Слово о гастарбайтере

ЭПИГРАФ

«Gastarbeiter, от немецкого Gast und Arbeiter,
то бишь, гость-работник,
тождественно слову таджик (tadzik)».

© Памирско-кацапский академический словарь.
Издание Гиндукушского университета, 2018.



1.

«Безо всяких колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства
куда лучше состояния этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов,
они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги,
и лучшая их часть вывозится из второй страны, между тем как местные
препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят такого расхода.
Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома,
огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров
можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть
обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях,
расположенных между столицами.
© Captain John Dundas Cochrane, Narrative of a Pedestrian Journey through
Russia and Siberian Tartary»

Нынче не то, что давеча. Если лет пять ещё назад гастарбайтеру из Ферганской долины платили, по московским меркам, мизер, и никаких отчислений в бюджет и страховые фонды, то нынче всё наоборот. Теперь, в особенности в муниципальных учреждениях, гастарбайтерам платят зарплату как можно большую. И все отчисления делают. Из этой большей зарплаты директор заведения берёт половину себе, половину – арбайтеру. А потому, те рабочие места, которые могли бы занять аборигены, руководители фирм отдают мигрантам.  Каждый простой российский гражданин, кроме депутатов, денно и нощно радеющих за народ, об этом знает. И только большие чиновники да кристально честные прокуроры делают вид, что не знают.



2.


В целом ... по крайней мере, что касается просто пищи и жилья,
русскому крестьянину не так плохо, как беднейшим средь нас.
Он может быть груб и темен, подвергаться дурному обращению
со стороны вышестоящих, несдержан в своих привычках и грязен
телом, однако, он никогда не знает нищеты, в которой прозябает
ирландский крестьянин. Быть может, пища его груба, но она изобильна.
Быть может, хижина его бесхитростна, но она суха и тепла.
Мы склонны воображать себе, что если уж наши крестьяне
нищенствуют, то мы можем, по крайней мере, тешить себя уверенностью,
что они живут во много большем довольстве, чем крестьяне в чужих землях.
Но сие есть грубейшее заблуждение. Не только в одной Ирландии,
но и в тех частях Великобритании, которые, считается, избавлены
от ирландской нищеты, мы были свидетелями убогости,
по сравнению с которой условия русского мужика есть роскошь,
живет ли он средь городской скученности или в сквернейших
деревушках захолустья. Есть области Шотландии, где народ ютится в домах,
которые русский крестьянин сочтет негодными для своей скотины.

© Robert Bremner, Excursions in the Interior of Russia (London 1839)



………………………………
Запылённый ПАЗик остановился, подняв облако пыли. Из автобуса потянулся южный загорелый народ.
- Ну что, досты, ну что, мехмоны, салам алейкум! – приветствовал прораб Петрович выходящих из автобуса чернявых красавцев, любезно направленных посредником к Петровичу, ни свет, ни заря, на собеседование.
- Салам-ассалам, - вразнобой заулыбались чернявые.
- Ну, рассказывайте, что делать умеете. Вот ты, как тебя зовут?
- Юсуп Куйлиев.
- Что делать умеешь?
- Всё.
- Так… А ты кто и что делать умеешь?
- Сайфулло Исмаилов. Всё умею.

Девять из десяти отвечали, как по писанному: всё умею!

- Ну, а тебя как звать? – спросил Петрович последнего.
-Васижанов Курмантай, кирпич класть умею, больше ничего.
- Э-э-э, да уж не родственник ты Васижанову Абдуманобу, с которым мы два года ишачили в стройбате на Кашка-Дарье?
- Да. Мой отец в стройбате на Кашка-Дарье служил.
- Хороший каменщик был твой отец, и товарищ замечательный. Эй, Вася! – крикнул мастеру – Вот этого, Алика Васижанова, каменщиком поставишь. Остальным – лопату в руки, эти больше не годятся ни на что.

…………………………………………..
Вчера знакомые ганзейские купцы заночевали у боярина Федота Ляпунова, изрядно угостив немецким пивом. От перебору пенистого напитка потрескивала боярская голова. "Экую дрянь пьют, однако, немцы" - вздохнул боярин. От нашей медовухи отродясь голова не болела. Ганзейцы торговали в Гольштинии, да вчера воротились домой с товаром. Да не одни, а со знакомым голштинцем, соблазнив бедолагу хорошими заработком.


- Как звать тебя, кем был, чем занимался? – спросил боярин Федот Ляпунов кланяющегося на все стороны мущинку в иноземном камзоле.
- Готлиб Крюгер, майн херц. Бауэр из Голштинии. Пфлюген уметь, мехен уметь, мелькен уметь, майн херц, уметь дас брот цу бакен.

- Ишь ты, ругаться как научился по-нашему. Хер-ц да хер-ц. Одобряю,- заулыбался боярин,- токмо куды я тебя возьму? Бауэр, разбауэр. У меня своих хрестьянов полно. И броду тоже… Собакен, собакен… Где тебе земли взять? Откуда… Да и делать ты, говоришь, ни херца не умеешь, только собачиться. Мне надо, чтобы работник умел пахать, косить, доить, хлеб печь. А не собачиться... Пойдёшь ко мне во двор, дворянином, караульщиком, то бишь? Пикой владеть тебя подучим, будешь у меня во дворе служить. А не то – ищи работу в другом месте.

- Да-да, я-я, майн херц! Данке шон, данке шон, майн херц.

- Вот и славно. Наливай вашего пенистого, опохмеляться пора.

……………………………………






3.



Дворник! Дворник!
Подмети меня с мостовой!
Дворник… дворник…
Жопа с метлой…

© «Агата Кристи». «Дворник»


Не так уж давно турецкая община в ФРГ отмечала полувековой юбилей исхода турок в Германию. Так началась современная эпоха гастарбайтеров. Затем арабы наводнили Францию. А затем начался полный дранг нах вестен.

Термин (но не явление) изобрел Конрад Аденауэр в 1960 году. Он был введён в обиход с целью замены существовавшего до этого термина «Фремдарбайтер» (Fremdarbeiter), в нацистские времёна обозначавшего работников, привезённых на принудительные работы в Германию. Рабы из восточной Европы назывались также остарбайтерами.

Акулы империализма вложили большущие деньжищи, чтобы поднять из руин послевоенную Германию. Знали, что окупится скоро. И не ошиблись.

Проблемы возникли там, где их не ждали. Вместе с экономикой развивалась и система образования, основные черты которой сформировались ещё в период Веймарской республики. Школьное образование в Германии обязательное и бесплатное. А среди 383 вузов только 69 коммерческих. Так, к концу пятидесятых годов в ФРГ оказалось в избытке специалистов с образованием, но катастрофически стало не хватать неквалифицированной рабочей силы. Такие рабочие места стали наполняться турецкой, греческой, итальянской, испанской, югославской, португальской рабсилой.

Так всеобщее образование сыграло невиданную прежде роль в демографии. Образованные европейцы, не найдя работы по специальности, предпочитают получать пособие по безработице, но не мести мостовые. В результате имеем то, что имеем: многомиллионные общины турок в ФРГ, буйные парижские арабские окраины, лагеря африканцев в Италии и прочее и прочее и прочее… Обленившись вконец, сытые бюргеры работают только в самых денежных отраслях.

А и Россия не отстаёт от Европы! Там, конечно, «пока что лучше бытово». Зато у нас в каждом райцентре филиал какого-нибудь московского вуза. А то и двух-трёх. Где по сходной цене, тысяч за двадцать пять в семестр, можно получить диплом любого образца. И поступить с этим дипломом на работу менеджером в сетевой магазин. А с востока, как когда-то гунны, прибудут гости, мехмоны, если хотите. И будут эти трудолюбивые гости работать лопатой да ломом, кайлом да метлой на московских улицах. И ещё, пардон, мерченгрузчиками. Потому что на их родине никакой работы уже двадцать лет не найти. Аму-Дарья обмелела, хлопок сажать бросили, Арал засох. Яблоки ароматные в Намангане зачахли.




4.


И избрались трое братьев со своими родам,
и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел
старший,  Рюрик,  в  Новгороде,  а
другой, Синеус, - на Белоозере, а третий,
Трувор, - в  Изборске.  И  от  тех
варягов прозвалась Русская земля.
© Повесть временных лет.


Далеко не всегда поток гастарбайтерский протекал с востока на запад. Бывало и, наоборот, с запада на восток.

Как известно из Повести временных лет, после потопа потомки Иафета расселились по западным и северным странам. От них произошел и народ  славянский,  от племени Иафета - так называемые "норики, которые и есть славяне". Спустя много времени сели славяне по Дунаю, от тех славян разошлись славяне по земле и прозвались  именами своими от мест, на которых сели.

Обычаи древних славян были просты, народ крайне миролюбивый. Кормился лесом; дичью, ягодами, грибами, распахивая да засевая постепенно поляны рожью да просом. И прозывались они хрестьяне. А чтобы от недругов уберечься, выбирал самого сильного себе в защитники. Кормили - поили за то, чтобы тот не сеял, не пахал, а только следил, чтобы враг какой не разорил полей да не обидел людей. И называли своего защитника князем. И князь тот набирал себе помощников, назывались они бояре. И у каждого боярина была своя вотчина, с которой он кормился. А за это защищал пахарей. А со временем у бояр да князей при дворе завелись слуги, и назывались они дворяне. Набирали бояре себе дворню из тех, с кого на пашне проку мало было. А тут – хоть какой толк, а есть. В мирное время прислуживает, а коли какая опасность – дубину в руки да от врага отбиваться.

Первым гастарбайтером считают Рюрика. Откуда родом Рюрик, достоверно неизвестно. Многие считают, что из германского племени. Да и бог с ними. Хотя, это вряд ли.
Рюрик с бригадой приехал подкалымить, да так и остался на сытных русских хлебах. Никогда больше не тянуло его в сырую, полуголодную Европу.

А поскольку русский народ был, в основном, мирным и трудолюбивым, то большинство народа на Руси были мирными хлебосольными христианами, по современному, крестьянами. И на дворянскую службу, в особенности, уже при царях, нанимали гастарбайтеров, преимущественно, с запада.

Справедливости ради, надо сказать, не только на караульную службу нанимался тогдашний гастарбайтер. Русский край был лесной, равнинный. Русские плотники могли топором да пилой построить такое чудо, как церковь на Кижах. А вот по части постройки из камня не был русский строитель горазд. Для построек из камня охотно нанимались гастарбайтеры из Италии да Греции, где горы да камень. Позже, при царе Петре, поступали на русскую службу голландские да немецкие гастарбайтеры для постройки кораблей.
А ещё позже голштинские принцессы, которых в Голштинии был переизбыток, а в России дефицит, повадились в невесты русским наследникам престола. А иные и в императрицы.

Но чаще всего нанимали гастарбайтеров с запада, всё же, на дворянскую службу. Русский человек, может, и сам служил бы. Да было ему, как точно выразился классик, прислуживаться тошно. Нанимали служивых и с востока, от бусурман.

В  XVI  и XVII веках большое число татарских мурз было записано в ряды русского дворянства. Затем последовал черёд старшин украинского казачества, балтийских баронов, польских шляхтичей и  кавказских князей. Валом валили на русскую службу полунищие немцы, шотландцы, французы и другие западные европейцы.
Потому-то процент  русских в  рядах дворянства относительно небольшой.
К 19 веку из 915 служилых родов 18,3% были потомками Рюриковичей; 24,3%  были польского-литовского  происхождения;  25%  происходили  из  других стран Западной Европы; 17% - от татар  и других восточных народов; национальность  10,5% не установлена, и лишь 4,6% были из великороссов.

И поныне на слуху имена гастарбайтера Лефорта да гастарбайтера Брюса.


5.


Время меняет всё. И вот уже русские врачи работают в немецких клиниках, русские программисты составляют половину населения Силиконовой долины. А Москву и Питер заполонили тюркские народы. Азербайджанцы узурпировали рынки, узбеки – стройки, таджики – мётлы. За что им поклон. А то в грязи утонули бы.


Так-то вот.


Рецензии
Ну, вы и молодец!

Татьяна Челышева   20.05.2014 14:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.