Вершина. Часть 4. Глава 2

   Темнота, в которую я погрузился, куда-то ускользала, словно я летел с невиданной скоростью. Не было ни ветра, ни звука, но я ощущал движение. Как ощущал, не знаю, ибо даже не понимал, существую ли вообще. Но ведь что-то продолжало мыслить, и это был я.
   Сначала появилась маленькая светлая точечка, будто звёздочка на небе зажглась, потом начала стремительно расти, расширяясь и увеличиваясь в объёме: она приближалась ко мне или я к ней?..
-  Наконец-то! Не прошло и вечности! - голос Эделины долетел до моего слуха хрустальным звоном.
   Она всё так же огненно-прекрасна, а возможно, что такой красивой при жизни даже и не была. Вся состоящая из вечного пламени, огонь помещённый в прекрасные контуры совершенного женского тела, так хорошо различимого под тонкой тканью длинной лёгкой прозрачной рубашки, словно являющейся её продолжением. Она обняла меня, вполне осязаемо и сразу же стало тепло, я начал проявляться, приобретая подобие своего прежнего тела. У меня появились руки и ноги, и вроде бы всё стало как надо.
-  Я умер?
-  Ещё нет. Просто твоя душа отделилась от тела и нашла ко мне дорогу. Видишь? - она указала на тонкий луч, связывающий меня с далёкой материальной плотью, подобно пуповине, он мог растягиваться и был совершенно невесомым. - Это твой путь назад. Но не торопись, у нас ещё есть время, - Эделина хлопнула в ладоши, и свет озарил очертание опочивальни, знакомой мне с детства, в камине горел огонь. Белоснежная пуховая перина под нами благоухала райской свежестью, на столике лежали спелые фрукты, играла пузырьками родниковая вода в графине, искрились радужные блики на стенах и потолке, неизвестно откуда лилась волшебная мелодия... Это сочетание игры света, ароматов и ощущений привело меня в неописуемый восторг. Как же это возможно?!
-  Тут есть всё, чего душа пожелает.
-  Ты создала это сама?
-  Великая сила мысли! Мы можем моделировать, что угодно, стоит только представить себе и захотеть... - она прильнула к моей груди, как часто делала это при жизни, и нежность наполнила моё раненое сердце.
   Вдруг перина под нами медленно зашевелилась, словно качели, плавно взлетая вверх и опускаясь вниз, стены исчезли, под нами расцвело маковое поле, цветы сияли и звучали как струны арфы, подчиняясь дуновению лёгкого ветерка.
-  Странное состояние, всё вокруг как во сне: реально-нереальное!
-  К счастью, тебе это не снится, и всё это существует на самом деле. Это мой мир, Эрнесто, добро пожаловать! Как ты понимаешь, в рай меня не приняли, потому что я проклята, и в ад тоже, потому что жертва. Здесь я сама себе создатель и творец, художник и скульптор. Всё реализовывается, живёт, видоизменяется, перетекает одно в другое, но ты можешь реально ощутить, попробовать, вдохнуть... Здесь персик один слаще и ароматнее другого, а полынь трава, как и положено, горчит. Здесь бури лишь тогда, когда моя душа скорбит и печалится, а когда я счастлива - мир благоухает и поёт. Внешнее повторяет внутреннее, является его отражением, воплощает замысел.
-  Но ты здесь одна...
-  Теперь нет! - она засмеялась, и смех, такой родной и знакомый, наполнил меня радостью. - Ты знаешь путь и будешь приходить, когда пожелаешь.
-  Разве мне придётся вернуться назад?
-  О, да, мой герой! Предначертанное судьбою должно исполниться. Твоя смерть может разлучить нас навсегда. Ведь если тебя примут туда, куда мне нет входа, я потеряю твой след...
-  Значит, зелье не яд.
-  Конечно! Как ты мог такое обо мне подумать? Нет на свете никого дороже тебя, Эрнесто! Неужели ты предположил, что я причиню тебе зло?!
-  Мне трудно было понять, что такое дорога к той, кого уже нет в живых.
-  Теперь ты знаешь, и уже не будешь, как прежде. Общение с потусторонним миром всегда чревато переменами и ранней смертью, вот почему Филоретта пыталась оттянуть этот момент как можно дольше.
-  Почему ты так долго не приходила?
-  Ты начал раздваиваться, разрывался между мной и Патрицией, испытывал вину перед ней. Хотя нет ничего глупее: твои чувства верны к нам обеим и существуют параллельно, не мешая друг другу. Я старалась не быть тебе в тягость, но прослеживала каждый твой вздох и все жизненные перипетии.
-  Значит, знаешь всё, что произошло.
-  Да.
-  Где мои близкие? Что с ними?
-  Смотри!..
   Что-то появилось вдали, быстро увеличиваясь в размерах. Нечто круглое и голубое, оно росло, приближаясь, и теперь была видна только часть его, на которой вырисовывались очертания, приобретающие всё большие размеры: моря, суша, горы, леса, поля и реки, равнины, города... При этом мы продолжали просто лежать на перине, даже не шевелясь. Нашему взору становился виден всё более крошечный участок Земли, и вот уже можно разглядеть людей, дома, и всё чем живёт и дышит тот или иной человек.
   "Знакомые места", - не успел я подумать, как увидел, то что ввергло меня в ступор.
-  Да, это ваше имение возле Ливорно, дворцы из розового камня...
   Наш взгляд беспрепятственно прошёл крышу и стены, пока не проник под потолок комнаты, в которой лежало моё распластанное на кровати тело, а Маркела рыдала над ним горькими слезами, считая меня мёртвым.
-  Бедная старушка, боится наказания, ведь это она подала тебе пояс.
   Хотелось её утешить, сказать, что всё хорошо, но она нас не слышала и не видела нашего присутствия.
-  Мне нужно вернуться?
-  Не спеши, любимый! - её горячие губы коснулись моего лба. Ещё мгновение и исчезла картинка, и вновь только комната и горящий в камине огонь.
-  Здесь стало так тихо!
-  Просто я слушаю, как стучит твоё сердце.
-  Оно осталось там...
-  То, что кажется нам далёким, на самом деле, очень близко, - туманно ответила моя прекрасная волшебница. - Я могу воссоздать по памяти любой звук, - не успела она это сказать, как огонь в камине затрещал горящими поленьями. - Или вот! - появился звук водопада, словно он совсем рядом, шум прибоя, и крики чаек, или мирное журчание тихой лесной речушки и пение соловья... Могу сфантазировать что угодно, но знаешь, даже это порой утомляет, - она прекратила все звуки. - И тогда мне хочется слышать только твой голос!
   Мне было тепло в её объятьях, тепло и хорошо, не было ни желаний, ни боли, ни страха, только покой и полное единение. Словно нас было не двое, а одно целое.  Для этого не нужна буря эмоций и физическое слияние, ничего такого. Просто она и я - мы, как одно, разделённое надвое. Хотелось вот так просидеть на облакоподобной перине и смотреть друг другу в глаза целую вечность, позабыв о страдании и горе.
-  Мне хорошо с тобой...
-  Этого я и хотела. Здесь ты сможешь отдыхать от всего земного и набираться сил. Спасибо Филоретте, помогла.
-  Где она теперь?
-  Не знаю, наши пути в вечности не пересекались. Здесь у каждого может быть своё пространство, ты не можешь себе представить, что такое бесконечность, без начала и без конца. Пересекаются только те, кого связывает судьба. Те, кто стремится друг к другу. Я прониклась к тебе всем своим существом. И ты, в отчаянии, вспоминал обо мне. Я готова отдать тебе всю себя и вовсе исчезнуть. 
-  Раствориться в любимом человеке... Мне знакомо это желание. Но разве такое возможно?
-  Если очень постараться, думаю, возможно всё. Только назад уже не вернёшься.
-  Ты видела Бога?
-  Конечно! Он везде и во всём. Но когда ты жаждешь Его увидеть, Он может принять облик, близкий твоему представлению о Нем. Бог никогда не разочарует. Каждый увидит Его таким, каким жаждет узреть. 
-  Значит, ничего этого нет?
-  Как нет? Как раз есть!
   У меня в голове всё перемешалось.
-  Голос совести решит всё по справедливости. Бог создал нас по образу и подобию Своему. Ты понимаешь? В нас уже есть всё: и судья, и милосердный спаситель.  Вопрос - во что ты веришь и к чему стремишься, что осознал?!
-  А где же тогда Бог?
-  Везде, в тебе и во мне, в каждой песчинке и в целой планете, в каждой частичке, из которой состоит всё существующее. Он - само дыхание жизни!
-  А Христос?
-  Христос - воплощённая любовь. Он был, есть и будет. Он приходил на Землю, пожертвовал собой, чтобы открыть нам глаза, чтобы вернуть веру, чтобы показать путь Домой.
-  Зачем тогда мы рождаемся? Зачем все эти муки?
-  Мы приходим познавать себя и мир, развиваемся, учимся любить, созидать, творить. Только так можно вырасти духовно, приобрести новые знания... - она погладила меня, как ребёнка, который забыл, что он ребёнок. - Как бы больно тебе ни было, помни, что это - не навсегда. Всё земное однажды закончится. Важно, что ты приобретёшь в течение жизни, какую силу в себе откроешь, какую веру взрастишь. Способности ограничиваются развитием. Нельзя придумать то, чего не знаешь, соответственно и воссоздать, тоже. Я поняла только одно: самая большая сила находится в любви, только в ней.
   Это слово всколыхнуло во мне воспоминание о тех, кто остался там...
-  Тебя снова тянет на Землю...
   Внезапно вспомнилось всё, и я согнулся от нестерпимой муки.
-  Хоть что-то можно изменить?
-  Можешь, но не всё. Основные события заложены ещё до рождения, не без твоего же участия, милый.
-  Как я могу спасти моих людей?
-  У каждого свой путь, Эрнесто, и каждый пройдёт то, что должен пройти.
-  Но ведь ты помогла тогда Патриции, ты спасла её?!
-  Делай то, что можешь, а дальше - будь, что будет. Ты теперь знаешь, где меня найти, любимый!.. - она исчезала, или я исчез, не знаю. Только мгновением позже я очнулся уже в теле.
   Маркела находилась в той самой позе, в которой я видел её с Эделиной, словно время остановилось.
-  Что же Вы наделали, мой господин! Теперь и меня ждёт неминуемая смерть. Неужели за столько лет верной службы, старушка Маркела не заслужила Вашей жалости... - убивалась она, рыдая на моей груди.
-  Маркела, успокойся!
-  Господи! - она подскочила так, словно увидела призрака. - Свят! Свят! Свят!..
-  Да не умер я, с чего ты взяла?
-  Я зашла, а вы с этой склянкой в руке, ну совсем как неживой. Вот и решила, что мой сеньор от отчаяния яду выпил! А я, дура, его ему и принесла. Господин Гриманни никогда не простил бы меня и отдал бы на растерзание палачам!
-  Успокойся, милая. Никто травиться не будет. Теперь я многое понял. Лучше помоги мне встать! - я сделал над собой усилие и спустил ноги с кровати. - Жизнь - интересная штука, как оказалось... А смерть ещё фееричнее! Теперь я ничего не боюсь. Верни мне мою склянку, она будет мне талисманом, напоминанием о том, где я только что побывал.
   Маркела с ужасом посмотрела на меня и перекрестилась.
-  Ты не знаешь, куда Деметрио их заточил?
-  Не знаю хозяин, я сама чудом не сгинула. Видно, память о Вашей матушке меня спасла. Молодую госпожу, нашу голубку, сразу увезли. Амато был, как и Вы, без сознания, его вчетвером волокли куда-то вниз. Кажется, он и детишки наши где-то в подземелье, - Маркела утёрла слезу. - А Дрэго выпить-то с вами не успел. Его просто высекли в назидание остальным, он и покаялся прилюдно и во всём сознался. Да Вы не серчайте, молодой ещё, чего с него взять?
-  Спасибо, Маркела! Какой сегодня день?
-  Да уж четверг настал, тринадцатое. Синьор велел, чтобы Вы приготовились, скоро господа важные прибудут. Слава Господу, Вы живы, мой дон! Слава Господу!..

Продолжение: http://www.proza.ru/2013/06/09/1006


 


Рецензии
Великая сила мысли! Мы можем моделировать, что угодно, стоит только представить себе и захотеть... - она прильнула к моей груди, как часто делала это при жизни, и нежность наполнила моё раненое сердце.
***
Внешнее повторяет внутреннее, является его отражением, воплощает замысел.
***
Раствориться в любимом человеке... Мне знакомо это желание. Но разве такое возможно?
- Если очень постараться, думаю, возможно всё. Только назад уже не вернёшься.
***
Ты видела Бога?
- Конечно! Он везде и во всём. Но когда ты жаждешь Его увидеть, Он может принять облик, близкий твоему представлению о Нем. Бог никогда не разочарует. Каждый увидит Его таким, каким жаждет узреть.
- Значит, ничего этого нет?
- Как нет? Как раз есть!
***
У меня в голове всё перемешалось.
***
Я поняла только одно: самая большая сила находится в любви, только в ней.

Ольга Смирнова 8   09.02.2019 04:00     Заявить о нарушении
Аминь!
Спасибо, Оленька, за внимание и отзывчивость!
Здоровья тебе крепкого и много-много сил!

Натали Бизанс   09.02.2019 13:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.