Тамара

                ТАМАРА

                рассказ

                "И розы, осенние розы
                Мне снятся на каждом шагу
                Сквозь мглу, и огни, и морозы,
                На белом, на лёгком снегу!"
                А. Блок


        Московские вокзалы - шум и толчея.  Не всегда есть возможность обойтись без них,
 объехать Москву стороной: сотни дорог, даже воздушных, сходятся здесь, и вновь
 разбегаются во все стороны.
        Вот и мне, отправленному начальством в очередную командировку, пришлось сделать
 здесь пересадку и потратить несколько часов на шатание по достопримечательностям и
 магазинам. К ночи - ноги гудели, как провода высокого напряжения, на подошвы было больно
 наступать; и я уже не раз пожалел, что купил и надел в дорогу новые туфли. Идти
куда-либо ещё - не было уже никаких сил и никакого желания, и я прибился к одному из
 вокзалов, так как номера в гостиницах - совсем не по карману для меня. Москва - столица
 наша - не очень-то приветливая для простых граждан России. Да-да! - тех самых, которые
с молоком матери впитывают вздох гения:    
           "Москва... как много в этом звуке
            Для сердца русского слилось!
            Как много в нём отозвалось!"
       В огромном зале ожидания мне одного взгляда хватило, чтоб оценить обстановку и
 пожалеть, что я выбрал именно этот вокзал: мест свободных на скамьях не было. Но идти,
 ехать, даже просто двигаться - я уже не мог, ноги отказывались подчиняться мне. Раза два
 я всё же прошёлся вдоль скамеек, высматривая малейшую возможность "приземлиться", хоть
 на самом краешке, уголочке. И, наконец, мои усталые глаза - не менее уставшие, чем ноги,
 - "зацепились" за одно место, куда я смог бы втиснуться. И я мгновенно воспользовался
 случаем - и втиснулся между двумя женщинами, пожилой и молодой. Конечно, я
 предварительно спросил разрешения и очень боялся, что услышу: "Здесь занято!" Но мне
 повезло - обе женщины промолчали и, немного погодя, я даже пошевелился на своей "пятой
 точке", чтобы усесться поудобнее и, наконец, расслабился и вытянул ноги в проход.
 Удовольствие я испытал, скажу Вам, неописуемое!
         Время потекло медленно, порой будто останавливаясь, веки у меня тяжелели,
 самопроизвольно закрывали глаза.
         Тут-то и случилось "это"... Сквозь дремоту я почувствовал, что левое плечо моё
 тяжелеет, а щеку и ухо, что-то приятно щекочет, и запах около моего носа - совсем не
 вокзальный, а необыкновенно приятный, да такой, какого я ещё никогда нигде не встречал!
 Дремота моя немедленно улетучилась, но я ещё какое-то время соображал: продолжать ли
 притворяться спящим, или?.. И... не выдержал: уж слишком велико было удовольствие - и
 приоткрыл глаза.
         Молодая соседка слева тоже встрепенулась, и мы впервые посмотрели друг на друга.
         - Ой! Извините! Я задремала и нечаянно к вам... - говорила она; а я обомлел, и
 пожалел, что это не сон: я узнал её сразу! Это была артистка, эстрадная певица, из самых
 современных и модных: худенькое личико, огромные карие глаза, чёрные, вьющиеся волосы!..
 Только вчера видел её по телевизору! Я даже ответить не смог на её извинения, только
 промычал что-то невнятное: "Ничего... Всё нормально..."
         - А я так устала за день! То трое суток в дороге, а сегодня по Москве бегала.
В институте, в общежитие - заезд, расселение - только завтра будет. А сегодня - деваться
 некуда, приходится ночь на вокзале... Я на день раньше приехала. Я поступила на первый
 курс Московского педагогического института, - говорила незнакомка, а я начал
 сомневаться, что она та артистка, о которой я подумал, но от этого приятное чувство
 встречи с прекрасным у меня ничуть не уменьшилось.
         - Мне тоже только до утра. А завтра - дальше в дорогу. Ночь только бы
перетерпеть. - И я улыбнулся как можно приятнее и приветливее. - Я тоже набегался...
И место на вокзале, здесь - едва нашёл.
         - Спать хочется. Всё тело затекло! - вздохнула девушка, пытаясь сесть поудобнее;
 ей удалось снять с уставших ног туфельки и поджать ноги под себя. Но сидеть ровно -
 теперь у неё не получалось, и она заваливалась на бок.
         Я осмелился предложить свою помощь: расстегнул курточку, поднял руку на спинку
 скамьи, как бы желая обнять девушку. "А, будь что будет! Авось поймёт, что ей так
  хорошо будет, и я... не кусаюсь", - подумал я, а вслух сказал:
         - Располагайтесь поудобнее. Ночь очень длинная. А так - и мне будет хорошо сидеть.
         Я знаю, что я не красавец и у девушек вниманием не пользуюсь, и сейчас никак не
 ожидал, что незнакомка - ни секунды не колебалась! - воспользуется моим предложением.
У меня даже сердце затрепетало от удовольствия, когда она прислонилась ко мне, а голову
 положила на плечо; я прикрыл её полой куртки и обнял, уже совсем осмелев.
         - Спасибо... Извините, что я так... - проговорила она, и мы оба притихли: она,
 наверное, отдыхая, а я - переживая неожиданно свалившееся на меня счастье. Да, счастье!
 И куда девались моя усталость и дремота? Так бы и держал и обнимал эту незнакомку - хоть
 вечность. Я и веса её не чувствовал, но зато прекрасно ощущал её аромат, щекотание её
 волос, хрупкость и теплоту её тела, даже ровное, спокойное биение её сердечка слышал...
 не то, что моё: то замирало, то шло в разнос. Ну, мужчины меня поймут...
         Как Вы думаете: спал я в эту ночь - или нет? Вот, и я не уверен. Плечо, рука,
 шея у меня уж давно онемели и затекли, спина отнялась, ноги налились свинцом - а я не
то что пошевелиться - дышать боялся! Она так сладко посапывала! А я с ума сходил… Но
 оберегал её, обнимал и согревал, и столько тепла и нежности было в моей душе!.. Нет,
нет таких слов! Не пересказать...
         Уже в шестом часу утра и шума в вокзале добавилось, и хождения, и шевеления.
И моя соседка проснулась, даже потянулась, и улыбнулась милой, светлой улыбкой.
         - Доброе утро! - сказала она мне. - Как я хорошо выспалась! Как вы меня выручили!
         Я тоже наконец-то распрямил своё тело, пошевелил руками и ногами, и улыбнулся
ей в ответ.
         - Вы не торопитесь? - спросила девушка меня. - Я бы хотела сходить...
умыться и... привести себя немного в порядок. Можно? Посторожите мои вещи?
         - Конечно, без проблем, - ответил я, радуясь возможности - шевелиться,
и чувствуя, как кровь вновь пошла по телу; и покалывания и мурашки, что бегали сейчас
по рукам и ногам, были необыкновенно приятны мне.
         Когда незнакомка вернулась, и я прогулялся по вокзалу, размялся. Даже купил
в буфете пару яблок и угостил её. А она засмеялась!
         - Спасибо! Но я же с юга приехала, из Алма-Аты. А это - город яблок! И я хотела
 вас угостить, нашим апортом. Вот, берите! - и она подала мне огромный, красивый  плод...
 Мне стало стыдно за мои яблоки - неизвестной породы и свежести.
         Не знаю, что тут случилось со мной, но я засобирался, заспешил, хотя у меня был
 ещё целый час свободного времени.
         - Как жаль, что вы уходите! Я думала, что мы позавтракаем, перекусим вместе,
- сказала она и впрямь печальным, непритворным голосом.
         А я, будто провинившийся в чём-то, боялся посмотреть ей в глаза, боялся,
что увижу вновь их красоту - и передумаю, останусь...
        - Как хоть звать вас? - всё-таки спросил я при прощании.
        - Тамара, - не то печально, не то с надеждой, что я передумаю и не исчезну так
 просто и быстро, сказала девушка.
        А я ушёл...

        Через неделю я возвращался из командировки домой, и вновь через Москву. Но на
 этот раз я уже не бегал по городу без дела: у меня была определённая цель. Едва попав в
 центр, я купил маленький симпатичный букетик и спустился в московское метро. Да, скажу
я Вам, московское метро - это не лондонская "труба" или нью-йоркская подземка, - а это
 музей, хотя и под землёй. Как специально ходят в Третьяковку, так и бывая в столице,
 надо обязательно ходить по станциям метро и наслаждаться красотой, и радоваться, что и
у нас умеют творить чудеса, если захотят.
        Вы уж, наверное, догадались, куда я поехал? Да, да... туда, к институту. И зачем?
 На что надеялся? Ещё раз увидеть - и душой согреться?
        И надо же такому случиться: не веришь, да поверишь в судьбу! Еду я в вагоне
 метро, прокручиваю в голове всякие варианты встречи, улыбаюсь даже, наверное, от
 предвкушения приятных минут, прижимаюсь к сторонке, чтобы пропустить входящую на
 очередной станции стайку девчонок-подружек, и... и узнаю среди них ту самую... Тамару!
 Вагон катится, раскачивается, студентки весело щебечут меж собой что-то о своих делах;
 Тамара прямо напротив меня, и... не замечает, не обращает внимания. Я смотрю на неё и
 живо вспоминаю ту ночь, и все те запахи и ощущения, и вновь вижу её вьющиеся волосы и
 глаза-магниты... Сделай я сейчас хоть что-нибудь, чтобы обратить на себя её внимание,
 она бы, возможно, узнала меня... Но меня вновь что-то остановило, я вновь не решился...
 И осталась Тамара только в моей памяти, и я трепетно берегу то душевное тепло, что
 нечаянно досталось мне от неё...
         А букетик цветов? Не помню, куда я его дел.


Рецензии
Александр, ваше произведение об очень скромном и деликатном мужчине, которому нечаянно посчастливилось испытать чувство, оставившее такой глубокий след в жизни, впечатлило и меня, вашего тёзку. Ставлю высокую оценку. С уважением и пожеланиями успехов и благополучия,

Александр Смирнов 83   20.08.2017 15:28     Заявить о нарушении
Спасибо большое! И Вам желаю успехов и здоровья на долгие годы! С уважением, Александр.

Александр Смирнов 6   21.08.2017 04:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.