Концерт ансамбля Мартина Грубингера в Griegsalen

7 февраля 2013 года в прекрасном Griegsalen Бергенской филармонии (Королевство Норвегия) состоялся концерт группы барабанщиков и пианистов во главе с выдающимся музыкантом Мартином Грубингером.

В программе концерта значились произведения Бела Бартока и Игоря Стравинского.

ПРЕДИСЛОВИЕ
Идя на концерт, я не думал, что буду что-то записывать, тем более вести репортаж, но по старой журналистской привычке взял с собой блокнот – небольшую записную книжечку, и как только уселся в своё кресло, машинально достал блокнот и шариковую ручку.
Я не музыковед, разумеется, не театральный критик и даже не светский хроникёр-репортёр, привыкший к описаниям светских приёмов, праздничных мероприятий, парадов и прочих развлечений. Для меня более понятны и привычны ландшафты, природные явления, цветочки-птички-бабочки, а также, уфф, дым над трубами, аварийные разливы нефти в Сибири, на Крайнем Севере и Дальнем Востоке. В не столь давнем прошлом - антиядерные и другие экологические митинги и демонстрации с конференциями и лагерями протеста против. Теперь, конечно, это почти невозможно... Но, как говорится, мы полагаем, а бог располагает.
 
В очередной зимний приезд к любимой дочери Ирине, живущей в Норвегии, мне удалось побывать в знаменитом здании Бергенской филармонии, названном в честь великого норвежского композитора Эдварда Грига, с которым я как-то раз даже сфотографировался возле его дома. С бронзовым, конечно. А вы что подумали?..
Ира на сайте филармонии узнала, когда будет интересный концерт и купила для меня билет. Сама не пошла со мной, так как осталась дома с малыми детьми, а муж также был занят. И вот через несколько дней в предвкушении праздника я поехал на рейсовом автобусе в центр Бергена.
Когда я добрался до филармонии, оставалось минут 20 до начала.

ФОЙЕ
Трёхэтажное фойе здания стало заполняться, вероятно, задолго до начала представления. Много опрятно одетых пожилых людей. Правда, в смокинги и фраки никто не вырядился – не тот случай. Однако некоторые мужчины совсем уж просто были одеты, один даже в красных джинсовых штанах и клетчатой рубашке явился – не запылился. Одиноких как я зрителей было очень мало. Люди стояли парами и даже целыми группами. От некоторых дам так разило духами, что хотелось по-быстрому выскочить из душного облака…
В гардеробной сам повесил верхнюю одежду на тот ряд и то место, которые значились в билете, причесал то, что ещё растёт на голове, и пошёл гулять по зданию. Поднялся на второй этаж, где увидел два ряда круглых больших столов, покрытых цветными скатертями и рассчитанных, видимо, на 10 человек, судя по числу стульев у каждого стола. За некоторыми из них сидели явно знакомые между собой люди и тихо разговаривали. Другие гуляли или стояли, беседовали. Ничего занимательного. Но что характерно: я нигде не увидел служащих, продающих программу концерта или рекламу филармонии: ни на входе, ни в фойе. Только в одном месте за небольшой стойкой милая улыбчивая женщина продавала диски и какую-то печатную продукцию. На стойке в сторонке лежала и стопка программок, одну из них я и взял для ознакомления.
По другой лестнице я забрался на третий этаж и перед собой увидел широко распахнутые двери в зал.

ЗАЛ
Сразу от входа открывается вид большого зала, сооружённого без всяких балконов, лож, бельэтажей и прочих ухищрений в подобных помещениях для зрелищ. Этот зал оригинален и красив. Светильники неяркие. На стенах какие-то длинные выступы, возможно, рассчитанные на поглощение или стабилизацию звуков – с ходу трудно понять замысел архитектора… Понравились мне и удобные, в меру мягкие кресла с матерчатой немаркой обивкой коричневого цвета. С каждого кресла отлично видна сцена, хотя её как таковой, возвышающейся на передними рядами в иных залах, здесь не было. Артисты максимально приближены к зрителям, без всякой рампы.

Когда я занял своё место, то увидел справа великовозрастного внука со своей бабулей, а слева – невзрачного старика лет 80 с двумя пожилыми дамами также в возрасте.
На сценической площадке расставлена куча всяких барабанов, там-тамов, литавр, ксило- и металлофонов, стоек и прочих штуковин, которыми по ходу представления артисты использовали для извлечения звуков. На авансцене – два чёрных рояля, развёрнутые клавиатурой в нашу сторону.
Перед началом появились два инвалида в самодвижущихся креслах. Они пристроились без проблем к первому ряду. Им все улыбались. Видимо, радовались, что эти люди с ограниченными возможностями не потеряли интереса к жизни и почтили своим вниманием Бергенскую филармонию.

КОНЦЕРТ:
Первое отделение
Через 5 минут после официально назначенного времени из-за кулис вышли скромно, но изящно одетые музыканты. Впереди две похожие друг на друга девицы в одинаковых чёрных платьях с блёстками. Платья держатся на тоненьких лямочках, которые не в силах закрыть худенькие декольте и спинки.  С ними вышел рослый парень с густой копной тёмных волос, в чёрных штанах и такого же цвета футболке. Это и был сам Мартин Грубингер (на фото он запечатлён играющим на природе). Компанию им составил лысоватый мужчина среднего роста и средних лет.
Ну, вот, кажется, всё описал. Пора начаться концерту.
Музыканты направились к своим инструментам, а Мартин улыбнулся зрителям и… взял слово. Что он поведал нам, я, конечно, в подробностях не понял, потому что из его уст звучала английская, а не русская речь, увы, или даже немецкая речь, которую я, с грехом пополам может быть, различил бы, но норвежцам, знающим english, понравилось его слушать. Потому что, вероятно, это были рассказы об оркестрантах, гастролях и ещё о чём-то занимательном и неповторимом. По ходу повествования зрители улыбались и даже одобрительно смеялись.

Итак, контакт с залом вроде бы наладился, и музыканты приступили к тому делу, ради которого мы тут все собрались.
Мужчины потихоньку застучали по барабанам, литаврам и ксилофонам, а пианистки – по клавишам роялей. В каждой руке барабанщиков по две «колотилки». Мартин стучит по барабану палочками с разными меховыми набалдашниками, а партнёр тоже палочками, но без ухищрений, гремит по тарелочкам и большим тарелкам. Звуки вначале были лёгкими, а потом обрушились на нас со всей возможной силой – это чтобы мы сразу поняли, куда пришли... Левая девица-близнец так яростно колотила по клавишам, что еле успевала переворачивать листы с нотами. Остальные тоже энергично и даже азартно трудились. И когда музыканты вдруг неожиданно остановились, я на мгновение оглох, но это оглушённое состояние быстро прошло, потому что когда они, еле прикасаясь к звукоизвлекающим поверхностям чутких музыкальных инструментов, приступили к очередному акту, я услышал их тончайшее пиано. Девочки так красиво переливали звуки, что мы слышали не звучание струн рояля, а как бы журчание ручья где-то в лесу… Но вскоре водный поток вырвался на простор и, натыкаясь на пороги, стал с шумом срываться с камней. Лысый подскочил к барабанам, установленным ближе к зрителям, и стал по ним бить кистями рук. Мартин, немного постучав по клавишам, видимо, решил помочь собрату яснее выразить энергию потока и пересел к нему поближе. Они слаженно застучали по барабанам, демонстрируя нам ускоренную мощь воды. Вскоре Мартин убедился, что партнёр играет так, как надо, и вернулся к своим клавишам. Через 8-10 секунд лысый пошёл к дальним барабанам и литаврам, и тогда девицы повели свою партию «то громче, то тише», т.е. чередуя пиано и форте. Мартин, немного послушав, включился в ритм, да так быстро стал стучать по клавишам своего ксилофона, что, похоже, не успевал следить за нотами. Тогда амиго пришёл на помощь, перевернул лист на его пюпитре и поспешил вернуться к своему инструменту. Вскоре они под тихое звучание роялей стали соревноваться, кто нежнее прикоснётся к клавишам. Через несколько пассажей их пыл закончился, и они, встав, раскланялись. Близнятки приподнялись со своих табуреток, и подошли к партнёрам пожать руки. Очевидно, закончилась первая пьеса первого отделения.

Мартин обратился к публике с новой речью, и пока он рассказывал о том, что мы услышали и что ещё предстоит услышать, к девушкам подсели две ассистентки с намерением, как мы поняли, переворачивать нотные листы. Вышел ещё один человек, который стал помогать лысому по-другому расставлять стойки и инструменты.
Через некоторое время развлёкший публику Мартин вернулся к своим основным обязанностям ведущего музыканта. Однако что-то ему показалось не так, и он принялся наводить свой порядок в расстановке инструментов, табуреток и стоек. Народ ждал, когда он закончит размышлять и расставлять. Пауза несколько затянулась, и тогда одна из девиц, полуобернувшись к публике, бросила в неё остроту. В первых рядах многие её услышали и, оценив юмор, засмеялись, а Мартин и бровью не повёл… Вскоре он успокоился, и мужик, который, видимо, сделал что-то не так, но следил за действиями шефа, пожал плечами и ушёл восвояси.

Началось новое священнодействие. Первым зашевелил палочками по барабану лысый музыкант. Мартин послушал-послушал, да кааак врежет по тарелке!.. Старик на нашем ряду с испугу сильно вздрогнул и чуть с кресла не свалился, стукнув для устойчивости ногой... Если бы я не записывал впечатления, то, отметив в памяти этот момент, продолжал бы слушать музыку, как ни в чём не бывало, но я писал, а значит, заново переживал ситуацию, поэтому мне стало смешно при описании реакции пожилого человека. Помнится, как я, пару раз булькнув, с трудом преодолел приступ смеха. А тем временем Мартин продолжил в том же духе неистово колотить по всем предметам, что попадали под его темпераментную руку. Я подумал: если бы у него было столько рук, сколько у индийского бога Шивы и его сыночка Ганеши, такой бы грохот стоял... Но нам хватило рук Мартина и его партнёра, тем более что темп неуклонно нарастал! Настучавшись одними палочками, Мартин подскочил к столику, схватил другую пару и вновь замолотил по барабанам, тарелочкам, клавишам ксилофона... Потом он притих, а «работу» продолжили партнёры, да так быстро, что помощницы девиц еле успевали переворачивать нотные листы. «Парниша» с интересом поглядывал на них и ждал момента, чтобы ударить по большой тарелке. И когда он наступил, тарелка получила удар и зазвенела. Ах, какой это был звук! Он долго ещё растекался по залу, поднимаясь к потолку, отражаясь от него и от стен… хотя музыканты уже давно добавили к нему новые нотки.
Все слаженно и темпераментно продолжали играть. Мартин вновь поменял палочки, чтобы стучать по клавишам, а у музыкантши, сидящей слева, в этот момент вдруг появилось желание прикоснуться к голове. Она быстро схватила волосы в пучок, встряхнула их, закинула на спину и продолжила свою партию. В этот момент я заметил, как Мартин переключился на маленький барабан. Извлечённую им мелкую дробь не смогли даже два рояля заглушить, да это было и невозможно. Но, оказалось, что барабанщику это всё было мало, поэтому он, повернувшись к другому, огромному барабану, изо всех сил врезал по нему пару раз! Но наш старик, видимо, уже был начеку и в кресле сидел неподвижно, вертикально. А может быть, он уже просто оглох окончательно?..
Ребята, энергично постучав некоторое время по своим клавишам и барабанам, вдруг остановились. Видимо, композитор решил, что здесь должна быть пауза: нельзя же без конца оглушать слушателей грохотом…
 
После паузы в 2-3 секунды все приступили к тихой игре, неторопливо поглядывая на ноты. Мартин при этом как будто импровизировал, почти не заглядывая в шпаргалки. Вскоре девицы ускорили темп и усилили звучание роялей, на что коллега отреагировал ударом по барабану. Тогда они стали играть чуть тише. Через некоторое время парень вновь ударил по большому барабану и вернулся к своим клавишам. Партнёр решил поддержать мелодию на литаврах, ударяя по второму и третьему инструменту, а Мартин тем временем вновь приступил к большому барабану. Девицы рьяно стучали по своим клавишам, потом несколько сбавили темп, а вскоре затихли совсем и стали ждать, когда ребята наиграются! Когда они, наконец, умолкли, все встали со своих табуреток и пошли целоваться в щёчки!..
Публика захлопала в восторге от музыки и от их любви друг к другу! Музыканты ушли со сцены, а мы продолжали бить в ладоши. Тогда они вновь вышли, раскланялись по отдельности и все вместе. Зрители были удовлетворены, и артисты тоже. Все разошлись кто куда…

АНТРАКТ
Я пошёл гулять по фойе. Забрёл в гардеробную, которая практически открыта, без всяких загородок, что, конечно, на территории СНГ в принципе невозможно увидеть ни в одном концертном зале, ни в одном городском театре, ведь народ у нас в основном беден. Даже те, кто иногда позволяют себе посещать зрелища…
В нишах гардеробной увидел на невысоких постаментах бюсты, видимо, своих деятелей искусств: SVERRE JORDAN 1889-1972, HAAKON WALLEM 1870-1951.
Далее скульптурка голого Пана с козлиными рожками-ножками, играющего на нае, следующая – композиция из двух голеньких фигурок девочек, изготовленных из бронзы. Одна из них стоя играет на флейте, а другая сидя слушает подружку. Ещё одного юного бронзового скрипача, судя по табличке, подарили администрации Григ-халле американцы в честь какого-то им известного музыкального фестиваля 3 июня 1981 года.
В одной из последних ниш притулилась слега обшарпанная деревянная тумба, за которой прямо на полу стоял полуотвернувшийся от нас бюст Харальда Хайде (HARALD HEIDE). За что его так? Непонятно. Может, тумбочка не подходит для роли достойного постамента?
Ниши закончились входом в мужской туалет. Ладно, думаю, надо заглянуть на всякий случай, когда ещё придётся… Подошёл к писсуару. А когда из меня (извиняюсь за натурализм) полилось, он вдруг ожил и стал водой смывать то, что на него изливалось. Мне это изобретение показалось разумным, правильным. Видимо, фотоэлементы в устройстве установлены так, чтобы вода не впустую лилась, а только по необходимости! Это придумано и для «забывчивых», не привыкших к аккуратности. Когда-нибудь и в наших общественных присутственных местах (особенно в электричках и на вокзалах) установят такие новшества! Дожить бы…
Из динамиков прозвучало, как я понял по бархатистости слов, приглашение пройти в зрительный зал. Как раз вовремя! Я неспешно направился к своему месту в зале, который, кстати, был почти полностью заполнен. Я заметил лишь несколько пустых кресел позади и немного поодаль. И на нашем ряду образовалась небольшая брешь: пожилой любитель музыки решил больше не испытывать свои барабанные перепонки (если они ещё там сохранились…) и не появился вовсе. Женщина, что сидела слева от меня, перебралась на освободившееся место и немедленно о чём-то «зачирикала» с подругой. Они, конечно, решили досидеть до конца: любопытно же, что ещё такого им покажут иностранцы … И правильно сделали, потому что второе отделение, как правило, бывает не хуже, а лучше первого! В нашем случае именно это и произошло. А дедушку жаль…
Да и на сцене произошли изменения: за время антракта рояли развернули на 90 градусов, и поэтому пианистки будут играть лицом друг другу, а к нам в профиль. Барабаны «ушли» на второй план вправо, что-то ещё переставлено.
Пока народ подтягивался, я решил написать, что, по сути, присутствую на джазовом концерте иностранных (возможно, американских) музыкантов. И хотя в арсенале исполнителей нет духовых и струнных инструментов, впечатление от гармоничного звучания ударных остаётся замечательное. Посмотрим, что будет во втором отделении…

Второе отделение
Время 20:52. Убавлена яркость ламп.
20:54. На сцену вышли пять музыкантов.
Джазисты подошли к своим инструментам. Третий артист начал засучивать рукава, и Мартин, представив его, принялся по своему обыкновению развлекать публику. Его слушали благосклонно и дружелюбно, смехом и аплодисментами выражая одобрение.
Первым открыл второе отделение лысый музыкант своей игрой на клавишных, потом вступили в действо остальные. Мартин чародействовал, извлекая необычный звук с помощью длинной палочки, которую он плавно запихивал в трубочку. Получив заряд вдохновения от этого звука, музыканты стали энергично бить по клавишам и барабанным бокам, при этом девицы сильно, чуть ли не кулаками стали лупить по клавишам, и мне показалось, что деревянные части роялей не выдержат нагрузки и развалятся на наших глазах, однако в действительности это было только кажущееся впечатление.
А что Мартин? Да он особо не парился: стукнет пару раз по барабану и вскидывает палочки, улыбнётся залу и опять немного постучит. Третий, пожилой музыкант, которого я условно назову «отец», в это время усердно трудился над барабаном. Однако Лысому его усердие показалось недостаточным и, чтобы призвать и его, и Мартина ещё шустрее играть, сорвался с места и, подбежав к большому барабану, из всех сил ударил по нему большущей дубиной. Я видел, куда он помчался, но тоже, как мой сосед-старик, не ожидал столь мощного звука, и хотя не вздрогнул, не упал с кресла, всё же на какое-то время почти оглох. Мартин действительно внял призыву и принялся, не прерываясь, чуть быстрее стучать по клавишам, но при этом, не очень сильно напрягаясь. Глядя на него, и остальные умерили свою прыть и стали еле-еле прикасаться к инструментам, но через несколько секунд всё же  взяли себя в руки и увеличили темп, да и звуку прибавили.
Вскоре отец сбежал от барабанов к своим клавишам с тарелочками. Скорость игры увеличилась, но по ходу пьесы ему пришлось помчаться к другому клавишному инструменту. А так как сила звука нужна была более мощной, он рванул далее, к барабанам!
Бедные близнятки, не успевая заглядывать в ноты, изо всех сил тарабанили по рояльным клавишам, но вдруг вместе со всеми в один момент остановились. Опять наступила оглушительная тишина…
Отец, не торопясь, отошёл к третьему барабану и там чего-то загремел, ему тут же стали вторить остальные музыканты и вновь, через пару-тройку секунд на полном фортиссимо оборвали звучание. После паузы опять зажурчала вода, перекатываясь по округлым камешкам, с шумом срываясь с больших валунов, попадающихся на пути. Девицы играют на басах, а Мартин нежно касается своих любимых клавиш, но, оказалось, что для более переливчатого журчания необходима ещё одна пара рук, и тогда к Мартину присоединился отец. Они дуэтом стали извлекать клавишами чудесные звуки! Очень приятные! И в это время лысый партнёр добавил к мелодии новый звук с помощью стержня (того самого?), вытягиваемого из трубки. Девчата неотрывно играют, лысый при этом бьёт сразу по двум литаврам, Мартин по своим клавишам, и отец, немного постояв в ожидании своей очереди, включился в общий поток звуков… Причём он включил, наверное, сразу пятую скорость, летая от одного инструмента к другому! Понятное дело: он же в первом отделении отсутствовал…
В общем, мелодия звучала-звучала и, как всегда бывает в таких случаях, неожиданно закончилась. Зрители этому обстоятельству, конечно, обрадовались и, встав с мест, дружно зааплодировали талантливым исполнителям, успешно доведшим концерт до финала!

БИС
Овации как таковой не было, но благодарные зрители так долго и громко хлопали, что музыканты, выйдя в третий раз на поклон, решили сыграть на бис. Мартин, взяв слово, стал что-то интересное и весёлое рассказывать, а его коллеги сдвинулись в кучу: девицы сели за клавиши правого рояля, а мужики – за барабаны. Когда Мартин после своего спича тоже уселся за барабан, все вдохновенно заиграли красивую и очень знакомую песню! Мартин при этом так увлёкся, что даже по своей тумбе стучал. Девицы-близнецы выделывали разные штуки, раскачивались, играя наперекрест за спинами друг дружки. Словом, артисты были в ударе! Они так эффектно завершили песню, что зал дружно взвыл от восторга - «У-у-у-у!», потом громко захлопал в ладоши. Мы аплодисментами проводили отличных музыкантов, доставивших нам два часа удовольствия от общения со своим замечательным искусством!

Время 21:45!
Я вышел из зала, снял с вешалки куртку, оделся и спокойно, не торопясь пошёл к автобусной остановке мимо городского пруда, скульптуры нагой, но каменной, увы, женщины и голенького бронзового мальчугана, мимо магазинов и трамвайных путей, а в голове звучала мелодия, которой был завершён концерт.
Да, вечер удался! Но он удался бы и в том случае, если бы я пришёл послушать Мартина Грубингера и его талантливых партнёров не один, а…, но в таком случае мир бы лишился этого своеобразного репортажа. Вот так, ни больше, ни меньше...
Геннадий МИНГАЗОВ,
журналист-эколог, любитель классической, танцевальной и джазовой музыки.


Рецензии
Прекрасный репортаж с концерта великого маэстро. Такое впечатление, что сама там побывала!
С уважением.

Светлана Юшко   28.03.2018 23:35     Заявить о нарушении
Да, я старался как-то так подать сей материал, чтобы было интересно людям. И приятно, что такая ценительница это отметила. Спасибо за отзыв.

Геннадий Мингазов   31.03.2018 10:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.