Особенности современной рыбалки

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РЫБАЛКИ
Гуричев Павел

Как только первый солнечный лучик чуть коснулся края обитого зеленоватой клеенкой стола, и от вазы упала косая тень, тишина комнаты прервалась часовым звоном и скрипом цепного механизма. Из маленьких створок чуть не выпав, показалась деревянная кукушка: «ку-ку, ку-ку». Но Егорыч открыл свои глаза ровно за две секунды до нее. Это была странная многолетняя привычка – его внутренний будильник ровно на две секунды опережает старые настенные часы.
- Вот и утро, - сказал сам себе Егорыч, лежа на спине в своей пружинистой кровати в пижаме. Он улыбался, его широко раскрытые голубые глаза неподвижно уставились в потолок. По нему тянулся закрашенный белой краской провод, по проводу ползла муха. Со стороны ног у кровати стоял деревянный шкаф с застекленными дверцами, справа от Егорыча тумбочка. На ней упаковка таблеток, стакан воды, газета с кроссвордами, наручные часы. У окна стол с вазой и засохшими цветами, собранными внучкой в прошлую субботу, и деревянный стул с дугообразной спинкой, на котором была аккуратно уложена одежда. В доме имелась кухонка с печью, прихожая и веранда. Старые незатейливые обои, с торчащей кое-где из-под них газетой, поскрипывающий выкрашенный в коричневый цвет деревянный пол, чайный запах сыроватых дров.

***
В сорока шести километрах от Егорыча, к югу, в это же время в просторной и роскошной светлой спальне электронными переливами запиликал «Турецкий марш». Геннадий заворочался на огромной тахте, шелестя шелковым бельем. Его супруга Жанна что-то промычала, он с трудом нащупал кнопку будильника на антикварной тумбочке - переливы прекратились. Полежав с полминуты в полной тишине и, тупо глядя на высокий с лепным узором потолок, Геннадий что-то смекнул и нахмурился. Потом вдруг откинул кремового цвета одеяло и сел на тахту.
- Дорогой, ты куда? – промяукала из-за подушки Жанна.
- Да сгоняю, развеюсь…
- Опять на свою рыбалку, - сонным голосом обиделась жена, - никогда выходные не хочешь провести со мной! – она повернулась на другой бок лицом к высокому и широкому почти во всю стену окну.
- Ну что ты, дорогая? Завтра обязательно съездим куда-нибудь, развлечемся.
- М-мм, плохой!
Геннадий повалился всем корпусом на кровать, поцеловал ее в голову и вышел из залы по пути натягивая джинсы. Проходя в туалет, он зашел на просторную кухню, взял пульт, включил кофеварку.

***
Маленький чайник на электрической плитке уже зашипел. Веранда Егорыча наполнялась утренним светом, кружевные тени черноплодной рябины падали на столик, на пузатый, зашарпанный холодильник, на шкафчик с посудой. Егорыч отрезал сыр и хлеб, из холодильника достал масло. Тот как будто только проснулся и начал тарахтеть, а Егорыч открыл крышку кастрюльки, ложкой поковырял овес. Овес за ночь отлично распарился, стал мягким, рассыпчатым. Позавтракав, Егорыч, переложил овес в ведерко из-под майонеза, снял с гвоздя кепку и плащ, нашарил за холодильником свою бамбуковую удочку. Он закрыл дверь дома на замок, из-под скамейки достал ржавую банку. Встряхнув ее, убедился, что на сегодня червей пожалуй хватит. Все необходимое Егорыч собрал в свой старенький рюкзачок, потом выкатил из сарайки велосипед, привязал к нему удочку, глубоко вздохнул, оглядев всю округу. Июльское утро было ясным и тихим. Соседские дома еще «спали», за забором с калиткой тянется большое поле, в стороне слышен звон коровьих колокольчиков. «Верная погодка для карасика» - подумал Егорыч и внутренне поежился от удовольствия. Он вышел за калитку, пару раз оттолкнулся ногой, покатил прочь в сторону озера «Каменное».

***
В подземной вымытой до блеска парковке Геннадий еще раз внимательно проверял содержимое багажника своего джипа Гранд Чероке. Набор удилищ, ящик с оборудованием и сырьем для прикормки, кресло, подсачник, запчасти, садок - все вроде тут. Лодку и мотор сегодня Геннадий решил не брать. Он хлопнул дверцей багажника, сел в салон, но, не успев закрыть дверь, вдруг вспомнил: «черт!». Геннадий закрыл машину, зашел в лифт, нажал кнопку 17.
- Дорогой это ты? Передумал? – донеслось зевотное из спальни.
- Да червей забыл.
На кухне Геннадий на барной стойке обнаружил полбутылки «Джек Дэниэлс». Подумав с полминуты, он махнул рукой, достал маленькую подарочную фляжку и воронку. Теперь полная фляжка оттягивала нагрудный карман жилетки. Геннадий открыл холодильник, вынул несколько упаковок блистеров, запаянных в фольгу разного цвета. Он отломил по половине каждого вида, отчего надпись на фольге «Superbite» разбилась на две – «Super» и «bite». Картинка бренда также разделилась. Сначала это был силуэт рыболова с удилищем, которого поглощает выпрыгнувшая из воды огромная зубастая рыба. Теперь на одних частях были оскаленные пасти, на других – рыболовы.
В лифте он все еще раз прокрутил в голове, перечислил и пересчитал, потом сел в машину открылись автоматические ворота, и джип резво рванул в облитый утренним солнцем город.

***
Егорыч медленно катил вдоль берега большого синего озера, вытянув тощую гусиную шею и внимательно изучая местность. Его велосипед позванивал на каждой кочке и вдруг, миновав несколько берез, Егорыч резко тормознул, шаркнув подошвой резинового сапога о грунтовку. Уныло тянущийся до этого момента однообразный песчаный берег, здесь давал крутой вырез, образовав небольшую бухту, за которой берег заворачивался, становясь круче и заросшее. На самом деле бухта происходила от небольшой речушки, почти ручья, впадающего в озеро. Похоже, здесь была отмель со скатом в глубину. Справа, у ручья берег порос камышом, с левой стороны тянулись  березки, а на темной глади этой заводи распластались сочные листья кувшинок. Ямка без течения с растениями – то что надо, подумал Егорыч. Действительно место для рыбалки было самое подходящее – даже рогатина осталась воткнутой в илисто-глиняный берег, и солнце светило не в глаза, а со спины. Егорыч, прислонил к дереву велосипед, достал из рюкзака и разложил свой стульчик, составил половины бамбуковой удочки и размотал леску с гусиным поплавком, краска на котором давно слезла и выцвела. Затем Егорыч сел, достал из банки и ловко наколол на крючок верткого навозника, которых собирал у себя на участке в компостной гнилой куче. Из червя ту же вышла желто-зеленая, резко пахнущая редькой капля. Егорыч плюнул на него и забросил, а следом швырнул несколько горстей овса. Отряхнув руки, он азартно приковался взором к притонувшему более чем на две трети поплавку. Солнце стало пригревать, полетели мошки и стрекозы, зажужжали в траве шмели. Егорыч с детской улыбкой на своем загорелом, худом, испещренном морщинками лице, с интересом уставился на поплавок, вытянув шею, как будто ожидая какого-то фокуса. Прошло пять минут, потом десять, потом двадцать - кончик поплавка стоял как оловянный солдатик и даже не качнулся. Егорыч однако заметил как в кувшинках пару раз плеснуло: рыба есть, надо подождать. Он закурил.

***
По широкой трассе мчался черный джип Чероке. В салоне гремело радио «Рокс». Геннадий хлопал ладонями по рулю и подпевал: «Смоууук он дэ вооотер, эн фая ин дэ ская…». Мимо проносились еще туманные поля, мелькали домики, коровы, собаки, похмельные деревенские мужики в пиджаках и кепках, ведра с яблоками и картошкой, приземистые сельские продмаги. Навстречу с ревом летели в город фуры, безоблачное небо было рассечено полосой от самолета. Солнце полностью вышло из-за горизонта и светило в левый глаз. Настроение у Геннадия было отличное. Через какое-то время впереди он заметил указатель. Джип сбавил скорость, Геннадий вгляделся в надпись: «поворот на Снигерево 1,5». С этого момента он ехал медленнее, вскоре увидел заветный поворот. Остановившись у него, Геннадий рассматривал карту, водя толстым пальцем. Когда палец уткнулся в голубое вытянутое пятно с надписью оз. Каменное, Геннадий сложил карту, нажал на педаль, лихо повернул руль.

***
Егорыч уже было начал клевать носом, как поплавок дернуло. Он тут же встрепенулся и наклонился к удочке, лежащей у его ног. Поплавок толкнуло еще раз, потом еще… Егорыч осторожно взял удочку, и когда гусинку понесло в сторону, он коротко подсек. Удочка согнулась и задрожала. Но Егорыч со знанием дела вытянул трепыхающуюся рыбку из глубины. Так и есть – карасик. Небольшой, с ладошку, но симпатичный – оценил Егорыч - темно-золотистое высокое тело, тупая морда, спиной плавник парусиком. Он положил рыбу в пакет, завернул его, чтобы несильно трепыхался, поменял червя, забросил вновь. На дальнем залитом солнцем песчаном берегу, как жуки приползали машины, высыпал народ. Там пляж и уже часа через три все будет усижено. В небе будут мелькать точки мячей, будут слышны глухие удары по ним, детские крики и плеск воды. Но тут хорошо, спокойно и никого. Егорыч подкинул еще горсточку овса и снова уставился на поплавок, вытянув шею. Почти сразу стало клевать. Все произошло ровно по той же схеме и карась был один в один что тот – с ладошку и тупым рылом, которое из-за особого недовольного выражение глаз и рта напомнило Егорычу про пираний. Последних он видел в городе дома у сына в аквариуме. Тогда он зачем-то совал туда палец, но пираньи были к нему равнодушны.
Прошло какое-то время. У Егорыча в пакете шелестели уже четыре карасика, как вдруг он услышал звук мотора. Слева, по той же дороге, по которой он подкатил на велосипеде, покачиваясь, из-за холма медленно вырастал огромный джип. Он остановился метрах в десяти от тех берез, мотор заглох, дверь открылась, вышел Геннадий – плечистый короткостриженный крепыш весь в рыбацкой камуфляжной амуниции и тяжелых ботинках на шнуровке. Он подвигал плечами, разминая спину, и осмотрелся. За березками он заметил старика:
- Здорова отец, как дела?
- Да ну…, - махнул Егорыч.
- Поймал чего?
- Да так… карасик…
- Большой?
- Да чего большой… с ладошку…
Геннадий взял с переднего сиденья свою такую же пятнистую шляпу, наподобие ковбойской с загнутыми немного полями по бокам, захлопнул дверь машины, пошел к старику. На шляпе и на левом грудном кармане жилетки был тот же лейбл – силуэт рыбака, пасть рыбы и надпись «Superbite».
- Я вижу ты местный. Слышь, а чего тут поймать можно? – спросил он, выставив ногу вперед и глядя куда-то в строну.
- Тут всяка есть. Плоточка, лещики, язи, жерех, карпы… да все почти…
- А щуки? Судак? – пошмыгал он носом и обвел взглядом другой сектор.
- А как же?! И щуки, и судаки, и окунь, и налимы есть.
- Налимы, говоришь? – произнес Геннадий, зевая, - это хорошо. Ладно отец я сяду тут рядышком. Не против?
- Да какое там… садись, ежели надо.
- Окей…, - он сплюнул, пошел к Джипу.
Открыл багажник, стал все вытаскивать. Несколько пластиковых коробок и маленьких и побольше, складное кресло, удилища и пр. Расположился он метрах в двадцати слева от Егорыча. Там был типичный и однообразный берег озера – постепенный песчаный скат в глубину, пучки тростника и прочей травы, редкие кусты, валуны и бревна.
Первым делом Геннадий разложил камуфляжное кресло с подлокотниками. Его форма позволяла свободно сидеть, чуть откинувшись на спинку, как на шезлонге. Так что было очень удобно. Затем Геннадий достал из чехла сложную конструкцию. Это была тяжелая стальная планка-штатив с четырьмя подставками для удочек. Штатив винтовыми буравами надежно внедрялась глубоко в грунт, обеспечивая устойчивость всей конструкции. Подставки выдвигались на нужную высоту. Потом он открыл пластиковый ящик. Там пакеты с прикормкой, специальной глиной и формочки для изготовления одинаковых порций-шаров. На всем стояли штампы все того же бренда «Superbite». Пластиковые упаковки пестрели изображениями жирных рыб, червей, крючков, всплесков и кусками водных пейзажей. С обратной стороны на всю поверхность полиэтилена была нанесена радостная рожа рыбака в ковбойской, как у Геннадия, шляпе. Шевеля губами, Геннадий еще раз внимательно прочитал инструкцию на рыбаке и пошел с ящиком ближе к воде делать прикорм. Пока он, по-бабьи стоя на коленях, месил в ящике прикорм, постоянно подсыпая то глину (которой, кстати, было вокруг полно) то резко пахнущую ванилином смесь, Егорыч вытянул еще пару карасей, но уже совсем маленьких.
- Ах ты етить твою! – послышалось из-за берез.
- Чего, дед, сошла? – поинтересовался Геннадий, продолжая орудовать мускулистой рукой.
- Шибздики дрючат.
Егорыч попробовал закинуть чуть в сторону к самым кувшинкам. Поплавок застыл как в начале, но Егорыч прикармливать не решился, просто ради интереса. Геннадий тем временем уже налепил больше двух десятков одинаковых, как ядра, прикормочных шаров. Пора браться за основные снасти.
Геннадий расчехлил четыре удилища с яркими поплавками, вставил каждое в ложбину подставки, до упора затянул винтовые крепления. Световые индикаторы на корпусах удилищ пикнули – сообщили о готовности к работе. Затем он из коробки вынул пульт управления - планшетка с плазменным экраном и антенной. Сбоку нажал кнопку «on/off», экран загорелся. Высветилась картинка лэйбла с рыболовом и накрывающей его рыбой, затем появился темно синий фон. На нем под мелодию «Капитан, капитан улыбнитесь» слева на право поплыла мультяшная рыба. Посереди экрана она остановилась, выпустила несколько пузырей, повернула голову в анфас и подмигнула. Из ее рта с пузырями вылетела надпись «Superbite welcomes you!», после чего, помахивая хвостом, рыба уплыла. Далее предлагалось обширное меню, подобно рабочему столу Windows. Геннадий пальцем ткнул на ярлык «Поплавочная удочка», после чего на экране появилась надпись, сообщающая, что обнаружено четыре удилища, и желает ли рыболов использовать все? Геннадий ткнул «Ok» - все четыре, издав жужжащий звук катушек, приспустили поплавки ближе к воде.

*Удилища «Superbite» изготовлены из особого синтетического углепластика, отличающегося легкостью и высокой прочностью. Материал получен в результате многолетней работы ученых-технологов мюнхенского научно-исследовательского института нанополимеров. Удилище имеет более ста колен, что обеспечивает равномерное распределение нагрузки и, в зависимости от выбранной техники лова, возможность менять его длину от 0,6 до 10 метров. Маховая часть, подвижно, наподобие сустава, крепится к основанию удилища. Благодаря этому она менять свое положение под любым углом относительно горизонта. В основании удилище оснащено автоматизированной катушкой-мультипликатором, способной справляться с нагрузками до полутора тонн! Примечательно, что особо прочная нанолеска проходит внутри корпуса удилища, что предотвращает прилипание, запутывание и перехлесты. В зависимости от выбранной на миникомпьютере программы, удилище может работать как простая поплавочная удочка, фидер, спиннинг, бортовая удочка и др.*

Тем временем Егорыч не отрывал взгляда от поплавка, который замер у листа кувшинки. Только что пару раз его качнуло, но продолжения не последовало. Егорыч, убедившись что червь на месте и жало крючка не оголено, перезабросил точно к листу. Через минуту гусинка прыгнула, потом еще, как бы пританцовывая. Полезла наверх. В этот момент Егорыч немедля подсек и вытянул что-то темное и непонятное. В руке он разглядел и удивился:
- Ого!
- Чего там? – спросил Геннадий, не отвлекаясь от экрана пульта.
- Линёк!
- Большой?
- Небольшой, грамм двести. У самых кувшинок взял.
- Поздравляю. – сухо ответил Геннадий.
- Надо же, у меня первый раз попался. А ведь с детства тут рыбачу.
- Все бывает в первый раз.
- Так то да…
- Слушай, отец, а какая здесь глубина?
- Да где как…
- Ну вот на десять метров от берега?
- Там то уже глубоко. Метра четыре будет.
Геннадий выбрал опцию «настройка глубины». Один из поплавков окунулся в воду, на экране появилась схема дна. Из картинки следовало, что глубина составляет 3 метра 76 сантиметров. Дно ровное, пустое. Геннадий решил ловить у дна, набрал вариант три с половиной метра. Удочки вчетвером тихо зажужжали, отмерив необходимое количество лески, при этом на экране появилась соответствующая картинка – свисающие на равном друг от друга расстоянии крючки.

*Поплавок «Superbite» в нижней части корпуса снабжен специальным датчиком, позволяющим оценивать глубину, структуру дна, наличие и плотность косяка рыб. Программируемые катушки «Superbite» самостоятельно отмеряют нужное количество лески, в зависимости от выбранной Вами глубины, а также автономно регулируют длину лески в режимах «насадка», «заброс» и «вывод».*

Пришла пора прикармливать. Геннадий достал специальный пластиковый латок квадратной формы с четырьмя ячейками в виде полусфер. В выемки он положил по ядру прикормки, включил латок, опустил его на воду. На экране он выбрал функцию «Прикорм», после чего замигала надпись «контейнер с прикормкой готов к работе». Затем высветился виртуальный пульт радиоуправления с шестью кнопками «вперед», «назад», «вправо», «влево», «стоп» и «прикорм». И, словно, управляя игрушечным автомобилем Геннадий, по-детски, пародируя голосом движение машины, погнал свой латок к поплавкам:
- Уэээу, уааауу! Дрэу-ндрэу-ндрэу! Уаээу! – увлеченно вопил Геннадий, держа двумя руками пульт с антенной. Егорыч оглянулся и почесал голову.
- Никак кораблики пускаешь?
- Типа того.
Контейнер поочередно подъезжал к поплавкам, останавливался, дно ячейки разверзалось, шар тонул точно вниз. Вскоре на экране в режиме «Дно» у самых крючков лежало по прикормочному шару. Делая крутые виражи, Геннадий пригнал пустой контейнер обратно и выключил.

*Мы знаем как важно для хорошего клева  посылать прикормку максимально близко к наживке. «Superbite» позаботился об этом! Рогатки и насадки на удилища – вчерашний день! Радиоуправляемый суперконтейнер доставит прикорм точно к вашему крючку, оставляя ваших соседей по рыбалке вне конкуренции.*

Геннадий выбрал опцию «Насадка». На экране сразу отразились виртуальные удочки под номерами 1,2,3,4. Он ткнул пальцем в экран на первую и та, т.е. реальная тут же начала жужжать и подниматься. Лески при этом отмоталось ровно столько, сколько нужно было для того, чтобы крючок прилетел прямо в руки. Геннадий поймал крючок, достал из кармана блистер, отломил одну ячейку, снял защитную пленку из фольги. На ладонь упал нежно-розовый червяк.

*Уникальные черви «Superbite» выращены в специальных инкубаторах на основе генной инженерии и современной биотехнологии. По сравнению с привычными видами (дождевой червь, навозник, опарыш), черви «Superbite» отличаются невероятной выносливостью и активностью. Наживка сохраняет живучесть на крючке до 4 часов! Благодаря особому строению его тканей, тело червя крепко сидит на крючке и практически не объедается рыбой, что позволяет на одного червя ловить до 15-20 экземпляров к ряду! Ведущими зарубежными биотехнологами выведено более тридцати сортов червей «Superbite», отличающихся окраской и неповторимым ароматом. Среди рыболовов особую популярность завоевали синтетические ароматы с комбинированной окраской: розово-голубая «клубничная ваниль», черно-желтая «гороховая подгарка» и наиболее известный вариант «плевок рыбака» синего цвета и радужный «тропик+».
Но и это еще не все! Мы рады сообщить Вам, что совсем скоро на рынке появится линейка светящихся червей «Superbite»!*
Геннадий решил попробовать разные насадки. На удочку №1 пошел «фруктовая карамель», на №2 «малиновый йогурт», №3 – «медовый анис», №4 – «морской микс» с запахом креветок и кальмаров. Крючки из особого сплава оснащены. Нажав «Ok» на пульте, удочки одна за другой, слегка взмахнув, пустили поплавки в воду. Геннадий посмотрел на экран в режиме «Дно», потом на реальные поплавки. Облегченно выдохнув, откинулся в кресле. Все было просто прекрасно. Он достал фляжку, выдвинул из-под подлокотника специальную подставку, из которой тут же с щелчком возникла маленькая стопка, налил и одним махом опрокинул содержимое в глотку.
- Хорошо! – с удовольствием произнес он. – слышь отец?
- Ну? – негромко раздалось справа.
- А как тут, с лодки, ловится?
- Рыбачут, - важно протянул Егорыч, - судачка в проводку берут. На ямах окуни крупные попадаются.
- Крупные это какие?
- Ну грамм по восемьсот бывают.
- Нормально…
- Я вот когда?... а! шестого числа приходил, пацаны на яме щуку килограмм ан на пять взяли и окуней таких…
- Погоди! – перебил он старика.
Геннадий отреагировал на сигнал пульта. На экране мигало сообщение «внимание, рядом рыба!». Он включил картинку со дна и увидел как в районе облова пульсируя, перемещается несколько силуэтов рыб. Он поджал нижнюю губу и, щурясь, уставился на реальные поплавки, рука рефлекторно потянулась к удилищу (Геннадий ловил на эту снасть второй раз в жизни). Поплавки стояли спокойно. Он снова уставился на экран, где шел сигнал «возможна поклевка!». В режиме «дно» цифровых рыб стало больше, силуэты наслаивались друг на друга так, что ничего разобрать было нельзя.  Геннадий снова посмотрел на реальные поплавки, они стояли спокойно. Он включил виртуальные и заметил как поплавок №3 пульсировал. Над его изображением также мигала надпись «вероятна поклевка». Геннадий снова бросил взгляд на воду, но там все было по-прежнему спокойно. Вдруг раздался громкий пикающий сигнал и на третьей удочке замигал индикатор, а на экране высветилась крупная надпись «№3 - ПОКЛЕВКА!». Геннадий растерялся, дернулся было к удилищу, но быстро вспомнил - нужно ткнуть на кнопку «Подсечка», что он, несмотря на полное безмолвие реальных поплавков, немедля сделал. Третье удилище совершило короткий взмах - подсечку, и Геннадий сразу, зачем-то с силой, надавил вторую кнопку «Вывод», вызвав на экране плазменные круги из-под подушечки большого пальца. Удилище стало медленно подниматься, с тем же жужжанием подматывая леску. Однако было ясно, что рыбы нет – удилище нисколько не согнулось, а на экране крупно появился грустный смайлик, потом надпись «упс…» под печальный музыкальный фрагмент.
- Черт! – Геннадий шлепнул ладонью о подлокотник,  и, оторвав взгляд от экрана, увидел как один из «реальных» поплавков повело в сторону. Это была снасть №2. Он дернул удилище, но когда понял, что оно надежно закреплено на штативе, снова схватился за пульт. На картинке с четырьмя удилищами он стал нервно тыкать на второе, после чего возникло окно для выбора с двумя вариантами «Подсекать» и «Сменить насадку». Он, матерясь, начал сильно бить пальцем в «Подсекать», но вылезло другое окно «Вы уверены что хотите подсекать без поклевки?».
- Да, бл..! Вон же там клюет!!! – он сильно ткнул в «Ok». И удочка сделала наконец короткий взмах-подсечку, но как и в случае с №3, рыбы не было. Грустный смайлик и «упс…» повторились.
- Что такое, что случилось?  - как бы между прочим спросил Егорыч.
- Сошшла, сука.
- Бывает… - успокаивающе протянул он.
- Чего ты мне трешь!? Поклевки нет! - это испугало Егорыча. Он подумал, что Геннадий ругает его, но когда глянул влево, через ветви берез увидел, что тот орет на экран пульта управления.
- Я же вижу что клюет, а ты мне мозги ...шь бл..!
Третью снасть Геннадий отправил обратно в воду – червь был в полном порядке, а вот на второй, на которой реально клевало, крючок был пуст. Почему? Как? Ведь фирма обещала что червь будет сидеть крепко и его хватит на целое стадо рыб. Геннадий нацепил другого - «пинаколаду», нажал соответствующую команду. Снасть полетела в воду, поплавки замерли, а он, не долго думая, выдвинул подставку с рюмкой.
У Егорыча после линя больше не клевало. Он перезабросил снасть на прежнее место, но там тоже оказалось все тихо. Прикормка почти кончилась и ему ничего не оставалось делать как просто сидеть и ждать. На всякий случай он сделал глубину еще больше и закинул подальше.
Меж тем у Геннадия похоже пошел процесс. Чтобы больше не рисковать, он выбрал самый простой режим на пульте, при котором сообщения о поклевках вообще не выводились, рыболов сам следил за «реальными» поплавками, и, приняв решение подсекать, нажимал лишь кнопки на экране – «Подсечка» и «Вывод».
Гена внимательно уставился на свои яркие поплавки и увидел, как первый качнулся, потом еще и еще раз, резко притонул, выскочил и полностью ушел под воду. В этот момент Геннадий ткнул «Подсечка», зачем-то выбросив корпус и руки с пультом вперед. Удилище четко сработало, и на этот раз рыба была. На экране крупно радовался веселый смайлик, а после замигало «Winner!» под победоносный сигнал. Геннадий облегченно выдохнул:
- Фу… слава Богу… - он взял подсак, опустил в воду и, замерев, стал ждать когда надежно работающая снасть подведет рыбу. Мерное жужжание катушки стало разбавляться звуками всплеска довольно крупной, как сразу понял Геннадий, рыбы. Грамм восемьсот точно есть, определил он. Несмотря на активные и энергичные сопротивления добычи, прочная леска и отлаженная работа всех частей удилища сделали свое дело – жертва в подсачнике.
Перед тем, как снять добычу с крючка, он опешил. Он понял, что не может сразу определить рыбу. В целом это было похоже на крупную плотву или на леща. Что-то между… Геннадий глянул на поплавки – шел активный клев и он ударил подушечкой пальца в правый верхний угол экрана. Клев тут же прекратился.
 
*Бывают ситуации, когда Вам необходимо на короткое время прервать сеанс «Superbite». Для этого специально предусмотрена опция «Кыш!». Суть ее заключается в том, что поплавок начинает подавать неприятные сигналы для рыбы, моментально отпугивая ее. Внимание, излучение поплавка абсолютно безвредно для здоровья рыб и людей!*

Теперь можно внимательнее разглядеть трофей. Геннадий распластал в руках рыбу – в длину сантиметров тридцать пять, тело высокое, как у леща, но белое как у плотвы или уклейки. Рот прямой, морда тоже плотвиная, глаза желтые, плавники красные, чешуя крупная. Хоть и красные плавники, но это точно не красноперка, потому что у той рожа наверх смотрит и тело золотистое. А эта белая… может это жерех? Да нет, жерех не такой, это вон какая высокотелая, да и рот не хищный. Маловат рот для жереха! Странно… Но это точно не лещ. У леща морда более вытянутая, плавники серые, темно золотистый отлив. Может голавль или язь? Опять же те вытянутые, вальковатые, а эта широкая и площе. Но не карась точно. Тот вообще круглый и плавники у того серые. Черт знает что!
Геннадий вполне трезво осознавал свою некомпетентность в тонких ихтиологических вопросах, и, чтобы не заморачиваться, решил так - эта рыба, которая что-то между лещом и плотвой, наверное гибрид. Всякое ведь в природе бывает?
Он бросил гибрида в приготовленный садок, поправил червя и хотел взять пульт, но оказалось, что тот упал с колен в траву, пока он возился с рыбой. Подняв пульт, он удивился – на экране была только одна удочка, а внизу кнопка «Заброс». «Наверное, при подготовке к забросу на экране отображается удочка, которую наживляешь» - подумал он и нажал кнопку. И тут почему-то удилище начало медленно раскачиваться взад-вперед, разгоняя со свистом поплавок. Потом движения стали быстрее и энергичнее по дугообразной и круговой траектории, отчего крючок чуть не цепанул за ухо Гену, находящегося в состоянии полной растерянности и замешательства. Удилище как живое вытанцовывало па и пируэты, с жутким воем рассекая воздух, и заставляя несчастного Геннадия закрываться и уворачиваться то от него, то от тяжелого поплавка с датчиками. Егорыч, поняв, что происходит что-то странное, вскочил с места и подбежал, спрятавшись за березой, выпучив от удивления глаза:
- Ох, мать моя женщина, прости меня господи и помилуй…, - Егорыч быстро перекрестился, хотя верующим себя никогда не считал. Удилище так размашисто вертелось и летало над Геной, что тот, закрываясь и пригибая голову, не мог прийти в себя и остановить чудовищную программу. Он стал беспорядочно давить на экран, но удилище, отмахавшись и разогнав леску по запутанной траектории до огромных скоростей, сильно изогнулось назад и со всей дури швырнуло снасть далеко в воду. Послышался резкий звук рвущейся листвы. Оба поняли, что крючок зацепился за ветви стоящего позади дерева, а когда они разом глянули на воду, то стало ясно, что снасть оборвана - поплавок слетел с лески в воду метров на тридцать, а крючок застрял где-то в ветвях.

*Невероятно, но благодаря шарнирному механизму, удилище «Superbite» может  работать как нахлыстовое удилище! Выбрав на миникомпьютере соответствующий режим, программа запустит сложный алгоритм маховых движений, разработанный с участием чемпионов и экс-чемпионов мира по нахлысту. Теперь нужно всего лишь нажать кнопку, чтобы придать нужный импульс и скорость для заброса мушки  на расстояние до 40 метров! Даже если Вы новичок, Вам ничего не стоит поймать самого крупного хариуса или форель, а опытные мастера пускай завидуют Вам!                Мы рады сообщить, что компания «Superbite» заботится о Вашем здоровье – дистанционная система управления удилищем избавит Вас от необходимости часами стоять в холодной реке. Невероятно! Вы можете теперь ловить, даже не выходя из своего авто!*

Стало вдруг непривычно тихо.
- Ой ёптеть! Что это было? – остолбенев, спросил Егорыч.
- А это, деда, новые компьютерные нанотехнологии в современном рыболовстве! – Геннадий скорчил идиотскую рожу и развел руки в сторону.
- Иш ты… дорогой поплавок-то был?
- Да хрен с ним, - отрезал он, отвинчивая колпачок на фляжке. – Видал, какую я рыбину вытащил? Ты кстати не знаешь кто это?
Они подошли к садку, и Егорыч озадачился.
- М-да-а… большая…. я такой тута еще не видал. Так то вроде на плотку похожа, но уж больно широка. Ну и не лещик. Лещик другой.
- Сам знаю что другой, может гибрид? – предположил Гена, завинчивая.
- А шут его знает…
Когда Егорыч ушел к себе, Геннадий понял, что автоматически только что на первой удочке сработала программа «Нахлыст», которая каким-то образом включилась сама, пока он возился с гибридом. Так или иначе, нужно было ремонтировать снасть. В многоярусном пластиковом ящике, в секции для поплавков он выбрал схожий по весу и форме, но менее яркий. Перевязав снасть, он на всякий случай решил перезагрузить систему, подозревая какой-то сбой в ее работе.
Снова на экране проплыла рыбка, снова появилось меню, Геннадий выбрал программу «Поплавочная удочка».
- У тебя клюет! – послышался голос Егорыча.
- А, черт. – Геннадий увидел колебания второго поплавка и ткнул команду «Кыш!» в правом верхнем углу экрана. Все разом затихло. Он уставился в экран. Однако компьютер распознавал готовые к работе только три удочки, первая, перевязанная, не реагировала на команды. Выбрав опцию «свойства» на №1 возникла надпись: «Некорректная оснастка» с сигналом тревоги «О-о!». Когда Геннадий решил уточнить в чем дело, нажав «Подробнее…», появилось другое окно: «пожалуйста, установите поплавок «Superbite» на удилище №1».

*Компания  «Superbite» приветствует Вас! Наша корпорация является ведущей в мировой рыболовной индустрии. Мы производим любые снасти и все необходимое для различных видов рыбной ловли и активного отдыха. Продукция «Superbite» отличается высокой надежностью и простотой в работе, и создана с использованием новейших сверхточных цифровых и нано технологий.
С нами рыбалка стала доступней! Мы не ищем клиентов, мы ищем друзей - стань партнером «Superbite»! Рыбачьте с нами, и мы гарантируем Вам незабываемый улов!*

- Тьфу! – разозлился Геннадий и стал опять шарить в ящике для запасных снастей. Не отыскав ни одного поплавка «Superbite», он вдруг вспомнил, как месяца два назад к нему заезжал приятель и просил одолжить снастей, чтобы было чем заняться с корешами, кроме телок и бухалова на туристической базе. Геннадий поставил перед ним этот ящик, сказав «бери чего надо». Тот и схватил новую упаковку супербайтов, другого по мелочи, и до сих пор ничего не вернул. Геннадий с грустью посмотрел на стоящий чуть дальше своих привязанных собратьев оторванный поплавок. А потом плюнул, снял жилетку, футболку, бриджи, скинул башмаки, шагнул в воду и после нескольких шагов лег всей массивной тушей на гладкую поверхность, загребая руками.
- Искупаться решили? – поинтересовался Егорыч.
- Ага, жарко сегодня.
Проплывая мимо своих трех поплавков, Геннадий внезапно ощутил неприятное чувство горечи и мрачной тоски, но проплыв дальше, оно сразу исчезло. Это «Кыш» - догадался он. Схватив оторванный поплавок, он повернул и теперь нарочно остановился в зоне облова, болтая внизу ногами. Гадкое чувство появилось снова, даже подташнивать стало. Гена немедленно занырнул и побыстрее двинулся к берегу.
Через десять минут все 4 удочки находились в горизонтальном рабочем состоянии, в руках у Геннадия был пульт. На этот раз он заблокировал работу лишних программ, установив пароли. Он оставил все по минимуму – рабочими остались только кнопки «подсечка» и «вывод». Но клева не было. «Кыш!» уже давно был выключен, может прикормка? Геннадий вышел на режим дна и увидел, что все шары давно рассыпались или  просто съедены – дно было ровное. Ему пришлось снова запускать контейнер с шарами, на всякий случай он проверил всех червей – кроме второй удочки все черви были на месте. Он нацепил более дорогой вариант «тропик+» на №2 и пустил насадку к остальным. Минут через пять около прикормленного дна стала собираться рыба, это было видно по картинке. Геннадий сжал пульт и с трепетом в душе уставился на поплавки.
На этот раз все пошло как по маслу, сходов и пустых подсечек почти не было. Одна за другой подсекались и вываживались точь-в-точь такие же гибриды, как и первый. Все были, как снаряды, одного размера, одной массы, одинакового окраса и формы. Лишь на вторую удочку почему-то попадались особи сантиметров на пять больше, чем остальные гибриды. Геннадий сразу понял в чем дело и поставил на все удочки дорогую насадку «Тропик+». Теперь шли только килограммовые гибриды. Черви висели крепко – их даже не надо было подправлять. Пока одна удочка подтаскивала гибрида к садку Геннадия, другая уже подсекала, на третьей начиналась поклевка, а четвертая отправляла крючок с насадкой обратно в воду. Геннадий лишь успевал снимать рыбу и бросать ее в садок. Вся система работала слаженно как часовой механизм. Издалека это чем-то напоминало лапу птеродактиля без кожных перепонок, поочередно поигрывающую четырьмя тонкими и длинными пальцами. Жужжание катушек успокаивало, надежная работа всей конструкции наполняла душу уверенностью и счастьем. Геннадий отлично приспособился – чтобы пульт больше не падал, он закрепил его на подставке для рюмки. Пальцем правой руки он давил на «подсечку», затем на «вывод». Левая рука держала подсак, и ему оставалось лишь снять с крючка гибрида и бросить его в садок. Это не мешало ему быстро нажать нужную кнопку, если в момент снятия гибрида с крючка, были заняты обе руки. Однако, когда количество рыб перевалило за тридцать и садок заметно раздуло, Геннадий подумал, что пора бы изобрести такую систему, чтобы гибриды каким-то образом сами соскакивали с крючка и что-то заставляло их отваливать в садок.
Егорыч же за все это время вытащил лишь некрупного окушка и все чаще поглядывал на чудо конвейер Геннадия, удивляясь тому, как дико он отстал от жизни. «Старый черт», - думал про себя Егорыч, - «прожил всю жизнь в этой глуши, а мир-то как шагнул! Даже рыб таких никогда не видел, хоть и ловлю с малолетства в этом озере и многого насмотрелся. Столько возможностей упущено! А мир так огромен и удивителен! Сколько всего можно было повидать...» - он стал сматывать свою удочку и собираться домой, - «все-таки шесть карасиков, линек да окунь лучше, чем ничего. Куда уж нам старикам-то? Это вот молодежь пускай ловит, раз умеет. Вон какую машину изобрели! А мы – всё. Отбили чечетку…».
Егорыч положил стульчик, банки и рыбу в рюкзак, взял велосипед и подошел к Геннадию попрощаться.
- А я смотрю, у вас бойко идет.
Геннадий с трудом повернулся, не отрываясь от процесса полностью:
- Ага, представляете, одни гибриды, как по конвейеру! И все одного… - он повернулся обратно, нажал кнопку и скинул очередного гибрида в садок, потом снова с трудом повернул голову к старику, - все, говорю, одного размера и формы. Такое разве бывает?
- Мож бывает…, - произнес Егорыч, как-то задумчиво вглядываясь в даль, - ладно пора мне. Успехов Вам!
- Да ты погоди!
- Ну чаво?
- Да хоть рыбки-то возьми. Видишь сколько?
- Да ну… - Егорыч махнул рукой и сел на велосипед.
Удочки мерно, подобно тому как проходит волна болельщиков на футболе, работали, поднимаясь и опускаясь поочередно, а Геннадий стал понимать, что еще чуть-чуть и садок разорвет. Да и увезти он столько не сможет. Куда ему? Он тут же опомнился и остановил систему, нажав на паузу. Удочки замерли, несмотря на продолжающиеся поклевки. На одной у берега шлепала о воду не снятая с крючка рыба. Геннадий снял последнюю, выбрал «Выход». Программа спросила, действительно ли он желает завершить сеанс «Superbite».
- Давай уже вырубайся! – Он нажал «Да», поднятые удочки опустились, и снова как по команде зажужжали катушки, поплавки подтянулись к кончикам удилищ. Затем стали складываться сами удилища. Геннадию осталось лишь отсоединить их от подставок, собрать все в ящики и уложить в багажник. А что с гибридами делать?
Больше половины Геннадию пришлось выпустить. Осталось штук двадцать. «Морозилка большая, плюс подвялить, плюс матери, да и тёще можно отвалить. Нормально, раскидаем как-нибудь…» - думал Геннадий. Он скоро упаковал все, захлопнул багажник и посмотрел на часы. Время было еще детское всего-то полтретьего, но рыбачить Геннадий больше не хотел. Он, скинул шляпу, жилетку и сел за руль. Из дверцы достал полотенце, вытер пот со лба, потом похлебал теплой воды из пластиковой бутылки, бросил ее на заднее сиденье, завел мотор.
- Уффф! – выдохнул он, - делааа…
Чтобы развеется он включил радио полегче – «Кекс FM». На весь салон бл**дским голоском запела И.Салтыкова «эти глазки, эти голубые глазки, эти ласки, эти неземные ласки…»
- Нормально. – сказал Геннадий, надавил на педаль, джип резко вывернул на грунтовку.

Эпилог
Вечерело. Сильнее в траве стали стрекотать сверчки, с дворов потянуло теплой  смесью парного молока и навоза. На веранде Егорыч с соседом Женькой приговаривал вторую чекушку. На столе вареная колбаса, сыр, хлеб, свежие огурцы, пучок зеленого лука. Егорыч, подперев рукой подбородок, через стекло веранды задумчиво смотрел на залитые закатом рыжие поля:
- Столько лет живу, и такого даже представить не мог…
Бородатый Женька, навалившись локтями на стол, покачиваясь, пристально посмотрел бессмысленными и отупевшими глазами куда-то в район груди Егорыча:
- Егорыч, ты войну прошел?
- Мальцом...
- И я прошел. А в партии был?
- Был.
- И я был.
- А сыновья то выросли?
- Слава Богу внуки уж есть.
- А вот у меня нет. – Женька треснул кулаком о столешницу, вилки зазвенели.
- Ну и что? – повернул к нему худое лицо Егорыч.
- А то, Егорыч, ибо ты обижен что мир не видал, а я, что нет никого. Один я. Понимаешь? Как хрен собачий один! И разные у нас с тобой позиции на этот счет.
Женька налил еще и, не чокаясь, махом выпил.
***
В сорока шести километрах от дома Егорыча, в высотке, в огромной квартире на семнадцатом этаже, в зале перед широкой плазменной панелью на роскошном кожаном диване с банкой пива в руке после ванной в халате развалился уставший Геннадий. На экране мелькал какой-то жуткий боевик с прыгающими и летающими гигантскими насекомыми или роботами. Ему было все равно. Взрывы и стрельба давно стали привычны, и не было без них того покойного в доме уюта, когда угрозы и опасности там в экране, а тут тепло, жена на кухне что-то стряпает, пиво прохладное в руке, халат махровый, завтра выходной. Да и вообще все по большому счету – зашебись! Так что мочите друг дружку виртуальные монстры и роботы! Вас для того и придумали, чтобы негатив на себя оттягивать.
Примерно такой поток протекал в полудремном сознании Геннадия. Уже потянуло жареной рыбой. Геннадий очнулся, переключил на футбол, отхлебнул из банки. И вдруг из кухни через шкварчание сковородки послышалось:
- Гена!
- Ну что еще? – очнулся он.
- Ген, а Гена! Иди скорее сюда!
Геннадий поставил банку на журнальный столик, нашарил ногами огромные пушистые тапочки и поспешил на кухню.
- Ты погляди, что это такое?
- Чего еще?
Жанна стояла у стола, на котором лежал свежий гибрид.
- Я только сейчас у них заметила!
Она осторожно оттопырила спиной плавник гибрида так, что он весь раскрылся как веер. На нем явно выделялись какие-то перламутровые знаки. Очень красивые. Они переливались как жемчуг всеми цветами радуги. Наклонившись и присмотревшись, Геннадий понял, что это были латинские буквы. Он стал по буквам в слух читать:
- С - у – п – е – р – б - а - й – т






Октябрь, 2013


Рецензии
Как рыбак читал, а потому показалось странным, что Егорыч как бы впервые выбирал место для ловли, хорошо зная озеро. Ну и никогда не слышал о том, что судака можно брать в проводку. Читать было интересно. Удачи!

Андрей Пучков   30.10.2018 13:00     Заявить о нарушении
Большое спасибо за рецензию!
Попробую кое-что разъяснить.
Я тоже рыбак. Но чудо рыбалки заключается как раз в том, что хоть знай ты место, хоть не знай.. но как там все происходит под водой - это необъяснимо и никогда таковым не станет. Это-то и притягивает в рыбалке настоящих рыбаков. Тут что-то магическое. А ежели все понятно и по технологии - то это уже не рыбалка, а промысел.
Теперь на счет проводки.
Вот тут я увидел в Вас рыбака. Я не придавал значения слову "проводка" - тут моя ошибка, наверное, и за это Вам огромное спасибо. Я имел в виду тот способ ловли, когда медленно тащишь придонную насадку (блесна, твистер и пр.) с подергиваньем.
Есть еще один момент - проводка - это запускание поплавочной снасти по течению реки. Но я просто не знаю как первый момент называется правильно.
Ты проводишь снасть по дну (а судак, он не только хищник, он может взять и всякое придонное дело - червя большого, например), покручивая катушку. Слово "проводишь" у меня и ассоциируется со словом "проводка".
Еще раз спасибо за отзыв
С уважением, Павел.

Павел Гуричев   30.10.2018 22:44   Заявить о нарушении
Озадачили, Павел. Ведь действительно это действие спиннингом-тоже проводка. Иногда применяют термин анимация. Но никогда, правда, не говорят про спиннинговые движения именно "в проводку". На проводку, проводкой, с помощью такой то проводки и тому подобное, а " в проводку" именно о способе поплавковой ловли, для которой ведь необходимо наличие течения, которое на озерах - редкость. Вы правы, заядлые рыбаки могут обсуждать проблемы связанные с рыбалкой бесконечно.
Самое главное для меня - интерес, побуждающий прочитать работу до конца с определенной долей сопереживания. Вам это удалось.
Удачи и новых читателей!

Андрей Пучков   31.10.2018 11:13   Заявить о нарушении
Спасибо Вам за добрый ответ! Я прочту из Вашего творчества с удовольствием.
А ежели на счет рыбалки - то, как говорится, ни хвоста и ни чешуйки!
С уважением, Павел.

Павел Гуричев   31.10.2018 23:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.