Гастарбайтеры

 В нашем дворе, через окно, в которое я люблю наблюдать за восходом солнца, видно

здание Дома Правосудия. Так себе, невзрачное строение в стиле «советский ампир» конца

эпохи социализма. Это – последнее  административное здание, построенное в нашем

районе в советское время, а в постсоветское – больше, пока,  ничего и не строили. Все 

разрушали, переделывали, переименовывали да придумывали новые названия, старым

Домам. Так, вместо райкома КПСС, появилась сначала Музыкальная школа, потом

Училище искусств. А потом и вовсе в этом здании, на втором этаже посели районного

прокурора. Поскольку места оставалось много, то весь первый этаж отдали под

райвоенкомат, даже пришлось достраивать кое-что. Оказывается, для призывников нужен

актовый зал. Ну и слепили, что-то вроде конюшни.

Вот и детсады многие с молотка пустили, не продали, конечно, кому их было тогда

покупать то? Просто, перепрофилировали, под разные «молодежные» организации. Уж,

больно шустрая у нас в районе была в то время заведующая по делам молодежи, назовем

ее, госпожа К. Потом, она всю социальную сферу под себя подмяла. И стала называться

начальником управления по социальным вопросам, семьи, материнства и детства, и еще

чего-то там. В общем, полномочий себе отхватила столько, что чуть ли не больше, чем

сам Глава администрации района.

Да, чуть не забыл, Райисполком стали называть Администрацией района. Горисполком, в

своем же здании, сначала урезали, поселили на втором этаже и назвали Администрацией

города, лишив ее прав самостоятельно распоряжаться финансами. А  потом и вовсе её

перевели в бывший детский садик, когда «империя» госпожи К. рухнула. В результате

этого крушения, высвободились в свободное плавание или полет, а можно сказать и

падение: Пенсионный фонд района, Отдел социальной защиты, Отдел по делам молодежи,

Детский приют, Центр занятости молодежи и еще какие-то важные и не очень - 

организации  и конторы, поселившиеся в помещениях бывших детских садов.

 Я это пишу к тому, чтобы наглядно проиллюстрировать, насколько сократилась

потребность в детских дошкольных, и школьных учреждениях. Да, не стало в нашем

молодежном, в общем-то, городке детишек. И еще примета, в семьях детей нет, а в

приюте, от сирот и неполноценных детей отбоя нет, уже мест не хватает. Раньше со всей

области привозили и места были, а теперь – со своего района разместить не могут. И

лежачих детей-инвалидов много, и здоровых «инвалидов», без отца-матери – хватает.


В последние годы в наших краях стали  появляться гастарбайтеры, так называют

приезжих из стран ближнего зарубежья. Приезжают они, не будем говорить о причинах,

почему, поговорим, зачем? Вначале массового миграционного процесса приезжали в

основном торговать. Возили китайский ширпотреб и, видимо, не в накладе были,

торговали успешно. Продавали все, что покупается, даже то, чего раньше россияне и не

знали, и видели. Вот интересно: куда наши-то купцы подевались? Как будто и не было в

России негоциантов, так здорово истребили их лихие годы социализма.

И по сей день в городке торговлю держат узбеки и армяне. Продавцов только из местных

торговок взяли, когда запрет вышел: «чернявеньким», да без паспорта, торговать – нельзя.

Это только усугубило положение: наши-то бабы битые, наученные хамству советского

рынка, как и прежде, втюхивают залежалый товар и при этом орут: «Не хочешь, не бери».

Но капиталистический рынок все-таки постепенно ставит их на место, кто по хамей

постепенно  ушли, а оставшиеся – научились сдерживать свои эмоции. Иначе,

действительно, покупатель может уйти к другому продавцу, который вежливо и со

словами: «Спасибо за покупку!» получит от покупателя деньги. Оказывается, это так

просто и естественно.


В процессе развития постсоветского капиталистического  общества, стали выявляться и

другие, различные изъяны в воспитании наших соотечественников. Оказывается, все у нас

настолько возлюбили науку, что просто спасу нет. Все стали чрезмерно грамотными и

образованными, что плюнуть некуда. Куда ни кинь – всюду одни юристы-экономисты,

учителя да программисты. И все дипломированные, не институт, так колледж

закончившие. Благо ходить далеко не надо, тут же в родной школе обучат на юриста, а

хочешь – экономистом  сделают, или программистом, только денежки плати. Для

удобства желающих, в школах открыли «филиалы», не совсем центральных вузов и

колледжей, в основном, почему то Сибирских. Холодно, что ли у них или далеко, вот они

к нам, на Волгу и едут.

И пошла губерния в науку. Родители и кожи вон лезут, сынок или дочка в школе на одни

двойки-тройки учился, все рано, пусть дальше учится, женится, глядишь - поумнеет. И

продолжается учебный процесс до 24 – 25 лет. Самое время учиться работать, так нет,

родители не дают этим заниматься. Учись, говорят, дочка или сынок. А как учиться то,

если у самого – мозгов маловато и никто толком не учит, форма то обучения – очно-

заочная (придумают же название). Очная – это значит один раз к месяц, а заочно – каждый

день свободен. И мотаются молодые люди без дела, а как говорят: минута свободного

времени, порождает дурные мысли. Вот и начинает молодежь с ума по-своему сходить:

курят все поголовно, пьют, гуляют. Хорошо еще парней в 20 лет в армию призывают, хоть

там мозги вправляют. Есть такие, кого и от армии родители откупают, болезни разные

придумывают. А он, болезный, и не просыхает от пьянок, да гулянок.

Но самое интересное, это то, что девать то некуда всех этих юристов, экономисток и

операторов ПК, наблюдается явное перепроизводство специалистов этих профессий. В

стране просто не найти столько рабочих мест для адвокатов и бухгалтеров. Можно, с

трудом использовать навыки пользователя ПК (Персонального Компьютера), если сам

научился, на домашнем компьютере, кроме  игр, к примеру – печатать. Ну, такими

навыками сейчас даже бабушки-пенсионерки владеют.

Вот такая беда в нашем обществе происходит. Парни и девушки все сплошь вдруг

«грамотными» стали, хотя после 16 лет обучения в школе и институте, читают по слогам,

а пишут с ошибками. Но на простых работах, работать уже не хотят задешево. А  где всех

их, грамотных то, устраивать? У нас ни в городе, ни на селе такую прорву не то, что

юристов-экономистов, даже инженеров-зоотехников, не трудоустроить. Они привыкли

бездельничать, на селе жить не хотят, в столицы, в область, ну на крайняк – в районный 

городок едут. Парни от безделья, водку пить начинают, и девчата по кабакам да клубам

рыскают, благо таких заведений сейчас много развелось, женихов богатых  ищут. Ан, нету

их, богатеньких то. И ведь никто о потомстве не думает, ни парни, ни девушки. Девчата,

иногда, ради интереса, отваживаются одного  ребенка родить. Инстинкт материнства, что

ли подталкивает. А парни и одного – не хотят, боятся. Так и деградирует держава,

вымирает Русь.
 

Зато приезжие парни и девчата не теряются. Если раньше к нам в основном ехали

мужчины средних лет. Торгаши с заморскими товарами, да какой там заморские – за

бугорные, в основном из Китая товары, от которого нас отделяет гора Тянь-Шань. То

теперь свои стопы направляет к нам, в основном молодежь обоего пола, родившаяся уже в

независимых государствах бывшего СССР. Соответственно, они получили свое,

национальное образование: русский язык – даже  и не знают. Ведь едут в основном, кто

послабей в знаниях, а главное – победней. Они  особенно и не напрягались по части

образования в гуманитарных, там или точных науках, так читать, писать и главное –

считать  до 1000 научили и хватит. Основной козырь – руками, что-то делать научили,

силу, выносливость воспитали, ну и важная часть – религиозное воспитание, ислам.

Большинство едут женатые парни, отслужившие два года срочной службы в

национальной армии, в стройбате или охране, ну еще, элитные войска МВД или полиция.

Кому повезет, остаются там служить пожизненно, но такая лафа не всем выпадает.

 

В мусульманских странах, с рождаемостью особых проблем никогда не было. Там строго

придерживаются принципа: Аллах – дал, Аллах – взял. В смысле, женщины – детей

рожают, сколько Аллах пошлет. Посылает он в основном по 10 – 12 штук от одной жены,

пока яичник не истощится. Истощится  – не беда, в Коране разрешается до трех жен

иметь. По Закону, вообще то, нельзя, а так, если материальное положение позволяет, и   

не официально, то – можно. 

Вот беда, где средства взять? Национальные республики и в Советском Союзе были

перенаселены, самая высокая плотность населения и рождаемость именно там были.

Сейчас, так прямо, всплеск какой-то в этом смысле произошел. Можно сказать, дорвались

до свободного секса или свято чтут устои и заповеди Корана. А вот, куда девать эту

прорву населения? Никто не знает. За какие-то 20 – 25 лет подросло столько мальчишек и

девчонок, что их  оказалось в разы больше русскоговорящих, которые уехали в Россию.

Своих, оказалось, девать некуда – жить негде и работой не обеспечить.

И  едут они, «любезные» к нам в Россию, кому повезет в Москву или в другие города-

миллионники. Но и там в последнее время жить не сладко стало на минималку, больше то,

хозяева не платят, да полиция и ФМС - гоняют. Все чаще мигранты стали обживать

окраины России. Тут спокойней. Четыре с половиной тысячи рублей в месяц – это деньги,

на которые на родине три месяца можно прожить. Вот и горбатятся на стройках, в

подворотнях молодые парни и девчата – таскают грузы или метут на улицах листья,

бытовой мусор.


Расскажу, чему сам свидетелем был, как это дело происходит в нашем городке. Года два

назад умерла у меня соседка. Одинокая старушка, дочь у нее в большом городе живет,

одна пацана воспитывает. Муж у нее запил, как с работы уволили, потому что завод

закрывали. Ну, дело не в том, хотя картина обычная для периферии, квартирка  вот,

однокомнатная, после матери осталась. И стала она думать, гадать наследница, что делать

с квартирой? Продать, так никто не берет такую, уж больно страшная она после матери-то

осталась. Денег на ремонт нет, сама с сыном кое-как концы с концами сводит. Тут  еще

сын школу заканчивает, в техникум поступать надумал. Учился то кое-как, но кто его

знает, а может, одумается … (Смотри выше)
    
Сдавала квартиру нашим. Так они за полгода её так ухайдакали, что хоть мать из могилы

подымай. Она, покойница, болела года три перед смертью, и то – лучше  за квартирой

следила. Помаялась, помаялась хозяйка, да сдала квартиру узбеку-дворнику, Сардару. Он

наш двор подметает. Уговор такой был: за квартиру, свет, газ и 2 тысячи – сверху, 

оплачивает её сыну учебу. Ну и ремонт кое-какой в квартире, за свой счет сделает, чтобы 

не стыдно перед соседями было. Это около пяти тысяч в месяц выходит. Как ни странно,

новый квартиросъемщик охотно согласился и до сих пор живет в нашем доме.

По русски Сардар уже сносно разговаривает, летом иногда с ним беседую, сидя на    

дворовой лавочке. Кстати, он покрасил ее этой весной, впервые за всю жизнь бедной

лавки. Да и вообще двор преобразился, как мог. Чистота вокруг, детская площадка – вся 

отремонтирована и сияет свежими красками, ну асфальтовые дорожки кривые, так это не

дворник виноват. Такими их сделали, кое-как асфальт положили, кого в этом винить, даже

не знаю. Сардар говорит, что у него на родине – все дворы и улицы специальными, влаго-

морозо-стойкими плитками замостили. Красиво получилось. У нас так только возле

узбекских магазинов сделали. Идешь, идешь по ухабам да лужам – вдруг дорожка перед

тобой хорошая, ровная. Аж страшно становится, куда попал? А потом опять – корявая 

тропка, как при социализме. Ну, думаешь, лишь бы войны не было и опять – по лужам и

по грязи топаешь.

Мои соседи, многие и мужчины, и женщины осенью и весной, даже во двор в резиновых

сапогах выходят. Чтобы ноги не промочить, а пуще того, чтобы не испачкать грязью

трико или брюки. Я так не могу, ноги жальче, что их парить в резине? Так на  меня все в

городке смотрят, как на больного. Они-то ходят напрямую, по лужам, по бездорожью, а чё

– привыкли, а я – обхожу рытвины да лужи. 


Из разговоров с Сардаром я узнал, что сначала он жил в этой квартире с пятью земляками,

они на стройке работали. Вместе и ремонт сделали. В прошлом году он жену выписал с

родины, соскучился, значит. Так и оставил ее у себя, друзья съехали на время ее приезда

и больше не вернулись. Она ему дочку за этот год родила, а в этом сына должна родить.

Ну, как говорится, кого Аллах пошлет. Хотя услугами бесплатной медицины она

пользуется сполна, даже УЗИ сделала, врач говорит, сын будет. Работает в семье он один,

потому что  уже вид на жительство заслужил, пока в России обитал. У него дальний

родственник здесь давно уже живет, из торгашей, свою квартиру имеет.  Так у него, в

двушке, человек 10 таких «родичей» прописаны и все ждут очередь на получение

гражданства. Но жена, наверное, быстрей его получит гражданство, как мамаша детей -

граждан России. Они-то уже граждане - по факту рождения…

 Основное место работы Сардара – Управляющая  кампания ЖКХ, дворник с

минимальной зарплатой. Это четыре с половиной тысячи рублей. Жена на рынке сидела,

пока живот позволял. Родственник хоть и не платил, но кормил иногда девчонку, то

пирожков купит, то еще чего у базарных торговок. Ну, а сладкий чай в китайском термосе

всегда с куском хлеба есть. Сейчас жена с ребенком дома сидит, а Сардар крутится,

работает на всех возможных работах. В дополнение к основному заработку он

в пяти домах, на нашем участке, подъезды убирает. Каждый день недели – в  одном

обслуживаемом доме метет полы, раз в месяц или в дождливую погоду – моет . Пять

домов по 16 квартир, с квартиры по 50 рублей, итого 800 рублей. С пяти домов он

ежемесячно имеет 4000 рублей – почти на квартирную плату получается. Бывают и

случайные заработки, кому погрузить чего, перетащить груз какой, ничем не брезгует

Сардар, берется за любую работу. Ведь ему надо еще на родину хоть тысячу рублей в

месяц отправить, там родители ждут…


Подводя итог, расскажу, что я наблюдал из своего окна, гладя на Дом Правосудия. Здание 

это было неказистое, да к тому же не очень приспособленное к нашим климатическим

условиям. Руки бы тому архитектору, оторвать, который придумал плоские крыши у нас в

России делать. Может они красиво смотрятся и очень экологичные, в смысле, что без

шифера, в котором ученые нашли радиоактивные вещества. Но уж больно не практичные

– летом  жарко, зимой холодно, а весной и осенью обязательно потолки «плачут»,

протекают, проклятые плоские крыши в России.

Вот и надумал судья реконструкцию своего здания сделать, служить то ему еще как

минимум пять лет, до очередной ротации. Прокурор давно уже двускатку над своими

хоромами соорудил, он видно и судью надоумил. А то, сколько не делай евроремонт

внутри здания, все равно на год только хватает, потолки протекают.
 
Тендер на производство строительно-монтажных работ, выиграл представитель ООО

«Шараш-монтаж чуркострой», как его у нас называют. Была еще одна организация-

претендент, от ЖКХ. Но они такую цену заломили, что проще было снести здание и новое

построить. А с гастарбайтерами – все просто, четыре человека за минимальную зарплату,

что хочешь, сделают. Только стройматериалы успевай поставлять.

Подрядился работать после работы на стройке и мой Сардар. С основной работы уходить

не стал, родственник не советовал. Он подрядчиком выступает, расширяет, видать, свой

бизнес предприниматель, связи нужные заводит. А  ребята не спешат работать, ведь

деньги им платят за время, а не за скорость. Чем дольше работают, тем больше заплатят,

таковы условия контракта. И без дела, вроде ни одного дня не сидели, даже в дождь

копошатся, что-то делают.

Работать начали еще в августе, когда тепло было. У заказчика тогда еще никаких

материалов не было. Начали ломать мягкую кровлю, снимать бетонные плитки, которые

закрывали торцы кирпичных стен. Недели две возились. Тут заказчик решил вопрос с

материалами, начали подвозить на стройку песок, цемент, кирпич, керамзит. Все это,

шофера, недолго думая, высыпали прямо на землю возле здания суда и укатили. Наши бы,

российские, работнички еще неделю думали: как все это наверх поднять. Понадобились 

бы средства малой механизации, которых уже лет 10 в районе нет, чтобы поднять все эти

грузы на уровень второго этажа.

Узбеки решили проще. Песок и цемент подняли на крышу с помощью обычного ведра и

веревки с крючком, сделанным из сталистой проволоки. Двух человек поставили на край

плоской крыши, один – поднимает  ведро с грузом, другой – таскает. На земле тоже

работают двое. Один – наполняет  ведро песком или цементом, другой – таскает к веревке

и цепляет на крюк. Получается, как в той поговорке, бери больше, кидай дальше, пока

летит – отдыхаешь. Вот, и гастарбайтеры, поочередно: один  стоит у веревки, второй

носит, потом меняются местами. На другой день меняются пары, кто работал внизу,

поднимаются вверх и наоборот. Кирпичи, две машины, перекидали на крышу поштучно.

Так за неделю перетаскали, подняли и перекидали все, что привезли на трех КамАЗах.

Остался  один керамзит, но его не стали поднимать, чтобы не крошить ногами, ходить то

по крыше еще ого-го сколько.

Выложили стены под крышу двускатку. Это две обоюдо-покатые стены, расположенные

друг против друга, на них будут опираться края крыши. А посередине, для симметрии,

вывели воздуховод, по старинке – дымоходная труба. Симпатично получилось и главное

практично, в центре деревянные конструкции крыши тоже имеют жесткую опору.

Собрали каркас крыши – лаги, обрешетку, набили поперечные рейки, оставив два

отверстия для монтажных работ. Тут оказалось, что мусор от старой кровли нужно

сбросить с крыши, теперь с чердака, и утилизировать его.

Целый день они гремели листами железа и бетонными плитами. Скидывали все это на

цветочную клумбу возле Дома Правосудия, а потом загружали в КамАЗ. Сардар сказал

потом: - "Мы думали, что хозяину пригодится это, вот и оставили". Но, кажется,

демонтированные листы оцинкованной жести и бетонные плиты еще послужат кому-то на

даче верой и правдой, зачем добру пропадать. Пристроили рачительные «хозяева» этот

хлам, продали за недорого дачникам.  Так что уже на второй день «отходы» пропали с

клумбы правосудия в неизвестном направлении.


Интересно, как решали проблему засыпки крыши, керамзитом. Поднимать по прежней

схеме: ведро - веревка, не получалось. Крыша то почти готова, а это значит, что на 30

сантиметров от стены торчит ее край, ведро через него не перетащишь. Идея оказалась

простой, как 7 копеек одной монетой. Взяли 4 мешка и с помощью этой нехитрой тары,

перетаскали за три дня, два КамАЗа керамзита. Прямо через зал заседаний суда, через

лестницу, ведущую на второй этаж, через окно – на  крышу. И нечего, что накануне

начался осенний дождь. Керамзит мокрый, не беда, просохнет, а грязь в зале заседаний –

можно убрать, были бы деньги.


Пошел уже третий месяц моих наблюдений. В разгаре осень, дожди льют каждую ночь,

днем хмурится, а ночью льет. Интересная осень. И вот еще – ветер, как-будто кто

включает вентилятор. То  тихо, тихо, а то, как налетит и следом – дождь, прямо ливень,

переходящий в мелкую морось, затягивающий на всю ночь. К утру прекращается это

буйство природы, могут за день даже лужи на асфальте просохнуть, чтобы ночью

появиться опять. В домах, к этому времени уже включают отопление, бывает даже жарко,

в отличии от улицы, где сыро и холодно. А мне жаль моих знакомцев, гастарбайтеров, они

в любую погоду вынуждены целыми  днями торчать на крыше или возле здания суда. В

помещение то их не пускают, за исключением, когда таскали керамзит.


Наконец-то привезли шифер, очередной транш пришел. Так теперь называют момент,

когда дают деньги на какое-нибудь мероприятие. Денег, видимо, дали много, поэтому

решено было строить не скупясь. Вначале решили выровнять площадку перед зданием,

замостить ее плиткой, на манер «узбекских» магазинов. Потом созрело решение и вовсе

все здание обложить керамической плиткой, как у местного богатея, который скупил всю

социалку в районе. Он, наверное, и спонсировал этот транш, но дело это тонкое, лучше

его трогать.

Шифер оказался металлическими гофрированными листами, длинной больше 10 метров,

но на весь скат, длинны не хватало, нужно было достилать мера два. Вот помучились

ребята, мне откровенно их жалко было. Работали как всегда вчетвером: двое на земле,

подносят листы к месту подъема и цепляют проволочным крюком к веревке. Другие двое

затягивают эту веревку с листом шифера на крышу. Чтобы эта операция была

непрерывной, ее поделили на две части: один день кроют одну половину крыши, второй –

другую. Вначале поднимают листы на первую половину и складывают их поперек ската

на второй половине. Застелили первую половину, стали поднимать листы на нее – для

второй половины. Вся процедура подъема и закрепления листов кровли длилась неделю.

Все это время, не переставая, моросил дождь и дул ветер. Как там, на крыше чувствовали

себя ребята – я представляю с трудом. Но они выдержали, ни один не заболел, даже не

устал, как показалось со стороны. Они просто и методично делали свою работу.

Интересно было наблюдать окончание кровельных работ. Дело в том, что кровля – не

место для прогулок, поэтому было решено, не делать так называемое, смотровое окно на

крыше. Просто, глухая поверхность о двух скатах и все. Поэтому, когда настало время

завершения кровельных работ, для двоих рабочих, находящихся на крыше, предстояло

решить проблему безопасного спуска.

Целую ночь думали, решали эту задачу, ничего мудрее, чем соорудить спуск из

строительных лесов, так и не нашли. Добавили секцию к уже стоявшим лесам и по ней

спустились, когда пришурупили последний лист кровли. До этого всю ночь хлестал дождь

в кабинет судьи… Так уж вышло, что последний не полный лист оказался над его

кабинетом. Это случилось в пятницу, для мусульман и без того святой день, а тут еще

Курбан Байрам – выпал. Но ребята работали. Уже потом, вечером они отметили святой

праздник.
               

Кровлю сделали, стены покрыли керамической плиткой, пространство вокруг здания обложили 

морозо-стойкой плиткой, заасфальтировали откосы. Еще внутри, какие-то работы

выполняли, но это уже, когда снег выпал. Всего мой сосед заработал на этой "халтурке"

целых 50 тысяч. Новый год будет праздновать не только его семья, но и в далеком

Узбекистане, старики родители, многочисленные родственники – сварят  плов и помянут

добрым словом своего Сардара.
         
 Александр Орешкин.   



      


Рецензии
Всё так, да не так.

Большинство так называемых гастрабайтеров прокладывает, особенно из Таджикистана, новые наркотрафики. И многие русские города погрязли по их вине в наркоторговле, молодежь гибнет.

И уже давно гастрабайтеры затребуют за свою работу европейские расценки. Недаром они сбежали, когда пополз вниз рубль.

Да и приезжают в Россию далеко не квалифицированные работники, среди них много преступников.
Гастрабайтеры дают примерно 70 % преступности против личности в среднем по стране.

Так что, все не очень хорошо с приезжими мусульманами. Есть проблемы. Очень серьезные. Такие, что неплохо бы обойтись и без гастрабайтеров.
Ведь раньше обходились без них и гораздо больше построили.

Владислав Карпешин   16.05.2016 12:06     Заявить о нарушении
Владислав, интересно мне наблюдать из своего окна. В прошлом году отремонтировали дорогу, опять же те же гастеры. Красивую сделали дорогу, ну правда, на 20 см уже прежней стала, да бес с ним, у нас машин не много ездит. За год, вернее за зиму, так укатали дорожку, что в обе стороны появились две колеи, а кое где и глубокие выбоины. Администрация города, видимо, призвала подрядчика к "ответственности", приехали несколько человек, выковыряли большие ямы, засыпали их асфальтом, утрамбовали их ручным вибратором и укатили. Через неделю на город обрушились ливневые дожди, весь асфальт вымыли. Что будут делать наши руководители? Я не знаю, может снова рабочих вызывать будут. А между тем в городе почти половина мужского населения не работает, да и своя асфальтовая установка в пригороде стоит разбитая...

Александр Орешкин   16.05.2016 15:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.