Крещатик. Лучшие кинотеатры начала ХХ века. Очерк

       Пионерами кино, как известно, стали французы братья Огюст и Луи Люмьер,  которые 28 декабря 1895 года организовали первый киносеанс в Париже, на бульваре Капуцинок, в маленьком кафе, которое носило звучное название «Гранд-кафе».

       В Киеве кино узнали уже  через год, 13 декабря 1896 года, когда сюда приехали сами братья Люмьер, и, впервые продемонстрировали знаменитые «Прибытие поезда»,»Танцующая балерина» и «Политый поливальщик».
     В апреле  1902 года «подвижную живую фотографию картин», показали в театре Бергонье по улице Б.Хмельницкого , а 21 ноября 1902 года в газете «Киевлянин» было помещено объявление: «Первый раз в Киеве! КРЕЩАТИК, 6. Впервые в России последнее изобретение Люмьера Електро-хрономатограф! Живая фотография во весь рост!»
Ещё через несколько лет «эпидемия киномании» захватывает Киев, а кинофильмы начали демонстрировать в  специально приспособленных помещениях. Прокатные кинотеатры значительно превосходили иллюзионы по техническому оснащению, качеству демонстрации лент и культуре обслуживания. Больше всего кинотеатров открывается  на Крещатике. Так, в 1905 -1907 годы  были открыты: «Весь мир»  в Малом театре А.М.Крамского №15, «Express» №25 , «Электробиограф» Г. Штремера №27, «Новый Мир» №31,  «Новый» № 36, «Электрион» А. Мяновского №39, «Едисоноскоп» Чарова №47,  «Модерн» № 58.

 «АВСТРИЙСКИЙ ПОДДАННЫЙ» АНТОН АЛЕКСАНДРОВИЧ ШАНЦЕР

          Немаловажную  роль в развитии киевских кинотеатров сыграл,
«австрийский подданный» АНТОН АЛЕКСАНДРОВИЧ ШАНЦЕР  о котором в докладной записке, которую в мае 1912 года составил Киевский губернатор, было указано:  «Антон Шанцер - 41 год, уроженец Галиции,  поляк, католик, портной по специальности, проживает в Российской империи с 1895 г. по национальному виду, выданному в Берлине. В Киеве  с 1907 года. Имущество оценивается в 1 миллион рублей.»
  Именно Антону Шанцеру  принадлежит создание целой сети лучших киевских кинотеатров: «Экспресс» (Крещатик 25 , по теперешней номерации это № 15 на первом этаже  «Пассажа»),«Корсо» (Крещатик 30 ), «Новый мир» (Крещатик 31) и «Кино-Театр» (Крещатик 38 ).

         Кстати, само понятие «кинотеатр» – театра для показа кинофильмов – едва ли не впервые в Российской империи, вошло в обиход именно в Киеве, по инициативе все того же Шанцера, который  один из залов для показа фильмов, так и назвал «Кино-Театр». Заметим, что красотой и удобствами для зрителей , о чём речь ниже, его заведения славилось чуть ли не на всю Российскую империю.
  Газета «Киевлянин». 14 августа 1908г.

Вскоре после появления а Киеве, Шанцер в марте 1907 года , на Крещатике 25, открыл иллюзион «The Express Bio», но затем значительно его перестроил, и с 15 августа  1908 года  открыл кинотеатр «Экспресс». По этому поводу газета «Киевлянин» сообщала: «Сегодня открытие лучшего и единственного в России по усовершенствованию и красоте театра-синематографа «Экспресс», Крещатик, №25 (против почты). На месте прежнего «THE EXPRESS BIO» открывается новый «Экспресс», который по усовершенствованиям в техническом отношении и существенной перестройке внутреннего помещения заслуживает всеобщего внимания. В роскошном фойе полный концертный оркестр из 25 музыкантов. Усовершенствованны в техническом отношении и перестроены внутренние помещения.
  Зрительный зал представляет собой грандиозное помещение, отделанное с удивительной роскошью и тонким изяществом. Специальная вентиляция до того освежает воздух, что не только не чувствуется какой-нибудь духоты или повышения температуры, но наоборот воздух чище и прохладнее уличного. Фойе театра роскошно отделано зеркалами и гобеленами, и для публики введена оригинальная новинка — кафе, снабженное самыми лучшими продуктами и прохладительными напитками. Безусловно, это первый и единственный театр в Киеве, и как говорят специалисты, всей России».
         «Новое заведение , - указывал «Киевлянин»,- не уступает «электро-биографу» французов братьев Боммер, основавших первый в Российской империи стационарный кинотеатр,  по комфорту и безопасности: театр «Экспресс» устроен в партере и имеет 10 выходов, дающих возможность в одну минуту очистить зал от публики, чем устраняется всякая возможность паники. Кроме того, в театре введены и другие меры. Камера, где находится синематографический аппарат, построена из железа и бетона; помимо того в ней устроены аппараты, устраняющие всякую возможность пожара. Однако, если бы воспламенение почему либо и возникло, то благодаря полной изолированности камеры от зрительнаго зала таковое не могло бы быть даже замеченным публикой.».

После открытия «Экспресса» прошло четыре года, но Шанцер не успокоился, а наоборот развил бурную деятельность. Мы уже рассказывали о гостинице «Бель-вью», которую в 1877 году построил зодчий Владимир Николаев. В 1912 году, в специальной пристройке к этой гостинице, на Крещатике 38, на месте снесенного флигеля по проекту старшего сына Владимира Николаева выпускника Петербургской Академии искусств - ИППОЛИТА ВЛАДИМИРОВИЧА НИКОЛАЕВА  был построен лучший по тому времени не только в Киеве, но и во всей России кинотеатр. Зрительный зал в два с половиной этажа,  составлял 26 метров в длину и 17 метров в ширину был рассчитан на 1100 мест.
       
        Руководил всеми работами по оформлению кинотеатра молодой архитектор, окончивший  с отличием архитектурный отдел Петербургской Академии искусств,- ВАЛЕРИАН НИКИТОВИЧ РЫКОВ (1874-1942). Именно Валериан Никитович, собственноручно, создал тот незабываемый оригинальный интерьер кинотеатра, включавший мозаику из разноцветного искусственного мрамора, декоративные скульптуры, колонны с бронзовыми капителями и лепнину, которые своей  роскошью поражал даже иностранцев.

   12 декабря 1912 года газета «Киевлянин» рассказала: «Вчера, в 3 часа дня, состоялось торжественное открытие первого городского кино-театра в Киеве, сооруженного в городской усадьбе на Крещатике, 38 .Обширное здание находится во дворе и примыкает вплотную к фасадному дому, вход в театр устроен с улицы. Рядом с входом находится очень просторное, богато отделанное фойе, с одной стороны которого устроены гардеробные, с другой стороны - буфет. В конце фойе несколько входов в зрительный зал, имеющий вид настоящего театра. Зал блещет богатством и красотой отделки и всевозможными усовершенствованиями, а именно: кресла с откидными сиденьями, прекрасная вентиляция, покатый пол и т. д. Помимо мест в партере, в зале имеется балкон с ложами. Как зрительный зал, так и фойе и другие внутренние помещения исполнены в греческом стиле. Единственным дефектом нового кино-театра является недостаточно большой экран для демонстрирования картин.
        Постройка этого здания, как нам сообщают, обошлась около 200 тыс. руб. Выстроено оно г. Шанцером на условиях, что он пользуется им 12 лет, платя аренды по 22 тыс. руб. в год. После постройка переходит безвозмездно в собственность города.».

11 декабря 1912 года, на Крещатике 38, состоялось торжественное открытие нового кинотеатра  Антона Шанцера. Возле входа с массивными дверями с зеркальными стеклами, зрителей встречали два чернокожих швейцара, в красных ливреях и белых чулках и перчатках, которые вежливо приглашали в просторные роскошные фойе с колоннами  и бархатными портьерами, освешенное большой люстрой и  оркестром из 60 человек, в кафе и в огромный зал, высотой в три этажа, где в партере, в ложах и на балконе могли разместиться более тысячи зрителей.
     На втором этаже здания находился малый кинозал, входы на балкон большого кинозала, эстрада, где выступал второй оркестр для тех, кто ожидал следующего сеанса. И фойе, и вестибюль, и, конечно зрительный зал были оборудованы специальной вентиляцией и щедро освещались электрическим светом, исходящим от оригинальных, пышно разукрашенных люстр и бра.
    
Киевлянин  Дмитрий Макульский, заставший кинотеатр Шанцера в довоенные годы, когда от прежней роскоши еще многое сохранилось, вспоминал: «Фойе напоминало дворец, оно было высоким, в два этажа. Особую торжественность ему придавали два ряда ослепительно белых колонн... Зал был огромным и торжественным. Выдержанный в бледно-коричневых и бежевых тонах, несмотря на свет большой люстры, он казался слабо освещенным. Ряды кресел были, как и в фойе, обтянуты красным бархатом; кресла были просторные и удобные... Наклон пола был таким, что отовсюду было хорошо видно... Сверху, над экраном, две почти обнаженные нимфы, одна с факелом, другая - с дудочкой, крутыми боками подпирали картуш, где было изображено какое-то загадочное число длинным рядом римских цифр, которые, вероятнее всего, обозначали год основания «синематографа». Пока зрители рассаживались и рассматривали нимф над экраном, звучали второй и третий звонки, после чего свет в зале гас. Сразу весь! И начиналось чудо на экране - кино!»

С 15 декабря  демонстрировалась новая программа, состоявшая из четырех отделений. Ради большего зрительского интереса каждые вторник и субботу в кинотеатре менялась программа, фильм сопровождали «специально приноровленные к сюжету» музыкальные композиции в исполнении большого профессионального концертного оркестра из 30 музыкантов. При этом лучшие ленты  показывали в сопровождении  оркестра  в составе 60 музыкантов под управлением  управлением  композитора, пианиста и дирижера ГРИГОРИЯ ЯКОВЛЕВИЧА ФИСТУЛАРИ (1871– не ранее 1939).
         «В театре Шанцера, - писал Алексей Каплер , - перед экраном помещался большой и очень хороший симфонический оркестр. К каждой картине составлялась специальная музыкальная программа.»
         На высоком уровне велись и показы кинолент — всегда премьеры. Во время демонстрации картин просили не ходить и не стоять в зале, не разговаривать громко.  Тот, кто стремился быть модным и первым смотреть новейшие ленты, должен был раскошелиться на один-два рубля, чтобы купить билет. О новинках синематографа регулярно рассказывала газета «Киевский кинематограф», выходившая с 1912 года дважды на неделю.
          Приблизительно неделю новый кинофильм можно было видеть только в одном кинотеатре, а потом — в нескольких других кинозалах сразу. Причем качество вторичного сеанса было похуже — оригинальная пленка, как правило, имела механические повреждения, рвалась, качество копий тоже было не лучшим. Но и цена билета на такие сеансы была меньше — 20-50 копеек.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ ФИЛЬМЫ

Среди бестселлеров тех лет были:
   «Крик жизни» , в котором снялась известная исполнительница русских народных песен и романсов НАДЕЖДА ВАСИЛЬЕВНА ПЛЕВИЦКАЯ. Премьера ленты состоялась в начале 1916 года в  кинотеатре «Корсо» (Крещатик, 30);
  уголовная драма «Санька-семинарист, или Русский Рокамболь» в четырех больших частях («Первые шаги», «Мертвая хватка», «Труп в корзине», «Разбойничье гнездо»), в которой участвовали артисты Московского художественного театра. Лента  шла в начале января 1915 года в кинотеатре «Экспресс»;
фильм «Последнее танго» со знаменитой киноактрисой, звездой экрана начала ХХ века  ВЕРОЙ  ВАСИЛЬЕВНОЙ ХОЛОДНОЙ  демонстрировался в июле 1918 года в кинотеатре «Новый мир» ( Крещатике, 31).
        У актрисы было странное лицо - такое в древность называли «колдовским» : смоляные волосы, тонкий профиль, капризные губы и глаза - огромные, глубокие, грустные ... Она провела на съемочных площадках всего четыре года, но осталась в сознании людей целой кинематографической эпохой.
       В августе 1918 года местом кинопаломников стал «Колизей» (Крещатик, 43), где показывали двухсерийный фильм «Молчи, грусть. Молчи!»               
       Киносценарист Алексей Каплер писал: «Ленту с Верой Холодной крутили с утра до вечера всю неделю, а многие поклонники «королевы экрана» смотрели картину раз по пять, а то и больше.»

         В 1911 году, Антон Шанцер при своем кинотеатре, основал «хроникально-зрелищную киностудию»,с тем же названием «Экспресс», в которой принимали заказы на "всякого рода синематографические снимки и исполняли таковые в усовершенствованной лаборатории в течение 24 часов". На киностудии «Экспресс» работал один из первых кинооператоров Киева  Владимир Пантелеймонович Добржанский .
В 1914 году, с началом Первой мировой войны, Антон Шанцер обратился с ходатайством о переходе в русское подданство. В прошении он указал собственные дома: Николаевская ул. №11, Институтская ул. №22, Крещатик №42. При этом, он обязался до конца войны перечислять 5% валового дохода от кинотеатров в пользу Красного Креста или другие нужды для семей запасников. За период с 28 июля по 3 августа 1914 года его взнос составил 183 руб. 95 коп.
        Однако, по некоторым сведениям, Шанцеру не только не дали гражданство, но и  обвинили в шпионаже, мол, операторы-хроникеры его фирмы  снимали секретные объекты , а он пнрндавал их вражеской разведке. Так это или нет, но в 1916 году на имущество Шанцера был наложен арест : на усадьбу на Крещатике 42 и кинотеатры. Впрочем, через год этот запрет был снят.
        Дальнейшая судьба АНТОНА АЛЕКСАНДРОВИЧА ШАНЦЕРА неизвестна.

После  1917 года, когда кинотеатры Шанцера, переименованные в безликие «госкино» , все ещё оставались лучшими в Киеве и упрямо держали высокий статус и народное название «Шанцера».
       Вот как вспоминал об этом писатель Виктор Платонович Некрасов:«Шанцер - это самый лучший в мире кинотеатр.Так казалось нам в детстве. Какие-то трубящие в длинные трубы скульптуры вокруг экрана, жертвенники с трепещущими, словно пламя, красными ленточнками и какой-то особый, возбуждающий кинематографический запах. Сколько счастливых минут пережил я в этом Шанцере!»


Рецензии