Воспоминания о корюшке - рыбацкая байка

Сколько  помню  себя  замужем,  столько  лет  я  ем  нашу  балтийскую    корюшку. Вот  уж  четверть  века  ем.  А  раньше  ела   дальневосточную.  Конечно,  балтийская   корюшка  против  дальневосточной   мелковата  будет.  То  ли  дело – дальневосточная    корюшка:  большая  да  жирненькая.  И  она-то,  наша  дальневосточная, - в  вяленом  виде - самая  вкусная.  Я  в  Хабаровске  жила  и  знаю,  КАКОВА  наша  дальневосточная  корюшка.  Она  и  более  зубастая,  чем  наша,  балтийская.  Не.  Вы  не  подумайте  чего  худого.  Не  кусала  меня  корюшка. Ей  Богу!  Но  именно  ТАК  про  зубы  корюшиные    наши  ихтиологи  говорят.  А  вы  уж,  хотите -  верьте,   хотите -  нет!

У  нас   в  Питере  в  основном  корюшку   жарят.  Не  вялят.  А  вот  в  Хабаровске -    только  вялят.  В  конце  мая  все   балконы  и  окна  дальневосточной  столицы    увешаны  гирляндами  сохнущей  на  тоненьких  веревках  или  на  леске   жирненькой  дальневосточной  корюшки. Это  ж  такая  отрадная  для  глаза  картина!  Те,  кто  жил  в  Хабаровске,  с  ностальгией  вспоминают  те  наши  окна  и  балконы....  А  где   нам,  питерцам,   корюшку-то  вялить?   Ежели  у  нас  завсегда    "дождь  по  асфальту  рекою  струится,  дождь  на  Фонтанке,  и  дождь  на  Неве"?  Сырость,  морось,  холодрыга.  Даже    в  мае-июне.  Бр....  Но  так  дивно  пахнет  свежими   огурцами   наша  меленькая  весенняя  балтийская  корюшка...    И  уж  точно, пахнет  она  теми  огурчиками   совсем   не  хуже  жирной  и  зубастой  дальневосточной.

Пока  дамбу   через   Кронштадт  не  закончили,  корюшки  было  в  Неве  -  НАВАЛОМ.  Лови -  не  хочу.  И  как-то  по  весне,  аккурат  перед  днем  Победы,   муж   наловил  ну  просто  прорву  корюшки.  Аж  25  килограммов!   Ну,  жадность  рыбацкая   фрайера  сгубила.  Нет,  чтобы  подумать,  а  куда  ее  девать-то  потом?  Еле  дотащил  свой  улов  до  дома.  Счастливый  такой.  Который  раз  убедилась,  что  мужчины -  большие дети.               
 Так  вот. Я  уж  и  всей   нашей  родне  корюшки  пораздавала,  соседей  по  коммуналке    оделила,  не  обидела.  Весь  холодильник  и  морозильник -  в  корюшке.  И  все  равно -  НУ  НЕКУДА  ее  девать.  Понесла  на  работу  в  родную  прокуратуру.  У  нас  там  холодильник  в  приемной   прокурора  все  время  был пустой.  Короче,  с  утра  пораньше  я  тайком  полностью  затарила прокурорский холодильник.

После  этого  тайного  действа  запах  в  приемной  прокурора  стоял  тааакой...  Огурцами  свежими  пахло  не  только  во  всей  прокуратуре,  но  и  в  общем   коридоре  с  ментовским  следствием.  Прокуратура  района  делила тогда   один  этаж   со  следственным  отделом  Петроградского  РУВД, где  потом  сериал   про  хороших  ментов  снимали по  романам  Кивинова.

Этот  дивный  запах  свежих  огурцов   просочился  через  коридор  в  кабинеты  к  ментовским  следакам.  Вот  они  и  стали  к  нам  в  прокуратуру  косяками...   на  запах  идти.  Дойдут  до  приемной  прокурора,  и  начинают  своими  "чуткими" носами  следственнные  эксперименты  проводить. ( Кто  не  знает,  так  есть  такая  наука -  одорология,  наука  о  запахах.  И  запах -  это  очень  даже....   вещественное  доказательство.) Ментовские  пинкертоны "пытали"  прокурорских  пинкертонов,  мол,   что  же  вы,  ребята,  вещьдоки  в  холодильнике  прокурора  прячете? Это  ж  нарушение  инструкции  о  хранении  вещьдоков!  Надо  бы  их  того...  Кому  нить  на  ответственное  хранение  сдать. С  тонким  намеком,  чтобы  то  "ответственное"  хранение  происходило  в  холодильнике  ИХ  начальника.   Ага!  Щас,  разбежалась!  Да  в  том  холодильнике  ни  хвоста  корюшиного  от  их...  ответственного  хранения  не  осталась. Тогда  бы  уже  все  этажи  Петроградского  РУВД  в  День  Победы   тоже  пахли...   свеженькими  огурчиками.

Да  и  еще  ментовским  следакам  странно    показалось  вот  что.  Ведь   по   Закону,  браконьерство -  это  не  прокурорская  подследственность.  С  какого  это  перепугу  прокурорское  следствие  за   расследование   уголовного  дела  по   браконьерству  взялось?   Да  еще  и  вещьдоки   в  виде  корюшки  как-то...   весьма  странно  хранит?

Валерий  Васильевич, наш  прокурор,  тоже  стал  выяснять  происхождение  этого ...  огуречного  запаха  и   корюшиного  конфиската.  Пришлось  пойти  на  явку  с  повинной.  И  признаваться,  что  именно  я -  владелица  того  "конфиската".  Пришлось  честно  поведать  и  о  его  происхождении.  Прокурор   наш  успокоился. 

В  конце  дня  я   стала  усиленно   приставать  к  коллегам,  чтобы  они  корюшку,  что  не  уместилась  в  морозилке,  разобрали  по  домам. Совершенно  безвозмездно.  В  порядке  личного  мне  одолжения.  Предложила,  естессно,  прокурору. А  он  человек  был  очень  щепетильный.  И   деликатно   отказался,  опасаясь,  так  сказать,  «неуставных»  отношений.  Я  уже  с  отчаянием    возопила:

- Да  вы  что,  Валерий  Васильевич, издеваетесь?  При  чем  тут  это?  Я  не  знаю,  куда  мне  корюшку  девать,  а  вы  тут  Бог  знает  что  удумали!  Возьмите  домой,  ХРИСТА  РАДИ!  А то пропадет  же  рыбка-то  в холодильнике за  время праздников!
               
Тогда  только  «папа»   наш  уразумел,  что  я  не  от  хорошей  жизни   ему  этакую  «мзду»  в  1,5 килограмма  корюшки   предлагаю.  А  просто  прошу  об  одолжении. Он   обрадовался  и  с  удовольствием  взял  пакет   корюшки   домой.   Хочу  пояснить,  что  "папа" – это  интимное  прозвище  районных  прокуроров,  которых  очень  уважали    подчиненные.  В  мою  прокурорскую  бытность,  только  трех   районных  прокуроров   города  сотрудники  за  глаза,  с  любовью,  звали  «папой».  Такую   интимную  "партийную  кличку"  еще  надо  было  заслужить.  Увы,  сейчас  ни  одного   прокурора   за глаза  «папой»  не  называют.  O,  tempora! O  morale!

После  праздников   «папа»   меня  увидел  и  поведал,  что  моя  корюшка  просто  спасла  его  от  праведного  гнева  супруги.
Я  спросила,  и   каким   же  образом  спасла?  Он  и  рассказал:
- Решили  мы  с  друзьями…   продолжить  чествование  Дня  Победы.  Пошли  после  нашего  рабочего  сабантуя  вечерком  в  ресторан. Показалось  мало.  Пошли  в  гости  к  кому-то.  Короче,  домой  я  вернулся  изрядно...  навеселе.  Жена,  естессно,  руки  в  боки:  ГДЕ  БЫЛ?  А  я  так  застенчиво  вынимаю  пакетик  вашей  корюшки.  А  от  нее  так  огурцами  свежими  запахло...  И  говорю  жене,  что  мол,  вот-с,  корюшку  на  Неве  с  ребятами....  ловил. Вишь?  А  вот  и  вещественное  доказательство  нашей  рыбной  ловли!  Жена   была  поражена.  И  спросила,  а  что, мол,  вы  прямо  так,  с  Петровской  набережной  стояли  и  ...  ЛОВИЛИ?  И  как  только вас,  прокуроров,  менты  на  набережной  не  замели  за  браконьерство?   Но  зато  утром,  на  завтрак  меня  ждала  замечательная  свежепожаренная  корюшка  вашего  мужа.

Что  и  говорить, все  наши  питерские  рыбаки  на  корюшке  помешаны.  А  зимой,  из-за  нескольких  мелких   корюшиных   хвостиков  они  сидят,  трясясь  от  холода,  над  лунками,   и  обмораживают   себе  всякие   там...   причинные  места.

Первая  жена  моего  благоверного   сейчас  во  Франции  живет.  Дина   тоже  помешана  на   зимней  рыбалке.  А  когда   она  с  моим  мужем   зимой  или  ранней  весной   на  Финский  залив  за  корюшкой  ездит,  так  это -  вообще  умора.
Она  приезжает   два  раза  в  год  из  Ниццы,  отдохнуть,  дочку  и  внучку  повидать.  Вот    ранней  весной,  когда  лед  еще  не  сошел,  когда  корюшка  начинает   свой  путь   на  нерест,    Дина  с  моим   мужем   и  мотается  на  лед  Финского  залива,  чтобы  эту  корюшиную  мелочь  поймать.

Уходят  рыбаки  по  льду  куда  подальше,  чтобы  наловить  корюхи  побольше.  Залив-то  наш  мелкий,  не  зря  его  Маркизовой  лужей  обзывали.  Надо  подальше  от  берега  отойти,  на  2-3 км,  чтобы  лунки  там  просверлить.  Все  бы  хорошо,  но  на  льдине,  естессно,  одни  мужики.  Они-то  легко  малую  свою...  нужду  недалеко  от    лунки  справляют.  А  женщине-то бедной,   где?  Кругом -   белый  лед  на  километры  и...  одни  мужики.   Дина   потому  всегда  в  старенькой  цыгейковой  шубе  ловит  корюху.  Мужиков  просит отвернуться.  А  сама,  стыдливо  прикрывая  кое-какую  часть  тела,   присаживается  этак...   изящно   и  шубкой   деликатно  прикрывается.

Ну,  на  льдине  рыбачки  друг  с  другом  знакомятся.   Представляете,  каким  уважением  мой  благоверный  пользуется?  Слабо им   с  собой  на  лунку  симпатичную  бабу-то  привести!  А,  выходит,  мужу  моему -  НИШТЯК!   Везет  же  людям!   И  конечно,  славному  этому    дуэту  на  льдине  оказывается  завсегда   полный   решпект  и  глубокое  уважение.
               
Надо  сказать,  что   Дине  в  это  время   ее  муж-француз на  мобильник   постоянно  названивает.  Все  беспокоится  о  ней.  Она,  естессно, в  это  время   говорит  по-французски.  У  рыбачков наших  -  глаза  по  блюдцу.  Это  ж  надо? Баба  в  задрыпанной  цыгейке -  и  по-французски  шпарит.  Это -  круто!  Они  тогда  вообще  к   Дине    жуткой  мужской  симпатией  проникаются.

И  вот  какой  занятный  случай   был.  Звонит  Дине  на  льдину  ее  муж -  Николя.   Она  с  ним  поговорила  и  вдруг   засмеялась. Потом, закончив  разговор,  она  долго  от  смеха  остановиться  не  могла.   Муж  мой  пристал к  ней,  мол,   чего  смеялись-то?  Она  и  объяснила.  Николя,  естессно  и  со  мной,  и  с  первым  мужем  своей  русской  жены  знаком.  И  знает,  что  на  льдину  она  только  с  ним и  ездит. С  целью  безопасности.  Ну,  женщина  же...   Мало  ли  что? На  льдине   ведь  одни  мужики!  Но  Николя  зимой  уже  бывал  в  Питере  и  очень  ему  после  теплой    Ниццы  холод  наш    не  понравился.               

Вот  Николя,  не  без юмора,  и  сказал  Дине,  чтобы  она  там,  на  льдине-то   себя  поберегла.  Оно  конечно, ее  бывший  муж  -  моложе  его,  и  привлекательнее.  Но  вот  все  же  на  льдине  можно  кое-то  отморозить.  Он,  мол,  не  ревнует,  но  просто  беспокоится....  Поосторожней  на  льдине-то  надо...  с  ЭТИМ  делом.
               
Я,  конечно,  тоже  от  души  посмеялась,  когда  Дина  мне  сама  эту  историю  рассказала.  Милый  и  наивный  Николя...  Да  никакому   РУССКОМУ  рыбаку   и  в  голову  не  придет  на  льдине  в  мороз  и  ветер,  да  при  всем  честном  народе...  сексом  заниматься.  Только  сексуально  озабоченные    французы  об  ЭТОМ  вечно  думают.  А  вот  постоял  бы  сам  Николя  на  морозе,  да   на  ветру  у  той  лунки  на  льдине  Маркизовой  лужи,  так    ваааще  про  секс  бы  забыл.


Рецензии
А что дальше будет? Головастики по цене корюшки?

Вячеслав Вячеславов   17.02.2013 17:24     Заявить о нарушении
Ну.... Не все так мрачно, я надеюсь. Лену еще не загадили. Надо в глухую сибирскую тайгу за рыбкой подаваться. За хариусом. Ох, давно я хариуса и омуля байкальского не едала....

Татьяна Бурмистрова   17.02.2013 17:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.