Вера и отрезанная голова Берлиоза

 А веруем ли мы так, как необходимо? Да и что значит для человека вера? В Википедии сказано, что "вера обусловлена особенностями психики человека. Безоговорочно принятые сведения, тексты, явления, события или собственные представления и умозаключения в дальнейшем могут выступать основой самоидентификации, определять некоторые из поступков, суждений, норм поведения и отношений". Выходит, что вера напрямую связана с психикой и влияет на человеческую жизнь. В Новом Завете в понятие "вера" внесено и такое: "Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр.11:1). Значит, для верующего ожидаемое осуществится, так как он уверен в существовании невидимого, то есть Бога.
  Почему-то сразу вспомнился роман Булгакова "Мастер и Маргарита" и доказательства бытия Бога от Канта. На самом деле, Кант лишь свел все доказательства к трем и показал их несостоятельность. Но, в конечном итоге, пришел к выводу, что идея Бога полезна в моральном отношении. Он определял сущность самой религии, как "осознание наших обязанностей как божественных заповедей".
  Видимо, к этой же мысли пришел и Булгаков, хотя его путь к Богу был совсем иным. Он воспитывался в семье с устойчивыми религиозными традициями. Мировоззрение отца при его жизни было авторитетно для сына и послужило тем вечным фундаментом, на основе которого складывалось мировоззрение самого писателя. Известно также, что Булгаков интересовался "чертовщиной", спиритическими сеансами. В первой редакции романа "Мастер и Маргарита" действовал герой по имени Феся, который закончил историко-филологический факультет Московского университета и стал специалистом по демонологии. Именно он в силу своей подготовленности и должен был встретиться с Воландом. Прототипом Феси, видимо, был теоретик литературы, переводчик Борис Исаакович Ярхо, у которого были работы по демонологии. И все же в последней редакции с Воландом встречаются "человек не только начитанный, но и очень хитрый" Берлиоз и "девственный" Иванушка. Берлиоз доказывает поэту, что "Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нем - простые выдумки, самый обыкновенный миф". Иван за неведение поплатился лишь пребыванием в психушке, а Берлиоз не только попал под трамвай, но и навсегда ушел в небытие, так как был "горячим проповедником той теории, что по отрезании головы жизнь в человеке прекращается, он превращается в золу и уходит в небытие". Воланд по этому поводу говорит следующее: " Впрочем, ведь все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие". И снова упоминается вера, но теперь уже в качестве подготовки своего собственного посмертного бытия или небытия.
  В романе сосуществуют два взгляда на мир: видимое и есть реальность и реально невидимое. Как тут не вспомнить уже упомянутые слова об "уверенности в невидимом" в качестве определения веры. Но эти два взгляда в постоянной борьбе, что порождает иронию, иногда принимающую зловещий оттенок.
"... И на балконе был у Понтия Пилата... только тайно, инкогнито!.."
"Вот тебе и все объяснилось!"- подумал Берлиоз в смятении. - Приехал сумасшедший немец или только что спятил на Патриарших. Вот так история!"
  Берлиозу кажется, что он все объяснил, т. к. с его точки зрения он, конечно, прав. Но критерии сверхъестественного имеют свои категории, поэтому по-настоящему прав Воланд.
  Этот разговор восходит к разговору Федора Карамазова с сыновьями о Боге и черте:
"-А все-таки говори: есть бог или нет? Только серьезно! Мне надо теперь серьезно.
-Нет, нету бога...
Кто же смеется над людьми, Иван?
-Черт, должно быть,- усмехнулся Иван Федорович.
-А черт есть?
-Нет, и черта нет".
  Иван проповедует атеизм, но до конца в отрицание не верит. Старец это объясняет тем, что решительное отрицание для него невозможно и что в этом-то "вся мука его", поэтому душой Ивана и завладел бес. Достоевский показывает, что именно неверие приводит к теории "все позволено", ведь нравственность немыслима без веры. Вера Мити Карамазова явила "чудо промысла божьего" и не сделала его отцеубийцей.
 И у Достоевского, и у Булгакова конкретный реалистический мир восходит к "мирам иным".
"Многое на земле от нас скрыто,- говорит старец,- но взамен того даровано нам тайное сокровенное ощущение живой связи нашей с миром иным, с миром горним и высшим, да и корни наших мыслей и чувств не здесь, а в мирах иных. Вот почему и говорят философы, что сущности вещей нельзя постичь на земле".
 Выходит, что в "Мастере и Маргарите", доказывая Ивану, что Иисуса не существует, Берлиоз сразу обозначает одну из кардинальных проблем, от решения которой зависит не только потусторонняя жизнь души, но и "посюстороннее" существование целого государства. Свое посмертное небытие Берлиоз получил за неверие не только в Бога, но и в дьявола, т.к. даже отъявленные негодяи, преданные дьяволу и приглашенные на бал полнолуния, получили после смерти бытие. Слова Христа о том, что каждому будет дано по его вере, оказались законом потустороннего мира, а все остальные теории, например, социализма, коммунизма, атеизма и прочих "измов", по словам Воланда, "стоят одна другой". Слова Христа касаются внутреннего мира и не стесняют право выбора. Сам человек получает то, во что верит. Но если в "Братьях Карамазовых" Сатана еще борется с Богом в душах героев, то в "Мастере и Маргарите" он уже материализовался и правит бал. У него иная роль: искать Божью искру, чтобы помочь ей вспыхнуть.
  М. О. Чудакова в статье "Михаил Булгаков: эпоха и судьба художника" по поводу источников, которыми пользовался Булгаков, работая над "Мастером и Маргаритой", пишет следующее: " Автор романа опирался также и на внимательно изученные им источники - Ветхий завет, Талмуд, на многие другие, далеко не в полном объеме нам еще известные. Там он нашел, по-видимому, и такую функцию Воланда, которая приводит в недоумение сегодняшнего даже в какой-то степени искушенного читателя - почему именно Воланд выполняет волю Иешуа относительно судьбы Мастера? Между тем в Ветхом Завете Сатана еще не враг Бога и людей, как в Новом Завете, а земной администратор божественного правосудия, нечто вроде судебного исполнителя. Исследования показывают, что здесь, как и в древневосточной книжности, место Сатаны определяется нередко как место правителя мира, то есть вещей земных и временных, в противоположность тому, кто ведает вечным и духовным".
  Еще зороастризм, от которого происходят во многом ангелология и демонология, говорил о многих видах небесных и дьявольских существ. Древнееврейские комментарии к священным писаниям повествуют о семи сферах, составляющих рай, и семи уровнях ада. Религиозные тексты индусов и греков также упоминают о семи нематериальных областях. И Христос говорил о многих ступенях, преодолеваемых человеком в следующем мире, который простирается по градации вверх и вниз. Душа попадает в ту область, которую она заслужила.
  Современные исследования свидетельствуют, что в сознании человека имеются как бы находящиеся один в другом семь уровней. Эти семь уровней ведают по восходящей физическим состоянием человека, психологией, эмоциями, интеллектом, духовностью, созидательными способностями, вдохновением и т.д. Если с помощью знаний о высшей нервной деятельности попытаться вмешаться в глубинное сознание, то можно превратить человека в животное или в зомби, который лишен памяти, потому что в высших уровнях нашего сознания и содержится суть человеческого. Вернадский и Циолковский говорили о существовании ноосферы, где находятся высшие уровни людей. По их мнению, после телесной смерти человека и распада низших уровней его сознания продолжает жить его высший "духовный" уровень. Большой урон наносит сознанию всяческая идеологическая пропаганда, которая становится воистину подобна Сатане, скупающему за бесценок человеческие души.
  Исходя из этого, можно объяснить посмертную судьбу Берлиоза - воинствующего атеиста и материалиста, пропагандирующего идеологию, в которой нет места для развития высших "духовных" уровней человека. Можно и ответить на вопрос исследователя А. Вулиса, который он задает в своей книге "Роман М. Булгакова "Мастер и Маргарита": "Как вы полагаете? Справедлива ли идеологическая казнь Берлиоза, супротив которой его физическая гибель на Патриарших - бытовая мелочь? Эквивалентны ли проступки уничтожающей - в буквальном смысле слова - критике, которая обрушивается на его бренную голову?". Сам Вулис считает, что просто сводятся счеты и обидчики мастера, Иешуа и Булгакова, упомянутые в первой части, отвечают за свои прегрешения во второй.
  Думается, что это не так. Берлиоз заслужил вторую смерть, т.к. сам ее себе уготовил, вера в ничто и породила небытие.
  В книге Даниила Андреева "Роза Мира" во второй главе "Миры Возмездия" дается описание нижних чистилищ, где господствуют ангелы мрака. О душах людей, находящихся в этих слоях, писатель говорит следующее:
"И если в Шим-биге себя искупали те, на ком ответственность за несколько человеческих смертей, хотя бы даже смертей преступников, кому подписывался смертный приговор или на кого составлялся предательский донос,- в Дромне находятся те, чье нарушение Закона кажется, на наш взгляд, несравненно меньшим. Да, арифметика кармы - странная арифметика! И в Дромн увлекают не злодеяния, не кровопролития, но всего лишь кармическое следствие активного безверия, воинствующее отрицание духовности, деятельное утверждение ложной идеи о смертности души. Тайна этой удивительной, непропорциональной, казалось бы, кары в том, что все эти волевые акты еще при жизни как бы наглухо забили пробками дыхательные пути души; итогом явилось еще большее отяжеление эфирного естества, чем даже бывает в результате отдельных преступлений, если взять их изолированно, самих по себе. Пленнику Дромна кажется, что нигде нет ничего, нет и его самого - именно так, как это ему рисовалось при жизни. И он с величайшим усилием, очень не скоро может справиться с поражающим фактом - неугасанием самосознающего Я даже здесь, в абсолютной пустоте, вопреки рассудку и здравому смыслу. При этом он начинает смутно понимать, что все могло бы быть иначе, если бы это небытие - или полунебытие - он не выбрал сам".
 Так верить нам или нет?   
   


Рецензии
Роман "Мастер и Маргарита" вообще-то ничего не доказывает.
Во что верил сам Михаил Афанасьевич - вопрос спорный.
(Я об этом высказывался здесь: http://www.proza.ru/2013/02/25/2158 )
Вот Фёдор Михалыч в Бога верил!
Даниил Леонидович Андреев - талантливейший мистик, вообще человек талантливый!
Несколько удивляет Ваш вопрос: "Так верить нам или нет?"
Здесь ведь каждый человек сам отвечает, а не коллективно. А уж если ответил "Да", то ищет единоверцев...

Андрей Иванович Ляпчев   19.06.2014 16:01     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.