Вероника глава 13

                Вероника

Корпуса Уральского филиала Академии Наук СССР тянулись вдоль городского парка высокими фронтонами. Палей вошёл в первое здание, институт Электрохимии. Олег перешёл на вечернее отделение Университета и решил работать, чтоб не зависеть от родителей. Взяли его лаборантом в лабораторию ионной керамики. Лаборатория разрабатывала керамику для защиты ракет, проходящих атмосферу, от перегрева, при доставке аппаратов в открытый космос. Лаборант Палей готовил и спекал в печах образцы из окислов и исследовал их термомеханические свойства с целью создания корпуса капсулы для доставки грузов и людей на Луну. Работа Олегу нравилась только первый месяц. Тщательность и однообразие экспериментов угнетали его. В душе Палей был теоретиком. Из общежития университета его попросили съехать и Олег снял комнату с однокурсником.
С Юрой Колобяниным они сошлись ещё в студенческом стойотряде. Колобянин перед поступлением в Университет отслужил в Армии, сохранил выправку и сержантские замашки. Естественно его избрали командиром летнего строительного отряда физфака «Искра». Олег был комсоргом курса и стал комсоргом отряда. Закончилось бурное стройотрядовское лето, но они не расстались. Оба были не свердловчанами и сняли комнату на двоих. У Юры была жена и сынишка, где-то  в городе Кунгур Пермского края. Красивая тихая девушка, которая приезжала к мужу раз в месяц. Олег, поздоровавшись с гостьей, сразу уходил заниматься в читалку и сидел там до закрытия. Приезжал он последним троллейбусом к часу ночи и ложился осторожно на скрипучую кровать, не включая свет. Юра с Аней молча и тихо лежали прижавшись на односпальной кровати с панцирной сеткой  в двух метрах от кровати Олега и она скрипела ночью реже, чем его кровать. В семь утра Олег вставал, тихорясь одевался и шёл в Университет. Завтракал он в буфете и, сидел там, перелистывая конспекты до начала первой пары лекций.
Аня, погостив обычно день и две ночи, уезжала. Друзья не обсуждали эти приезды не до ни после скромного появления тихой Ани. Как будто никто не приезжал и, кажется, они оба забывали о ней на следующий день.
Колобянин учился в группе «физика полупроводников». Учился тяжело, но на отлично. Олег был «теоретиком». Учёба давалась ему легче, но оценки его были похуже.
Как то вечером Олег, чаёвничая с другом, сморщился пару раз.
- Ты что Палей жмёшься -  посочувствовал Юрий.
– Да…а, тусовался с Эльзой, помнишь беленькая с химфака. В кино ходили. В кафе посидели. Нацеловался. Губа болит. Яйца болят. Думал лопнут. В ширинку снег толкал, проводив её до общаги. –
Колобянин облился чаем, выругался и заржал, как барабан, глухо, со слезами на глазах. Олег молча взял конспект по «Теории линейных пространств» и завалился на кровать. Обычно Юра шпырял Олега, как сержант первогодка за валяние на кровати с учебником, за крошки на столе, но сегодня ухмыляясь, даже вымыл свою и его чашку и убрал со стола.
– Послезавтра, салага, идём во дворец культуры «Химик» на вечер «Кому за тридцать».
– Мне девятнадцать. Тебе двадцать четыре. Кому за тридцать. Да я и Эльзе  обещал зайти. -
- Зачем тебе эта немка, малолетка. Опять продинамит или ты что жениться решил. Тебе балбесу уже нужна баба, разведёнка с хатой, с борщом. Забыл, как ты с Юлькой с биологического в том году стипу прокутил за неделю и очнулся в карете скорой помощи. Упасть в голодный обморок на улице умудрился, фраер. Пустили поросёнка в лес, он с голоду сдох, а кабан в лесу хозяин. Доволен и сыт. Медведь его обходит. Домашняя свинья лесной не товарищ. Маминкин сынок, твою мать. Нет, как патриот России, я спасу будущее советской теоретической физики от голодной и сексуальной смерти.
– Слышь,  Колобянин, кончай мораль читать, туши свет, - отвечал Олег, переворачиваясь на бок, лицом к стенке.
Однако вечером в субботу Юра повязал Олегу свой галстук, облил его одеколоном «Шипр» и друзья потопали в Дом культуры при Уралхиммаше.
В фойе среди колонн и двух буфетов гудела, шуршала нарядами и вскрикивала довольно плотная толпа. Олег как-то сразу успокоился. Казалось, они никого не интересуют. Все были сами по себе. Редкие мужчины были слегка «подшафе». Женщины улыбались и блестели глазами. Громко вступил духовой оркестр, который занимал весь правый балкон. Общество растеклось по периметру залы, освободив центр. Танцы начались. Олег был даже более коммуникабелен своего друга бывшего сержанта и уверенно двинулся к двум ярко крашеным блондинкам в центре зала.
- Стоять. – Тихо рявкнул Колобянин и дёрнул Олега за полу пиджака.
– Пошёл ты.
– Сам куда пошёл. Эти козы наверняка тебя раскрутят на кафе и продинамят, - Втолковывал Олегу опытный старший товарищ.
- А яйца твои точно взорвутся. Забыл. Нам сегодня нужна уютная квартирка, борщ с мясом и пампушками. Так следуй за мной. - Он уверенно направился к двум скромно, но дорого одетым женщинам, которые стояли за колоннами в углу.
 – Добрый вечер девушки. – Рассыпался в широкой улыбке Юрий. –  Познакомтесь, Олег Николаевич. Первый раз в лесу. Бегает по полянам, а там одни яркие поганки. А в тенёчке белые грибочки. Смотри, что я нашёл, студент. –
Он обернулся и подмигнул Палею. Олег уставился на миловидную женщину с разлётом меленьких веснушек крыльями по розовым щёчкам от резного носика и онемел. Её умные, строгие глаза парализовали Олега. Серенькая, славянская красота, снежная  белизна кожи женщины никак не вязалась с её проницательным взглядом.
- Начальница. - Мелькнуло у Олега. – Наверное, старше нашей зам. деканши.
 – Разрешите пригласить Вас на тур вальса. – Он не узнал свой голос.
– Но вальс уже кончается. – Ответила женщина глубоким грудным голосом. Олег ожидал, что-то вроде «вам что мальчик» и поэтому сразу воодушевился.
- Тогда позвольте мне постоять рядом, подождать следующий танец. -
 Дама улыбнулась с иронией во взгляде, изогнув яркие губки.
 Дробь ударных и духовые повели мелодию медленного танго. Палей осторожно взял правой рукой её ладошку, а левую ещё осторожнее положил ей на талию. Оркестр просто гремел.
– Вы что-то сказали. - Она подняла голову, так как Олег со своими 192 см. был на голову её выше.
– Нет. Нет. Нет. – Бормотал он, проваливаясь в её глаза.
- Но Вы, что-то шептали, – настаивала дама.
- Извините у меня комплекс, - сознался Олег, - когда я выпью или радуюсь, мне прямо лезут в голову стихи.
- И, что же сейчас Вам пролезло, - она приподняла брови.
– «Желанье славы» Пушкина. –
- Это стихотворение я что-то не помню, прищурилась незнакомка. –
Палей склонился к её резному ушку и начал в ритме танго под стон саксофона.
- «Когда любовию и негой упоённый, безмолвно пред тобой коленопреклонённый я на тебя глядел и думал ты моя. Ты знаешь милая, желал ли славы я…». –
Женщина смущённо отстранилась, в её глазах мелькнуло удивление.
- Вы учитесь на филологическом.
– Да нет, на физфаке - Олег тоже смутился. Музыка прекратилась и они разошлись. Палей растерянно остался посреди зала, глядя вслед удаляющейся партнёрши. Она оглянулась. В её взгляде читалось любопытство. Тут, подошедший, Колобянин схватил его за локоть и задёрнул за колонну.
– «Ну вот и всё, а ты боялась дурочка. Надевай трусики». – Что…о, какие трусики. А, опять анекдот вспомнил. Ну и солдафон же ты Колобянин. -
– Сам дурак. А я уже договорился. Берём тачку. Заезжаем за моим магнитофоном и едем к Веронике.
– Какой Веронике. – Палей наконец оторвал взгляд от удаляющейся партнёрши и стёр с лица блаженную улыбку.
 – С которой ты танцевал. У неё трёшка на Уралмаше пустая. Дочка её сегодня у бабушки. Купим водяры. Ольга говорит у неё холодильник всегда полный. Баба круто упакована. Большая начальница. Что глаза пучишь, салага. Едем или ещё поищем.
– Ну, ты даёшь. Шустрее кролика Роджера. – Олег опять расплылся в улыбке. – Вероника-а-а-а…. Какое имя красивое. –
Поплыли аккорды вальса. Олег воодушевился. Вальс обычно на домашних вечеринках и танцполах кафе танцевало меньше пар, чем танго или фокстрот, но Олег хорошо танцевал вальс благодаря старшей сестре, которая оттачивала в далёком детстве на братце дома после уроков в школе всевозможные па. Он почти бегом вернулся к партнёрше по танго.
– Вероника можно Вас пригласить на тур вальса. –
-  Вероника Егоровна – Поправила дама студента и с улыбкой положила руку на его плечо. Олег смело взял её за талию и почти профессионально повёл в разворот первого па. К концу танца Палей сбавил темп. Он понял, Вероника Егоровна любит танцевать, но она задышала неровно, носик её заблестел, а щёки просто заалели. Они сбились с такта и невольно прижались друг к другу. Олег вздрогнул от тепла и запаха разгорячённого бюста женщины и в нём проснулся самец. Он, проклиная себя, что забыл одеть плавки, попытался отстранится, но поздно. Вероника Егоровна почувствовала Его бедром и толкнула легонько Олега обоими ладошками в грудь. Её широко распахнутые глаза зажглись возмущением. Палей покраснел, как вареный рак, развернулся и пошёл прямо в вестибюль к раздевалке. Колобянин подбежал, когда Олег, одевая пальто, уже шёл к выходу.
- Ты куда рванул? – Да плавки я Юра забыл одеть. Идиот. Неудобно так получилось. - Сморщился Палей, стуча себе кулаком по лбу.
– Смирно. Стоять на месте. – Скомандовал Колобянин и вернулся в зал. Он быстро нашёл  подруг. -  Девушки тут такое горе. – Какое горе. – Сказали они хором и переглянулись. – Да знаете, Олег стоит в вестибюле, упёршись лбом в колонну, пинает её  и не плачет, а слёзы капают.
- А мы тут причём. – С улыбкой пропела Вероника. Ольга, которой подруга видимо всё рассказала, просто хохотала. Колобянин взял подружек под ручки и начал доверительным тоном.
 – При царе, Николае Втором, юнкерам военных училищ с третьего года обучения, выделялось по 35 копеек раз в месяц на публичный дом, что бы не было проблем, а в бюджете советских Университетов такой статьи нет. Поэтому некоторые студенты ещё мальчики. Особенно если они из хорошей интеллигентной семьи.
- Ну и что будем делать, интеллигентные мальчики. - Ничего. Просто простим Олега за то, что Вероника ему очень, очень, очень понравилась. Он уже остыл, успокоился. Предлагаю продолжить вечер в другой, более скромной обстановке. Мы абсолютно не на что не претендуем. Как вы захотите так и сложится, но мальчика конечно жалко. Детский сад, школа, университет. Юноше 19 лет, а он ещё не целовался. -
Прошли в гардероб. Юра помог дамам одеться. Взял обеих под ручки и они вышли на улицу. Палей тащился в трёх метрах сзади. Колобянин оглянулся:
- Молодой человек, картошку чистить будете.
– Буду. – А посуду мыть. – Буду. – Вот видите девушки, какой райский вечер вокруг жареной картошки у нас впереди. – Все трое дружно рассмеялись. Юра выскочил на дорогу и остановил такси. Вероника села с водителем и объявила себя штурманом, так как поехали к ней на Уралмаш. Юра заявил, что он сегодня руководитель, короче тамада. Ольга сразу согласилась на Золушку до двенадцати и на Мальвину до утра. Колобянин ударился в рассуждения, что нужно жить, а не умирать в рассрочку, что в жизни нужно делать зигзаг, через чревоугодие, драку и секс для повышения энтропии каждого живого объекта. Иначе медленная, холодная смерть Вселенной, согласно основного закона термодинамики. Тут показался гастроном. Олега отправили за портвейном «777», без которого жаренная картошка не усваивается.
 
- Юнкер, юнкер вставай. - Палей с трудом разлепил глаза. Вероника гладила ему холодной ладошкой лоб. Она стояла над ним в норковой шубке, пахнущая духами, в ярком макияже и играла улыбкой. Олег опять растерялся. Он первый раз в жизни видел ласковую улыбку женщины утром в минуту расставания. Спустя годы он иногда её вспоминает и расшифровывает. Ирония. Радость. Надежда. Мечты. Грусть. Что было в той теперь вечной для него улыбке. Олег попытался схватить её за руку. – Ника, а ты меня ещё ни разу не поцеловала. Только я. Ты со мной играешь. Ты меня не любишь?
– Мальчишка. Любишь не любишь. Ты четыре раза меня просто изнасиловал, отвернулся к стенке и уснул. Я  целовала тебя в ухо, в плечо, а ты храпел, как паровоз. Милый физик, тонкий лирик и хорошее бревно.
– Ника, дорогая. – Олег протянул к ней обе руки из под одеяла.
– Всё. Всё. Я опаздываю. Завтрак на кухне. Дверь захлопни. – Она развернулась и, не оглядываясь, выбежала из квартиры.
Прошёл месяц. Два. Три. Олег был впервые в жизни счастлив без страданий и страсти. Он поправился на восемь килограмм. Сдал досрочно зачётную сессию. Вероника Егоровна кандидат химических наук, работала зам.начальника технического отдела завода Уралхиммаш. Палей был полностью в её власти. Вероника к удивлению Олега лучше его знала, что он хочет и что ему нужно делать. Она купила ему шерстяной ирландский свитер, кожаные перчатки, мохеровый шарф.
- Ника, я что альфонс. - Отталкивал подарки Олег.
- Ты мой милый мальчик. Ты моя куколка. - Вероника с поцелуями валила его на диван и силой натягивала на него свитер. Заталкивала в ванну, а когда они выходили, надевала на него новые трусы, майку и носки. Водила в парикмахерскую и стоя рядом объясняла мастеру, как его нужно стричь. Главное кормила как на убой. Дважды за вечер наливала ему полную тарелку борща и придвигала утятницу с бифштексами.
– Да не мни ты хлеб, котлетами закусывай. - На субботу воскресенье к Веронике приезжала от бабушки дочь и она выпроваживала Олега. Как-то Колобянин спросил его как жизнь. Палей ответил.
– Как у пуделя богатой дамочки. А может мне Юра женится на ней. Она всего на 14 лет меня старше.
– Зачем даме за пуделя замуж выходить. Он и так на поводке. –
Олег не обиделся. Он задумался, походил по комнате и стал одеваться.
– Ты куда. - К Нике.-
В тот вечер они впервые долго и горячо выясняли отношения. Олег со слезами на глазах кричал, что хочет с ней быть каждый день. Хочет познакомиться с её дочерью. Хочет общего ребёнка. Вероника Егоровна, холодновато улыбаясь, ворошила ему волосы и ворковала.
 - Тише, тише мой мальчик, моя куколка. Три ночки в неделю ему мало. 
  Успокоившись, они долго, молча, лежали рядом, прижавшись плечами и впервые уснули без секса. Через месяц Олег и Вероника расстались. Палей ещё дважды приезжал на Уралмаш и по часу скулил на лестничной клетке у её двери. Вероника Егоровна даже не открыла дверь. На прощанье они разругались.
– Ника, милая, ну открой. Я только посмотрю на тебя. Пальчики твои поцелую и сразу уйду. – Заныл Палей, услышав шаги за дверью.
- Олежка поверь мне очень жаль, что ты так полюбил меня, что у тебя всё так серьёзно. Не нужно мне твоё сердце. Наигралась я по жизни в страсти-мордасти до изжоги. У меня дочке пятнадцать лет и она, кстати, психологически тебя старше. Стань мужчиной. Возьми себя в руки. Уходи.
- Я думал ты моя милая женщина навсегда, а ты похотливая самка. Тебе всё равно с кем спать. – Начал грубить Палей.
– Ты правильно всё понимаешь, Олег Николаевич. А самец намного лучше хама. Прощай студент. – Спокойно закончила сквозь дверь Вероника Егоровна. Олег услышал удаляющиеся шаги.


Рецензии
Интересные вещи происходят в разное, казалось бы, время. Речь идёт о повторениях. Здравствуйте, Николай. Мне всегда думалось, что это придумка исключительно моего находчивого брата. Это про танцы "Для тех кому за 30ть". Я тогда только уволился в запас. Имел густые пшеничные усы и дикое желание провести время в хоть каком-нибудь женском обществе. И чтобы я не попал уже через неделю в ближайший ЗАГС, он и предложил этот вариант. Правда, тогда всё оказалось намного тривиальней и проще, и оркестр не играл танго с вальсом, а пиликал что-то современное, кажется Ю. Антонова и гр. Земляне. НО! Однако, замысел и итог - оказались весьма схожи с вашим сюжетом. Только звали её Татьяна, стукнуло ей 33 и работала она ветеринарным врачом. Вначале я врал, что мне 28(спасали усы), на третий день(ночь)знакомства, ляпнул - 24, а через неделю она узнала правду, но женщиной оказалась мудрой и мы увлекательно пообщались ещё с неделю до моего отъезда. Вот такая история. Спасибо, что напомнили!
Конечно, у вас(нет желания переходить на - ты, вы - старше)всё глубже и история не совсем о танцах. Думаю, Олег перебесится и встретит свою половинку. Это возрастное. Это проходит, но обязательно должно случиться. А написали - классно! Короткий такой слог и все эмоции героев переданы чётко и достоверно.
Не знаю правите вы тексты или нет(тут по-разному авторы к этому относятся), где-то там надо поправить слово: ладоШка.
С наилучшими,

Игорь Чемоданов   15.03.2016 14:49     Заявить о нарушении
Спасибо Игорь за внимание.
А это природа. Шуточки бога.
У нас гиперсексуальность в 18, а у баб в 35.

Николай Желязин   19.03.2016 15:21   Заявить о нарушении
Ни чего подобного. у мужиков с 18 и до50.
Подобная история и у меня была, да я думаю, не только у меня...
А написано весело...

Татьяна 23   03.02.2019 13:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.