Творец Иллюзий. Глава первая

               
               
Сказка для тех, кто верит в чудеса... 

 
Серой паутиной дождя и тумана заволокло город. Шум улицы, гул людской толпы – все потускнело и растворилось в пелене мартовского дождя. Не успевший  растаять и потемневший от весеннего тепла снег, превратился в бесформенную темно-рыжую массу, и сотни людских ног топтали ее, торопясь по своим делам.

Весна! Инга остановилась прямо посреди многолюдной улицы, вдыхая наполненный сыростью воздух. Несмотря на то, что мелкий холодный дождь шел, не переставая, с самого утра, а затянутое тучами небо было хмурым и мрачным, необъяснимая радость охватила девушку. Что-то неуловимо разлитое в воздухе затопило сердце нежным трепетом, когда она вышла на улицу из душного помещения и отчетливо ощутила всепобеждающую, пьянящую силу пробуждающейся природы.

Необъяснимое счастье удивительной гармонии в душе и единения с миром, было таким полным и необъятным, что хотелось петь. И она запела, только не в голос, а про себя, песнь невыразимую никакими музыкальными инструментами, и долго так бродила по городу, наслаждаясь мелодией оживающего после зимнего сна мира.

Незаметно наступил вечер, и в сгущающихся сумерках атмосфера неуловимо изменилась. Безудержная весенняя радость исчезла. Теперь сизая дымка тумана все плотнее окутывала город, погружая его в сказочную таинственность. Словно по мановению волшебной палочки, околдованные неведомой силой обычные предметы ожили. Послышался тихий смех в танце каплей дождя, недовольное ворчание старых домов, унылые вздохи ветра… Вот только никто кроме Инги этого не слышал. Люди безразлично сновали вокруг, поглощенные собственными проблемами. Да и Инга давно уже выросла и не верила в чудеса, поэтому постаравшись не замечать странностей весенних сумерек, поспешила домой к привычной размеренной жизни.

Волшебство тяжело заметить – это всем известно. Но, если оно начинается, его ничем не остановишь. Погруженная в свой внутренний мир, идущая быстрым шагом девушка была совершенно не готова, когда что-то пушистое бросилось ей под ноги. Последовало столкновение, сопровождающееся отчаянным мяуканьем живого клубка, оказавшегося обыкновенным бездомным котом, а затем стремительное бегство перепуганного животного в ближайшую подворотню. Инга от неожиданности вскрикнула, поскользнулась и упала на тротуар, больно ударившись. Ушибленная коленка болела довольно сильно и расстроенная девушка поковыляла к ближайшей скамейке – передохнуть. Тут-то и привлек ее внимание огромный плакат на стене унылого серого здания напротив, извещающий о выставке драгоценных камней и изделий из хрусталя, проходившей в этом самом здании – музее минералов.

Изображения маленьких хрустальных фигурок околдовали Ингу. Неведомая сила повлекла ее внутрь музея, когда на плакате она увидела хрустального дракона, пролетающего над старинным замком, окруженным непреступными стенами, маленьких эльфов, играющий в прятки под янтарными грибами, скачущего единорога с очаровательной феей на спине. Планы девушки тут же изменились и она поспешила на выставку, чуть прихрамывая.

Перед закрытием музей был совершенно пуст. Тишину в коридорах нарушало только гулкое эхо ее шагов. Вот и выставка. Инга зашла в зал и застыла. В помещении было темно. Свет зажгли только в стеклянных ящиках с экспонатами, отчего находящиеся в них ярко сверкающие драгоценности и хрустальные фигурки казались частицами какого-то прекрасного, таинственного мира. Человек сотворивший эту удивительную красоту будто приоткрыл в него дверь, и даже время здесь, пораженное мастерством художника застыло. А как же иначе! Ведь Инга совершенно позабыла о нем, рассматривая все увиденное на плакате и многое другое. Налюбовавшись вдоволь и глубоко вздохнув, она, наконец, взглянула на часы и поспешила к выходу.

Почти у самой двери ее вниманием завладел освещенный слабым светом, загадочно поблескивающий хрустальный шар, и на какой-то миг Инга увидела, как в прозрачной глубине ожила и затрепетала смутная тень. Девушка зажмурилась, чтобы стряхнуть наваждение, а когда открыла глаза, обнаружила, что вокруг шара веером разложены маленькие зеркала.

Их оправы, искусно сделанные в форме цветов и птиц, чем-то притягивали, и взяв одно зеркальце в руки, Инга принялась разглядывать грозди виноградин, которые клевали птицы в нижнем углу зеркальца.

Возле клювов зеркальное стекло казалось поцарапанным, но стояло приглядеться повнимательнее и обнаружились не царапины, а очень мелкие буквы. Вначале ничего нельзя было разобрать и, вдруг, буквы словно ожили – выросли перед глазами, сложились в строки и девушка прочитала:

Вглядись в отраженье зеркальное
Творца Иллюзий, если в нем отыщешь
Все сокровенные желания
Исполнить сможешь в своей жизни
Там, где душа прорастает
Живет он и ждет с тобой встречи
Увидишь  его и узнаешь
Все тайны, что дарит нам Вечность

Инга была обычной девушкой и ничем особенным от сверстников не отличалась. Ее обыденная жизнь состояла из череды сменяющих друг друга дней, заполненных житейской суетой.

Появившиеся на зеркальном стекле строки будто вспышкой какого-то иного, нового понимания своей жизни и внутренней природы озарили сознание девушки, пробудив его на миг для восприятия совершенно другой, более тонкой реальности. Ожили и затрепетали такие струны души, о существовании которых она даже не догадывалась, а теперь, услышав их удивительное звучание, не понимала, как могла так долго жить, ничего о них не зная. Нахлынув, невероятные переживания удержались какое-то мгновение и ускользнули прочь, вернув ошеломленную девушку в ее привычный мир, оставив после себя лишь необъяснимую уверенность в только что испытанное, мимолетное прикосновение самого настоящего чуда! Казалось, нечто по-настоящему важное и ценное, всегда невидимо существовавшее где-то рядом, проявилось вместе со стихами, легко легло в ладони, но тут же выскользнуло из рук, потому что просто не хватило сил удержать его. Безмерная тоска сжала сердце, и сразу  вместе с ней в душе, отказывающейся примериться с потерей, родилось страстное стремление преодолеть все трудности и препятствия, но обязательно отыскать исчезнувшее чудо, вновь ощутить его и навсегда сохранить.

Очарованная всем произошедшим Инга с надеждой взглянула на зеркало. Странно, теперь на нем не было ничего кроме крошечных царапин, таких мелких, что и поверить было невозможно, что они были стихами, словами и буквами.

Недоумение девушки усиливалось еще и тем, что вспыхнувшее желание отыскать утерянное ощущение разгоралось все сильнее, и хотя на зеркале больше не было стихов, сердце не желало поверить и смериться, а душу охватило смятение.

Не в силах разобраться в своих ощущениях, Инга зачарованно вглядывалась в зеркальное стекло, крепко сжимая его в руках, чувствуя исходившее от него странное притяжение. А тем временем в коридоре раздались чьи-то торопливые шаги и послышался оживленный спор. Голоса приближались, становясь все громче и, наконец, в зале появилась странная парочка.

Первым возник низкорослый, но крепкий и коренастый, в перепачканных ботинках мужчина, который подпрыгивая, почти бежал впереди своей спутницы и жестикулируя руками что-то отчаянно ей доказывал. Темно-коричневый костюм не нем был кое-где помят, тесноват и даже грязен, а нелепый красный галстук до того плотно обтягивал мускулистую шею, что бедняге приходилось то и дело отвлекаться от разговора, теребя его торчащими из коротковатых рукавов огромными ручищами, видимо, в надежде глотнуть немного воздуха. Темные волосы незнакомца, тщательно приглаженные выглядели неопрятно, взгляд исподлобья глубоко посаженных маленьких черных глаз дышал наглостью и грубой силой, а тонкие усики над верхней губой еще и придавали лицу какое-то хищное выражение.

Вошедшая с ним дама была невозмутима – двигалась уверенной поступью, совершенно игнорируя отчаянные попытки собеседника что-то доказать ей. Выше своего спутника почти на голову, она возвышалась над ним словно башня. На ее бесстрастном лице с проницательными темно-синими глазами, не нашлось не единой неправильной  черты,  гладкие темно-каштановые волосы были аккуратно уложены в тугой пучок на затылке, синий строгий костюм без единой складки дышал элегантностью. Весь ее облик, наполненный строгостью и уверенностью был безупречен, держалась она холодно и сдержано, олицетворяя собой полную противоположность своего спутника.  На лацкане пиджака незнакомки таинственно поблескивала огромная сапфировая брошь, выполненная в форме закручивающейся спирали. Стояло Инге остановить на украшении взгляд, как тут же начинало казаться, что спираль пришла в движение и вращается. Ингу это встревожило и она отвернулась, переводя взгляд на стол с зеркалами.

Тем временем двое необычных посетителей приблизились. Дама замерла возле стеклянной сферы, делая вид, что интересуется экспонатом, а ее спутник начал бесцеремонно рыться на столе, перебирая зеркала и что-то бормоча. На Ингу тут же повеяло застарелым запахом чеснока и соленой рыбы, исходившим от незнакомца и девушка инстинктивно попятилась, почему-то прижав к себе зеркальце.

Перерыв все зеркала новый посетитель повернулся к внимательно следившей за ним даме и развел руками. Дама же спокойно прошла мимо него и остановилась прямо возле Инги, устремив пристальный взгляд на зеркальце в ее руках. После чего с неотразимой  улыбкой взглянула девушке прямо в глаза и произнесла:

- Удивительная выставка, не правда ли?

Черноволосый, вздрогнул при звуках ее голоса и во все глаза уставился на Ингу, которую, казалось, только сейчас обнаружил. Он оставил зеркала в покое и прокашлявшись ретировался за спину своей спутницы, не отрывая наглых бегающих глаз от маленького зеркальца, такого особенного для девушки.

Инге поведение странной парочки не понравилось.

- Да выставка замечательная. - пробормотала она, направившись к выходу. Но тут же перед ней возник черноволосый, и с безмятежной улыбкой перекрыв рукой дверной проем, в который девушка собиралась ускользнуть, спросил:

- Уже уходите? Такая воспитанная на вид девушка... Не красиво уносить из музея дорогие экспонаты. – нагло улыбаясь, заявил он.

Инга растеряно перевела взгляд на зеркальце и не сразу нашлась с ответом:

- Я не собиралась забирать зеркало, просто взяла рассмотреть. Я сейчас верну его на место. – оправдывалась она виновато.

- Да, уж, верните побыстрее, дорогая, - раздался строгий голос черноволосого. – А то не красиво, знаете ли,  - зеркало вещь хрупкая, можно и разбить нечаянно. Как тогда свое отражение увидишь? -  собственная шутка очень ему понравилась, и он глупо хихикнул. Но веселье его оборвалось, как только на нем остановился выразительный взгляд башнеподобной дамы.

Наступила тишина. Инге же сейчас хотелось только одного – поскорее вернуть зеркало, уйти из музея и как можно быстрее отправиться домой, подальше от всех происходящих странностей. В наступившей тишине она быстро вернулась к столу с зеркалами.

Черноволосый и его спутница,  наблюдая за ней, многозначительно переглянулись. Дама не двинулась с места, а низкорослый посетитель отправился вслед за Ингой, остановился у нее за спиной, выжидая, и напряженно засопел.

Происходящее не нравилось Инге все больше и больше. Хотелось поскорее очутиться в безопасности. Но удивительное дело, зеркальце в руке нагрелось от тепла ладони, и девушка по-прежнему не могла расстаться с ним. Помедлив немного, глубоко вздохнув, Инга наклонилась, чтобы все таки вернуть экспонат на место, но тут увидела над столом объявление и узнала, что посетители могут унести с собой на память о выставке сувениры в виде маленьких зеркал. Зеркальце не было музейным экспонатом! Значит можно забрать его домой и там, в спокойной обстановке, прочитать стихи, понять их смысл! Почему-то это казалось для Инги жизненно важным. Она покрепче сжала зеркальце и быстро развернулась, намереваясь наконец-то уйти, но тут же наткнулась на злобный взгляд черноволосого, по-прежнему маячившего сзади. Он тоже прочитал объявление, но по выражению его лица казалось, что видимо не совсем его понял.

- Это не экспонат, я могу взять зеркало на память. – растолковала Инга непонятливому посетителю. Тот не пошевелился.

Тогда девушка заговорила медленно, словно объясняя неразумному ребенку:

- Тут написано, что я могу взять зеркало – это подарок для посетителей музея. Извините, мне надо идти. -  и она направилась к выходу.

Черноволосый молча заступил ей дорогу. Инга ринулась в другую сторону, он хмыкнув, вновь преградил ей путь. И тут девушка поняла – твориться что-то неладное.

- Пожалуйста, разрешите мне пройти! – сказала она твердо.

Незнакомец ядовито улыбнулся и, резко бросившись к ней, схватил зеркальце, пытаясь вырвать из рук. Инге каким-то чудом удалось удержать хрупкую вещицу:

- Что вы делаете? – возмутилась она.

Черные глаза – бусины в ответ злобно сверкнули:

- А ну, отдай зеркало, глупая девчонка, а то хуже будет! – прошипел незнакомец.

- Не отдам! – уперлась Инга. – Вы что, сумасшедший? Пустите меня немедленно! А то я закричу и позову охрану, вам же хуже будет! – передразнила она своего врага, хотя внутри все дрожало от страха.

Черноволосый ответил ей каким-то страшным диким взглядом и, шипя нечто нечленораздельное, рванул зеркало.

Ледяная волна страха стальной рукой сжала сердце девушки.  «И далось мне это зеркало. – подумала она, - Ввязалась в историю.» Но из чистого упрямства продолжала тянуть зеркало к себе и громко кричать:

- Сюда на помощь! Сумасшедший в зале! Помогите, он напал на меня!

Черноволосый от неожиданности растерялся, но не отпустил зеркало, а воззрился беспомощным взглядом на свою спутницу, ища поддержки. И только тут Инга заметила, что дама подошла к ним, и с бесстрастным видом стоит теперь совсем рядом. Ладонь странной женщины легла на плечо черноволосому:

- Пожалуйста, отпусти девушку, дикий ты мой, - послышался ровный бесцветный голос, - и извинись.

- Что!? – взбесился черноволосый. – Отпустить!? Столько времени гоняться за проклятой стекляшкой и потерять теперь, когда она почти у нас в руках, из-за какой-то, какой-то… - бедняга захлебнулся, не находя слов.

Дама ничего не отвечала, но смотрела на него пристально, словно учитель на нерадивого ученика, и ждала. Противник девушки остыл под этим взглядом и свернув на Ингу полными ненависти глазами, отпустил зеркало:

- Ничего, - прошипел он, - ты еще возненавидишь тот день, когда нашла его! – предрек ее враг и, отойдя в другой конец зала, дико загоготал. Инга вздрогнула.

- Простите его, - обратилась к ней дама. – Видите ли, он совершенно не умеет обуздывать свои желания.

Посетительница не проронила больше ни слова, уставившись на зеркало в руках девушки каким-то одержимым взглядом. Инга решила, что с нее довольно и бросилась к выходу. Когда шаги ее смолкли, странная дама устремила ледяной взгляд на черноволосого:

- Я думала не осталось ничего, чем бы ты смог удивить меня, милый. Но я ошибалась. Это ум ограничен, невежество приделов не знает.

- Если б ты как всегда не мешала мне, - оправдывался черноволосый, -  я быстро расправился бы с ней.

- Как всегда с помощью кулаков, разумеется? А если бы сбежалась охрана и нас задержали?

Черноволосый оскалился:

- Не сбежалась бы. – огрызнулся он. – И вообще, если бы не твои глупые планы, я догнал бы сейчас девчонку, стукнул по голове и отобрал наше зеркало. Никогда от тебя помощи не дождешься. Только и знаешь, что командовать да запрещать.

Лицо дамы стало каменным, но она и бровью не повела:

- Глупые планы – это холодные и коварные логические расчеты, мой дорогой. Будь ты поумнее, запомнил бы за столько лет, что никто не может отобрать у человека зеркало силой. Нашедший зеркало должен сам добровольно отказаться от  него. Сколько раз ты силой пытался отобрать его у людей? И что же? Всякий раз, на миг оказавшись у тебя в руках оно исчезало и мне вновь приходилось искать его. – последовала пауза. – А вот мои планы действуют хоть и медленно, но всегда безотказно. Ты просто невежа,  милый. Если я и терплю тебя, то лишь потому, что для осуществления задуманного нужна иногда и грубая сила. Вспомни, кем ты был без меня? Так что знай свое место, мой дикий.

Черноволосый насупившись молчал.

- И послушай, что я скажу тебе. – продолжила дама свою речь, не обращая на недовольную физиономию собеседника никакого внимания. – Девчонке будет трудно дойти до конца. Даже если она откроет врата, войдет в них и начнет преодолевать препятствия – это будет уже в нашем мире, там у нас будет больше шансов ее остановить, и ей будет очень сложно победить нас. Кроме того, пока есть надежда, что она не захочет воспользоваться зеркалом, продолжит жить своей обычной жизнью и глупая безделушка станет для нее просто позабытым сувениром, как уже случилось с другими людьми. Тогда зеркало не будет для нас опасно, и рано или поздно мы доберемся до него.

Тут башнеподобная сделала паузу, а когда обратилась к собеседнику вновь, в ее ледяном голосе звучала угроза:

- А вот если ты, глупец, своим бестолковым поведением возбудил ее любопытство, девчонка начнет теперь задавать вопросы и искать ответы на них, я найду способ заставить тебя пожалеть обо всем. 

Черноволосый слушал пугающие речи, нарочито безразлично глядя по сторонам, но стояло последним словам коснуться его ушей  - лицо бедняги побелело от ужаса. Видимо, довольная реакцией собеседника дама смягчилась:

- Ну, ну, не пугайся так дружок, - обманчиво ласковым голосом заметила она, - невероятно трудно разглядеть в зеркале свое отражение. Так что у нас есть еще шанс, не грусти.

Черноволосый немного расслабился, но обиженно засопел.

- Не понимаю я, что особенного в девчоночьем зеркале? Вон их целая куча на столе лежит – выбирай любое! Зачем за каким-то одним гоняться? – перевел он беседу в безопасное для себя русло.

Башнеподобная спокойно выслушала его и принялась объяснять:

- В принципе, нам нет никакого смысла гоняться за зеркалами. Конечно, хорошо было бы добраться до них всех… Только гораздо опаснее зеркала человек, разгадавший его тайну. Что если девчонка уже поверила в то, что зеркало в ее руках особенное? Теперь, если она захочет и сумеет заглянуть в него, ей откроется многое. Ведь люди даже не понимают сколько секретов хранит зеркальное отражение!

- Ну, об этом-то мы позаботились! – довольно вставил Черноволосый. Но сразу умолк, остановленный холодным взглядом собеседницы.

- Позаботились, как сумели, ты прав, мой дикий. – согласилась та. Да, только тебе - Невежеству и мне  - Здравому Смыслу, никогда не одолеть, научившегося вглядываться в свое отражение. Все наше могущество окажется бессильно, когда столкнется с силой человека, сумевшего постичь глубоко спрятанную тайну. Увы, мы можем быть повержены. Остается одно – помешать любопытному в самом начале пути, когда зеркало только найдено и ищущий не дошел до конца. Пусть усомнится, перестанет задавать вопросы и искать ответы, вернется к обычной жизни, и тогда брошенное им самим зеркало будет навсегда для него потеряно, а мы по-прежнему сохраним нашу власть. – закончила она объяснения.

- Невежеством стало быть меня считаете? – пробурчал Черноволосый. – Все пугаете… - тут он сделал паузу, собираясь с силами, и оживившись, набросился на собеседницу:

- Не страшат меня угрозы ваши! Чтоб остановить любопытного не нужны планы хитроумные. Человек любопытством загорается быстро, а столкнется с первыми трудностями – сразу и отступит. Сколько сил да упорства надо приложить, чтобы к цели дойти! Сколько страхов в себе преодолеть! Не суметь победить ему! Испугается своего отражения, бросит все искатель зеркальный и отступит. А чтоб процесс этот ускорить наверняка… - вот! – Черноволосый вытянул вперед мясистую руку и сжал ее, демонстрируя собеседнице огромный кулак:

- Вот – сила и всемогущество! Действует мгновенно. Любопытный один раз отведает – навсегда про зеркало забудет! – победоносно закончил новоявленный философ и радуясь, что последнее слово осталось за ним оглушительно загоготал.

Брезгливая гримаса отвращения искривила губы Башнеподобной, но она не произнесла более ни слова. Окинув собеседника сверху вниз презрительным взглядом, повернулась и вышла вон из зала.

Черноволосый тут же умолк, сжал кулаки, а потом, извергая проклятия, со злости изо всех сил пнул ногой не в чем не повинную каменную колону. Та, естественно, даже не дрогнула, и дико взвыв от боли, ругаясь и прихрамывая, он засеменил к выходу.


               

Инга добралась до дома очень быстро. События в музее взволновали ее, и она никак не могла успокоиться. Множество вопросов теснилось в голове, но ответов на них не было. Маленькое зеркало спокойно лежало на столе, но девушка не забывала о нем ни на минуту, пытаясь понять, что же сегодня вечером с ней произошло?

Поспешно сделав свои дела, она решила немного отвлечься, и, может быть, потом ответы придут сами собой. Она открыла окно и вдыхала чистый весенний воздух. Время шло, острая реакция на события в музее начала понемногу исчезать, и вызванная ими буря эмоций утихла.

Чудо… Инга вновь взяла в руки маленькое зеркальце, силясь разглядеть в беспорядочных царапинах на стекле стихи, так взволновавшие ее в музее. Тщетно. Ей не помогло даже увеличительное стекло. Как пристально не вглядывалась она в зеркальную гладь, там не было ничего кроме мелких черных царапин. Девушка совсем отчаялась. Может и не было никаких стихов вовсе? А если все таки были, что в них особенного? Самые обыкновенные слова, к тому же совершенно непонятен их смысл. Почему обычные стихи вызвали такой шквал чувств в душе? И как не пытается она не может их вспомнить? Кто те двое в музее? Зачем хотели они отобрать именно ее зеркало? Вопросы вихрем кружились в голове, но ответов на них не было.

Наконец, не в силах понять хоть что-нибудь в случившемся в этот обычный мартовский день, девушка вздохнула, и оставив окно открытым, прилегла отдохнуть на стоявший рядом с окном диван. Она лежала и смотрела, как за окном моросит мелкий дождь и в туманной дымке сгущаются сумерки. Весенний день догорел - ночь вступала в свои права.

В памяти что-то вспыхнуло, и строки прочитанного на зеркале стиха вдруг отчетливо зазвучали в душе. Инга все вспомнила! Невероятная радость охватила девушку, но лишь до тех пор, пока она вновь не попыталась понять смысл таинственных строк. Увы! Смысл ускользал, убегал прочь… Ощущалось, что в этой зеркальной стихотворной бессмыслице есть что-то… Но что это? Она не знала.

Подумать только, если отыскать какого-то Творца Иллюзий, тот сможет исполнить все самые сокровенные желания! Придумал же кто-то себе развлечение – оставлять странные надписи на зеркалах. Нет никакого Творца Иллюзий, да и быть не может. Девушка сонно зевнула, устраиваясь поудобнее. Почему-то строки стиха продолжали всплывать в памяти, но уже не вызывая желания отыскать в них какой-то тайный смысл, нет. Они просто кружились с Ингой в танце, унося ее в свой особый, только им одним понятный мир.

Там, где душа прорастает…

Мирный стук капель убаюкивал, в окне не было видно ничего кроме серой пелены тумана и на Ингу опустилась сладкая дремота. В полусне она вдруг заметила, как из туманной дымки начинает прорисовываться какая-то фигура. Очертания ее становились все отчетливее, и наконец, девушка увидела, что в вышине в сотканной их паутины дождя и тумана колеснице, запряженной лебедями, мчится женщина, черты лица которой скрыты под широкополой шляпой с вуалью. Все, что Инга могла рассмотреть – это развивающиеся по ветру локоны и длинное платье. В этот момент ветер усилился, и, девушка уловила в ворвавшемся в комнату воздухе тонкий цветочный аромат фиалок.

Тут глаза Инги закрылись сами собой, и она погрузилась в сон, даже не заметив, что пролетающая в  небе незнакомка, повернула голову в ее сторону, а налетевший порыв ветра сорвал с ее лица вуаль. Сотканная их тумана ткань полетела вниз, и, проникнув через открытое окно в комнату, накрыла спящую девушку.

Порывы ветра усиливались и туман начал таять за окном. Исчезло все: и лебеди, и колесница, и таинственная незнакомка. Дождь кончился. Ветер дул все сильнее, играючи разгоняя последние облака, и очень скоро небо очистилось - в его бездонной глубине стали видны огромная круглая Луна и яркие сверкающие звезды. Волшебница ночь опустила на притихший мир таинственное покрывало сна. Инга крепко спала и, конечно, не видела, как маленькое зеркальце вновь ожило и на нем необъяснимо загадочным образом появились таинственные строки…


Рецензии
Вы внучка Алана По? ) Оценил на отлично)

Вадим Доннерветтер   20.03.2014 18:51     Заявить о нарушении
Не внучка)
Большое спасибо за отклик, Вадим!

Наталия По   21.03.2014 01:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.