Бытовая рождественская ниачемка

Ласковое утреннее солнце погладило руками-лучами по рыжим кудрям. Немного поморщившись, Вова открыл глаза и посмотрел на будильник. Однако на тумбочке сия предмета не оказалось – по рассеянности художник забыл выставить его из комода, куда еще несколько дней назад запрятал надоедливую жужжалку.


Невзирая на некоторую недовыспанность, чувствовал себя наш герой на удивление бодро. Вчера его захватил прелестнейший сюжет, просто требовавший переноса на холст. В порыве творческого вдохновения художник простоял у мольберта полночи и только сомнения в полноте рисунка заставили его наконец-то прилечь – короче, срубился наш творец прекрасного прямо на полу под незаконченным шедевром.


С трудом подняв неуверенное тело в вертикальную плоскость, сладко потягиваясь и разминая затекшие мышцы (ну или что там называют мышцами у творителей вечного и прекрасного), Вова отправился в ванную комнату.


Все еще захваченный идеей новой картины, он тщательно почистил зубы случайно завалявшимся на полке гелем для бритья, отдаленной мыслью удивляясь странному вкусу и обилию пены. Бриться не стал – его увлеченность работой и абстрагированность от банального быта уже давно выросли в ничего так себе приличную бородку.


Некстати заворчавший желудок напомнил о том, что не все таланты питаются амброзией и нектаром, и Владимир прошествовал на кухню.


Шкворчащая на сковородке яичница еще больше обострила воспоминание о вчерашнем видении. Ярко-желтая сердцевина в окружении пенящегося белка – как солнце на фоне сугробов, а стремительно надвигающаяся подгорелость – о том незабываемом видении в наступающих сумерках.


Надо отметить – картины Вовы отличались всегда тем самым вдохновением, что так натуралистично передается красками на холст. На последней выставке зрители не могли оторвать глаз (согласна, банальная фраза и двусмысленная, но необходимая для красочности описания) от творений местного таланта. Его пейзажи настолько реалистичны, что на одной из картин разглядели кое-кого из горожан в несколько непристойном виде – увлекшийся художник перенес на полотно все, что зацепил его творческий взгляд. Скандал был еще тот.


А накануне… Бродивший в поисках вдохновения художник застыл в восхищенном ступоре – купающаяся в проруби русалка, переливающаяся в каплях воды, как в бриллиантах, захватила чувствительную душу мастера. В памяти только не остались зацепленные профессиональным глазом возбужденные лица , также наслаждающиеся зрелищем…


Прошло время. Выставка местных художников была истинным подарком к новому году для ценителей вечного и прекрасного. Особое внимание привлекла картина нашего героя "Зимняя Венера". Роскошные формы купальщицы приковали глаза мужской половины, а жены, безуспешно пытающиеся увести своих мужей, ревниво отыскивали недостатки в фигуре соперницы. Лицо Венеры было прикрыто длинными волосами, но в маленьком городке все знали любительницу поплюхаться в полынье - учительницу физкультуры местного колледжа, по совместительству мастера спорта по какой-то неведомой борьбе. Переведя завистливые взгляды с женщины на окружающий пейзаж, одна из дам воскликнула:

- Ах, ты, зараза!

Народ вздрогнул от неожиданного крика - зрелище, как местная библиотекарша лупила сумкой своего благоверного, было интереснее, чем статичные скчные картинки на стенах. Интриги добавил рык продавщицы с рынка, огромной Сергеевны, подхватившей за шкирку своего плюгавенького муженька:

- И что это такое? Рыбалка, говоришь?

Как нашкодившего котенка, натыкав мужа лицом в вышеозвученную картину, Сергевна потащила его домой.

Народ бросился рассматривать картину с преувеличенным вниманием. За спиной купальщицы, в лохматых елях виднелись две очень узнаваемые физиономии - раскрасневшиеся, заинтресованные, с заметно горящими глазами.

Через пару дней по городу пополз слушок, что Вову отлупили две фингалистые личности, вручную изобразив на лице художника очень колоритные синие очки.

Вечер... Печальный Вова, замазывая мазью фингалы, вздрогнул от неожиданного стука в дверь. Нодо сказать, он в последнее время стал несколько пуглив, а стук был довольно уверенный - не хилая ручка задавала ритм трепетания двери.

Наконец бедолага открыл дверь. Как прекрасное видение на пороге стояла его Венера, в миру Раиса-дзюдо. В руке женщины аппетитно благоухал пакет - судя по аромату с жареной курицей. Рядом с курой игриво позвякивало что-то стекляное.

- Ну! - под строгим взглядом Раисы наш творец совсем растекся лужицей, вспоминая о самых недоступных местах в квартире на предмет забиться. Но в доме творческого человека даже плинтуса отсутствовали и, смирившись с судьбой, Вова сделал отважную попытк поднять заплывшие глаза . - А теперь, Вовик, как честный человек, ты должен на мне жениться! Вот послезавтра в ЗАГС и пойдем!

Поздним вечером сытый и счастливый художник с наслаждением прижимался к могучей груди своей неожиданной невесты. Он даже и не загадывал желания подобного рода, так как не представлял, что такое счастье может с ним случиться. За окном неотвратимо наступала рождественская ночь, а в голове созревала идея для новой картины "Рождественские гадания девок в бане", стественно в излюбленном стиле "ню"...

Ну а что? В жизни всякое бывает.


Рецензии