Восхождение. Часть 2. Глава 10

 
-  Вот дура старая, как же я раньше-то не поняла! - сказала она вслух, подобно кипящему чайнику выпуская из себя пар.
-  Объясни, что произошло!
-  Я видела, как ты отличаешься ото всех, но не смогла сложить два плюс два. Не курит, не пьёт, собранный, чистенький, опрятный, внимательный, воспитанный, спокойный и такой всегда одинокий... Даже заволновалась, уж не из этих ли ты... Потом приехала твоя жена, и я так обрадовалась, ваши глаза светились любовью.
-  Ты бы ещё больше удивилась, если бы узнала, что раньше я был католическим священником.
-  Из этих? - она жестом изобразила на шее колоратку.
-  Да, - я улыбнулся.
-  Они же не могут жениться...
-  Вот потому и ушёл, не смог без неё. Мы ведь ещё со школы знакомы, учились в одном классе...
-  Как же тебя угораздило в семинарию податься?!
-  Это моё призвание.
-  Но любовь всё же взяла верх?!
-  Увидел её спустя много лет и больше не смог жить как раньше...
-  Тяжёлый выбор, но хоть в чём-то я не ошиблась - любовь, настоящая любовь, ради которой пойдёшь на всё, её так мало осталось на этом гиблом свете! - она снова достала из кармана платок. - Прости, что перебила, чувства переполняют.
-  Как Вам угодно мадам, - пошутил я.
-  Я, вообще-то, мадемуазель, если быть до конца откровенной, но в моём возрасте это звучит уже как-то оскорбительно, не так ли?! - она поднялась и подошла к окну. - У меня большой жизненный опыт, молодой человек, но я никогда не связывалась со священниками. Хоть верующей меня назвать трудно, но какие-то понятия всё же имеются. Негоже таким как ты, общаться с такими, как я! И мои прикосновения, должно быть, вызывают отвращение...
-  Глупости! Ничто не сделает тебя грязным, если только ты сам, - мы опять возвращались к наболевшему в её душе вопросу. - Твоя доброта греет мне сердце. Я не думаю о том, кем ты была, я вижу, кто ты есть! Передо мной душа, пережившая очень много боли и страданий, милосердная, добрая, щедрая... Почему же я должен относиться к тебе плохо или предвзято? Что смущает тебя во мне? Возможно, если ты узнаешь меня, то перестанешь бояться священников? Мы же не кусаемся и никого не караем.
-  Возможно, это ещё со времён инквизиции заложено в генах...
-  Да, страшная страница истории. Но, знаешь, если до этого Церковь считалась неприкосновенной, безошибочной, непогрешимой, то после того, как папа Иоанн Павел Второй покаялся за все грехи, совершённые против людей и Бога, этот барьер пал.  Мы такие же люди, как все остальные и тоже можем ошибаться. Священники бывают разные, как учителя или врачи, кто-то служит по призванию, а кого-то нужно гнать в шею с такой работы и близко не подпускать к людям. Может быть, кто-то раньше обидел тебя? Если ты однажды столкнулась с грубостью или жестокостью, это не значит, что все такие же... Ты вправе найти того, кто поможет тебе, кто будет соответствовать твоим внутренним представлениям. Церковь дана для спасения, а не наказания. Это сосуд милосердия Божьего. Ты восхищаешься настоящей любовью и боишься зайти в храм? Давай пойдём туда вместе, я покажу тебе, что это твой дом, и ты в нём такой же ребёнок, как и все остальные дети.
   Маргарет слушала меня и чувства в её груди, как волны, сменяли одна другую, заставляли волноваться и вздыхать невпопад.
-  Я верю тебе, мой мальчик, но таких, как ты, очень мало, - она отвела взгляд, и я понял, что когда-то что-то всё-таки произошло, был некий конфликт с церковниками, отложивший горький отпечаток в её душе на всю жизнь.
   "О, чужие ошибки, как трудно их исправлять!"
-  Маргарет, расскажи мне, пожалуйста, кто-то тебя обидел?
-  Однажды я зашла в храм, это были страшные дни, когда Мишеля, моего возлюбленного не стало. Мне было очень плохо, настолько, что не хотелось жить. А тут прохожу мимо храма, слышу, как оттуда доносится органная музыка, меня так и потянуло взглянуть. Купила свечи, зажгла. Помолилась по-своему, как умела.  Смотрю, исповедь принимают. Словно взял меня кто-то за шкирку и отвёл в исповедальню. Только то, что я услышала потом, словно обухом по голове ударило!  И чем этому аббату женщины так насолили? Отыгрался он на мне, - её глаза вновь стали мокрыми и покраснели.
-  Жаль, что меня там не было!
-  Ты тогда ещё в подгузниках бегал! - она засмеялась сквозь слёзы.
-  Ты расскажешь, что он сказал? Мне это важно!
-  Он назвал меня грязной женщиной, что таким не место в церкви.
   Я не поверил своим ушам.
-  Может быть, в твоей исповеди не было раскаяния или ты не признавала свои грехи?.. Такого просто не может быть!
-  Я сказала, что имела много мужчин, но полюбила только одного и он был женат. Искренне поведала, что раскаиваюсь во всём, кроме этой любви, потому что она - единственное святое, что было в моей жизни! - слёзы побежали ручьями.
-  Прости его, Марго, ради Бога, прости! - я крепко обнял её, не зная, как ещё потушить боль. Её причинил не я, но мне почему-то было стыдно за себя, за того человека, за всех нас.
-  Я простила, но осадок остался. Больше я туда не ходила никогда.
-  А со мной пойдёшь? - я погладил её по руке.
-  С тобой? - она лукаво улыбнулась. - Мой милый мальчик, было бы мне лет на двадцать пять меньше, я бы пошла на край света за тобой, жаль, что годы уже не те!..

Продолжение: http://www.proza.ru/2012/11/10/1277


Рецензии
Наверняка, Натали из СМИ узнала о теракте.Представляю, какая сумятица в сердце у неё.Вот и у меня никак не складываются отношения с церковью.Нет там истинного священника, а только служащие. Всех благ!

Валентина Григорьева 4   31.08.2019 05:32     Заявить о нарушении
В Церкви есть разные священники, нам везло на жизненном пути - встречались истинные служители Божьи.

Натали Бизанс   31.08.2019 18:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.