Вершина. Часть 4. Глава 1

   Пробуждение было тяжёлым. Ещё только разлепив веки, я понял, что-то не так, не помню, где нахожусь и как попал сюда тоже. От провала в памяти появилось сосущее предчувствие беды в животе: всё вышло из-под контроля.
   Я огляделся вокруг. Комната, залитая розовым заревом не то заката, не то рассвета, сама по себе выглядела спокойно и умиротворяюще. Но в ней не было главного.
-  Патриция! - вскочил я с криком, ощущая неимоверную слабость во всём теле, и тут же рухнул на пол, как подкошенный, медленно соображая: что же в конце концов происходит? Подобно раздавленному червяку, я ползал по полу, пытаясь встать на ноги, которые меня не слушались.
-  Эй, кто-нибудь!
   В комнату вбежала Маркела, с выражением ужаса на лице.
-  Вы очнулись, мой бедный господин, я помогу Вам подняться. Разве же можно ТАК поступать с родным сыном?! - слёзы бежали по её морщинистым щекам, но она не обращала на них внимания, пытаясь водрузить меня на кровать, но ноша для неё была неподъёмной. Помогая себе руками, я вскарабкался обратно, и верная Маркела по-матерински заботливо укрыла меня одеялом.
   Тело словно чужое, в голове кавардак.
-  Что со мной? Что случилось? Где Патриция? Где все?
-  Думаю, что вчера вас чем-то опоили, - прошептала Маркела мне в ухо, - я не пила, от того и не заснула, как вы все...
   В этот момент дверь в спальню резко отворилась и на пороге, полный гордости и самодовольства, появился Деметрио с решительным взглядом, ноздри раздуваются, как у коршуна: вот он долгожданный момент триумфа над мальчишкой!
-  Очнулся, неблагодарный, очень хорошо!
-  Синьор, он не держится на ногах! - проскулила умоляюще Маркела, вытирая следы слёз на покрасневшем лице.
-  Ничего, женщина, это пройдёт, так же как и его спесь, с которой он посмел не покориться отцовской воле! - он наклонился ко мне и прошипел мне прямо в лицо, - Теперь ты будешь думать, мучительно и долго, прежде чем сказать мне хоть слово, щенок! Маркела, выйди, нам нужно поговорить!
   Служанка безропотно ушла, прикрыв за собою дверь.
-  Что ты сделал с ними?
-  Могу сказать только одно: пока они все живы. Их жизни зависят от тебя, Эрнесто. Если ты вздумаешь бежать или ослушаешься ещё хоть раз моей воли, я буду каждый раз выдавать тебе на блюде по одной голове. С кого начнём? - сатанинский смех вырвался из его груди.
   Всё это походило на кошмарный сон, и я не хотел, не мог поверить в происходящее.
-  Может быть с Амато, который мне порядком осточертел? Нет?.. Белокурую голову твоей жёнушки я приберегу до конца. Иначе, тебе будет нечего терять! - он сделал круг по комнате, возбуждённый и даже повеселевший от своих жутких слов, которые подобно ударам кнута били мне прямо в сердце. - Вот тебе ещё один урок, мальчик! Никогда не забирай у человека последнее, иначе ему станет нечем дорожить.
   Я дёрнулся всем телом, судорога стянула мышцы.
-  Не тужься, Эрнесто, до завтра ты не сможешь ходить, так же, как и твои приспешники. Таково действие порошка, его состав мне неизвестен, но та, что его приготовила обещала, вреда не будет, только кратковременное недомогание.
   Новая судорога заставила меня скорчиться у него на глазах.
-  Итак, понятно, что я пойду на всё, но ты, негодный мальчишка, сделаешь то, что должен! Мне нужен наследник! Такой, которого я приму и воспитаю должным образом, чтобы он стал нашей надеждой, гордостью, истинным продолжателем славного, древнего рода Гриманни! Этот документ, - он развернул перед моими глазами бумагу, - с подписью твоей бывшей супруги, говорит о том, что она решила покинуть суетный бренный мир и углубиться в духовную жизнь, дабы посвятить себя Господу и очистить грешную душу в монашеском благочестии! Она освобождает тебя от всех обязательств и клятв, предоставляет полную свободу.
   Я хрипел так, как будто нож вонзили мне в грудь, но это, увы, была не надёжная рука преданного Амато, а дьявольская воля человека, породившего меня на этот свет.
   Отчаяние накрыло меня с головой, я бился в конвульсиях, не в состоянии что-либо изменить. Он отошёл на безопасное расстояние. Улыбка сошла с его лица, но понимал ли он, какую адскую боль причиняет своему единственному сыну?
-  Меня не радуют твои муки, Эрнесто. Ты сам вынудил меня так поступить! Если бы ты с самого начала исполнял волю отца, как это предписано законом, ничего бы не случилось. Не было бы костра на площади и всего того, что тебе пришлось пережить. Ты бы катался, как сыр в масле, и горя бы не знал, и наш дом был бы полон детишек! - он взял стул и, поставив его рядом с кроватью, сел. - Не вынуждай меня убивать дорогих тебе людей! Я никогда не приму ублюдков от испорченной женщины и не стану их признавать внуками. Чрево Патриции осквернено плебейским семенем. Я узнал, сколько солдат её имело. Можешь поверить моему слову, умирали они долго и очень мучительно, настолько, насколько это вообще возможно. В то время, когда ты, словно последний трус, убегал от меня с этой женщиной, - его голос стал тише и в нём появилась боль, - я спасал честь семьи. Мне жаль, что всё сложилось именно так, а не иначе. Патриция была хорошей партией и красавицей, но не судьба...
-  Почему ты говоришь о ней, как о мёртвой?
-  Она для тебя теперь всё равно что умерла. Забудь о ней. Она нынче невеста Господня. Если ты выкинешь какой-нибудь фортель, то клянусь, не доживёт и до пострига, слово Деметрио Гриманни!
   Он протянул руку, чтобы стереть с моего лица предательски выступившую слезу.
-  Не прикасайся ко мне больше никогда!
-  Как знаешь, я понимаю твоё негодование и не виню за это. Но теперь будет по-моему. Ты привязался к Амато, его приживалке и мальчишке. Что ж, если будешь послушен и смиренен, возможно, я верну тебе их в целости и сохранности. А пока приходи в себя и готовься предстать перед своей суженой, - он похлопал меня по плечу.
   Я отстранился.
-  Да, Эрнесто, если со мной что-нибудь случится, то умрут все, в том числе и дети, которым ты так благоволил. Этот приказ уже отдан верным мне людям и даже не сомневайся, они исполнят его немедля. Завтра приедет очень нужный нам человек со своей прелестной дочерью. Ты будешь с ними мил и любезен, очаруешь её.
-  А если нет?
-  Если нет, то жди кровавого подарка. Ты же не дурак? И не станешь так поступать с теми, кого приручил. Как видишь, мой мальчик, я не зря здесь просиживал всё это время в ожидании твоего появления. Я хорошо подготовился к возвращению блудного сына! Потерпи немного, скоро боль пройдёт, и тогда ты поймёшь, что твой отец был прав и заботился не только о тебе, но и о твоих потомках.
   Он поднялся и вышел из комнаты, вслед ему донёсся вопль моего сокрушения. Когда эмоции закончились, я вспомнил про волшебный сосуд Эделины.
-  Маркела!
   Она тут же появилась, будто бы никуда и не уходила.
-  Где мои вещи?
-  Их приводят в порядок, мой синьор.
-  Где оружие?
-  Ваш отец забрал его.
-  Вот проклятье! А пояс, он где?
-  Сейчас, сейчас я его принесу! - Маркела убежала и через пару минут, запыхавшись, вернулась с поясом в руке. Сзади, в потайном кармане, всё ещё находился нетронутый маленький стеклянный сосуд.
-  Благословен Господь! Оставь меня, женщина!
   Маркела перекрестилась.
-  Ради Бога, не делайте этого!
-  Уйди! - закричал я так, что стены содрогнулись.
   Она была вынуждена повиноваться.
-  Ну, что ж, Эделина, настал тот самый момент, когда жизнь обратилась для меня адом и стала невыносимой. Теперь я готов пойти за тобой, где бы ты ни была! - я открыл склянку, отвратный запах ударил в ноздри. - Простите меня все, кого я подвёл. Господи, прости! Так будет лучше... - опрокинув в рот содержимое, всё до последней капли, я понял, что умираю. В глазах померк свет и непроглядная тьма поглотила мир.

Продолжение: http://www.proza.ru/2013/06/08/981


Рецензии
???
А как же предсказания?..

Ольга Смирнова 8   09.02.2019 03:47     Заявить о нарушении
Всему своё время...

Натали Бизанс   09.02.2019 13:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.