Вершина. Часть 7. Глава 7

   Я возвращался. Где-то на полпути я увидел на высоком дереве белку, потом ещё одну, другую... На это я уже не мог не обратить внимания. Три белки на одном дереве - это уже какой-то знак! Вспомнилось, как в детстве Валентино общался с Филореттой с помощью беличьей почты... Я остановил Джюсто и пригляделся. Рыжие бестии явно только этого и ждали, потому побросали свои орехи, видимо, приготовленные для атаки на меня, если я окажусь непроходимым тупицей. Одна за другой, с ветки на ветку, с дерева на дерево, они уводили меня в лес.
   "Неужто твой древний дух, слепая ясновидица, пробудился от вечного сна и решил вновь позаботиться о любимом крестьянском мальчике? Уже и в помине нет тех белок, что помогали вам общаться..."
   Я всё глубже уходил по незнакомым тропам в лес и мог оказаться на вражеской территории. Куда ж ведут меня маленькие проказницы? В тыл противника?
   Тут одна из них всё-таки чем-то в меня запустила, и я интуитивно пригнулся, очень вовремя, нужно заметить. Коня пришлось оставить, дебри становились всё более непроходимыми. Мой умный Джюсто мог оставаться без привязи и мирно щипать травку до тех пор, пока я не позову его, для этого у нас был особенный свист, напоминавший пение птицы. По нему он безошибочно и находил меня.  Услышав голоса неподалёку, я спрятался в зарослях густого кустарника. Что-то заподозрив, люди тоже остановились и прислушались, тут и появились мои рыжие спутницы.
-  Тьфу ты, белки, мне послышалось, что кто-то идёт. Выстрелить бы сейчас, жрать охота, спасу нет!
-  От бельчатинки и я бы не отказался!
-  Тебе дан был приказ не шуметь, был бы лук, я бы и сам поохотился, ишь, расплодились, уже стаями носятся, а у меня со вчерашнего в животе бурчит!
-  Ты и сам всё время бурчишь, как старик.
-  Хватит уже! - они говорили по-нашему, но форма была французов, многие поддержали интервентов, решив, что низложив Козимо, удастся вернуть обратно Флорентийскую республику. Жестокость герцога, с которой он установил своё единовластие, нравилась здесь далеко не всем. Сиенцы в большинстве своём не желали оставаться под властью тирании.
-  Не понимаю, какого чёрта мы здесь торчим с кучкой этих недоумков, приспешников Медичи! - один из них справил малую нужду. - Повесить их всех, сволочей, только жратву переводят. Самим есть нечего!
-  Думаю, что их живым щитом погонят в следующем наступлении, вот и не дают подохнуть раньше времени.
-  Ну разве что так!..
   Их было трое, как белок, что меня сюда привели. Я бы мог, напав неожиданно, возможно, справиться с ними, не впервой, как говорится. Только информация, которую эти парни озвучили, словно специально для меня, казалась гораздо важней.
-  Когда выступаем? 
-  Завтра на рассвете, я точно слышал, командир говорил... - их голоса удалялись вместе с хрустом ломавшихся под ногами веток. Они собирали сухой хворост для костра. Белки исчезли, я повернул назад, прорываясь сквозь заросли, по возможности тихо. Джюсто я нашёл там, где оставил, он мирно жевал траву.
-  Что, мой верный друг, придётся тебе потрудиться, нам нужно найти кратчайший путь, у меня важные сведения! - я вскочил в седло, и мы слились: конь и его всадник, как единое целое.
   Сообщив о коварном плане противника, было решено попытаться освободить пленников. Вечерело. Но небо было чистым, и почти круглая луна неплохо освещала  нам путь. Мне выделили отряд хорошо обученных людей из разведки.
-  Если не справитесь, завтра будете рубить своих же, - сказал мне напоследок Мариньяно, - так что уж постарайтесь!
   Тропу я узнал, уходя, поставил метки. В темноте, отражая лунный свет, поблёскивали глаза лесных обитателей. Маленьких и больших, но никто из них не рискнул бы поохотиться на людей с оружием. Коней оставили там, где ещё недавно пасся Джюсто.
   Густые заросли ежевики царапали лицо и руки острыми шипами, но все знали ради чего идут впотьмах во вражеский тыл. Вот мы и подобрались вплотную к лагерю, противник спал, готовясь к утреннему наступлению. Убрали часовых тихо. На краю поселения был виден сарай с забитыми отверстиями окон, и два охранника рядом на посту.
  Я подал знак проверить.
  "Где ещё им держать пленников? Не в палатку же их затолкать?"
   Всё прошло как по маслу, без шума и пыли. Факт неожиданности в предрассветное время сыграл нам на руку. Я не ошибся. В сарае было человек тридцать, стали выводить их, прикрывая, к лесу.
   Внезапно кто-то дотронулся до меня, выйдя из темноты на освещённый лунным светом двор. Это был наш Валентино, обросший и худой, больше похожий на привидение, нежели на себя. Я молча его обнял и жестом приказал уходить.
   Где-то залаяла собака, и это заставило всех замереть, но к счастью, не разбудило спящих. Мы ушли без потерь, убрав с десяток противников. Сам Бог помогал нам в эту ночь!
   Добравшись до лошадей, каждый взял к себе одного из освобождённых. Я помог Валентино забраться в седло, парень еле держался на ногах. Прижав его к сердцу, я вспомнил, каким он был, когда вёл меня по тропе к Филоретте спасать мою жену.  Теперь мальчик вырос и стал моим братом по оружию, совсем взрослым человеком.  Наши судьбы так тесно переплелись, что мы стали родными друг другу. Слепая ведунья и теперь заботилась о нём. Чувство благодарности переполняло моё сердце.
   Утром ничего не случилось. Противник, потеряв свои преимущества, передумал наступать. У наших людей появилась хоть недолгая, но передышка.
-  Как же тебя угораздило в плен попасть?
-  Меня разбудили той ночью, в палатке было темно, что-то пушистое и мягкое прыгало по мне. Я, поймав его за хвост, вышел из палатки, боясь что зверёк всех перебудит. Белка выскользнула из рук и позвала меня, как это было раньше, когда я бегал помогать бабушке Филоретте. Ещё сонный, я даже не понял, куда она уводит меня. Там-то я и попался в руки врага. Ругался на чём свет стоит. Я ведь видел, как вас там резали, словно слепых котят, а сделать ничего не мог. Думал, что уже никогда вас не увижу!.. - Валентино смахнул набежавшую слезу.
-  В ту ночь из палатки в живых остались только мы с Амато... он чудом выжил.
-  Где он теперь?
-  Скоро отправится домой, во Флоренцию. Я просил его присмотреть за детьми, пока будет лечиться. Пусть поправится как следует. А ты ешь, но в меру, чтобы заворот кишок не случился. На белок ты зря серчал. Они спасли твою жизнь, Валентино. Лучше пару недель побыть в плену, чем лежать в сырой земле и кормить червей, - я потрепал его по мокрым волосам, уже вымывшегося и начисто побритого.
   Мальчик вырос и стал настоящим мужчиной. Жизнь продолжается, меняя всё вокруг, в том числе и нас, но есть то, что остаётся неизменным - это любовь. 


Продолжение: http://www.proza.ru/2013/08/04/721


Рецензии
Жизнь продолжается, меняя всё вокруг, в том числе и нас, но есть то, что остаётся неизменным - это любовь". С сердечным теплом.

Мария Лашкунова   16.06.2019 00:05     Заявить о нарушении
Аминь. Пусть любовь только возрастает в нас и становится чище и выше!!!
Добрых Вам событий и сердечного тепла!
С благодарностью и признательностью,

Натали Бизанс   16.06.2019 17:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.