чай или какао. Позже - завтрак, который можно было заказать еще вечером или утром, через несколько минут его приносили в номер.
         При всех гостиницах были рестораны с порционными обедами. В лучших ресторанах обед на двоих из трех блюд и чашки кофе обходился в 1 -2 руб.. Такой «рублевый» обед, скажем, в ресторане отеля «Европейский», который славился российской и французской кухнями, был таким: 1.«суп марилуиз» (суп - пюре из дичи) или «консоме легюм» (прозрачный бульон с овощами), пирожки разные; 2. стерлядь по-русски. 3. седло дикой козы с крокетками (гарнир). соус «Поврат»; 4. жаркое пулярди (пулярда – название птицы) и куропатки, салат; 5. сыр баварский. При отелях был погреб для вин, которые раз в день подавали клиенту бесплатно.

        При гостиницах действовали различные магазины. В будни они были открыты с восьми утра до девяти вечера, а по воскресеньям и праздникам - с двух часов дня до восьми вечера. Булочные и гастрономические магазины работали без выходных.

Городские путеводители тех лет писали: «Выбор гостиницы, в большинстве случаев, зависит от тех средств, которыми располагает приезжий. Люди богатые, не связанные к тому же делами, требующими шумной жизни, предпочитают останавливаться в старейшей гостинице «Европейской», располагающей первоклассным рестораном, одним из лучших в Киеве.
       Более популярной, но зато и более шумной можно назвать гостиницу «Гранд-Отель», расположенную на Крещатике, в самом его центре, рядом с почтовой конторой.»

       ОТЕЛИ РАСПРЕДЕЛЯЛИСЬ И ПО КАТЕГОРИЯМ ПРИЕЗЖИХ.
        «Если вы богатый бизнесмен или знаменитый артист,- писалось в рекламе,- милости просим в «Континенталь», если иностранец или коммерсант- в «Гранд-Отель», если помещик или провинциальный чиновник — в «Европейскую», если малоизвестный актер - в «Пале-Рояль» или «Националь» »
Что касается цен, то «для состоятельных людей остаются на выбор пять отелей: «Европейский», «Гранд-Отель», «Французский», «Континенталь» и отель «Савой», – указано в киевском путеводителе 1910 г. – комнаты в этих отелях стоят от 1 руб., 1 руб. 50 коп. до 12 руб.», а если с деньгами у вас туговато - возле вокзала или на Подоле, у речного порта найдутся дешевые заведения, вот только грязноваты, да и удобства не ахти какие...»  
       «Путеводитель по Киеву» (издание 1897 года) киевского краеведа и издателя  ВАСИЛИЯ ДМИТРИЕВИЧА БУБЛИКА сообщал, что в более дешевых номерах - от 50 копеек; а в меблированных комнатах и в заезжих дворах - от 25 копеек.»

        Особое место в классификации киевских отелей занимали заведения, которые были связаны с дифференциацией по национальному признаку владельцев. Принцип действовавший негласно, но безотказно. Он был присущ именно первоклассным отелям Киева, держателями или владельцами которых были, как правило, иностранные подданные. Эта принадлежность действовала лучше любой рекламы, особенно на иностранных туристов, которые без колебаний доверяли фамилиям своих соотечественников. Французы – Жермену Бретону, Луи Терье, Сен-Мари, Сутербику, Огюсту Бергонье; итальянцы- Генриху Ланчиа и Жану-Батисту Кане, бельгийцы – Карлу-Иосифу Пастелю, немцы – Генриху Кирхгейму, австрийцы – Якову Карловичу Целлермайеру, чехи – Вацлаву Вондраку.

ГОСТИНИЦА «ЕВРОПЕЙСКАЯ»
 
        В 1851 году, «за ветхостью» разбирают здание городского театра, и на его месте, в 1858 г. по проекту архитектора АЛЕКСАНДРА ВИКЕНТЬЕВИЧА БЕРЕТТИ(1816-1895) на Крещатике 2 возводится элитная трехэтажная гостиница «Европейская».
        Хотя в наружном её оформлении отсутствовали пышный декор, характерный для того времени, по оценкам современников, она считалось произведением высокого зодчества и настоящим украшением города:«На этой площади у фонтана Иван прекрасное и огромное здание «Европейской» гостиницы, первого в этом роде заведения в Киеве...»
Изначально здание проектировалось как городская резиденция помещика, одного из основателей в Киеве частного Коммерческого банка (1868), губернского секретаря и титулярного советника АНАТОЛИЯ ВИКТОРОВИЧА ГУДИМ-ЛЕВКОВИЧА, и имело классическую фронтальную композицию застройки участка с двухэтажным главным корпусом по улице Крещатик, в котором должен был жить сам хозяин с семьей, и флигель для служб по улице Трехсвятительский, в котором размещались служебные помещения и жилье для прислуги.
          Однако уже через полтора года, утвержденный проект начал меняться. Добавился этаж на дома и флигели и был предложен к строительству еще один дворовый флигель служб (который располагался перпендикулярно к улице Трехсвятительской). Градостроительная композиция изменилась с фронтальной на классическую угловую, с пристроенным флигелем служб, который был с одной стороны полностью спрятан в склон Владимирской горки. Изменения коснулись и функционального направление сооружения: вместо городской резиденции помещика здание, которое увеличилось по своему общему объему почти вдвое, превратилось в отель.
В июне 1866 года отель «Европейский» перешел (за 113 000 руб) в арендное содержание на 9 лет к опытному управляющему отельным бизнесом, французскому подданному, купцу 3-ей гильдии ЖЕРМЕНУ БРЕТОНУ (?-1885 )
. Новый владелец уже имел опыт работы в этой сфере, поскольку до этого возглавлял киевские гостиницы «Гастроном» с рестораном при нем, и «Англия», ставшим при нем весьма влиятельным отелем города.
Именно Бретон стал той движущей силой, которая привнесла в киевский гостиничный бизнес цивилизованные западноевропейские нормы. Пять лет, в течение которых он возглавлял отель «Гастроном» стали хорошей школой. Под его руководством этот отель за короткое время приобрел репутацию одного из лучших в Киеве, при этом без значительных финансовых вложений в развитие бизнеса.
Все апробированные ходы по улучшению имиджа и инфраструктуры заведения Жермен Бретон использовал и в работе нового отеля, кардинально изменив маркетинговую политику.
         Во-первых, в прессе, наконец, появились рекламные объявления, где речь шла не только о ценах, но и о стратегии развития отеля в дальнейшем, что было очень интересным и неожиданным решением. Такой шаг привлекал внимание публики и увеличивал количество поклонников и гостей.
Во-вторых, управляющий в основу своей философии поставил принцип «отель - для гостей», а не наоборот (как до этого было в большинстве отелей города),
         В-третьих, господин Жермен откровенно опирался на западный опыт ведения гостиничного хозяйства. Постоянные поездки в Германию и Францию давали возможность переносить прогрессивные нововведения на киевскую землю.
        В-четвертых, Жермен не боялся серьёзных материальных затрат, а их вложил в переоснащение столько, что хватило бы на ремонт нескольких отелей. Такой подход для Киева также был новостью.Обычно основные работы по оснащению и отделке выполнялись один раз во время строительства, затем, кроме беглого ремонта, не делалось ничего.
В-пятых, именно Жермен Бретон сделал для Киева нормой известное европейское правило: «хороший отель — хороший ресторан». Этот принцип он начал исповедовать, когда еще возглавлял «Гастроном», но на полную силу это определение заработало при его работе в гостинице «Европейской».
        Внимательность к посетителям, шикарные интерьеры и современное оборудование, приглашение лучших зарубежных шеф-поваров с «очень высокими» рекомендациями, личный контроль за работой ресторана - все это сделало гостиничный ресторан вплоть до начала ХХ века лучшим в городе.
Для увеличения количества посетителей, вечерняя и ночная работа ресторана были подстроены под окончания спектаклей в киевских театрах. Такая, казалось бы, маленькая деталь позволяла загрузить ресторан до самого утра.
Посещение ресторана считалось таким же обязательным для приезжего, как и осмотр достопримечательностей города. Зал ресторана, утопающей в зелени тропических растений, посещало немало завсегдатаев, которые обедали здесь «по карточкам». Изысканность блюд вызвала восхищение, а меню поражало даже бывалых знатоков. Для досуга публики устраивались музыкальные вечера, на которые приглашали лучших столичных и заезжих артистов. Расположение ресторана давало возможность посмотреть на город с необычной точки зрения. «Там интересно, – отмечал Александр Блок 24 июня 1912 года, - дорожка, цветники – и вид на центр Киева»
Не прочь был отведать в ресторане стейки и поэт Тарас Шевченко.
Начал Жермен Бретон с того, что обслуживание было переведены на круглосуточное дежурство, к тому же персонал должен был владеть иностранными языками. Каждый день он лично проверял безупречность сервировки столов, меню и качество приготовленных блюд, работу поваров и официантов.
Впервые в истории гостиничного хозяйства Киева в номерах были устроены электрические звонки — невероятный уровень комфорта в то время.
В 1884 году, во время проведения Контрактовой ярмарки, несколько фирм решили устроить в Киеве презентацию нового типа освещения — электрического. Для этой акции было выбрано три гостиницы, в том числе «Европейская». Для питания всех ламп, во дворе гостиницы, в специально построенном каменном сарае, были установлены 2 динамо — электрические машины, системы «Шукерта», которые приводились в действие 16 сильным локомобилем. Скорее всего, потому, что в номере № 4 отеля, располагалось электротехническое бюро инженера, конструктора и изобретателя К. К. Држевецкого, которое занималось техническими вопросами этой презентации, именно этот отель получил в распоряжение 50 ламп Эдисона (8 - наружу и 42 - для освещения внутренних помещений),

Еще одной новацией, стало устройство свободных помещений гостиницы под рекламно-выставочные площади различных фирм, а также сдача номеров под офисы на время проведения Киевского контрактового ярмарка.
Когда в Киев пришла железная дорога, что существенно увеличило поток туристов и деловых людей, центр «борьбы за клиента» переместился на вокзал. Тогда же впервые приезжающие столкнулись с гостиничными комиссионерами.К их обязанностям входила не только реклама отеля среди только прибывших, но и контроль за процессом их доставки до отеля и посадкой отъезжающих гостей на поезд. На эту работу Жермен нанимал хорошо воспитанных мужчин, со знанием иностранных языков.
Александр Куприн в повести «Яма» назвал «Европейскую» «самой аристократической гостиницей города»
В разные годы в «Европейской» останавливались: поэт Федор Тютчев, ученый Илья Мечников, деятель украинской культуры Николай Костомаров, композитор и историк Николай Аркас.
Анна Андреевна Ахматова рассказывала, что они с Николаем Степановичем Гумилевым зашли в «Европейскую» погреться и выпить кофе, и там Гумилев сделал ей предложение. Она ответила согласием.

 «ГРАНД-ОТЕЛЬ»

На углу Крещатика 22 и Крещатицкой площади, на том месте, где сегодня находится Главпочтамт, в середине ХIХ века, в усадьбе бывшего городского головы, иначе говоря, руководителя городского общественного самоуправления, профессора Киевского университета - Густава Ивановича Эйсмана, в 1873 г. по проекту архитектора МИХАЙЛА СТЕПАНОВИЧА ИКОННИКОВА(1818-1897) была построена одна из самых шикарных в городе гостиниц -«Гранд-Отель».
У этого здания – любопытная история.
В 1848 году владелец усадьбы, отец Густава Эйсмана - известный киевский  аптекарь Иоганн Эйсман заказал проект двухэтажного каменного доходного дома с магазинами в первом этаже киевскому архитектору Николаю Николаевичу Самонову. В то время, постройка каменных строений в империи была такой редкостью, что каждый подобный проект подлежал подаче на утверждение самого императора. Однако, Николаю Павловичу проект фасада не понравился и он «Высочайше повелеть соизволил представленный при сем фасад переделать, дав ему лучший вид».
Переделку фасада выполнили специалисты из Петербурга, после чего в сентябре 1848 года проект был одобрен. В 1870-х годах, специально для гостиницы, был надстроен третий этаж.
Структура фасада имела ярко выраженную осевую композицию, в которой центральную ось формировали сдвоенные окна жилых этажей (на втором этаже они также были соединены лучков фронтоном) и выносной металлический козырек над парадным входом.
В 1898 году владельцы «Гранд Отеля» решились на капитальную реконструкцию ресторанного блока. Для ресторана было выделено два зала: главный, оформленный в стиле Людовика XIV и дополнительный (столовая), выполненный в стиле ренессанс. Главной особенностью центрального зала ресторана стал большой плафон «Богиня весны», расписанный известным художником Сергеем Ивановичем Святославским. Отделка помещений выполнялось по чертежам инженера С. П. Бека.
Кроме того, летом 1899 г. по проекту киевского архитектора и инженера АНДРЕЯ ФЕРДИНАНДА КОНДРАТОВИЧА КРАУССА был построен самый большой из киевских отелей зимний сад. Общей площадью 160,5 м2 и длиной – 25 м., он по праву считался самым красивым киевским зимним садом. Его размеры позволяли не только разместить в нем экзотические растения, но и сделать большой бассейн с каскадным фонтаном и разноцветной подсветкой. Сад был пристроен к залу ресторана и имел отдельные входы
Масштаб перестройки можно оценить по следующему сравнению: «В настоящее время при гостинице имеется роскошное помещение, затмившее пресловутый «Континенталь».
К услугам постояльцев отеля были «экипажи для езды по городу», а в день отъезда специальный гостиничный омнибус доставлял уезжавшего на вокзал к поезду.
Вот как описывали удобства «Гранд-Отеля» в рекламном проспекте того времени: «120 номеров (от 75 копеек до 20 рублей совершенно заново отделанных и роскошно меблированных, «люкс»- 30 руб. в сутки). Подъемные машины, бильярдные. Во всех номерах все необходимые удобства: ванны, электрическое освещение, телефоны. Имеется отличный ресторан с отдельными кабинетами. Кухни французская и русская. Гостиница снабжается наилучшими сортами вин от известных заграничных фирм. Принимаются заказы на завтраки, обеды и ужины.»
        Когда в 1878 году, в городе появилось электричество, то первые показательные включения электроосвещения были проведены не на многолюдной площади, а 3 мощные лампы системы «Пиете и Крижика» зажглись в ресторанном зале гостиницы «Гранд-Отель».
        В феврале 1879 года в помещении гостиницы  провела показательные сеансы электроосвещения фирма «Сименс и Гальске».

       Особенно старался отель в канун новогодних праздников. Он предлагал провести новогоднюю ночь под звуки музыкальных оркестров венской капеллы, венгерских цыган или испанских студентов. Управляющий Ланчиа обещал, что «в роскошно декорированном тропическими растениями ресторане и зимнем саду будет установлена электрическая елка, увешанная сюрпризами для посетителей. По числу персон за каждым столиком будут преподнесены подарки в память встречи Нового года».
Когда в 1886 году в Киев пришла волна телефонизации, среди первых пользователей телефонного аппарата стал владелец ресторана «Гранд-Отель», а, вскоре, телефоны были установлены непосредственно в номерах.

        Когда 21 июня 1910 года, в рамках большого международного пробега экипажи прибыли в Киев, у головы города, одного из самых известных городских автолюбителей, и совладельца совместно с женой - Ольгой Густавовной Дьяковой «Гранд-Отеля». - Ипполита Николаевича Дьякова - проблемы с местом для расселения титулованных и привилегированных участников пробега, не возникало. Отель гостеприимно открыл для них свои двери.Тут же, в ресторане отеля, местный клуб автомобилистов запланировал «завтрак для приезжих гостей».
Руководили всем сложным гостиничным хозяйством: содержатель отеля ЕВГЕНИЙ ЛЮДВИГ- ГЕНРИХ ЛАНЧИА(?-1904), управляющий Перотти и ресторатор Висконти, служивший до этого метрдотелем его императорского величества Александра II.
 
В отеле останавливались настоящие VIP-гости того времени: предприниматели, банкиры, финансисты, а также иностранцы.
Среди них был бразильский император дон Педру II (1825-1891). Этот любознательный монарх, путешествуя по городам Европы, в 1876 году побывал в Киеве инкогнито, под именем графа д’Алькантара. О нем известно, что был он добрый от природы и придерживался либеральных взглядов. 16 ноября 1888 года после восстания небольшой группы лиц, требовавшей отмены рабства, он отрекся от престола и отплыл в Португалию.
А Антуану Орлеанскому, младшему сыну короля Франции Луи-Филиппа I и его жены Марии-Амалии Неаполитанской - герцогу де Монпансье (1824- 1890), который посетил Киев в 1883 году, на столько понравились сладости киевского кондитера Николая Балабуха, магазин которого размещался на первом этаже отеля, что он поспешил приобрести несколько пудов.
Кстати, киевское «сухое варенье» семейства Балабухов, (сваренные в сиропе цукаты, которые так и звали — «балабухами») было одним из самых популярных , в то время, десертов, и его пудами закупали состоятельные гурманы.
Тут же, в «Гранд-Отеле», располагался чайный магазин Анны Сергеевой, предлагавший лучшие сорта китайского чая. Стоило это недёшево. Так, фунт чая у Сергеевой стоил от 1,5 до 5 рублей (для сравнения: стакан обычного чая в трактире – 5 коп.!).

ОТЕЛЬ «ФРАНКФУРТ»

В 1883 году, на Крещатике 44, по проекту архитектора ГЕОРГИЯ ПАВЛОВИЧА ШЛЕЙФЕРА, было построено здание, в котором размещался отель «Франкфурт» В 1899 году, архитектор АНДРЕЙ КОНДРАТОВИЧ КРАУСС(1856 – 1911) провел реконструкцию и сделал надстройку верхнего этажа, украсив его красивыми декоративными башенками.
Четырехэтажный с подвалом и сквозным проездом во двор, кирпичный, тинькований, в плане «Г-образный». Планировка коридорная. Крыша жестяная.
Пластический декор помпезного челов фасада является ярким образцом эклектики. Здесь использованы мотивы и цитаты из самых разнообразных стилей и направлений: барочные картуши и разорванные фронтоны, раковины и причудливые завитки балконных ограждений в духе рококо, элементы ордера, мотив аркады, меандровий фриз, характерный для стиля неогрек тому подобное. Все это объединено ренессансным принципом четкого ярусного членения и симметрии фасада. Горизонтальные ряды оконных проемов (арочной и прямоугольной формы) подчеркнуты междуэтажными группами, пересекающимися выступами двух раскреповок, увенчанных, как и центральная часть, фигурными аттиками. Места пересечения закреплены балконами, вертикальная направленность раскреповок усилена лопатками, пилястрами и полуколоннами, фланкирующими окна второго-четвертого этажей. В интерьере сохранился лепленный декор (меандровые фризы, растительный орнамент), играть лестничных ограждений.
Первый и половина второго этажа занимали магазины. На крыше была (ныне утраченная) небольшая баня, расположенная по центральной оси здания.

ГОСТИНИЦЫ, ПОСТРОЕННЫЕ АРХИТЕКТОРОМ ВЛАДИМИРОМ НИКОЛАЕВИЧЕМ НИКОЛАЕВЫМ
 
Владимир Николаевич Николаев(1847-1911) - выдающийся архитектор, педагог, общественный деятель, один из самых плодовитых киевских зодчих. За почти сорок лет свой деятельности в Киеве, В.Н.Николаев возвёл 18 церквей, 3 монумента, 27 зданий общественного характера и сотни частных домов.
В.Н.Николаев учился в рисовальной школе Петербургского общества поощрения художеств, а в 1871 году с большой серебряной медалью окончил Петербургскую императорскую академию художеств. Кроме того, В.Н.Николаев был музыкален во всех отношениях, не говоря уже о том, что именно им были построены для города лучшие концертные залы.
Построенные В.Н.Николаевым в Киеве здания, и сегодня поражают совершенством отделки и великолепием интерьеров.
Владимир Николаев построил в Киеве 9 отелей: «Англия» (Крещатик, 8), «Универсал» (Крещатик, 19,2), «Франция» (Крещатик,30 ), «Бель-Вью»(позже ставший «Отель Савой») (Крещатик, 38), «Национальный» (Крещатик, 47), а также «Гладынюка»(ул.Фундуклеевская,8), «Лувр» (ул.Б.Васильковская,8), «Лион» (ул.Фундуклеевская,5), и «Версаль»(ул.Прорезная,17).

ГОСТИНИЦА «АНГЛИЯ».

      В начале 1910-х годов на Крещатике 8 была большая усадьба, на которой кроме меблированных комнат, был отель «Англия», в котором в конце 1890-х – начале 1900-х гг. останавливался во время приездов в Киев украинский писатель Михаил Михайлович Коцюбинский.
       В 1900-ые гг. усадьба перешла во владение сахаропромышленника, киевского купца 1-й гильдии ЭФРУИМА АРОНОВИЧА МАНОВА.
Правление Киевского Отделения Санкт-Петербургского Учетного и Ссудного банка заключило договор с купцом на продажу участка земли для строительства банковского здания.
       В 1913 году старое сооружение снесли, а зимой 1914 г. управляющий банком - купец 1-й гильдии ВИКТОР ДМИТРИЕВИЧ МОЗЕРТ подал прошение в строительное отделение киевской городской управы для разрешения на проведение строительных работ для возведения каменного сооружения.

 ГОСТИНИЦА «ФРАНЦИЯ»

       На фронтоне дома на углу Крещатика 30 и ул. Прорезной, красовалась литера «З», а под ней, на фасаде, вывеска с надписью «Hotel de France» («Франция»). Это означало, что надворный советник, дворянин, гласный Киевской городской думы ИЛЬЯ ИВАНОВИЧ ЗЕЙФЕРТ (1838-1888) выкупил у француза Шарля Дарри двухэтажный особняк и, надстроив в 1875 году третий этаж, открыл в нем, пользующуюся блестящей репутацией гостиницу «Франция». «Из номера отеля «Франция» было видно всю улицу аж до цирка», - вспоминал украинский писатель и драматург Евгений Максимович Кротевич (1884-1968) Речь идет об улице Николаевской(ныне -Городецкого)
Хозяином гостиницы был ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ КВАША.

         С лета 1917 до января 1918 года в этой гостинице, под псевдонимом «доктор Марсден, гражданин Великобритании», жил и работал чешский мыслитель, ученый, один из лидеров движения за независимость Чехословакии, будущий первый президент Чехословацкой республики (1918-1935) - профессор ТОМАШ МАСАРИК (1850-1937). Однако, до столь высокого поста, господин Масарик мог бы и не дожить. В  январе 1918 года, во время артиллерийского обстрела Киева красными, один снаряд попал в соседний номер, где проживал командир Чехословацкого корпуса генерал Н. В. Шокоров. Сам Масарик об этом эпизоде вспоминал: «Наши совещания проводились в отеле «Франция». Один снаряд залетел в соседний номер, попал в стену, упал на пол и застрял, не взорвавшись. А был он размером в локоть.». К счастью, снаряд не взорвался, но господин  Масарик перебрался в более безопасное место.
 
ОТЕЛЬ «КАНЕ»

       В 1868 году, двухэтажный дом на углу Крещатика 40 (по старой номерации Крещатик 46/1 ) и улицы Фундуклеевской приобрели двое французских предпринимателей — Август (Огюст) Бергонье и Жан-Батист Кане(?-1883). В 1872 году предприниматели решили разойтись Кане дом он снес, и пригласил в 1874 году Владимира Николаева вместо него выстроить новое доходное здание.
В 1883 году здание перешло в собственность двух сестер-итальянок Мариэтты Леопарди и Терезы Маффиоле. Потом Мариэтта умерла, и Тереза осталась единственной владелицей – вплоть до 1917 года, когда усадьбу перекупил купец Абрам Кельбер.

Кроме двух корпусов, выходящих фасадами на Крещатик и улицу Фундуклеевскую, кирпичное «П-образное» в плане здание в три этажа и подвалом имело еще один корпус в глубине квартала. Фасады здания были решены весьма экономно. Окна лаконично обрамлены «пунктирными» торцами кирпичей. В целом оформление дома напоминало традиции позднего классицизма, который к тому времени уже выходил из моды.
        На двух верхних этажах здания и мансарде Кане разместил недорогой отель, с меблированными, но скромными номерами, который, не мудрствуя, назвал — «Кане». В разное время, в отеле было 60-68 помещений со смешанной планировкой (коридорная и блочная). Гостиница находясь на бойком месте, была достаточно востребованной. Благодаря удобному расположению и дешевизне проживания (одна комната стоила 30-40 копеек) , что было намного скромней, чем в гостиницах даже ниже среднего класса, позволяла многим небогатым постольцам в нём жить годами.
       Нижний этаж дома был предназначен для торговых помещений. Одно из них- занимало представительство всемирно известного производителя швейных машинок — американской фирмы «Зингер».
       В разные годы в отеле жили известные люди —художник, автор росписей в Кирилловской церкви и Владимирском соборе Киева Михаил Врубель, останавливался на время гастролей выдающийся украинский актер Панас Саксаганский, украинский писатель Иван Карпенко-Карый и поэт Максим Рыльский, будущий гетман Украинского Государства Павел Скоропадский,
   
         В 1888—1889 годах, в отеле жил, после завершения сложнейших работ по реставрации и обновлению древней Кирилловской церкви, художник МИХАИЛ АЛЕКСА;НДРОВИЧ ВРУБЕЛЬ. В гости к Врубелю наведывался другой живописец - ВАЛЕНТИН АЛЕКСА;НДРОВИЧ СЕРОВ.
        На первом этаже здания находились ссудные заведения Георгия Дахновича и Евгения Розмитальского. М.А.Врубель нередко захаживал к ним, оставляя у них в залог вещи или сбывал за смешные цены свои работы.
В 1886 году художник изобразил на полотне юную дочь Дахновича- Маню, среди экзотических предметов, кем-то оставленных под ссуду. Так появилась жемчужина Киевского музея русского искусства – «Девочка на фоне персидского ковра».

        В августе 1907 года, в 20-м номере отеля останавливался украинский актёр, театральный режиссёр, драматург и педагог ПАНАС (АФАНАСИЙ) КАРПОВИЧ САКСАГАНСКИЙ(настоящая фамилия Тобилевич; 1859 -1940).  Здесь он провел последние дни со своим братом – актером и крупнейшим украинским драматургом ИВАНОМ КАРПЕНКО-КАРЫМ (Тобилевичем).
         В феврале-марте 1918 года, проживал гетман Украины ПАВЕЛ  ПЕТРОВИЧ СКОРОПАДСКИЙ (1873-1945). На время этот уголок Крещатика стал эпицентром всех главных событий, происходивших тогда в Украине. Вскоре гетман переехал в помещение, положенное ему по статусу — Царский дворец.

ОТЕЛЬ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ»
 
В 1876 году, на углу Крещатика 47 и Бессарабской площади, на месте двухэтажного отеля, который был построен архитектором Александром Беретти, и в котором весной 1846 года останавливался Тарас Шевченко, по заказу купца Иоханна Марра(1811-1855) архитектор Владимир Николаев строит трехэтажное здание отеля «Национальный».
В 1870-е годы гостиница принадлежала купчихе 3-й гильдии- Кристине Семёновне Марр(1827-1888)- владелице пивоваренного завода на Куреневке и кирпичного завода на Подоле.
Кристина Марр – немка, перебралась в Киев с мужем пивоваром Иоханном в 1843 году. В 1855 году после смерти Иоханна Марра гостиница перешла к 28-летней вдове.
Главной особенностью здания было создание декоративного образа за счет использование качественного киевского облицовочного кирпича и неповторимого внешнего профиля сооружения. Строение замыкало нечетную сторону Крещатика, формируя угол пересечения с Бессарабской площадью и удачно акцентировало начало главной улицы. Именно при возведении этой гостинницы, архитектор впервые использовал «чистый кирпичный фасад». Кроме того, путем постройки по углам массивных башен с жилыми помещениями, зодчему удалось превратить обычный 3-этажный дом в затейливый замок.
Краеугольный главный фасад отеля состоял из двух разных по размерам, однако симметричных по построению сторон, которые акцентировались на четырехэтажном углу сооружения, тем самым архитектурно подчеркивая важную городскую развязку центральных улиц. По своей композиционной схеме оба фасады относились к трехосевому типу с доминирующим завершением краеугольных частей дома и менее активной центральной осью симметрии, которая подчеркивалась, с одной стороны- ризалитом и проездом к внутреннему дворику отеля, а с другой – центральным ризалитом без проезда. Все ризалиты были активно декорированы и состояли из тройных окон, а также имели акцентное завершение в виды двухэтажных надстроек.
Первый этаж был выделен за счет объемного скошенного руста, в то время как два последующих «получили» прямоугольную квадровую кладку. Декорирование плоскости стены с помощью сплошного линейного руста был присущ периоду итальянского Ренессанса и применялся в домах городской знати.
Особое внимание было уделено разработке угла дома, который состоял из двух боковых ризалитов и прямоугольных эркеров, располагавшихся на углу отеля. Акцентный акцент создавала доминирующая трехгранная вертикаль нею двухэтажной надстройкой и большим каменным парапетом, который напоминал крепостные зубцы и создавал тем самым, образ средневековой башни. Декоративными элементами была покрыта вся поверхность плоскости стены. Вертикальное членение фасада поддерживали множество пилястр – от объемных оконных с капителями коринфского ордера, простых плоскостных, которые располагались в между оконных простенках тройных окон – до угловых, которые отбивали линию пересечения выступающих ризалитов и плоскости стены главного фасада.
         Почти все окна отеля имели полуциркульные завершения, замковое камней и довольно развитые сандрики над ними. На втором этаже они состояли из лучковых фронтонов и небольших дентикулів под ними. Окна третьего этажа, кроме упрощенных карнизных фронтонов, на центральной оси ризалитов имели треугольные фронтоны, которые на углах отеля были разорваны за счет встроенных в них крышных окон четвертого, технического этажа гостиничного козырька.
Фасады отеля «Национальный», особенно тот, что выходил на Бессарабскую площадь, также в своем композиционном построении поддерживали горизонтальное направление с помощью широких карнизных поясов над первым и третьим этажами, которые были украшены декоративными высокими кронштейнами с растительным орнаментом. Горизонтальное направление также подчеркивало ряд небольших дентикулов на сандриках окон второго и завершающего карниза пятого этажей.
Удачное использование декоративной кладки для создания общего образа сооружения создало своеобразный эталонный объект кирпичного стиля неоренессансной архитектуры Киева.
Сам отель занимал два верхних этажа, а на первом - находились 12 магазинов. В 1883 году здесь открыли аптеку. С 1906 года действовал кинотеатр «Електробиограф».

1 июля 1878 года известный общественный деятель, меценат и филантроп, один из лидеров киевского гостиничного сервиса - ГРИГОРИЙ ПАНТЕЛЕЙМОНОВИЧ ГЛАДЫНЮК (1833-1911), который начинал подсобным рабочим в гостинице «Европейской», заключил с Кристиной Марр договор об аренде дома и открыл собственную гостиницу с рестораном.
В то время это была довольно грязная гостиница, с плохими номерами с традиционными клопами и заспанной прислугой, однако, благодаря выгодному расположению (рядом был рынок, где торговали крестьяне, которые приехали в Киев ) заведение никогда не было пустым и приносило значительную прибыль.
Григорий Гладынюк решил создать собственную гостиницу с хорошим рестораном. Главным желанием Гладинюка стало улучшение сервиса и в самой гостинице, и в гостиничном ресторане. Номера значительно почистили, а вместо трактира появился нормальный ресторан, где подавались изысканные блюда украинской и российской кухни.
Заведение Гладынюка регулярно отправляло экипаж на железнодорожный вокзал. Позаботился владелец также и об изысканной кухне. В гостиничном ресторане подавались изысканные блюда украинской и русской кухни. Не забывали и о знаменитых киевских сладостях. Гость мог прочитать свежие немецкие и польские газеты, «Санкт-Петербургские ведомости» и, конечно, лучшие киевские издания. Также у Гладынюка был телефон. Апартаменты гостиницы были удобны для длительного проживания состоятельных постояльцев и для прогулок по городу.

      Зимой 1894-1895 годов в гостинице жила семья выдающающейся русской поэтессы АННЫ АНДРЕЕВНЫ ГОРЕНКО (АХМАТОВОЙ; 1889-1966). Здесь, в гостинице, зимой 1894- 1895 года родилась младшая сестра Анны - Ия.

     ОТЕЛЬ «БЕЛЬ-ВЬЮ» («САВОЙ»)
 
В 1877 году, на Крещатике, 38, по заказу купца 1-й гильдии Михаила Парфентьевича Дегтерева (1831-1898), В.Н.Николаев строит трехэтажное здание, а затем достраивает четвертый этаж, в котором открывается отель под милозвучным названием «Бель-Вью» («Прекрасный вид»). При отеле был престижный ресторан.
По некоторой информации, отель «Бель-Вью» ежегодно давал прибыли от 50 до 80 тыс. рублей.
К началу ХХ века отель «Бель-Вью»был переименован в «Отель-Савой», но по-прежнему относился к числу первоклассных гостиниц.
В этом здании находился знаменитый в городе кинотеатр Шанцера, в его киностудии «Экспресс».
        Однако, уже в «Иллюстрированном путеводителе по Киеву и его окрестностям»
(1912 год) П. С. Богуславский и Д. Марголин отмечали, что отель «Савой» « утратил свою репутацию фешенебельной гостиницы», и в котором теперь были меблированные комнаты «для менее звездных артистов».
Когда в июне 1917 года первый Глава украинского правительства В. Винниченко (1880-1951), стал искать свободные помещения для своего кабинета министров, такие, в конце концов удалось найти в отеле «Савой».
Позднее В. Винниченко рассказывал, что киевская дума «долго не хотела дать какое либо городское помещение, и он был вынужден нанять у нее «грязный, загаженный отель «Савой» на тяжелых условиях». Более того, в первом бюджете правительства в сентябре1917 года, среди прочего, пришлось выделить средства для оборудования в нём рабочих помещений и «покупку электрической арматуры и мебели»

ГОСТИНИЦА «КОНТИНЕНТАЛЬ»

В 1897 году, на углу Крещатика и улицы Николаевской (быв. Карла Маркса, теперь Городецкого), архитекторы Георгий Шлейфер, Эдуард Брадтман и Владислав Городецкий возводят гостиницу «Континенталь», которая со всей обстановкой обошлась почти в миллион рублей.

АРХИТЕКТОР ЭДУАРД-ФЕРДИНАНД ПЕТРОВИЧ БРАДТМАН
        Родился в 1856 году в Санкт-Петербурге. В 1878 году - окончил Петербургскую Академию художеств. Позже переехал в Киев и вскоре стал заметной фигурой в архитектурной и общественной жизни города. С 1898 года вместе с Владимиром Николаевым и Александром Кривошеевым работает в должности городского архитектора.
        В эти годы Эдуард Брадтман реализовал в Киеве немалое количество значимых архитектурных проектов: доходный дом киевского ювелира И.Маршака на улице Крещатик 5 (1899); совместно с архитектором Георгием Шлейфером участвовал в строительстве театра Николая Соловцова (ныне Национальный академический драматический театр имени Ивана Франко); знаменитого дома Л. Б. Гинзбурга на Николаевской улице, цирка П.Крутикова, а также особняка Сергея Александровича Аршавского – «Дом плачущей вдовы» - на улице Лютеранской.

В фасадах четырехэтажного корпуса гостиницы, архитекторы применили всевозможные детали из разных архитектурных эпох и стилей — от ренессансных кронштейнов карниза до кариатид, трактованных в стиле барокко.

Вот что писали об отеле в справочнике того времени: «Гостиница «Континенталь» по расположению помещений, удобствам и красоте отделки соперничает с лучшими гостиницами Европы. Внутри здания сто номеров с ванными комнатами, большой ресторанный зал, который украшают венецианские зеркала и витражи; летний сад, с каскадами светящихся фонтанов и зимний сад, утопающий в диковинных растениях и благоухающих цветах; роскошные кабинеты, бильярдные, общий салон в два света с четырьмя читальнями, два электрических лифта - пассажирский и багажный, кладовые для хранения багажа и драгоценных вещей.».
В гостинице было устроено паровое отопление, вентиляция, электрическое освещение и по всему зданию проведена горячая вода. Стоимость суток проживания в отеле достигала 15 рублей, что сравнимо с половиной месячного заработка тогдашнего рабочего.
«Континенталь» принадлежал специально организованному акционерному обществу, управляющим которым был известный специалист ШАРЛЬ ЛАНЧИА
       Брейтман А.С. - директор общества киевской гостиницы "Континенталь".
       Ресторан в «Континенталь» был под управлением Н.В.Закржевского

В гостинице останавливались многие знаменитости: певцы Федор Шаляпин и Леонид Собинов, артисты Вера Комиссаржевская и Всеволод Мейерхольд, поэты Константин Бальмонт, Владимир Маяковский и Осип Мандельштам, писатель Исаак Бабель, режиссеры: Всеволод Мейерхольд и Константин Станиславский, кинозвезда Макс Линдер, шахматисты Хосе Рауль Капабланка и Михаил Чигорин.

         В 1898 году четыре апартамента отеля занимал эмир Бухарский СЕИД-АБДУЛ-АХАД-ХАН, который прославился щедростью и добротой. Вот как описывали Сеид-Абдул-Ахад-хана газеты: «Эмир выше среднего роста, на вид не более 45-ти лет. Очень хорошо сложен. Обладает приятным грудным баритоном; из-под его белоснежной чалмы блестят большие черные глаза, а его подбородок украшает небольшая окладистая борода. Хороший ездок. Обладает необыкновенной физической силой...» На бухарский престол он вступил совсем молодым, ему было 26 лет, и правление его началось неожиданно как для подданных, так и для придворных, привыкших к железной руке предыдущего правителя. Новый эмир отменил пытки, упразднил рабство и страшные подземные тюрьмы-зинданы, сузил ассортимент смертных казней — а их к тому времени насчитывалось немало, многие были долгими и мучительными. Именно с этого момента в Бухару в буквальном смысле слова хлынули деньги: немало русских промышленников заинтересовались залежами меди, железа, золота. Новый правитель поддерживал развитие банков, построил железную дорогу, телеграф. Для консервативной и мало отзывчивой на все новое Азии все, что делал эмир бухарский, казалось невероятным.
        В отличие от многих своих предшественников, эмир был легок на подъем, часто наезжал в Москву, Петербург, Тифлис и Киев.

        В 1919 году, в подвале отеля, находился знаменитый литературно - артистический клуб «ХЛАМ», участниками которого были: Осип Мандельштам, Аркадий Аверченко, Константин Паустовский, Михаил Булгаков, Илья Эренбург, Бенедикт Лившиц, Перец Маркиш, Павел Герман, композитор Юлий Хайт, художник- авангардист Александра Экстер и будущие мастера кино: Григорий Ко;зинцев, Сергей Юткевич и Алексей Каплер.

В 1906 году, любопытный случай произошел с остановившемся в «Континентале» ФЕДОРОМ  ИВАНОВИЧЕМ ШАЛЯПИНЫМ.
         Его выступление было запланировано в здании цирка Петра Крутикова. Это был единственный в Европе двухэтажный цирк, который мог вместить одновременно 2000 зрителей, а, кроме того,  здание обладало уникальной акустикой, и часто использовалось для различного рода творческих вечеров и концертов. Не удивительно, что число желающих услышать знаменитого певца собралось у входа слишком много.
         Вот как вспоминал сам Федор Иванович: « Улицы Киева к вечеру оказались запруженными народом. Не только улицы, прилегающие к цирку, – все главные улицы города! Власти, естественно, встревожились, и на Крещатике появились войска. Все протекало мирно, но положение мое было все же в высшей степени щекотливое. Стало оно и трагикомическим, когда я убедился, что в цирк на спектакль и мне самому нельзя протиснуться через толпу. Кто же петь будет? Что делать?
        К счастью, отель «Континенталь», в котором я жил, прилегал стеной к цирку. И вот я и покойный мой аккомпаниатор Арсений Николаевич Корещенко, открыв окно в коридор гостиницы, по карнизу и водосточной трубе спустились на крышу цирка. Этим задача, однако, не была решена. В самый цирк можно было нам проникнуть только тем же акробатическим способом через пробитое в крыше окно. Это мы и сделали.»

ИСПОЛЬЗОВАНА ИНФОРМАЦИЯ:

         Владимир Володько «Берегись автомобиля!» https://kiev24.ua/articles/beregis-avtomobilya-155
         «Доходное гостеприимство»
         Роксолана Вікторівна Дьяченко «Готельно-ресторанні заклади Києва епохи модерну: культурно-мистецький контекст» http://journals.uran.ua/index.php/2225-7586/issue/viewFile/3321
         Жадько В.О. «Київські адреси композитора і історика Миколи Аркаса» http://enpuir.npu.edu.ua/bitstream/123456789/14337/1/Zhad.pdf Володимир Сергійович Ковешніков, Юлія Вікторівна Петренко «Історія готелів міста Києва»
         «История становления гостиничной сферы в Украине»
         Михаил Кальницкий «Старый отель» http://www.oldkiev.info/Delovoy_KIEV/stariy_otel.html)
         Петр Семилетов «Киевский кирпич»
         Тарас Ширяєв «Структурні видозміни готелю “Європейський” у другій половині ХІХ ст.»
         Ширяєв Т. «Тенденції формування системи класифікації київських готелів ХІХ – початку ХХ ст. за рівнем комфорту»


Рецензии