Господа Российской империи. Происхождение и состав

Спит в Донском монастыре
Русское дворянство...
А. Городницкий.

Чем больше крепло и росло великорусское государство, захватывая новые земли и покоряя народности и племена, тем все более и более оно превращалось в многонациональное государство, «...строящееся на господстве одной нации, точнее - ее господствующего класса, над остальными нациями...», причем «в России роль объединителя национальностей взяли на себя великороссы, имевшие во главе исторически сложившуюся сильную и организованную дворянскую военную бюрократию». Сталин И.В. Марксизм и национально-колониальный вопрос 1935, с.65.

Ошибался Иосиф Сталин. Может, плохо знал историю Российского государства, либо просто врал из политических соображений.

…В России никогда не было организованной аристократии. Аристократия явилась в ней не столько сословием, сколько результатом обычного права, расплывчатого и неопределенного по своей природе... В России не было потомства завоевателей, и поэтому не могло быть настоящей аристократии. Постепенно сложилась совершенно искусственная аристократия, разнородная, смешанной крови, существовавшая без всяких законных оснований. Основное ядро этой квазиаристократии образовали удельные князья, потерявшие свою независимость в шестнадцатом столетии, и их потомки, затем явились татарские мурзы, потом выходцы из всех европейских государств: поляки, сербы, немцы, шведы, итальянцы, греки. Бояре и разные сановники добились наследственных званий. А.И. Герцен. Русское крепостничество.
***
Спустя полвека о том же пишет идеолог русского черносотенства Михаил Меньшиков: «Целые немецкие княжества пересаживались под видом колоний на широкое тело России. Немецким крестьянам, не оказавшим ни малейших заслуг России, давались дворянские по величине поместья. Немцы на долгие годы освобождались от налогов и повинностей, им давалось самоуправление, им разрешалось быть иностранцами, и в то же время они пользовались всей защитой русской государственности. Прибалтийский край, потомство тевтонов, пятьсот лет разорявших наши границы и ливших кровь русскую, сделалось питомником новой аристократии. Наши герои вроде Ермолова, спасавшие Россию, как высшей почести просили производства в немцы. Другая широкая струя, вливавшаяся в нашу знать, были шведы за подобные же государственные заслуги! Третья струя - поляки. Четвертая - кавказские инородцы, армяне, грузины, татары, греки. В течение двухсот лет самое сердце нашей национальности - аристократия - растворялась во всевозможных примесях, между которыми большинство были племена, исторически враждебные России. Невероятно пестрое крошево всевозможных наций, вероисповеданий, культур, традиций, предрасположений смешивалось, как в помойном ведре химика, в смесь мутную и нейтральную. Кислотные и щелочные элементы погашали друг друга, и в результате учетверенной, удесятеренной метисации получился аристократ-интеллигент, существо с крайне дробной, мозаической душой. Равнодушная вообще ко всему на свете, эта всечеловеческая душа, кажется, специально презирает Россию. Вот ее самое слабое место, нашей народности, - наша правящая знать». Меньшиков  М.О. Письма к русской нации. Наша сила. Письмо от 28 июня 1909 г.

***
Как создавалась изначально русская высшая политическая элита?
Этого не понять, если не вникнуть в то, каким был обычный княжеский двор.

Государство не выросло из общества, не было оно ему и навязано сверху. Оно скорее росло рядом с обществом и заглатывало его по кусочку. Первоначально средоточием власти было личное поместье князя или царя, его двор. В пределах этого поместья князь был абсолютным повелителем, отправляя власть в двух ипостасях - суверена и собственника. Здесь он распоряжался всем и вся, будучи... русским государем, т.е. господином, хозяином, полным собственником всех людей и вещей. За пределами своих владений, там, где жило вольное и весьма подвижное население, русский правитель пользовался поначалу совсем незначительной властью, сводившейся в основном к сбору дани. Ставшая во главе страны Московско-Владимирская династия перенесла учреждения и порядки, первоначально выработанные в замкнутом мирке своего oikos’a, на все государство в целом, превратив Россию (по крайней мере, в теории) в гигантское княжеское поместье. Р. Пайпс.Россия при старом режиме, с. 78.

Древнерусские князья были крупными феодалами, бояре - феодалами поменьше.
Князь - это правитель, удельный государь. Он правит, опираясь на бояр и на «слуг вольных». Бояре вместе с вольными слугами ведают отдельными отраслями удельного государства, несут ратную службу, возглавляя самостоятельные отряды, от имени князя управляют его городами, волостями и вотчинами, получая от сбора налогов свою долю («кормятся»), имеют и свои вотчины. Вместе с князем они участвуют в обсуждении военных и дипломатических дел, составляют боярскую думу. Они вместе с вольными слугами вправе перейти от одного князя к другому.
Кроме «кормленщиков», есть и ближние бояре. Они ведают хозяйством князя, среди них есть дворецкие, сокольничие, ловчие, стольники, путные бояре (ведающие путями, отдельными отраслями хозяйства). Им поручают военное дело, казну, посольский приказ. Время от времени один боярин отправляется на кормление, а на его место садится управлять разрядным или казенным приказом другой, только что вернувшийся с периферии. Некоторые должности закрепляются за представителями определенного боярского рода по наследству.
Вотчины князей управлялись дворскими людьми, дворецкими. Дворские ведают «черными людьми, холопами и крестьянами, следят за сбором оброка, раскладывают на них тягло, управляют всем хозяйством вотчины.
Громадный княжеский двор обслуживался многочисленными слугами, среди которых были дьяки и подьячие, псари, садовники, конюхи, бортники, бобровники и т.д. Часть из них была вольными слугами, часть - холопами князя. Слуги из числа свободных людей получали за свою службу землю, «поместье», на которую имели право до тех пор, пока служили князю.
Двор каждого боярина копировал княжеский двор, хотя был поменьше и попроще.
Помимо больших бояр (ближних, путных, введенных) были у князя слуги и поменьше - дети боярские, слуги вольные, дворские люди - меньшая братия, в конце концов, ставшая основой будущего дворянского сословия.
Первоначально московских великих князей (как и у других удельных князей) - тоже были дворовые люди, несущие службу при княжеском дворе. Они обслуживали всю жизнедеятельность князя, у каждого имелась особая функция, свои обязанности и права.
Они делились на два класса - бояре, окольничие, думные дворяне составляли верхний класс, стольники, стряпчие, дворяне московские и жильцы - низший.
Бояре, старшие дружинники - и советники, и думные дворяне - имели право участвовать в заседаниях Боярской думы, ближний боярин имел право доступа в княжеские покои), окольничие (те, кто мог сопровождать князя в поездках), дворецкие (управляющие хозяйством дворца), сокольники, конюшие, стольники, постельничие, ловчие, кравчие, стряпчие, тиуны-ключники, дружинники и пр.
Боярская дума - совещательный орган при царе.
Государь указал - бояре приговорили.

***
Перечисляя - от А до Я - сведения обо всех, по указу царя Федора Алексеевича внесенных в Бархатную книгу дворянских родах, значившихся в XVII веке в писцовых книгах и десятнях Курского края, А.А. Танков, автор «Исторической  летописи курского дворянства», изданной в 1913 году добросовестно сообщает следующее.

«В эту Бархатную книгу были внесены тогдашние дворянские роды края.
Аладьины. Выехали из Смоленска. У одного из потомков выехавшего был сын Лев Аладья, а от него весь род именуется.
Алымовы. Выехали из Золотой Орды.
Арсеньевы. Выехали из Золотой Орды. Один из потомков выехавшего назывался Арсений, от него весь род именуется.
Беззубцовы. Выехали из Пруссии. Один из потомков выехавшего был Алеша Беззубец, а от него весь род именоваться начал.
Безобразовы. Выехали из Пруссии. Выехавшего название Безобраз, а по нем весь род именоваться начал.
Биркины. Выехали из Орды. Один из потомков выехавшего назывался Иван Бирка, от него весь род получил название свое.
Богдановы. Выехали из Швеции.
Борисовы. Выехали из Литвы. Один из потомков выехавшего назывался Борис, от которого весь род получил название.
Булгаковы. Выехали из немец. Один из потомков выехавшего назывался Булгак, от которого и род называется.
Бунины. Выехали из Польши. Выехавший назывался Буникевский, от него пошли Бунины.
Веригины. Выехали из Польши. Выехавший назывался Веригин, от него род название получил.
Волковы. Выехали из Польши. В гербе, данном из Польши, написано: «Господа славные и храбрые Волки».
Вороновы. Выехали из Польши. Название получили от выехавшего Михайла Вороновского.
Воропоновы. Выехали из Польши. Название получили от выехавшего Воропона.
Глебовы. Выехали из Кайсуйской Орды. Тамошнего князя Редеги у правнука был сын Сорокоум, а у него сын Хлеб, от которого и весь род начал именоваться Глебовы.
Головины. Выехали из Кафы. У одного из потомков князя Степана Ховры был сын Иван Голова, от него и пошли Головины. Но в роде ни он, ни его потомки князьями не писались.
Евские. Выехали из Швеции.
Елагины. Выехали из Римской области. Название ведут от предка Елагония.
Ждановы. Выехали из Золотой Орды. Один из потомков выехавшего назывался Ждан, от него и название принято.
Зайцовы. Выехали из Швеции. Выехавшего сын был Федор, прозвищем Заец, от него название род получил.
Замятины. Выехали из Орды. У одного из потомков выехавшего, у Андрея Самары, был сын Замятня, по которому весь род стал называться.
Зиновьевы. Выехали из Литвы. Выехавший был Александр Зиновечь, что самое и в гербе написано.
Злобины. Выехали из Литвы. У одного из потомков выехавшего был сын Афанасий Злоба, от него и название принято.
Исуповы. Выехали из Золотой Орды.
Исуповы. Выехали из Швеции. Название приняли от выехавшего, который назывался Исуп.
Измайловы. Выехали из Сарацин. Название приняли по одному из предков выехавшего, называвшемуся Измаил.
Карповы. Выехали из Польши. Первый взятый в полон назывался Крекша, а один из потомков его Карп Крекшин, сыну которого велено писаться Карповым.
Кишкины. Выехали из Польши. Название приняли от выехавшего, которого имя было Асенбег Кишка.
Козловы. Выехали из Литвы.
Кокоревы. Выехали из Пруссии. Название произошло от одного из потомков выехавшего Андрея Кокоря.
Кологривовы. Из Немец. Название приняли от одного из потомков выехавшего, у которого был сын Иван Кологрив.
Коновницыны. Выехали из Пруссии.
Коробьины. Выехали из Большой Орды. Название получили от одного из потомков выехавшего, у которого был сын Иван Коробья.
Крюковы. Выехали из Большой Орды. Название приняли от одного из предков их именем Солохмира, у него был сын Тимофей, прозвищем Крюк.
Лаговчины. Выехали из Польши. Название приняли от одного из рода их, называвшегося Лагач.
Лазаревы. Выехали из Литвы.
Леонтьевы. Выехали из Большой Орды. Название получили от одного из предков выехавшего, у которого был сын Леонтий, а от него пошли Леонтьевы.
Левшины. Из Немец. Название получили от одного из рода их, называвшегося Сувол-Левша.
Лодыгины. Выехали из Пруссии. Название получили от одного из рода их, прозванием Григорий Лодыга.
Лунины. Выехали из Польши. Название получили от одного из потомков выехавшего, прозванием Лукьян Луня.
Лупандины. Выехали из Койсайской Орды. Название получил от одного из предков выехавшего, у которого был сын Лупанда.
Лызловы. Выехали из Литвы. Название получили от одного из рода их Лозовецкого.
Масловы. Выехали из Литвы. Название приняли от одного из рода выехавшего, который назывался Онцифер Маслов.
Мосаловы. Выехали из Золотой Орды.
Молчановы. Выехали из Цесари. Название получили от одного из потомков выехавшего, у которого был сын Иван по прозванию Молчан.
Мясоедовы. Выехали из Польши. Название получили от предка их, который назывался Мясоед.
Мятлевы. Из Немец. Название получили от одного из рода их, прозванием Григорий Мятель.
Нарбековы. Выехали из Большой Орды. Название приняли от бывшего в роде их предка, называвшегося Нарбек.
Наумовы. Выехали из Швеции. Название получили от одного из потомков выехавшего, у которого был внук Наум.
Неплюевы. Выехали из Пруссии. Название получили от одного из потомков выехавшего, которого прозвание Федор Неплюй.
Нестеровы. Выехали из Швеции. Название получили от предка их Семена Нестера.
Нечаевы. Из Черниговцев. Название получили от одного из рода их, называвшегося Нечай.
Новосильцовы. Выехали из Швеции.
Ознобишины. Выехали из Пруссии. Название получили от предка их, называвшегося Филип Ознобиш.
Орловы. Выехали из Пруссии. Название приняли от одного из рода их, у которого был сын прозвищем Орел.
Ослановы. Выехали из Орды.
Остафьевы. Выехали из Кайсуйской Орды. Название приняли от выехавшего предка, у которого был сын по прозванию Остафей.
Офросимовы. Выехали из Волохи. Название получили от одного из потомков выехавшего, называвшегося Офросим.
Павловы. Выехали из Цесарии. Название получили от одного из потомков выехавшего, называвшегося Павел.
Пашковы. Выехали из Польши. Название получили от одного из рода их прозванием Пашкевич.
Полтевы. Выехали из Литвы.
Похвисневы. Выехали из Польши.
Прокудины. Выехали из Золотой Орды. Прежде назывались Горские по пожалованию вотчины, называемой Гора. У одного из потомков Горских был сын Прохор, прозвищем Прокуда, почему и род стал называться Прокудины.
Раевские. Выехали из Литвы. Предок их при выезде написан Раевским.
Рожновы. Из Немец. Название получили от одного из рода выехавшего, у которого был сын прозвищем Рожон.
Ртищевы. Выехали из Золотой Орды.
Резановы. Выехали из Польши. Первовыезжий назывался Резаной.
Савостьяновы. Выехали из Немец. Название получили от одного из потомков выехавшего, у которого был сын Савостьян.
Сазоновы. Выехали из Польши.
Сафоновы. Выехали из Крыма. Название приняли от одного из потомков выехавшего, который назвался Сафон.
Свищовы. Выехали из Золотой Орды. Название получили от одного из потомков выехавшего, который назывался Нечай Свищов.
Селивановы. Выехали из Большой Орды. Название получили от первовыехавшего, у которого был сын Селиван.
Селиверстовы. Выехали из Большой Орды. Название получили от одного из рода их, именем Селиверст.
Сергеевы. Выехали из Немец. Название получили от первовыехавшего, у которого был сын Сергей.
Сидоровы. Выехали из Литвы. Название получили от бывшего в роде их Сидора.
Сомовы. Выехали из Большой Орды. Название получили от одного из предков их именем Андрей Сом.
Спасителевы. Откуда выехали, неизвестно, но показано, что предки их были Августинского исповедания белых чернецов.
Стрекаловы. Выехали из Польши. Название получили от первовыехавшего, у которого был сын прозвищем Стрекал.
Суворовы. Выехали из Италии. Название приняли от первовыехавшего, которого называли Юда Сувор.
Стремоуховы. Выехали из Греции. Название получили от одного из потомков выехавшего, который назывался Стромотоурос, отчего и пошли Стремоуховы.
Толстые. Выехали из Цесари. Название получили от одного из потомков выехавшего, которого Великий Князь Василий Васильевич прозвал Толстым.
Трусовы. Выехали из Пруссии. Название получили от одного из потомков выехавшего, который назывался Матвей Трус.
Филипповы. Выехали из Литвы. Название получили от первовыехавшего, у которого был сын Филип.
Фомины. Выехали из Литвы.
Хрущевы. Выехали из Польши. Название приняли от первовыехавшего, который назывался Хрущев, а по гербовнику польскому предок их назывался Хрущ.
Чаплины. Выехали из Польши. Название получили от одного из рода выехавшего, который назывался Чаплинским.
Черемисовы. Выехали из Золотой Орды. Название приняли от одного из рода их, который назывался Семен Черемисин.
Чернышев. Название получили от одного из предков  их Ильи Чернецкого, который после писался Чернышевым.
Чулковы. Из Немец. Название получили от одного из потомков выехавшего, который назывался Чулок.
Шепелевы. Выехали из Швеции. Название получили от первовыехавшего, который назывался Шепель.
Шиловские. Выехали из Цесарии. До выезду в Цесарию были в Польше и звались Шидловскими, а по выезде в Россию стали назваться Шиловскими.
Шишкины. Выехали из Польши. Название получили от первовыехавшего, который назывался Шишка.
Языковы. Выехали из Золотой Орды. Название получили от первовыехавшего, который назывался Ергулей Язык.
Яковлевы. Выехали из Швеции».

И так - в каждой губернии: Рязанской и Вологодской, Владимирской и Тверской, Тульской и Московской, Ярославской и Саратовской...

До того, как попасть в дворянские списки, господа России принадлежали к сословию боярства. Считается, что не менее трети боярских родов произошло от выходцев из Польши и Литвы.
Впрочем, указания на европейское происхождение того или иного дворянского рода порой граничат с фальсификацией.
Предания о выезде предка из стран Востока чаще соответствуют действительности. Как отмечал Н.А. Баскаков, «нередко западное происхождение основателю рода приписывается искусственно при явно выраженной восточной, тюркской по происхождению фамилии, но, как правило, сведения в родословных о восточном происхождении фамилии являются более или менее точными и подтверждаются соответствующими восточными именами и прозвищами их родоначальников». Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979. С. 10.

***
У нас все столповые дворянские роды от варягов и прочих пришельцев. М. Погодин.
«Наше Дворянство, не Феодального происхождения, а собравшееся в позднейшее время с разных сторон, как бы для того, чтоб пополнить недостаточное число первых Варяжских пришельцев, из Орды, из Крыма, из Пруссии, из Италии, из Литвы…» Историко-критические отрывки М. Погодина. Москва, 1846, с. 9.

В сочинении «О повреждении нравов в России князь М.М. Щербатов (1733-1790), потомок древнего боярского рода, сетовал об «оподлении» дворянства, то есть проникновении в него лиц из других сословий. Он считал, что новые дворянские звания получают обычно «заводчики и откупщики», то есть те, у кого, по мнению Щербатова, «дед воровал, сын грабил, а внук разбойничает» (статья «Размышления о дворянстве», с.78).
Одни Российские дворяне имеют свое начало от великого князя Рюрика и потом по нисходящей линии от великого князя Владимира, другие выехавшие знатные люди берут свое начало от коронованных глав; многие фамилии, хотя и не берут своего рода от владетельных особ, но произошли от весьма знатных людей, которые выехавши в службу к великим князьям Российским, считают несколько столетий своей древности и у нас украсили себя знаменитыми заслугами отечеству. - Из выступления князя М.М. Щербатова на заседании Комиссии по Уложению. Сб. Русского императорского исторического общества, т.4, с.192.

Такие, как Бутурлины, Челяднины, Кутузовы заявляли о своем германском происхождении, Морозовы и Вельяминовы имели варяжские корни. Некоторые бояре являлись полонизированными западными русскими. Другие объявляли о «прусском» происхождении... «прусское» в этом случае, судя по всему, обозначало германское. К этой группе принадлежали Хвостовы, Романовы (первоначально известные как Кошкины, а затем Захарьины) и Шереметьевы. Головины и Ховрины имели греческие корни. Некоторые из лучших московских боярских фамилий были «татарского» (монгольского или тюркского происхождения). Выдающимися среди них были Булгаковы, Вельяминовы-Зерновы (не путать с исконными Вельяминовыми), Сабуровы и Годуновы являлись ветвями этого рода. Арсеньевы и Бахметьевы поселились на Руси в конце XIV и в середине XV века соответственно. Вернадский Г. Монголы и Русь, с.375.

***
Однако по мере завоевания и присоединения удельными московскими князьями других княжеств дворы низложенных князей переезжали в Москву и восстанавливались там, как новые административные единицы - территориальные приказы для управления Новгородом, Рязанью, другими русскими княжествами, а потом Казанью, Астраханью, Сибирью - как бы областные правительства.

Тем не менее, в распоряжении великого князя оказалось такое количество бояр и дворовых людей, что при дворе всем им было бы слишком тесно. В середине XVII века имелось примерно 40 тысяч служилых людей, в том числе 2-3 тысячи занесенных в московские родословные книги. Было 30 боярских родов, имевших исключительные права на высшие посты, в том числе на членство в царском совете, высшие административные места в основных приказах и важные дипломатические назначения.

В Московском великом княжестве возник «лично-династический режим, который не вырастает из конкретной страны или народа, но навязывается сверху какой-то конкретной политической общности. Соответственно, он располагает особыми технически подготовленными орудиями господства, которые также не выросли первоначально из данной страны, но связались с династическим правителем личными узами. Они составляют главную опору новой монархической власти в форме бюрократии, подчиненной царской воле, и армии готовых к битве воинов. Политическая власть не только сосредотачивается в личности правителей, но и самым настоящим образом коренится в ней. Граждан как таковых вообще не существует. Народ есть объект правящей власти, а не самостоятельный носитель некоей национальной миссии». Ю. Керст. Характеристика эллинистического государства.

Местничество и родословные книги.
Родословная считалась вотчиной, данным от бога, и изменить ее, «опустить», унизить боярина не мог даже царь. Родовая честь требовала, чтобы служилый человек отказывался от должности, подчиненной тому, чьи предки в прошлом подчинялись его собственным предкам или родственникам. Раздоры промеж боярских родов, мешавшие царю управлять государством. Поэтому необходимо было создание рядом с древней кастой другого, более покорного и менее строптивого служилого класса.
Бояре и дворяне. Основное различие - у бояр имелись вотчины, а у дворян - нет.
Завоевав Новгород и выселив оттуда знать, Иван III конфисковал землю. Большую часть оставил за собой, а остаток распределил между московскими дворянами в виде поместий, он их помещал на землю вместе с крестьянами, которые должны были содержать нового хозяина (отсюда «помещик»). Отняв земли у церкви и монастырей в Новгородской земле, тоже произвел обмирщение. На всех завоеванных в будущем землях тоже происходила аналогичная конфискация боярских вотчин и распределение их в виде дворянских поместий, данных владельцам в условное держание, то есть во временное пользование.
В итоге возникла поместная система земельных уделов - дворянин должен был жить в своем поместье, вести хозяйство и ждать, когда царь призовет на войну или ко двору. Бояре и дети боярские могли являться на службу по своему усмотрению. А вот дворяне обязательно должны были служить царю.
Так складывалось поместное дворянство.

Юридически поместье было царской собственностью. Вотчину можно было передавать по наследству, делить между наследниками, продавать, а поместье - нет. После смерти вотчинника, не оставившего сыновей, вотчина оставалась в роду. Поместье - возвращалось в казну. Отказ от службы обозначал потерю прав на поместье. Иными словами, введение обязательной службы для землевладельцев означало упразднение в России частной собственности на землю, то есть фактическое уничтожение частной собственности на средства производства.
В XVI веке происходит уравнение в правах дворян и детей боярских. В 1550 году Иван Грозный жалует поместьями в окрестностях Москвы 1064 детей боярских, большинство которых были обедневшими дворянами, а многие и потомками холопов. Он присваивает им звание московских дворян. Деление страны на земщину - общегосударственные земли - и опричнину - личное царское владение. Переведенные в опричнину земли были центром Русской земли, древним ядром Московского государства, оплотом московского боярства. Здесь в течение 8 лет Иван Грозный расправлялся с боярством, кого уничтожил, кого выселил на поместья в других районах страны, полностью ликвидировал вотчины, раздав их опричникам. Боярство было подрублено под корень.

Уже в половине 16-го столетия служилое сословие оказывается совершенно закрепощенным государству, и это его закрепощение, - может быть, еще большее, нежели закрепощение крестьянства, - уподобляет общественно-политический строй Московской Руси строю великих восточных деспотий. Плеханов Г. История русской общественной мысли. Соч. т. 20, с.78.

«Образно говоря, Московское государство было армией, огромной дружиной, превратившейся в военную касту и рассеянной по всем обширным землям империи... Неисчислимые людские силы государства были, таким образом, громадным полчищем, зависящим - каждый в отдельности и все вместе - непосредственно от царя и существующим только его милостями, причем низшие чины всегда были готовы по первому знаку государя сокрушить малейшую видимость сопротивления со стороны своих начальников». С.М. Степняк-Кравчинский. Россия под властью царей. М. 1964, с.54-55.

Неудивительно, что с тех пор боярство зачастую принимало участие в бунтах против царя. Бунтовали против Бориса Годунова, против Михаила Романова.

Вот как бунт Стеньки Разина в годы правления Алексея Михайловича описал историк:
«казацкого чина тогда бысть воинство многочисленное, и впадоша в прелесть велику, вдавшеся блуду, питию и зерни, пропивше же и проигравше вся своя имения, и насилующе в воинстве многим, паче же православному христианству, исходяще из царствующего града во вся грады, села и деревни на пути грабяще и мучаще немилостивно сугубейше первого десятерицею... И бысть во всей России мятеж велик и нестроение злейшее.
Боляре же и воеводы неведуще, что сотворити, зане зело их множество бе и самовольны быша и б***яху паче нечестивых», «люди они породой Москвичи и иных городов и новокрещенные Татары, и запорожские казаки, и Поляки и Ляхи, и многие из них московских 6ояр, и торговые люди и крестьяне, которые приговорены были к казни в разбойных и в татиных и в иных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих уходят на Дон, и быв на Дону, хотя одну неделю или месяц, а лучится им с чем-нибудь приехать к Москве, и до них впредь дела никакого ни в чем не бывает никому, что кто ни своровал, потому что Доном от всяких бед освобождаются, И дана им на Дону жить воля своя». Котошихин, VII, с. 79-82.

До XVIII века аристократических фамилий в России было немного, около 80.  Исторический вестник, т. 46, декабрь 1891 г. С. 856.

«Князья, или герцоги, некогда были главами маленьких государств, на которые была поделена эта страна, но со временем все они были подчинены князьями владимирскими, перенесшими свою резиденцию в Москву и принявшими титул великого князя. Потомки этих фамилий до сих пор сохраняют свой древний титул, и некоторые поляки, переехавшие сюда, выдвинувшись, присвоили себе такое же достоинство под тем предлогом, что они ведут свой род от воевод. Этот титул ценится по-разному, в зависимости от доходов или занятий носящего его лица. Те герцоги, которые приспособились к условиям и получили поместья в обмен на свою незначительную независимость, до сих пор живут с некоторой пышностью; другие поднялись снова благодаря своей гражданской или военной службе, тогда как остальные доведены до полной нищеты и ничтожества».  Уитворт Ч. О России, какой она была в 1710 году.   – М.-Л.,  Издат. АН СССР, 1988.

В течение XVI-XVII веках положение дворян приблизилось к положению бояр.
В XVIII веке в ходе петровских реформ обе этих группы слились, и аристократией России стало дворянство, увеличившееся в тысячи раз.
Понятие дворянин закреплялось за помещиками, офицерами, потомственными дворянами, по отношению к государственным служащим, обладателям чинов, было введено понятие чиновник.
Солдат, получив офицерский чин, становится потомственным дворянином; приказный, писарь, прослуживший несколько лет государству, становится личным дворянином; если его повышают в чине, он получает потомственное дворянство. Сын крестьянина, окончивший гимназию, становится дворянином. Лицо, получившее орден, живописец, принятый в академию, становятся дворянами. А. Герцен.

Тем не менее, в Российской империи имелись две разных категории дворян.
Столбовые дворяне - так именовались в России потомственные дворяне знатных родов, занесенные в столбцы - родословные книги до царствования Романовых в 16-17 вв., в отличие от дворян более позднего происхождения.

Хотя согласно «Табели о рангах», и помещики, и чиновники считались дворянами, однако родовитое дворянство гнушалось государственной службы. Чиновничество стало комплектоваться за счет детей духовенства, выходцев из купечества, жильцов, получая личное дворянство. Именно чернильное семя (то бишь, бюрократия) и было главным (до 90%) поставщиком кадров для дворянского сословия Российской империи.
Возникло две группы дворян: собственно дворянство и дворянство пожалованное, в основном бюрократия. В одних губерниях преобладало дворянство, в других чиновничество: чем дальше от центра, тем больше становилось чиновников и меньше дворян. А в начале ХХ века в родословных дворянских книгах всех губерний чиновничество уже имело львиную долю.

У нас не было настоящего дворянства. Что такое русское дворянство? Оно - наследственное чиновничество. Н. Аксаков.

А. Герцен писал: "Между дворянством и народом стоял чиновный сброд из личных дворян - продажный и лишенный всякого человеческого достоинства класс. Воры, мучители, доносчики, пьяницы и картежники, они были и являются еще и теперь самым явным воплощением раболепства в империи... Если им ничто не угрожает, для них нет недозволенного...
И крестьянин, как и чиновник, не верит в законы. Первый почитает их из страха, второй видит в них свою кормилицу-поилицу". О развитии революционных идей в России А. И. Герцен. Собрание сочинений в 30 тт. Том 7. М., Издательство АН СССР, 1956


***
Важным мотивом при расширении Российской империи был принцип автоматического включения в состав российского дворянства тех представителей инородческой знати, кто владел землей. Остальным свое право на дворянство обычно приходилось доказывать десятилетиями.

Взяв под себя края мордовские, великие князья с покоренными татарскими князьками, мирзами и проч., обращались не только любезно и деликатно, но можно сказать, почти по-родственному, как с горячо и сердечно любимыми соплеменниками. Москва стала буквально осыпать их дворянскими и всякими жалованными грамотами, поместьями, пашнями, сенными покосами, рыбными ловлями, бобылями, крестьянами и даже целыми вотчинами. А князья, мирзы и князьки все это подбирали «под себя». Таким образом, во вновь завладенном краю был образован и создан дворянский элемент… До сих пор в Тамбовской губернии, особенно в северных уездах, почти все уцелевшие дворянские фамилии татарского происхождения. Впрочем, - иронизирует С.Н. Терпигорев в очерке «Стенькин гром», - когда на первом дворянском собрании стали рассматривать доказательства на дворянское достоинство от дворян и мурз татарского происхождения, то оказалось 330 несомненных дворянских фамилий. А претендовавших на таковые было до трех тысяч…  Исторический вестник, июнь 1890, т. 40, с. 566.

К 18 - началу 19 вв. относится расширение дворянства на многонациональной основе.

В 1723 г. в состав русского дворянства вошло финляндское «рыцарство».

Присоединение Прибалтийских провинций сопровождалось (с 1710 г.) оформлением остзейского дворянства.

Указом 1783 г. права российских дворян были распространены на шляхетство трёх украинских губерний. 22 февраля 1784 г. указом Екатерины II все права и льготы российского дворянства были предоставлены и татарской знати Крыма. По приказу Г. А. Потёмкина были составлены списки 334 новых крымских дворян - князей и мурз, сохранивших за собой земельную собственность. Правда, им было запрещено владеть русскими крепостными.
В последней четверти 18 в. началось оформление донского дворянства, в начале 19 в. оформляются права бессарабского дворянства, а с 40-х гг. 19 в. - грузинского.
К середине 19 в. с русским дворянством уравнивается в личных правах и дворянство Царства Польского.

Впрочем, "настоящих старых польских дворянских родов лишь 877, а теперешних шляхетских родов - по меньшей мере 80 тысяч. Эти фамилии, с десятками тысяч подобных дворянских польских фамилий, получили свое начало в XVIII столетии, накануне первого раздела Польши, когда магнаты своих лакеев, конюхов, псарей и т. п. прислугу возводили в шляхетское достоинство, и таким образом образовали чуть не третью долю нынешнего дворянства Российской империи. Все они ведут свое благородное происхождение из кухни, из псарни, из лакейской, в которых на службе ясновельможных панов подвизались их деды и даже отцы". Мельников-Печерский  П.И. Княжна Тараканова и принцесса Владимирская. СПб, 1868. Примечание к разделу XXI.

После восстания 1830 года Николай Первый лишил дворянства большинство этих польских родов. По Высочайшему Указу от 19 октября  1831 г. "бывшая разных наименований шляхта" была рассеяна по всей империи и "причислена в то или другое, сословие граждан, или однодворцев".

Вскоре императору пришлось раздумывать, что делать с поляками: "лица сии, большею частью будучи рассеяны, подобно Евреям, в отдалении от места причисления, скитаются в разных Губерниях по промыслам, поденным работам, дворовой службе у помещиков, чиновников и духовенства. По природной наклонности первобытной шляхты в бродяжничеству и буйству, Градские и Сельские Общества граждан и однодворцев оседлых никогда не будут в возможности ни удержать на местах причисления, ни обуздать своеволие главнейшей части сочленов своих. Отсюда неминуемо проистекут непреоборимые затруднения в точном выполнении податей, сборов, личных тягостей и, особенно, рекрутской повинности". Проект плана образования однодворческих и гражданских обществ. Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1864. Январь-март. Книга 1. — М. 1864, С. 203.

Николай Гоголь. О сословиях в государстве.
Наступило время, когда всякий более или менее чувствует, что правленье не есть вещь, которая сочиняется в голове некоторых, что она образуется нечувствительно, сама собой, из духа и свойств самого народа, из местности - земли,- на которой живет народ, из истории самого народа, которая показывает человеку глубокомысленному, когда и в каких случаях успевал народ и действовал хорошо и умно, и требует - внимательно все это обсудить и взвесить.
История государства России начинается добровольным приглашеньем верховной власти. «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: придите княжить и владеть нами»,- слова эти были произнесены людьми вольных городов. Добровольным разумным сознаньем вольных людей установлен монарх в России. Все сословия, дружно требуя защиты от самих себя, а не от соседних врагов, утвердили над собою высшую власть с тем, чтобы рассудить самих себя - потребность чисто понятная среди такого народа, в котором никто не хочет уступить один другому и где только в минуты величайшей опасности, когда приходится спасать родную землю, возникает согласие. С. 401.
Дворянство наше должно было непременно (иметь) другой характер, чем дворянства других краев. Во всех других землях дворянство образовалось из пришельцев, из народов, захвативших земли туземцев и обративших народ силою в своих вассалов. Оно установило насильственно отдельную касту аристократии, в которую уже не допускали никого. У нас дворянство есть цвет нашего же населения. Большею частью заслуги пред царем, народом и всей землей русской возводили у нас в знатный род людей из всех решительно сословий. Право над другими, если рассмотреть глубже, в основании, основано на разуме. Они не что иное, как управители государя. В награду за доблести, за испытанную честную службу даются ему в управленье крестьяне, даются ему, как просвещеннейшему, как ставшему выше пред другими, - в предположении, что такой человек, кто лучше других понял высокие чувства и назначение, может лучше править, чем какой-нибудь простой чиновник, выбираемый в заседатели, или капитан-исправники. Вольно было помещикам, позабывши эту высокую обязанность, глядеть на крестьян, как на предмет только дохода для своей роскоши и увеселений. Этим они ничуть не доказали, что государи были неправы, а доказали только, что они сами уронили званье помещика. Итак, дворянству нашему досталась прекрасная участь заботиться о благосостоянии низших... Вот первое, что должно начать чувствовать это сословие с самого начала. Из-за этого самого они должны составить между собою одно целое, совещанье они должны иметь между собою об управлении крестьянами. Они не должны терпеть между собой помещика, который жесток или несправедлив: он делает им всем пятно. Они должны заставить его переменить образ обращенья. Они должны поступить так же, как в полку общество благородных офицеров поступает с тем, который обесчестит подлым поступком их общество, они приказывают ему выйти из круга, и он не осмеливается преступить этого, ничем уже не смягчаемого определения.
…Дворянство должно быть сосудом и хранителем высокого нравственного чувства всей нации, рыцарями чести и добра, которые должны сторожить сами за собою. Так должны быть они в России, где не хвастают ни родом, ни происхождением, ни point d'honneur (вопросом чести), но каким-то нравственным благородством, которое, к сожалению, обнаруживается только во дни высоких самопожертвований. Это от самой юности должно быть внушаемо, как в первую принадлежность. Гоголь Н.В. О сословиях в государстве. Собр. соч. Т. 6 с.404-405.

«В России есть дворянство, - писал князь Петр Долгоруков, - но нет аристократии по причинам, о коих мы уже не раз говорили и потому повторять не будем.
Здравая, честная часть дворянства состоит из лиц, большая часть коих получила воспитание в университетах, - лиц, которые не занимают значительных мест на службе или вовсе находятся отставке, большей частью небогатых, с состоянием средней руки, а некоторые и с весьма малым состоянием.
Эта здравая часть дворянства понимает, какого рода перерождение необходимо России; она ясно сознает, что сословные привилегии не что иное, как звенья цепи нашего общего рабства; что привилегии эти, установляя равноправие между сословиями, разъединяют их, делают их бесправными и предают их на жертву правительственному самодержавию.
Но в Петербурге живет и ползает часть дворянства, считающая себя «аристократией» по той причине, что окружает двор, что занимает высшие должности и что многие из членов ее обладают значительным состоянием. В этой гнилой части русского дворянства есть также несколько людей весьма честных и благородных, но они составляют незначительное меньшинство ее.
Большая часть этой мнимой аристократии, которую справедливее было бы называть петербургской холопией, не что иное, как добровольные холопы, превосходительные, сиятельные, светлейшие, но все-таки холопы, которые усердно пресмыкаются и перед Голштейн-Готторпской фамилией, и перед всяким временщиком, кто бы он ни был и какими бы позорными делами себя ни осрамил...»

Согласно статье «Большого энциклопедического словаря»: «Дворянство - одно из высших сословий феодального общества (наряду с духовенством), обладавшее закрепленными в законе и передаваемыми по наследству привилегиями. Основа экономического и политического влияния дворянства - собственность на землю. В Западной Европе дворянство формировалось из старинных аристократических родов, королевских должностных лиц, рыцарства и сложилось в эпоху абсолютизма.
Оно делилось на высшее и низшее, что находило выражение и в дворянских титулах (бароны и рыцари в Англии, гранды и идальго в Испании, магнаты и шляхта в Польше и т. п.).
В странах Европы после ликвидации сословного общества дворянство сохранило многие привилегии и политическое влияние. В России возникло в 12-13 вв. как низшая часть военно-служилого сословия. С 14 в. дворяне получали за службу землю. Служение государю и отечеству для дворянина обозначало, прежде всего, военную службу. При Петре I завершилось становление дворянства, которое пополнялось выходцами из других слоев в результате их продвижения по государственной службе.

Известен единственный пример возведения в дворянское достоинство до Петра I: его снискал спаситель отечества, нижегородский купец Кузьма Минин, он же Захарьев-Сухорук, он же Косьма Минич Анкундинов. Со поры введения табеля о рангах Петром I потомственное дворянство приобреталось не только по праву рождения, но и при получении определенного чина на гражданской и военной службе (в армии - до середины XIX в. - чин прапорщика, затем майора, позже полковника). Причем получение потомственного дворянства не было связано с получением земельных владений.

Манифест Петра III от 1762 года о пожаловании» всему русскому благородному дворянству вольности и свободы» на веки вечные освободил дворянство от введенной Петром Великим обязательной государственной службы (в какой бы то ни было форме - воинской или гражданской); дворянство больше не подвергалось телесным наказаниям, освобождалось от рекрутской повинности, личных податей. Жалованная грамота (1785) Екатерины II (на права вольности и преимущества российского дворянства) устанавливала широкий круг личных привилегий дворянства, в частности, признала землю, находящуюся в руках дворян их полной собственностью, а также вводила дворянское самоуправление. В дворянских собраниях право голоса предоставлялось только чиновникам. Как сословие дворянство было ликвидировано после Октябрьской революции». Дворянство, БЭС, т.1, М., 1954, с.213.

Сколько было дворян в России?
«В 1858 г. потомственных дворян было 609.973, личных и служащих - 276.809; в 1870 г. потомственных дворян было - 544.188, личных и служащих 316.994; дворян-землевладельцев, по официальным сведениям за 1877-1878 г., считалось в Европейской России 114.716». Брокгауз и Ефрон. Статья Дворянство.

По данным переписи 1897 г. в Российской империи (за исключением Финляндии) количественный состав дворянства почти удвоился. «Дворяне потомственные 1.220.169 человек или 1,0 %. Дворяне личные, чиновники не из дворян 630119 или 0,5%». Брокгауз и Ефрон. Дополнение к статье Россия. Население.

Немного иные цифры называет доктор исторических наук Ф.И. Поташев, автор главы 10 учебника «История государственного управления России», под ред. профессора В.Г. Игнатова, 2 доп. изд., Ростов-на-Дону, Феникс, 2002.
Он пишет, что «численность потомственного дворянства выросла с 652 тысяч человек в 1867 г. до 1222 тысяч человек в 1897 г. Личное дворянство составило в 1897 г. 632,2 тысячи человек. К концу XIX в. только родовое дворянство составляло самую большую часть офицерского корпуса и треть общей численности статских чиновников. Более четверти дворянства было занято на государственной службе, которая была детально регламентирована в 1896 г. с учетом дворянских интересов».

Согласно Большой Советской энциклопедии (3 изд.), всего в Российской империи (без  Финляндии) крупной буржуазии, помещиков, высших чиновников и пр. обоего пола было: в 1897 г. - 3,0 млн. человек, в 1913 г. 4,1 млн. человек. Удельный вес социальной группы в 1897 - 2,4%, в 1913 - 2,5%. Прирост 1913 г. к 1897 г. - 36,7%. Статья СССР. Капиталистический строй.

Поскольку высшее чиновничество формировалось из дворян, а долей крупной буржуазии можно пренебречь (она составляла сотые доли процента), то можно считать, что в 1913 г. численность дворянства в России превышала 4 млн. человек.
Но историк пишет, что дело было иначе: сюда входили лишь мужчины. Численность дворянства (мужского пола): в 1651 году - 39 тыс. человек, 108 тысяч в 1782 г., 4.464 тысячи человек в 1858 году, то есть за двести лет увеличилось в 110 раз, при этом численность населения страны лишь в пять раз: с 12,6 до 68 миллионов человек. Корелин А.П. Российское дворянство и его сословная организация (1861-1904 гг.). - История СССР, 1971, №4.

Титулованное дворянство было высшим слоем служилого сословия. Дворянские титулы в России: великие князья и князья, графы, бароны.

***
В XVI в. Иван Грозный заявил, что династия Рюриковичей берет начало от Прусса, прародителя князей прибалтийских славян.

Сам Иоанн IV был старшим сыном великого князя Василия и его второй жены Елены Глинской. Но был ли он русским?
Его бабка по отцу была византийская царевна Софья Палеолог, а мать – Елена Глинская, татарка из Литвы. По мужской линии она была родной внучкой Мансура-Кията, старшего сына эмира Золотой Орды, наместника крымского улуса-юрта Мамая.
К сожалению, в летописях не сохранилось истинного имени Елены, которая приняла крещение, сменив на московском престоле предшественницу, тоже татарку, но уже из золотоордынского рода мурзы Атун Соломонию Сабурову.
Зато те же летописи говорят о годах регентства молодой крымско-татарской княжны при малолетнем сыне Иоанне. После смерти своего мужа Елена стала фактической правительницей московского государства. Вскоре бояре, опасаясь, что  умная, молодая царица полностью возьмет в свои руки бразды правления, поспешили ее отравить. После венчания на царство родня Ивана Васильевича добилась для себя больших привилегий. В частности, бабка царя Анна Якшич (в замужестве Глинская — супруга князя Василия Львовича Глинского и мать Елены Глинской) с детьми получила обширные земельные владения на правах удельного княжества. Князь Михаил был объявлен царским конюшим[1], а его брат князь Юрий стал боярином.

Из 250 княжеских фамилий от Рюрика и Гедимина вели свою родословную около 140.

Княжеские династии: А) Царская ветвь Рюриковичей:
1. потомство Михаила Черниговского (28 родов) - роды князей Одоевских, Оболенских, Воротынских, Хочетовских, Козельских, Елецких, Звенигородских, Токмаковых, Барятинских, Мезецких, Стригиных, Телепневых, Курлятевых, Репниных, Пенинских, Турениных, Щербатовых, Щепиных, Лыковых, Кашиных, Ноздреватых, Тюфякиных, Тростенских, Бабичевых, Путятиных, Друцких-Соколинских и Долгоруковых;
2. потомство Владимира Мономаха
- старшая ветвь (47 родов) - роды князей Смоленских и Ярославских: Смоленские князья - Вяземские, Голицыны, Фоминские, Жижемские, Соломерские, Коркодиновы, Селяховские, Козловские, Дашковы, Кропоткины. Ярославские князья - Ярославские, Курбские, Моложские, Сицкие, Прозоровские, Судские, Шуморовские, Шамины, Голыгины, Ушатые, Дуловы, Кубенские, Шаховские (родоначальник рода - Шах), Горчаковы, Шехонские, Деевы, Львовы, Векошкины, Луговские, Охлябинины, Хворостинины, Велико-Гагины, Щастуновы, Пеньковы, Новленские, Юхотские, Щетинины, Сандыревские, Засекины, Засекины-Сонцевы, Алабышевы, Аленкины, Троекуровы, Сисеевы, Бельские,
младшая ветвь - потомство великого князя Всеволода Большое Гнездо, суздальско-владимирские и московские князья: Князья Ростовские - Голенины, Щепины, Приимковы, Яновы, Пужбольские, Бычковы, Бахтеяровы, Хохолковы, Темкины, Ласкины, Касаткины, Лобановы, Катыревы, Буйносовы, князья Белозерские - Сугорские, Кемские, Карголомские, Ухтомские, Андожские, Валбольские и Белосельские, князья Суздальско-Нижегородские - Ногтевы, Кирдяпины, Шуйские, Глазатые, Горбатые, Барбашины, Скопины-Шуйские. Князья Тверские - собственно Тверские, Дорогобужские, Кашинские, Чухломские, Микулинские, Телятевские, Пунковы, Чернятинские. Князья Стародубские - собственно Стародубские, Ряполовские, Палицкие, Голибесовские, Ромодановские, Пестрые, Тулуповы, Кривоборские, Льяловские, Осиповские, Гундоровы, Ковровы, Гагарины, Неучкины, Хилковы, Татевы и Небогатые, Князья мелких московских уездов - Боровские, Можайские, Углицкие, Старицкие, Волоцкие, Дмитревские, Мерьско-Галичские и ветвь их - Липуновы.
Недостаточно выяснено происхождение нескольких семей, ведущих род от Рюриковичей, Болховские, Волконские, Пронские, Жеряпины-Ушатые, Мышецкие.

Б) Вторая по знатности ветвь княжеских родов, ведущая происхождение от сыновей равного по положению царю московскому великого князя литовского Гедимина, - Гедиминовичи. Сын Гедимина Наримунт, в крещении Глеб, князь Пинский, был родоначальником князей Голицыных, Куракиных, Хованских и угасших князей Пинских, Патрикеевых и Булгаковых. От Евнутия, в крещении Ивана, князя Ижеславского (заславского), происходил угасший род князей Ижеславских (Заславских), впоследствии принявший имя князей Мстиславских. Из сыновей Ольгерда Дмитрий Брянский был родоначальником князей Трубецких, Владимир - князей Олельковичей киевских, слуцких и бельских; Лингвений-Симон - угасшего рода князей Мстиславских. В России Гедиминовичами считались династии Патрикеевых, Голицыных и Куракиных, Трубецких, Хованских, Корецких, Щенятевых (от полководца Щени), Киевских, Слуцких, Пинских, Мстиславских, Волынских, Трубчевских, Вишневецких, Збаражских, Збаража-Воронецких, Порыцких, Острожских. Гедиминовичами считали себя также князья Корьятовичи-Курцевичи, Каширские, Ковельские, Святополк-Четвертинские, Святополк-Мирские. Однако происхождение от Гедимина княжеских родов Корбинских, Корецких, Сангушек, Чарторийских и Рожинских не доказано и представляется весьма сомнительным. Установлено также, что роды Вишневецких, Воронецких, Порыцких, Збаражских и Курцевичей, до сих пор считавшихся принадлежащими к роду Гедимина, - совершенно иного происхождения.

Прирост дворянства шел и путем включения в состав империи других земель и государств.
Присоединенные территории входили в состав империи, чаще всего с сохранением правящей династии и властной элиты.
После присоединения Казанского и Астраханского ханств Иван Грозный ханов объявил князьями, а беков - дворянами.
Таким же образом возникли русские княжеские династии Радзивиллов, Ходкевичей, Чарторыйских (Чарторыжских), Мосальских (Речь Посполитая).
Один из членов готской княжеской династии, к которой принадлежал последний готский князь Исайко, выселился в конце XIV в. в Россию и стал родоначальником рода Головиных.
Черкасские - из кабардинских князьков, Кантемиры и воеводичи Волошские - из молдавских князей, Юсуповы и Урусовы - из ногайских мурз, Багратионы из грузинских царей.

«Статус любого чингисида в то время был значительно выше Рюриковичей, - пишет доктор исторических наук Андрей Беляков, автор книги «Чингисиды в Московском государстве XV-XVII веков». - Каждый из царевичей по положению был выше великого князя». Беляков подсчитал, что в ту эпоху на Руси жили 223 потомка Чингисхана - «ордынские», «казанские», «астраханские», «сибирские» и прочие «царевичи». Со временем они превратились в привилегированных слуг русского царя, хотя официальные документы ещё долго подчёркивали «братство» Рюриковичей и чингисидов.

Особой группой княжеских родов в Российской империи были несколько десятков родов татарского дворянства Литвы. Литовские служилые татары возникли в конце XIV – начале XVI в. из переселенцев и пленных ордынцев. Среди них были и улусные князья, и рядовые воины. Им разрешили поначалу смешанные браки, что уже в середине XVI в. привело к их славянизации. Родными стали для них старобелорусский, позже польский, а также русский  языки.
Оставаясь магометанами, литовские татары не обладали правами шляхты (не могли избирать короля, депутатов сейма), а в остальном были уравнены с литовской и польской шляхтой христианами. По законам Великого княжества Литовского шляхта мусульманского вероисповедания имела право владеть крепостными крестьянами-христианами. Ее потомки сохранили его и после присоединения земель Речи Посполитой к Российской империи (в изъятие из общероссийских законов). Многие татарские роды в Великом княжестве Литовском носили титулы князей и мурз, причем титул мурзы был редким, он считался достоянием наиболее знатных родов. В первой четверти XIX столетия большинство родов с княжеским титулом доказали дворянство в Виленской, Гродненской и Минской губерниях и в Царстве Польском и употребляли в первой половине века его в официальных документах.
Семьи, носившие титул мурз, и часть родов, употреблявших княжеский титул, происходили от ордынских князей; их предки пользовались этим достоинством в Литве с конца XV – начала XVI в. Известны и другие литовско-татарские семьи, в XIX в. и позже не употреблявшие княжеский титул, но в генеалогической литературе Польши признанные ветвями княжеских родов. Литовско-татарский род Тупальских носил родовое прозвание Сеит (так же назван герб этой семьи), т. е. присоединил к фамилии титул, в мусульманских странах присвоенный потомкам пророка Мухаммеда (эта  семья, судя по документам литовской канцелярии начала XVI в., одного происхождения с русскими князьями Юсуповыми и Урусовыми и также восходит к князю Эдигею). Были среди литовских татар и Чингизиды – роды, носившие титул улана, принадлежавший в Орде прямым потомкам.

После неудачного восстания в Литве перебрались в Россию князья Глинские, Воротынские.
Третьяковы-Головины и Траханиотовы считали себя потомками выезжих в Русь греков. Греками были молдавские господари бежавший в Россию и милостиво принятый Екатериной II князь Александр Маврокордато (именно он предложил первый план освобождения Греции из-под османского ига) и другой князь, бывший драгоман Порты, господарь Молдавии и Валахии, - Константин Ипсиланти, все пять сыновей которого стали офицерами гвардии, а старший - Александр - был царским адъютантом, в 25 лет за отвагу в сражении при Дрездене был награжден золотым оружием произведен в генерал-майоры, став одним из самых молодых генералов русской армии. Все они в будущем стали активными участниками свержения господства турок в Греции.

Князья европейского происхождения - Македонские, Филадельфские, Милорадовы. Князья финских племен - Югорские, Пермские, Вымские, Остяцкие, Пелымские, Бурятские и Юкагирские, Мордовские, Мещерские, Енгалычевы. Князья монгольского происхождения - цари Казанские, Цари Астраханские, роды от Джучи и Шейбани - Енгалычевы, Кудашевы, русские князья Сибирские, Тюменские, Сулешовы, Кучумовы, ханы Крымские, князья Шейдяковы, Юсуповы, Урусовы, Тунгузские, тайши Калмыцкие, Дондуковы-Корсаковы, Черкасские. Грузинские роды: царские - Иверские, Карталинские, Имеретинские; княжеские - Абашидзе, Аваловы, Амилхваровы, Амираджибовы, Андрониковы, Асатиани, Асланбеговы, Багратионы, Бажибековы-Меликовы, Баратаевы, Баратовы, Бебутовы, Бактабеговы, Вачнадзе, Гедиановы, Грузинские, Гурамовы, Гуриели, Дадиани, Дидишкалиани, Даудовы, Джеваховы, Джамбакуриани, Джандиеровы, Джорджадзе (Георгадзе), Магаловы, Мингрельские, Нижерадзе, Орбелиани, Палавандовы, Ратиевы, Саварселидзевы, Салаговы, Сагиновы, Сертанзиевы, Сидамановы, Сумбатовы, Туркестановы, Умановы, Уцмиевы, Ходжаминасовы, Хидырбековы, Хубовы, Химшиевы, Хохонины, Церетели, Цициановы, Чилаевы, Чолокаевы, Чхеидзе, Шаликовы, Шервашидзе, Эристовы, Яшвили.

…Так как в Петербурге боялись, чтобы князья опять не обратились к олигархической вольности, то стали князей считать скупо и бережно, а именно приказали каждому доказывать свое право на княжество. А стали доказывать - оказалось, что почти ни у кого из князей нет документов. Сделалась большая княжеская фабрика документов в Тифлисе, и к документам прилагались печати Ираклия, царя Теймураза и царя Бакара, очень похожие. Худо было то, что не поделились: на одни и те же владения оказалось много охотников. Тынянов Ю. Смерть Вазир-Мухтара, М., Советская Россия, 1981, с. 213.

Нищие эти князьки часто вели себя не по-княжески. Повествуя о впечатлениях от поездки по Грузии, корреспондент петербургской газеты сообщал: «Контингент бандитов в Гурии – продукт местный: крестьяне, дворяне, князья. Бездельные, невежественные, прокутившиеся, они находили один исход жить в довольстве – грабеж. И теперь вы встретите в Гурии нескольких князьков, вооруженных с ног до головы, рыскающих с шайками опричников. Пьянство, грабеж, изнасилование женщин и девочек – вот обычная их деятельность». Страна, 4 января 1883, №2.

Г) Подчас наследственными князьями становились по личному высочайшему повелению, за особые заслуги.
Пожалование княжеским титулом начинается только с Петра I: Александр Меншиков первый был пожалован в 1705 г. титулом К. Римской империи, а в 1707 г. получил титул светлейшего князя Ижорского. Меншиков состряпал себе фальшивую родословную «от ободритов». Когда его судили, в обвинении указали, что «производят себя от ободритов многие знатные роды».
До Павла I мы не встречаем других пожалований.
Жаловались княжеские титулы иногда русским людям императорами римскими, как, например, Потемкину, Орлову, Платону Зубову и др. Павел I возвел в княжеское достоинство 4 фамилии: Ромодановских-Ладыженских, Лопухиных, князей Италийских графов Суворовых-Рымникских и Аргутинских-Долгоруких. При Александре I три фамилии получили княжеский титул: Салтыковы в 1814 г., Голенищевы-Кутузовы в 1812 г. и Барклай-де-Толли в 1815 г.
Особенно много пожалований было при Николае I. Так, при нем княжеское достоинство получили: Ливены в 1826 г., князья Варшавские графы Паскевичи-Эриванские в 1831 г., Остен-Сакены в 1831 г., Кочубеи в 1831 г., Васильчиковы в 1839 г., Чернышевы в 1841 г., Воронцовы в 1845 г. и некоторые др. За все его время мы встречаем около 16 пожалований.
При Александре II и Александре III пожалований в княжеское достоинство не было.

Так появились княжеские династии пожалованные: Меншиковы, Разумовские (из реестровых казаков, Малороссия), Остен-Сакены, Строгановы, Салтыковы (от Салтык - тюркское хромой), Васильчиковы, Воронцовы, Гагарины-Стурдза, Ливены, Лопухины, Кантакузины (и графы Сперанские), Кочубеи, Варшавские (графы Паскевичи-Эриванские), Суворовы-Рымникские, Тарковские (Шамхалы), Чернышевы, Аргутинские-Долгорукие, Бобринские (от морганатического брака Екатерины Великой и Г. Орлова). Личное княжество: светлейшие князья Таврический Потемкин, Меншиков, Безбородко, Италийский князь Суворов, Кутузов, Паскевич и другие.
Светлейший князь Потемкин получил княжеский титул от австрийского императора, российского титула не имел. Анатолий Демидов Сан-Донато княжеский титул купил, чтобы не краснеть перед женой, она у него была племянницей Наполеона.

Именно тогда возникла пословица: из грязи в князи.
По высочайшей прихоти люди без роду-племени взлетали на самые высшие этажи власти, что неодобрительно воспринималось аристократией. В воспоминаниях Е.Н. Львовой приводится такой случай. Однажды граф Кутайсов (который из пленных турок попал в фавориты Государя Павла Петровича, сделался большим барином, имел все ордена и, наконец, получил графское достоинство) шел по коридору Зимнего дворца с Суворовым, который, увидя истопника, остановился и стал кланяться ему в пояс.
- «Что вы делаете, князь, - сказал Суворову Кутайсов, - это истопник».
- Помилуй Бог, - сказал Суворов, - ты граф, а я князь; при милости царской не узнаешь, что этот будет за вельможа, то надобно его задобрить вперед. Львова Е.Н. Рассказы, заметки и анекдоты из записок Елисаветы Николаевны Львовой.  Русская старина, 1880. Т. 28. № 6. С. 337-356.

В XIX веке в России имелось около 250 княжеских фамилий, больше половины из них составляли грузинские князья, а 40 семей вели свою родословную от Рюрика (по легенде, в IX веке призванного «княжить на Руси») и Гедимина, великого князя литовского, правившего в XIV веке нынешней Западной Белоруссией («корнет Оболенский» принадлежал к рюриковичам, а «поручик Голицын» - к гедиминовичам). Национальные княжеские титулы татарских, калмыцких и мордовских фамилий по достоинству считались ниже баронского (если им не был пожалован персонально родовой российский титул). Очень редким был титул светлейшего князя - первым в истории России его удостоился А.Д. Меншиков в 1707 г., последним - А.М. Горчаков в 1871-м.

Довольно много семей имели по нескольку родовых титулов - так, А.В. Суворов в 1789 г. после разгрома турок при Фокшанах и Рымнике получил титул графа Рымникского, а от австрийского императора - титул графа Священной Римской империи. Через 10 лет, после ряда побед над французской армией, Павел I пожаловал ему титул князя Италийского, приказав установить и памятник в Санкт-Петербурге. А генерал-фельдмаршал И.Ф. Паскевич, один из 4 полных кавалеров ордена Святого Георгия, получил титул графа Эриванского, а затем - князя Варшавского.

Княжеские и герцогские титулы других стран в Российской империи тоже признавались. Например, князья Мекленбург-Стрелицкие (померанские герцоги) были крупнейшими землевладельцами в Полтавской губернии (до 40 тыс. десятин).

В России графский титул введен был Петром Великим.
Первый русский граф - Борис Петрович Шереметьев, возведенный в это достоинство в 1706 г. за усмирение астраханского бунта. Кстати, родоначальником Шереметьевых (а также Боборыкиных) был Камбала (Комбила), прибывший в 17-м веке из Пруссии.
Затем Петром было пожаловано еще шесть графских достоинств. Первоначально по возведении кого-либо в графское Российской империи достоинство непременно требовалось признание возводимого и германским императором в таком же достоинстве Св. Римской империи. Впоследствии это перестало быть обязательным.
Графское достоинство является выражением особой милости императора к возводимому в графы лицу. Оно достигается: 1) возведением в графское достоинство верховною властью; 2) признанием в России графского иностранного достоинства и 3) присоединением, с разрешения верховной власти, фамилии, титула и фамилии родственного графского рода, не имеющего прямого потомства мужеского пола. Пожалование графским достоинством является наследственным. Лишь в исключительных случаях оно может быть личным (так в 1843 г. Каменец-Подольский губернский  предводитель дворянства К.М. Пршедзецский возведен в личное графское достоинство).
Графские роды пользуются титулом "сиятельства" и вносятся в V часть дворянской Родословной книги. До настоящего времени (1893) известен 131 русский графский род (в том числе и угасшие). Кроме русских графских родов, в императорском российском подданстве состоит 150 (в 1893 г.) иностранных графских родов, внесенных в разные части Родословной книги (в том числе Римской империи - 37 родов, Королевства и царства Польского - 20, Вел. княжества Финляндского - 11).
Всего графских родов было более 300, из них 127 пожалованных, в том числе: Толстые, Апраксины, Адлерберги, Бенингсены, Бестужевы-Рюмины, Ланские, Бутурлины, Минихи, Головины, Голенищевы-Кутузовы, Игнатьевы, Кутайсовы, Остерманы, Милорадовичи, Мусины-Пушкины, Орловы, Палеи, Румянцевы, Разумовские, Сумароковы, Шереметевы, Шуваловы, Эссены, Панины, Шуваловы, Шереметевы и др.

Как стали графами Разумовские? Украинский козак Григорий любил, подвыпив, хвастаться перед людьми: «Що то за голова, що то за розум!» За это он получил в селе прозвище Розум. Его сын Алексей, получивший прозвище Розум по наследству, прекрасно пел, но когда попал в Петербург в певческую капеллу, был записан Разумовским. Императрица Елизавета, заметив юного красавца, приблизила его ко двору и произвела в графы.

Кроме того, признавался и титул графа из других стран. В списке графских родов России имелись графы Великого княжества Финляндского - Армфельт, Штейнгель, Сухтелен, Маннергейм, Ребиндер, Берг, Польши - Белинский, Закревский, Грабовский, Гутаковский, Соболевский, Замойский, Потоцкий.

Фамилия Мухановых происходит из Польши. Неизвестно, когда предок наш выехал из Польши; знаем только, что Муханов был пожалован в царствование Федора Иоанновича имением в Рязанской губернии. Дом Мухановых был в нынешнем Армянском переулке, против дома боярина Матвеева, где часто в своем детстве бывал Петр І. Когда боярин Матвеев ложился отдыхать после обеда, молодой Петр Алексеевич перебегал через улицу к Мухановым поиграть с Ипатом, полюбил его и впоследствии отдал его учиться в Саардам. В течение всей жизни Царь очень любил его и всегда держал при себе. Муханов был его денщиком и ночью спал у него на пороге. Он имел звание капитана второго ранга и всегда командовал тем фрегатом, где был Царь. Из записок Марии Сергеевны Мухановой. Русский архив, 1878. Кн. 1. Вып. 2. С. 209.

«Я принадлежу к старинному русскому дворянскому роду. Наша фамилия Догель восходит к обрусевшим литовским дворянам, переехавшим в Россию почти 150 лет назад. Мои предки оставили заметный след в истории России. Достаточно сказать, что предметом нашей гордости является имя Александра Васильевича Суворова. Наша казанская ветвь рода Догелей - его потомки». Догель В. Наш современник. 1990, №9. (Кстати, заметим, что имя Суворова - предмет национальной гордости и в Армении).

Ивеличи - русский графский род, происходящий из Бокка-ди-Каттаро в Далмации, где предки их в еще XIV в. были областными начальниками. Графский титул они получили в XVI в. Основатель рода - сербский выходец Ивелич Марк Константинович (1740-1825) - на русской службе с 1770 г. Дослужился до чина генерал-лейтенанта и (с 1814 г.) стал сенатором. Род графов Ивеличей внесен в V часть родословной книги Владимирской губернии (Гербовник, XIII, II).

Русский графский род Мавросов происходил с острова Родос, откуда он перебрался в Молдавию, где Мавросы были властителями Валахии. Георгий Маврос перешел на русскую службу и принял подданство России, в результате его род был занесен в дворянские книги Империи. Графы Браницкие были крупными землевладельцами на юге Украины (Белая Церковь). Графами Священной Римской империи были - Бобровские, Виельгорские, Рагузинские, Головины, Гейдены, Комаровские, Нессельроде, Сераковские, Шуленбурги, Тизенгаузены, Матюшкины, признавались также графы прусские - Любинские, Рачинские, Келлеры, Плацы, французские - де Сен-При, Кенигсфельс, де Тулуз-Лотрек, Шанкло, шведские - Нирод, Крейц, Кронгельм, Меллин, Стакельберг, графами Сардинского королевства были Хвостовы и Венгерского - Эстергази. (Граф Эстергази, приехав в Россию с дипломатической миссией из Франции, охваченной революцией, навсегда остался в России). Греческими графами были Капнисты и Капостридакия.

Баронство было самым мелким дворянским титулом в России.
Большинство баронских родов - их было более 200 - было выходцами из Лифляндии, Курляндии и других прибалтийских областей.
Баронами были промышленники Строгановы, режиссер Мейерхольд, скульптор Клодт, банкир еврей Гинзбург, президенты Петербургской Академии наук Корф и Кайзерлинг. Людвиг-Генрих Николаи прибыл из Швеции в 1769 г. по личному приглашению Екатерины II и занял должность библиотекаря и секретаря великого князя Павла Петровича. Звали его Андреем Львовичем. Сын Павел обрел баронское достоинство, а внук, А.П. Николаи был уже одним из высших сановников империи: занимал посты попечителя учебного округа, министра, президента академии, кавказского наместника, сенатора.

Бежавший в Россию от революции 1830 года убийца Пушкина Жорж Дантес носил титул барона Геккерена.

«И что за диво - издалека, подобный сотням беглецов, на ловлю счастья и чинов заброшен к нам по воле рока». М. Лермонтов.

***
Но было и родовое дворянство, хотя без титулов, но с очень темными фамилиями. Почти все они местничали с Рюриковичами, не говоря уж о Романовых. 

Брюлловы, Арсеньевы, Бартеневы, Бекетовы, Беклемишевы, Кайсаровы, Фонвизины, Христиани, Философовы, Талызины и так далее.

Поскреби русского - обнаружишь варвара. Наполеон.

Как писали в примечаниях к первому изданию «Ироической песни о походе на половцев удельного князя Новгорода-Северского Игоря Святославича, писанной старинным русским языком на исходе XII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие», напечатанному в 1800 году в сенатской типографии, комментаторы-историки Н.Н.Бантыш-Каменский и А.Ф. Малиновский: «Храбрый Мстислав, сын Великого Князя Владимира Святославича, родной брат Ярославу I. Будучи на уделе в Тьмутараканском Княжестве 1022 года, выступил он в поход против Косогов. Князь Косожский Редедя, понадеясь на крепость мышц своих, будто бы для пощады с обоих сторон воинов от напрасного кровопролития, предложил ему поединок. Мстислав охотно на cиe согласясь, сразился с ним, и одолев своего сопротивника, лишил его жизни. По сделанному предварительно в пользу победителя условию вступив во владение Косогов, наложил он на них дань, завладел всем богатством Княжеским, а жену и детей его увел в плен за собою. От сыновей сего побежденного Князя Косожского произошли известные в России фамилии Добрынских, Зайцовых, Бирдюковых- Поджегиных, Гусевых, Елизаровых, Симских, Хобаровых и Глебовых». - «Слово о полку Игореве». Древнерусский текст и переводы. Составление и комментарии В.И. Стеллецкого. Под редакцией Ф.П. Филина. Сокровища древнерусской литературы. - М., Советская Россия, 1981.

По другой версии, сыновья Редеди были крещены под именами Романа и Юрия. Роман был женат на дочери Мстислава Владимировича. От них произошли Лопухины, Колтовские, Лупандины и Ушаковы. Правнук Романа Редедича, Михайло Юрьевич Сорокоум, имел сына Глеба, от которого и пошли Глебовы.
Другой род Глебовых - потомки прибывшего из Швеции в 1375 г. "мужа честна" Облагини (Гербовник V, 27), поступившего на службу к Дмитрию Донскому. Федор Иванович Глебов, генерал-аншеф (умер в1799 г.), был женат на последней представительнице рода Стрешневых. Сыновьям от этого брака, по указу 1803 года, было разрешено именоваться Глебовыми-Стрешневыми, а по указу 1864 г. отставному подполковнику Федору Глебову-Стрешневу дозволено передать свою фамилию и герб мужу своей племянницы, ротмистру князю Михаилу Шаховскому, который именовался с тех пор князем Шаховским-Глебовым-Стрешневым (Гербовник, VII, 9).

Много старинных русских дворянских родов ведет начало от монгольских корней. Например, друг Герцена Огарев был потомком Огар-мурзы, выехавшего на службу к Александру Невскому от Батыя.
Знатный род Юшковых ведет родословную от ордынского хана Зеуша, перешедшему на службу к Дмитрию Ивановичу Донскому, Загоскины - от Шевкала Загоря, выехавшего из Золотой Орды в 1472 г. в Москву и получившего от Иоанна III вотчины в Новгородской области.
Хитрово - древний дворянский род, ведущий свое происхождение от выехавшего во второй половине XIV в. из Золотой Орды к великому князю рязанскому Олегу Иоанновичу Эду-Хана, по прозванию Сильно-Хитр, нареченного в крещении Андреем. Одновременно с ним выехавший брат его Салохмир-мурза принял крещение в 1371 г. под именем Иоанн и женился на сестре князя Анастасии. Он стал родоначальником Апраксиных, Вердеревских, Крюковых, Ханыковых и других. Род Гаршиных - старинный дворянский род, происходящий, по преданию, от мурзы Горшы или Гаршы, выходца из Золотой Орды при Иване III.

В. Арсеньев указывает, что Достоевские происходили от Аслан Мурзы Челебея, выехавшего в 1389 году из Золотой Орды: он был родоначальником Арсеньевых, Ждановых, Павловых, Сомовых, Ртищевых и многих других русских дворянских родов. Ф.М. Достоевский произносил свою фамилию с ударением на втором «о», этим подчеркивая, что вел свой род от Достоевских из Достоева, близких родственников Артищевых. Арсеньев В. Род Достоевских. - Новик, Афины, 1934, вып.2.

Кстати, Достоевский был дворянином, так как его отец, М.А. Достоевский, военный лекарь, в 1837 г. выйдя в отставку коллежским советником, получил потомственное дворянство (право на него давал тогда чин коллежского асессора). Тогда-то у Достоевских и появилась фантастическая родословная. Мол, предки Федора Михайловича якобы восходили к литовской шляхте XVI века, а родоначальником Достоевских является Данило Иванович Иртищ. Ему князь Федор Иванович Ярославич пожаловал за службу село Достоево в Каменец-Подольской губернии.
Но дед писателя Андрей Михайлович был православным священником села Войтовицы Подольской губернии, и задолго до того, как часть шляхты, не имевшая крепостных, была в начале XIX века царским указом переведена в однодворцы. До того переход из дворянского звания в священническое был событием почти невероятным. Резонно допустить, что на деле род Достоевских был из сельских священников, а к литовскому шляхтичу Даниле Иртищу его приплели после получения потомственного дворянства отцом писателя, чтобы внести в родословную книгу родословие побогаче.

Бегичевы происхождение вели, естественно, от ордынца Бегича, ордынские предки имелись у дворянских семей Тухачевских, Ушаковых. Тургеневы, Мосоловы, Годуновы, Кудашевы, Аракчеевы, Кареевы (от Едигея-Карея, переехавшего в XIII веке из Орды в Рязань, крестившегося и принявшего имя Андрей), - все они имеют ордынское происхождение.

Боярский род Бибиковых по преданию происходит от татарского военачальника Жадомира, который еще в 14-м веке, при Михаиле Тверском перешел на русскую службу. Известный философ Арсений Гулыга убежден, что его род является одной из ветвей рода Бибиковых. По другой легенде, Бибиковы считали себя потомками хана Бия-бека. Радищевы вели род от казанского мурзы, перешедшего к Ивану Грозному.

В эпоху Грозного татарская верхушка Московии усилилась еще более.
Например, во время казанского похода (1552 г.), который в истории преподнесли как завоевание и присоединение Казанского ханства к Московскому государству, войско Иоанна Грозного включало в себя больше татар, нежели войско Едигера, правителя Казани. Среди полководцев Москвы были «крымский царевич Тактамыш», «царевич шибанский Кудаит», «касимовский царь Шигалей», «астраханский царевич Кайбулла», «царевич Дербыш-Алей», не говоря уже о десятках тысяч рядовых татар под их началом. Летописец тех событий большое внимание уделял чингизидам, дабы угодить своему царю, потому что русские военачальники никак не могли сравняться с первыми в знатности. То есть для московского сознания тех лет азиатский царевич был выше по знатности любого боярина-рюриковича.

Вообразите себе дикого князя, татарина с головы до ног, грубого, буйного, жестокого, трусливого в случае нужды, лишенного всякого образования, не только презирающего всякое право, но совершенно не имеющего понятия о праве и человеколюбии; из первоначального рабского положения он вдруг возносится в своем воображении, по меньшей мере, на высоту византийского императора и воображает себя призванным быть богом на земле, владыкой всего мира. Рядом с этим царем вообразите себе дворянство, не менее жестокое и варварское, составленное из самых разнородных элементов: из потомков русских князей, лишенных своих уделов, из татарских князей, из литовских дворян, укрывшихся в Москве, из новых и старых бояр, титулованных лакеев, чиновников и сыщиков дикой московской администрации; и все они образуют вокруг трона что-то вроде наследственной бюрократии, официальную касту, совершенно отделенную от народа; эта каста сама до бесконечности дробится по родам и чинам, разъединяется честолюбием, жадностью, соревнованием лакейства, но составляет единодушное целое в одном общем рабстве, в невероятном самоуничтожении перед истинным богом империи - царем. Одинаково безличные, равно уничтоженные перед ним, все они, с каким-то рабским сладострастием, называют сами себя его рабами, холопами, людишками, Мишками, Петьками, безропотно сносят от него всякое унижение, позволяют себя оскорблять, бить, истязать, убивать, признают его безусловным господином своего имущества, своей жизни, детей и жен своих, и взамен такого полного самоунижения они просят только одного - земли, как можно больше земли, для эксплуатации, права грабить казну без стыда и немилосердно мучить народ... Бакунин  М.А. Речь на Конгрессе Лиги мира и свободы. (1868 г.)

Известно, что род Олсуфьевых (или Алтуфьевых, Алсуфьевых, Олтуфьевых) по легендам происходил от выходца из Орды думного дворянина (или дьяка) середины XV в. Михаила Ивановича и по старшинству считался выше рода Романовых. Другая ветвь Алсуфьевых с XV века служила великим князьям Рязанским, выходцы из этого рода занимали важные посты в Рязани. Во всяком случае, Дмитрий Олсуфьев точно значился среди «тысячников – лучших слуг» Ивана Грозного (1550).
Так вот, однажды в годы правления Александра III некий представитель рода Алтуфьевых, напившись в каком-то трактире, начал сильно буянить.
Его попытались урезонить, указывая на висевший на стене царский портрет:
«Как, мол, тебе не стыдно буянить и охальничать перед лицом государя?»
На это Алтуфьев ответствовал:
- А плевал я на вашего государя!
И тут же был арестован по делу «об оскорблении Величества».
Дело наглеца попало на стол императору.
Полистав его, Александр III поморщился и начертал на папке:
«1. Дело прекратить.
 2. Алтуфьева освободить.
 3. Впредь моих портретов по кабакам не вешать.
 4. Передать Алтуфьеву, что я на него тоже плевал».
(Эта историю опубликовала  одна из газет Москвы в конце 1995 г.).

Юсуповы происходили из ногайских татар. Нарышкины - от крымского татарина Нарышки. Апраксины, Ахматовы, Тенишевы, Кильдишевы, Кугушевы, Огарковы, Рахманиновы - дворянские роды из волжских татар.

Родоначальник будущего дворянского рода и княжеской династии Кочубей, воспетый Пушкиным как патриот России, а ныне разоблаченный на Украине, как предатель украинской нации, строго говоря, был не совсем украинцем. В Общем Гербовнике говорится об его деде - знатном татарском бее, выехавшем из Крыма в Украину и названном в крещении Андреем, и об его отце - Леонтии, служившем "в знатных малороссийских чинах".

Дворянский, а затем графский род Зубовых происходит от татарина Амрагата, баскака во Владимире, в XIII в. принявшего крещение с именем Захария и бывшего родоначальником Зубовых и Баскаковых.
Татарская кровь текла в венах Дениса Давыдова, Александра Куприна, Александра Бородина. Историк Карамзин производил свой род от крещеного татарина Кара-Мурзы, Кара-Мурзин со временем превратилось в Карамзин. Бахметьевы считали своим предком знатного татарина Аслан-Бахмета, приехавшего на Русь в XV веке.
Сабанеевы основателем их рода почитали татарского мурзу Сабан-Али, выехавшего из Золотой Орды в Касимов при Василии Темном и имевшего двух сыновей: Робчака - родоначальника Сабанеевых, и Тагая - родоначальника Бакаевых и Тарбеевых. Родоначальник Тимирязевых - осевший в Москве татарский князь Темир-Газа, Темиргазов, татарскими корнями чванились дворянские семьи Чаадаевы, Вельяминовы (от Вели-Амин - ученый и святой), Басмановы (басман - давящий).

Даже к концу XIX века в России насчитывалось примерно 70 тысяч дворян, имеющих татарские корни. Это составляло более 5% от общего числа дворян всей Российской империи. Халиков А.Х. 500 русских фамилий булгаро-татарского происхождения - Болгар-татар чыгышлы 500 рус фамилиясе. Казань, 1992.

Вопреки распространенному заблуждению, замечу, что в России имелось и несколько сот еврейских династий, получивших потомственное дворянство за особые заслуги перед империей. Их основателями обычно были выходцы из чиновничества, художники, врачи, купцы.

Самое сердечное отношение к себе встретили молдавские бояре Матвей Кантакузин и Скарлат Стурдза, эмигрировавшие в Россию в XVIII веке. Дочь последнего была фрейлиной императрицы Елизаветы, впоследствии стала графиней Эдлинг.
Семья Мечниковых имеет молдавские корни. Их предок, Спотар Милешту, фактический первый министр при князе Стефаните, попал в немилость и, спасая свою жизнь, переехал в Москву (во времена царя Алексея Михайловича). Царь сделал его своим переводчиком; позже, уже при царе Петре, Спотар выписал из Молдавии в Москву своего племянника Юрия Стефановича, а Петр пожаловал ему чин мечника (один из рангов судьи). Именно после этого молдавский род Спотаров получил новую фамилию — Мечниковых.

Родоначальник дворянского рода Воейковых Воейко Войтягович, по сказаниям древних родословцев, выехал к Димитрию Донскому из Пруссии. По другим источникам, этот знатный род - болгарского происхождения (Вопросы истории, 1969, №3, с.192).

Козодавлевы считали себя потомками германца Кос-фон-Лавен, Коломнины вели род от знаменитой итальянской семьи, Дедюлины претендовали на родство с герцогами де-Люинь.
Графы Панины возводили родословную к итальянской семье Панини, приехавшей из Лукки еще в XIV веке. Каразины происходили из греческого рода Караджи. Чичерины свой род ведут от итальянца Чичери, в свите Софьи Палеолог приехавшего в Москву в 1472 году.

Первый известный предок рода Назимовых Георгий Гусь Назимов выехал из Греции на службу князю Гедемину в 1320 г. в Литву, затем служил Ольгерду. Его внук Глеб Стефанович выехал в 1409 г. служить в Москву великому князю Василию Дмитриевичу, был пожалован вотчинами в Гуской волости Владимирского уезда. Братья  Глеба Ян и Казимир Стефановичи остались в Польше. Потомок Глеба Михаил Александрович Назимов - один из декабристов.

Поэт Яков Полонский вел родословную от «польской службы ротмистра», что выехал вместе со своей ротой в Москву при Иване Грозном. Ознобишины родоначальником считали Филиппа Ознобишу, прибывшего на Русь из Польши в 1423 году. Основатель русской ветви рода Глинок Викторин Владислав, перешедший в православие и русское подданство около 1654 г., "выезжий из Короны Польской", владел поместьями в Смоленской губ., служил в рядах Смоленской шляхты и был прапрадедом отца композитора, отставного напитана Ивана Николаевича Глинки (1780-1833).
Род Корсаковых вышел из Литвы (корсь - название балтийского племени, обитавшего в Курземе), впрочем, одна из ветвей рода представила документы, свидетельствующие, что она ведет происхождение от предка, приехавшего в Москву из Рима, и в 1677 г. высочайшим повелением получила разрешение именоваться Римские-Корсаковы. По преданию, жившему в роду поэта Константина Бальмонта, Иван Баламут,  прадед его отца (Ян Балмутис) был сержантом кавалерийского полка лейб-гвардии Екатерины II и переселился на Херсонщину из Курляндии. Баделин В.И., Куприяновский П.В.К родословной К. Бальмонта. - Русская литература, 1987, № 2, с. 210-212.

На примере одной из центральных губерний империи можно видеть, что роды иноземного происхождения составляли почти половину столбового губернского дворянства. Анализ родословных 87 аристократических фамилий Орловской губернии свидетельствует, что чужеземное происхождение у 41 рода (47%) -  выезжие дворяне, крещенные под русскими именами, а местные корни у 53% (46) потомственных родов.
12 из выезжих орловских фамилий ведет генеалогию из Золотой Орды (Ермоловы, Мансуровы, Булгаковы, Уваровы, Нарышкины, Ханыковы, Елчины, Карташовы, Хитрово, Хрипуновы, Давыдовы, Юшковы); 10 родов выехало из Польши (Похвисневы, Телепневы, Лунины, Пашковы, Карякины, Мартыновы, Карповы, Лавровы, Вороновы, Юрасовские); 6 семей дворян  из «немец» (Толстые, Орловы, Шепелевы, Григоровы, Даниловы, Челищевы); 6 – с корнями из Литвы (Зиновьевы, Соковнины, Волковы, Павловы, Масловы, Шатиловы) и 7 – из других стран, в т.ч. Франция, Пруссия, Италия, Молдавия (Абаза, Воейковы, Елагины, Офросимовы, Хвостовы, Безобразовы, Апухтины)
 
Историк, изучивший происхождение 915 старинных служилых родов, приводит такие данные по их национальному составу: 229 были западноевропейского (включая немецкое) происхождения, 223 - польского и литовского, 156 - татарского и другого восточного, 168 принадлежали к дому Рюрика.
Иными словами, 18,3% были потомки Рюриковичей, то есть имели варяжскую кровь; 24,3% были польского или литовского происхождения, 25% происходили из других стран Западной Европы; 17% от татар и других восточных народов; национальность 10,5% не установлена, лишь 4,6% были великороссами. (Н. Загоскин. Очерки организации и происхождения служилого сословия в допетровской Руси).

Если даже посчитать потомков Рюриковичей и лиц неизвестного происхождения за чистых великороссов, из этих выкладок все равно следует, что более двух третей царских слуг в последние десятилетия Московской эпохи было иностранного происхождения. В восемнадцатом веке... пропорция иностранцев в служилом сословии возросла еще больше. - Р. Пайпс. Россия при старом режиме, с.240.

Русским наше дворянство было лишь по названию.
Алексей Суворин (человек он был неглупый) подвел желчную черту: «Аристократия была только при старых царях, при Алексее Михайловиче, этом удивительном необыкновенно цельном человеке, который собственно заложил новую Россию.
Петр начал набирать иностранцев, разных проходимцев, португальских шутов. Со всего света являлась всякая дрянь и владела Россией. При императрицах пошли в ход певчие, хорошие жеребцы для них; при Александре I - опять Нессельроде, Каподистрия, маркизы де Траверсе, для которых Россия мало значила.
Даже плохой русский лучше иностранца; иностранцы деморализуют русских уже тем, что последние считают себя приниженными и теряют чувство собственного достоинства». Запись от 14 февраля 1893 г. Дневник А.С. Суворина. Москва-Петроград, 1923, с.25.

***
Нет, совсем не о русском народе «Философические письма» Петра Чаадаева. 
«Мы все имеем вид путешественников. Ни у кого нет определенной сферы существования, ни для чего не выработано хороших привычек, ни для чего нет правил; нет даже домашнего очага; нет ничего, что привязывало бы, что; пробуждало бы в вас симпатию или любовь, ничего прочного, ничего постоянного; все протекает, все уходит, не оставляя следа ни вне, ни внутри вас.
В своих домах мы как будто на постое, в семье имеем вид чужестранцев, в городах кажемся кочевниками, и даже больше, нежели те кочевники, которые пасут свои стада в наших степях, ибо они сильнее привязаны к своим пустыням, чем мы к нашим городам...
Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство, – вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного почтенного памятника, который властно говорил бы вам о прошлом, который воссоздавал бы его пред вами живо и картинно.
Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя...
…придя в мир, подобно незаконным детям, без наследства, без связи с людьми, жившими на земле раньше нас, мы не храним в наших сердцах ничего из тех уроков, которые предшествовали нашему собственному существованию.
Каждому из нас приходится самому связывать порванную нить родства.
Что у других народов обратилось в привычку, в инстинкт, то нам приходится вбивать в головы ударами молота.
Наши воспоминания не идут далее вчерашнего дня; мы, так сказать, чужды самим себе.
Мы так странно движемся во времени, что с каждым нашим шагом вперед прошедший миг исчезает для нас безвозвратно. Это – естественный результат культуры, всецело основанной на заимствовании и подражании.
У нас совершенно нет внутреннего развития, естественного прогресса; каждая новая идея бесследно вытесняет старые, потому что она не вытекает из них, а является к нам бог весть откуда. Так как мы воспринимаем всегда лишь готовые идеи, то в нашем мозгу не образуются те неизгладимые борозды, которые последовательное развитие проводит в умах и которые составляют их силу.
Мы растем, но не созреваем; движемся вперед, но по кривой линии, то есть по такой, которая не ведет к цели.
Мы подобны тем детям, которых не приучили мыслить самостоятельно; в период зрелости у них не оказывается ничего своего; все их знание – в их внешнем быте, вся их душа – вне их.
Именно таковы мы».
Все это Чаадаевым сказано о аристократии, властвующей в империи, именно к господам  России он обращается, на них обрушиваются  его желчные парадоксы.

Литература:

Савелов Л.М. Библиографический указатель по истории, геральдике и родословию российского дворянства. Острогожск, 1898.

Книга находится по адресу 21,7 Мб, pdf.

Л.М. Савелов (1868-1947) – историк, специалист по генеалогии отечественного дворянства.
Этот труд, благодаря широкому обзору источников, вошедших в монографию, оказал большое влияние на развитие геральдической библиографии и как первый опыт ретроспективного учета, и как методическое руководство. Ныне это издание нисколько не утратило научной и практической ценности и используется как важное библиографическое пособие. Справочник Л.М. Савелова будет полезен для сотрудников библиотек, архивов, музеев, необходим историкам, исследователям проблем российского дворянства, а также специалистам по генеалогии и геральдике.

Рецензия на «Господа Российской империи. Происхождение и состав» (Сергей Шрамко)

К сегодняшнему историческому моменту иностранная кровь исчезла.Русская генетика вместе с паном Алкоголем, получив волю, наломала столько дров, что не спалить еще пару веков.  Платон Расцветаев   05.09.2013 13:17.

Спросите у любой русской женщины об ее предках. Уверяю Вас: она вспомнит о немцах, поляках, грузинах, татарах, украинцах, цыганах и прочая, и прочая.
Кровь - не самогонка, гены живут в ней тысячелетиями. Вспомнив известную фразу  «Какой русский не любит быстрой езды»,  я решил как-то составить список русских коннозаводчиков. Из полутора сот фамилий, кроме графа Орлова, иных русских имен не нашел. То грузинская княжна, то немецкий барон, то граф польский, то армянский купец, купивший графство, или еврейский банкир, ставший бароном... А сколько в нашей генетике  варяжской, монгольской, польской  или французской крови?  Сергей Шрамко   05.09.2013 13:46. 


Рецензии
Интересный и основательный труд. Многим "имперцам" не понравится, хотя принцип империй именно таков, как и понятие нации государственной. Другое дело, что определяющим в Российской империи было вероисповедание. За отказ от православия имелось и наказание в уголовном уложении. Ныне в Израиле тот же принцип (без кары): в паспорте пишется или "иуде", как вероисповедание (не взирая на то, от материнской линии ли еврей или принявший гяюр - иудаизм иноплеменник), или ставится прочерк, то есть, только гражданин Израиля.

Фамилия Баскаков ведь от тех баскаков - наместников Орды в городах по сбору дани. А Кутузов - не из немцев, встречал исследование - от тюрков.

Ааабэлла   30.05.2017 16:39     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр!
С уважением

Сергей Шрамко   30.05.2017 17:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.