Охота на ведьм. Европейское безумие

Авторский вариант статьи "Безумие Европы", опубликованной в журнале "Машины и механизмы", № 8, 2012 г.

Сожжение книг мы привыкли считать варварством, с этим актом в нашем сознании имеется прочная ассоциация с германским фашизмом.  Однако история знает случаи, когда своевременное уничтожение  той или иной книги было бы величайшим благом для человечества. Пожалуй, в новейшей истории к таким книгам можно отнести «Манифест коммунистической партии» и «Майн кампф». Если же заглянуть на несколько веков поглубже, то не останется сомнений, что самой страшной книгой позднего средневековья было сочинение под жутким названием  «Молот ведьм», написанное двумя монахами-доминиканцами в конце XV века.  Было бы  очевидной  ошибкой считать, что вина в вакханалии, которая развернулась в Западной Европе в течение более, чем трехсот лет после выхода в свет этой книги, лежит исключительно на ее авторах. Однако неоспорим тот факт, что именно их проклятая книга стала толчком и идеологическим обоснованием  безумия, терзавшего Европу несколько веков и получившего в исторической науке название «Охота на ведьм».

В массовом сознании все, что касается  этого явления, тесно связано с мифами и заблуждениями. На вопрос «Кто, кого и когда казнил в Европе» большинство ответит, что происходило это в средние века, и что занималась этим инквизиция. На самом деле пик охоты на ведьм и колдунов пришелся на пресловутую эпоху Возрождения, и инквизиция практически уже не имела к этому  отношения.  Вместо нее массовый террор проводили светские власти – судьи, королевские уполномоченные, городские советы, жертвами же этого террора нередко становились  и священнослужители.  Инквизиция  к тому моменту уже потеряла прежнее влияние, но все же старалась по мере сил обуздать пыл наиболее активных охотников.  Зато в Испании, где Святая палата была традиционно сильна, она с яростью искореняла ересь, но при этом железной рукой еще в зародыше давила  поползновения собственных мракобесов организовать крупномасштабную охоту на ведьм. По этой причине в Испании от репрессий пострадало на порядок меньше обычных, не имеющих отношения к ереси, женщин, в чем республиканской Италии и раздробленной на удельные княжества Германии, где чуть ли не половина княжеств были протестантскими, а влияние инквизиции и вообще римской церкви было минимальным. В результате фанатичные и бесконтрольные немцы едва не сожгли всех своих женщин. Во всяком случае, немецкая порода была основательно  испорчена именно тогда, когда женскую красоту безумцы посчитали верным признаком служения дьяволу. Красивым немкам теперь просто неоткуда взяться, ибо в свое время немецкие фанатики  загубили национальный генофонд.

Все это говорит о поистине чудовищных масштабах трагедии, которая случилась вовсе не в дремучее и мрачное средневековье, а в те самые воспетые историками  времена эпохи Возрождения, когда бурно развивались наука и искусство, свершались великие географические открытия.  Ньютон, Кеплер, Галилей,  Коперник и многие другие великие мыслители были современниками массовых сожжений.  Мы судим о той эпохе по гениальным творениям Рафаэля, Микеланджело и Леонардо да Винчи, а их современники задыхались от дыма костров, зажигаемых по всей Европе. Доходило до того, что в небольших немецких городах и селениях во время очередного приступа антиведовской истерии практически не оставалось женского населения – всех рано или поздно отправляли на муки и лютую казнь. Костры полыхали по всей католической Шотландии, южной Франции, в протестантской Швеции и Швейцарии, в Норвегии, Финляндии, Дании но практически обошли стороной  Англию, где пытки при ведении следствия были законодательно запрещены.

Еще одно распространенное заблуждение:  «ведьм»  сжигали католики, а протестанты к этому безумию были не причастны. Еще как причастны!  Протестанты, которые обвиняли инквизицию во всех смертных грехах и яростно отвергали постулаты римско-католической церкви, с энтузиазмом  приняли  «труд» доминиканских инквизиторов Шпренгера и Инститориса в качестве руководства к действию.  «Молот ведьм» лежал на почетном месте и в католических, и в протестантских судах. Сподвижник Лютера Жан Кальвин, получив власть в Женеве, отличился не только своим широко известным подлым преступлением – сожжением на медленном огне испанского ученого  Мигеля Сервета. Он устроил в этом городе такой террор, который не снился никакой инквизиции.  Женевские тюрьмы были переполнены несчастными женщинами, которых после чудовищных пыток ежедневно десятками сжигали заживо на городских площадях. Вся Женева была окутана дымом протестантских костров. Основоположник реформаторства Мартин Лютер истерически призывал к жесточайшей борьбе с ведьмами. «Хватайте их, пытайте и беспощадно сжигайте!» - писал  этот выдающийся гуманист. Немецкие протестанты, если принять во внимание их меньшую по сравнению с католиками численность, проявили даже  большее усердие в этом «богоугодном» деле, истребив в процентном отношении больше женщин. Более того, именно протестанты додумались из соображений экономии привязывать к одному столбу по десятку и более жертв.

Россию, к счастью, европейское безумие обошло стороной. Русская православная церковь с презрением относилась к трудам католических теологов, не приняла и «Молот ведьм».  Российские светские и церковные власти, если считали нужным, могли решительно расправляться с раскольниками, сектантами и вероотступниками, но они редко пытались бороться с вымышленными, несуществующими врагами, каковыми и были ведьмы, хотя отдельные редкие случаи казней колдунов и ворожей на Руси все-таки были.  Интересно, что европейцы, побывавшие в России, по возвращении к себе на Родину живописали кровожадность и жестокость «московитов»,  а вместе с тем смеялись над их дремучестью и дикостью,  ведь русские еженедельно мылись в бане и не сжигали на кострах ведьм. Зато современного человека поражает жестокость, проявляемая властями и населением Европы той поры. В голове не может, к примеру, уложиться решение судьи отправить на костер по обвинению в колдовстве двухлетнего ребенка. А такие случаи были в порядке вещей. Так, может, эти судьи были сплошь маньяками и садистами? Были и маньяки, имена некоторых из них сохранила история.  Но в основном это были психически нормальные богобоязненные люди, которые были уверены, что выполняют свой тяжелый долг. Европейская охота на ведьм – очень наглядная иллюстрация того, как благие намерения могут вымостить  дорогу в ад.

Первые ведовские процессы начали проводиться инквизицией еще в XIII в., однако они не принимали массового характера. Каждое дело расследовалось специально назначенной комиссией, следствие вели ученые лица духовного звания,  которые не ставили перед собой задачу  выбить из подследственного как можно больше имен.  Разумеется, применялись пытки. Следовательно, были самооговоры, однако такие процессы  далеко не всегда заканчивались казнью обвиняемых, а тех, что казнили, не всегда сжигали. Более того, известны случаи, когда душевнобольные сами доносили на себя как на ведьм и колдунов,  а инквизиция им не верила. Таким образом, никакой охоты на ведьм не было вплоть до 1484 года, когда  Папа Иннокентий VIII издал особую буллу, направленную против ведьм и имевшую  в переводе с латинского  романтичное название «Всеми силами души».  В этой роковой булле Папа  называет инквизиторов Шпренгера и Крамера, взявшего себе псевдоним Инститорис, своими возлюбленными чадами и требует, чтобы им никто отныне не мешал в богоугодном деле искоренения чародейства в Германии. Кто же были эти два негодяя, которым взялся покровительствовать сам Римский Папа, и почему им понадобилась его защита?
Главным в этой парочке был Генрих Крамер, главный инквизитор обширных земель вокруг Бремена, Майнца, Кельна, Трира и Зальцбурга. С самого своего назначения в 1474 году этот деятель всеми силами старался отправить на костер как можно больше женщин, но встречал сильное противодействие населения и местных властей. Скептически настроенные немцы упрямо не желали верить в секту ведьм. Каждую новую жертву для дыбы и костра доминиканцу приходилось добывать с боем. В том, что сей благочестивый и ученый монах желал пытать и сжигать именно ведьм, а не колдунов, явно была сексуальная подоплека. Видимо, ему нравилось зрелище  раздетой донага женщины, которая висит на дыбе, кричит и извивается под ударами плетей. Подавленное либидо может сыграть с психикой человека очень злую шутку и вылиться в самые уродливые формы. Сейчас бы этому Крамеру поставили  конкретный психиатрический диагноз и назначили медикаментозное лечение, а тогда его радушно принял сам Папа, к которому издерганный нападками и придирками богослов обратился за помощью. Его Святейшество не понаслышке знал о силе женских чар, поскольку имел несколько любовниц и внебрачных детей. Сам по себе грех этот был вполне извинительным и не таким уж редким для занимающих Святой престол здоровых мужчин. Беда была в том, что Иннокентий VIII мучился по этому поводу угрызениями совести, а припавший к его стопам Генрих Крамер почтительно объяснил ему, что вина в искушении мужчин, в том числе священнослужителей,  лежит на самих женщинах, коих дьявол выбирает своим орудием. Будь на месте Иннокентия в тот момент Александр VI, который не только не стеснялся своей страсти к женскому полу, но и поощрял ее среди своих кардиналов, Крамера бы выгнали за вольнодумство взашей. А может, и сожгли бы вместе с его книжонкой. Его Святейшество Александр VI  терпеть не мог религиозных фанатиков. Некоторых травил лично, а упрямого итальянского монаха Савонаролу, к примеру, сжег на костре, правда, предварительно его удавив. Но Иннокентий VIII, к несчастью для миллионов европейских  женщин, ухватился за эту мысль и выпустил свою роковую буллу, которую Шпренгер и Крамер-Инститорис вставили в «Молот ведьм». В этой книге подробно описывались методы допросов и пыток, признаки, по которым надлежало узнать ведьм и чародеев. Впервые со ссылками на опыт авторов и  священное писание в ней был обоснован постулат о том, что женщины, особенно красивые и невинные,  по своей природе гораздо более склонны к колдовству, чем мужчины. Все это очень пахло ересью, но авторы обезопасили себя от любых обвинений папской буллой.  Будь этот «ученый труд» написан до изобретения печатного станка, все было бы еще не так плохо. Но технический прогресс сыграл с женским населением Европы злую шутку. Едва вырвавшись из типографии, страшная книга стала разлетаться по городам и странам. Тринадцать, поистине чертову дюжину, изданий выдержала она, став руководством к действию для фанатиков всех стран. Охоту на ведьм, стоившую  человечеству в итоге по разным подсчетам от 200 тысяч до 5 миллионов жизней,  начала  именно римско-католическая церковь. 

Значит ли это, что упомянутая троица - два доминиканца и любострастный Римский Папа – и есть главные виновники начала ужасных репрессий. Персонально – да. Так получилось, что именно  эти люди несут главную ответственность, но исторические причины гораздо глубже, чем просто мракобесие отдельных лиц. Следует помнить  об особенностях экономической ситуации в тот период, когда  вышла роковая папская булла в соединении с  сочинением доминиканцев. Период этот можно охарактеризовать одним емким словом – кризис. Открытие Америки наводнило Европу дешевым золотом, что привело к  инфляции золотых денег. Экстенсивный путь развития экономики себя исчерпал, народ нищал, хозяйства разорялись.  Бедные, как водится, становились еще беднее, богатые – богаче, разорялись и мелкопоместные дворяне, прежние ценности и ориентиры были утрачены, авторитет церкви катастрофически падал, росло озлобление народа. В этой ситуации власть имущим необходимо было найти врага, чтобы отвести от себя удар. Мифические ведьмы были очень удобным объектом для этого. Неурожай, засуху, болезни, падеж скота -  любые неурядицы очень легко было объяснить кознями прислужниц дьявола. Народ во все времена требовал хлеба и зрелищ. С хлебом было плохо, но  публичные лютые казни, которым подвергали истерзанных женщин, в избытке доставляли толпе жестокие и захватывающие зрелища.  Ядовитые семена упали на благодатную почву, и по всей Европе началось невиданное ранее безумие, причем очень скоро террор в основном взяли в свои руки светские власти. С этого момента началась самая настоящая кровавая карусель, уравнявшая в правах представителей всех конфессий, возрастов, профессий и сословий. В Германии охотниками на ведьм и колдунов подчас становились представители  низших слоев общества, всякий сброд – бывший солдат, портной или трактирщик – мог хватать богачек и аристократок, подвергать их немыслимым унижениям и мучениям, удовлетворяя свои самые низменные инстинкты. Управы на этих бесов обычно не было никакой, хотя бывало, что расправлялись в итоге и с ними. Очень часто это были параноики, которым повсюду мерещились дьявольские козни.  В Кельне во время антиведовской истерии в 1627-1639 годы по письменному свидетельству очевидца «Брошены в тюрьмы и сожжены профессора, кандидаты права, священники, каноники и викарии, члены монашеских орденов... Канцлер с канцлершей тоже осуждены… Трех-четырехлетние дети заводят шашни с Дьяволом. Сжигают студентов и юношей благородных кровей в возрасте девяти-четырнадцати лет...» Сжечь могли за выдающиеся способности к языкам или музыке.  Доносы стали простым и безопасным средством  сведения счетов. Чтобы  угодить на костер, достаточно было, чтобы тебе  просто позавидовали. Если еще учесть материальную заинтересованность доносчика в разоблачении ведьмы, то неудивительно, что при таком раскладе погибали самые красивые, умные, богатые и образованные женщины. После ареста шансов на спасение у них уже не было практически никаких: признание под пытками означало для суда полное доказательство вины.  Если же  женщина находила в себе силы выдержать  дикие пытки и ни в чем не признаться, то ее объявляли очень сильной и опасной ведьмой, которой сам дьявол помогает противостоять палачам. Дорога на костер, таким образом,  была одна для всех, но у  неизвестных истории героинь был серьезный  мотив молчать на допросах – нежелание подвергать той же участи своих дочерей и подруг. Абсолютное большинство, конечно же, не выдерживало изощренных мучений. Несчастные называли имена своих соседок и знакомых, тех арестовывали, они называли новые имена, и число обвиняемых росло  по законам геометрической прогрессии. В конце концов, в застенки и на костер попадали  жены и дочери самих доносчиков, палачей, судей, поставщиков дров для казней, членов магистрата или городского совета. В истории документально зафиксирован случай, когда в Германии городским палачам приходилось пытать жен  друг друга, а поскольку они были мастерами своего дела, то все вскоре остались вдовцами.

Борьба против этого безумия была очень опасным делом, но находились люди, часто это были священнослужители обеих конфессий, которые активно протестовали, формировали общественное мнение, убеждали правителей в огромном вреде для общества и государственной казны от этих процессов.  В итоге конец террору в разных странах в разное время положила центральная государственная власть. Во Франции Людовик XIV издал эдикт, положивший конец массовым преследованиям  ведьм,  в июле 1682 года. Прусский король Фридрих Вильгельм I в 1714 году, выпустил эдикт, которым повелевал отныне направлять на его личное утверждение все приговоры по делам о ведьмах. Вскоре после этого охота на ведьм в Пруссии сошла на нет. В 1740 году  австрийская императрица Мария Терезия, положила конец ведовским процессам в Австрии. В Германии последний смертный приговор по делу о ведовстве был вынесен верховным судом Кемптенского аббатства в марте 1775 года. Последняя европейская «ведьма»  была обезглавлена в Швейцарии в 1782 году, во времена Гете, Шиллера и Канта.  Последняя же в мире казнь (сразу пяти женщин) по обвинению в колдовстве произошла уже в конце XIX века в Мексике.

Май 2012 года.
***

Уважаемый читатель!
Предлагаю Вашему вниманию книгу  "Русский Гамлет".

Книга написана в жанре художественно-документальной прозы и представляет собой сборник произведений, посвященных знаменитым деятелям и важным событиям в российской и зарубежной истории: Павел Первый и его реформы, Жанна д'Арк и Столетняя война, Максимилиан Робеспьер и Великая французская революция, Жак де Моле и разгром Ордена тамплиеров, Томас Торквемада и испанская инквизиция, папа Александр VI и его сын Чезаре Борджа, неистовый Савонарола и его борьба с Ватиканом, Охота на ведьм в обезумевшей Европе.

Центральным произведением является повесть о русском императоре Павле Первом, выдающемся и благородном человеке с трагической судьбой, которого еще при жизни его современники называли Русским Гамлетом.
 
https://ridero.ru/books/russkii_gamlet/


Рецензии
Интересно и поучительно, но у меня остался осадок - получается, что если бы своевременно сожгли "Манифест Коммунистической парии" и "Майн кампф" (а лучше бы их авторов), то не было бы ни коммунизма, ни фашизма. Воистину "вначале было слово".

Цай Владимир   20.07.2018 14:13     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.