Глава 1. Свобода быть рабом

«Каждому полагалось по ячейке. По чертовой маленькой клетушке два на четыре метра. Но даже в них мы были лишь гостями.

Одним из правил было усыпление. Если тебе 50 лет — Голос прикажет твоему ребенку или соседу усыпить тебя.

Надо было всего лишь взять из лотка маленькую одноразовую красно-синюю клипсу и приложить ее красной стороной к коже указанного человека. Через две минуты тот закрывал глаза и засыпал. Судя по всему, это было безболезненно, как и говорил Голос. Но никто не мог подтвердить это или опровергнуть — от клипсы засыпали навсегда.

Если твоя девушка беременела, то Голос сообщал вам об этом после регулярных обследований. И приказывал усыпить одного из ваших родителей. А когда ребенок рождался, его селили в освобожденную ячейку.

С Голосом не спорили. Говорят, однажды, человек не послушался Голоса, и не воспользовался клипсой. И тогда Голос заблокировал двери ячейки его родителя. Три дня ослушавшийся слышал зовы о помощи, но ничего не мог сделать. Он молил Голос позволить облегчить страдания отца, но Голос не слышал. Двери были разблокированы лишь на четвертый день, когда жизнь окончательно покинула тело.

Еще одно правило — тела сжигались, так же, как и обычный мусор. Мы проталкивали пакеты и тела в узкие шахты в скорбной стене. Они соскальзывали вниз, в темноту, а наших лиц касались отсвет короткой вспышки и волна тепла.

А утром мы снова шли на работу. У каждого блока было свое занятие — оно ждало там, в противоположной от скорбной стены стороне. Здесь были швейные, химические, шлифовальные и много, много других цехов.

Мы работали, чтобы когда мы и наши дети нажали кнопку, на лоток упал сверток с едой. Два раза в день. Вполне достаточно, чтобы жить и работать. Чтобы жить и расти.

Но и тут были изгои — жители крайних, «мусорных», половинчатых блоков,  напротив которых не было цехов. Когда мы уходили на работу, они прибирались в блоках и ячейках.

Так было множество поколений. Не менялось ничего, кроме Голоса.»
Из найденных дневников номера 24 694 552.

Девочка нахмурила брови и движением руки смахнула текст с дисплея.

— Какая мерзость в новостях! Откопали очередные «откровения» беглых. И этих безымянных животных теперь называют людьми! Они разрушили всё, что было построено с таким трудом, но им мало было получить свободу, они уничтожали всё на своем пути! Я твердо уверена, что тот порядок был гораздо лучше сегодняшнего.

Она вперила взгляд в старика напротив.

— Нет, ну каково? Я много читала исторической литературы о Войне. Беглые — потомки клонов, которых тогда использовали в войнах. И вот пожалуйста — Правительство прогибается в угоду им, старательно избегая репараций!

Я согласно кивнул.

— Между прочим, вы слышали об исследованиях психологии клонов? Известно, что у них пониженная эмоциональность, некоторые даже говорят об отсутствии души. Они скорее роботы, чем люди. Только из плоти. Нет, конечно, они разумны, но...

Я полуприкрыл слезящиеся глаза, слушая ее. Чёртова катаракта. Насколько энергична эта девушка — если бы эту ее энергию направить на жизнь, а не на борьбу с прошлым. Она всё равно не знает и не примет правды. Она не знает, как эти «животные» строили живые пирамиды, залезая друг другу на плечи, чтобы горстка рабов смогла залезть в вентиляционные шахты. Как они ползли по огромным коммуникациям ферм, как бежали навстречу тявканию импульсных винтовок охраны. Как единицы догадывались, как открыть ворота. Как поражены были эти рабы, выходя на внешние лестницы, и осознавая, что выше и ниже их еще сотни этажей с такими же блоками, из которых они только что вырвались.

Она не знает, как они освобождали этаж за этажом, щедро поливая кровью каждую лестницу, каждую ступень на своем пути. Как один выживший из десятка учился стрелять из отобранной у охранника винтовки, как один выживший из сотни становился отличным стрелком.

Она не знает, как рабы шли от фермы к ферме, как они брали штурмом массивные стены, освобождая людей от власти фермеров, чувствующих себя царьками в своих башнях.

Она знает только, как был разрушен рай, отстроенный на руинах прошлого мира. Рай, основанный на труде немых рабов в башнях-фермах по всей планете. Но она не знает, что если бы не было Месяца свободной крови, то она родилась бы на одной из ферм.

Человечество исправно поедает само себя, не взирая на то, что происходит вокруг. Моя рука нащупала подлокотник кресла, и я встал. Здесь нечего было больше делать.


Рецензии
"«Каждому полагалось по ячейке. По чертовой маленькой клетушке два на четыре метра. Но даже в них мы были лишь гостями.

Одним из правил было усыпление. Если тебе 50 лет — Голос прикажет твоему ребенку или соседу усыпить тебя. "
--
Здесь не понятно то, почему они называются или считают себя "лишь гостями", когда видно, что они в чем-то невольны. Подразумевается что "не хозяева", как можно понять из дальнейшего описания. Но... гости ли?

"И приказывал усыпить одного из ваших родителей. А когда ребенок рождался, его селили в освобожденную ячейку."
--
А если ребенок родится мертвым? Выкидыш... Не до конца продумал "Голос" свою социальную политику.

"Мы работали, чтобы когда мы и наши дети нажали кнопку, на лоток упал сверток с едой."
--
Накладка смысловых соответствий и прореха в текстологическом: "когда мы и наши дети" (не единичность), то есть, надо ли понять так, что кнопку должны нажимать обязательно все вместе? Такая "большая семейная кнопка". Судя по изуверствам, к которым склонен "Голос", он вполне мог и до такого (садизма) додуматься.
Текстологическая (возможно): "нажали бы кнопку".

"Вполне достаточно, чтобы жить и работать. Чтобы жить и расти."
--
Но... "расти" как относится к родителям? Или имеется в виду рост не только физический? Голос развивал (гостей) духовно?

"Из найденных дневников номера 24 694 552."
--
Дальнейшее описание, как воспринимается, предполагает видео-дневник, потому что мы видим не только описание чего-то, но и действие, будто наблюдаем со стороны (сцену).

"Я полуприкрыл блеклые глаза, слушая ее"
--
Вот здесь мы будто наблюдаем записанную на видео сцену, на экране видны блеклые глаза ЛГ. И... он как бы сам смотрит старую запись и видит себя. Поэтому, возможно, не лишним было бы ранее указать про "видео дневник".

(Интересно пишите)


Изабар Гежб   16.04.2018 07:52     Заявить о нарушении
Благодарю за отзыв.

Гостями, потому что вся их личная жизнь была ограничена этими ячейками, их первые воспоминания, взросление, старение, смерть. Их комнаты были этакими «контейнерами», со временем просто менявшими своих обитателей. Поэтому они были просто гостями.

Если читать продолжение, будет понятно, что несколько иные условия и персонажи, а не привычные нам. Но, опять же, если ребёнок родится мёртвым, то некоторое время ячейка будет пустовать, и перед рождением нового ребёнка никого не будут усыплять. Но это статистически незначимый случай, anyway.

Разделение на «мы и наши дети» как раз для последующего «чтобы жить и работать. Чтобы жить и расти». То есть первое про взрослых, второе про детей. Косноязычность изложения частично моя вина, частично моя заслуга — попытка передать изъяснение человека, у которого в жизни были не очень обширные возможности социализации (в таких-то условиях).

Про описание сцен — это не видео-дневник, это просто книга. А в книгах предполагается зачастую подробное изложение происходящего, включая описания. А автор выступает некой вездесущей камерой, которая транслирует виды в слова. Но я слегка видоизменил то, что не от первого лица, чтобы воспринималось лучше. Спасибо.

Добрый Медведь   16.04.2018 15:31   Заявить о нарушении
"Их комнаты были этакими «контейнерами», со временем просто менявшими своих обитателей. Поэтому они были просто гостями."
--
Так читатель (я в данном случае) так и понимает, что никак не хозяевами; однако, с гостями не обращаются так... по-скотски.

"Но, опять же, если ребёнок родится мёртвым, то некоторое время ячейка будет пустовать, и перед рождением нового ребёнка никого не будут усыплять. Но это статистически незначимый случай"
--
Пробел-то в рассказе, а он существует независимо от комментариев и любого обсуждения — в завершенном виде. Читатель не в состоянии догадаться о том, что Вы сейчас пояснили, а если и оставлять (намеренно) /пробелы/ то только такие которые доступны логике читателя — относительно изложения (имеется в виду).
В то же время, если автор оставляет текстологические пробелы/прорехи, то это отнимает в конечном итоге у читателя возможность воспринять текст настолько цельно насколько рассчитывал автор.

"попытка передать изъяснение человека, у которого в жизни были не очень обширные возможности социализации (в таких-то условиях)."
--
Большое искусство "не рассорится" с восприятием читателя и передать мироощущение плохо социализированного персонажа от лица которого как бы идет повествование.
Речь о том только, что кнопка одна, а нажимающих на нее (как следует из стилистики текста) ОДНОВРЕМЕННО несколько. Вспоминается телешоу с красными кнопками: кто быстрее нажмет. Нелепость в каком-то смысле.

"Мы работали, чтобы когда мы и наши дети нажали бы эту очень тугую кнопку, на лоток упал сверток с едой. Кнопка поддавалась плохо, с огромным трудом, приходилось наваливаться как минимум втроем. Не знаю зачем Голосу это было нужно, возможно, таким образом проверялось насколько мы еще дееспособны, потому что если семья не могла ее одолеть она оставалась без еды. А позже эти люди не могли выйти на работу от истощения. От таких избавлялись."

Как видно... смысл вполне может быть. Хотя и... немного "свихнутый", но... что делать раз "таков Голос" этот... бесчеловечный.

"А автор выступает некой вездесущей камерой, которая транслирует виды в слова."
--
Ну да, имелись в виду "блеклые глаза", сам рассказчик не может же видеть своих глаз. Если у него нет зеркала перед собой.

БЛЁКЛЫЙ
Потерявший свежесть и яркость.
Тусклые глаза. А с чего они (теперь) слезятся?

(Мой интерес также чисто авторский, в плане обмена опытом, не более, то есть, это не критика по сути).

Изабар Гежб   16.04.2018 16:49   Заявить о нарушении
Ни о каких одновременных нажатиях нет и речи. Тут антиутопичная эксплуатация, а не цирк

Добрый Медведь   16.04.2018 17:01   Заявить о нарушении
Голос — это работа живого оператора-надсмотрщика, да и то, одного из, работающих посменно, а не некая абстракция. Не надо предявлять высоких требований, я не мог в коротком рассказе раскрыть абсолютно все мелочи создаваемого мира, поэтому позволил себе вольность положиться на фантазию читателей. Вы представили так — ну что же, такое понимание тоже имеет право на жизнь) Вопрос трактовок. Вы спросили — я ответил, что имелось ввиду

Добрый Медведь   16.04.2018 17:04   Заявить о нарушении
Насчёт глаз — переформулировал вещи, создающие образ персонажа. Свой цвет глаз в такой ситуации он действительно не стал бы упоминать, несмотря на то, что в зеркале наверняка себя видел и представляет себя. Слезятся чисто по физиологическим причинам, эмоциональные были бы упомянуты отдельно.

Добрый Медведь   16.04.2018 17:06   Заявить о нарушении
Хотя, может, там есть и эмоциональные. Зависит от степени эмпатии читателя)

Добрый Медведь   16.04.2018 17:06   Заявить о нарушении
"Ни о каких одновременных нажатиях нет и речи. Тут антиутопичная эксплуатация, а не цирк"
--
Да при чем здесь эксплуатация... речь только про описание, которое стилистически заводит в неопределенность.
"Мы работали, чтобы когда мы и наши дети нажали кнопку, на лоток упал сверток с едой."
Мы работали (для того чтобы) — нажать (кнопку).
Структурно язык требует такого расклада внутри заявленной формы (предложения).
Поэтому "выпадает" глагол в прошедшем времени "нажали", не пакуется с общим смыслопостроением. А тут еще и ОДНА кнопка и НЕСКОЛЬКО нажимающих.

Изабар Гежб   16.04.2018 17:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.