Восхождение. Часть 4. Глава 4

   Наташа лежала на спине и смотрела на потолок, так что мне виден был только профиль и слеза, стекавшая по щеке. Дрожащими пальцами я стёр её с лица. Как назло, ни одного утешительного слова не приходило в голову, мой дар ушёл вместе с гармонией. Теперь я был пуст и наполнялся исключительно дрянью, от которой не мог никак избавиться, словно ведро с помоями, другого сравнения не нахожу.
   Сделав над собой усилие (я хорошо это видел), Наташа повернулась ко мне. В полумраке её лицо казалось лунным бликом в светлых серо-голубых тонах.
-  Ты ещё любишь меня, Эрик?
-  Что значит "ещё"? Я всегда буду любить только тебя одну.
-  Агнешка показала мне всё, что между вами было. И в Париже, тоже...
   Пауза затянулась под нервные удары моего сердца.
-  Ты так изменился!
-  Да, - я не знал, что ещё ответить.
   Её трепещущие пальцы пробежали по моему лицу, вызвав во мне боль и радость одновременно.
-  Что бы ни случилось, помни, что я люблю тебя! - она попыталась прижаться ко мне, а меня как кипятком окатило.
-  Наташенька, не надо, прошу! - я чуть не взвыл раненым зверем.
-  Что с тобой?! - она инстинктивно отодвинулась и посмотрела мне в глаза.
-  Я не могу сейчас...  Не имею права.   
-  Ты можешь объяснить, что происходит?! Агнешка сказала, тебе сейчас плохо и тяжело, ты взял на себя часть её проклятья. Но я ничего не понимаю, при чём здесь наша любовь? Я ждала тебя и хочу помочь! Но ты отталкиваешь меня всякий раз, как только я проявляю нежность, - слёзы вновь навернулись на глаза её.
-  Я не могу тебя испачкать.
-  Чем, Эрик? Ты чист! Ты только что мылся битый час. Что изменилось между нами?
   Резко поднявшись, я сел, всё вскипело внутри и хотелось причинить ей боль, растоптать, унизить.
-  Я не дотронусь до тебя с такими желаниями!
-  Какими, Боже мой?
-  Иметь всё, что движется, не ради любви, а ради похоти, звериной страсти переполняющей душу. Изодрать на тебе рубашку и изнасиловать в самой грубой форме. Ты это хочешь?! - я был полон гнева, меня всего колотило, будто оборотня перед изменением.
   В её глазах отразился ужас.
-  Вот, - я сглотнул ядовитую слюну, - того, кого ты любила, больше не существует.
-  Не говори так, прошу тебя, умоляю! - она бросилась мне на грудь и, крепко обняв, зарыдала.
   Я был жесток к той, кого любил больше всего на свете. Опять мучительно захотелось умереть, удавить себя собственными руками. В окно смотрела бледная Луна, безразлично, как немой участник преступления. Наташины слёзы капали мне на плечо и казались святой водой, шипящей на раскалённой сковороде. Обнял её, испытывая муки совести.
-  Прости меня! Ради Бога, прости! Мне никто не нужен, кроме тебя. Дай мне только время, я справлюсь, вот увидишь, не может быть иначе!
-  Чем я могу тебе помочь, Эрик, скажи, я всё сделаю для тебя!
-  Не знаю пока, наберись терпения, мне нужно переболеть, я уже испробовал, что только мог. Пойду завтра к отцу Филиппу, может он подскажет...
-  Только не отталкивай меня, прошу! Позволь быть рядом с тобой, что бы ни случилось! Я всё пойму и прощу.
   Я поцеловал её в лоб, обхватив лицо ладонями, вытер губами слёзы, солёные на вкус, как морская вода.
-  Мне иногда невыносимо тяжело справляться с собой. Я не хочу тебя обидеть, но...
-  Только так и можно победить, если бы мы были рядом, ничего бы этого не случилось. Ты долго был один, возможно просто нужна разрядка. Позволь мне помочь!
-  Я бы всё равно поступил так же, как только бы понял, какие силы управляют мной. Нельзя очиститься, потакая порокам. Прости, но я ни о чём не жалею.
-  Знаю. Ты бы умер за неё и тогда, и сейчас.
-  Из-за меня Эделину прокляли и сожгли живьём на костре.
-  Как ты сказал? Эделина? - глаза Наташи, чистые как лесные озера, отразились в моей душе. - Красивое имя, необычное. В какой стране, когда это было? 
-  Трудно сказать. Да, это и неважно. 
-  Вы расстались на много веков, чтобы встретиться вновь, - она представляла это, как романтическую историю, разрисовывая её воображением в яркие цвета. - Интересно, а когда мы с тобой встретились?
-  Во второй средней школе, класс "Б".
-  Я имею в виду не сейчас, - Наташа улыбнулась. - Как думаешь, Эрик, у нас тоже была с тобою когда-то история?
-  Не знаю, родная... - я прижал её голову к себе и глубоко вздохнул.
   Мне внезапно стало легче от того, что мы откровенно поговорили, и Наташины руки обвили меня с любовью, без отвращения и обиды, будто Ангел коснулся меня своим чистым крылом. Я закрыл глаза и благодарил Бога за неё.
   "Кем бы я был без твоей любви?!"

Продолжение: http://www.proza.ru/2012/12/01/1020


Рецензии
- Вы расстались на много веков, чтобы встретиться вновь, - она представляла это, как романтическую историю, разрисовывая её воображением в яркие цвета. - Интересно, а когда мы с тобой встретились?
***
Очень интересно!

Владимир Владимирович Смирнов   17.12.2020 10:20     Заявить о нарушении
Всё ещё впереди.
От такой "романтики" мурашки по коже.
Бог нас милует, когда закрывает на время память о прошлых воплощениях,
никто бы такого груза не выдержал, вспомни он всё.

Натали Бизанс   17.12.2020 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.