Иностранцы в России

                Иностранец!
                А от этих иностранцев всего можно ожидать...
                Булгаков М.А. Мастер и Маргарита.

Военная элита.

В русской армии с давних пор существовали иностранные части, т.е. укомплектованные выходцами из Европы.

Нанимать иностранцев на военную службу в Московском государстве начали еще при Иване III. Они обычно служили пушкарями.

Уже в 1630 году, то есть при Михаиле Федоровиче, наймом в русскую армию иностранных офицеров занимались два полковника - Лесли (явно шотландец) и Фандам (видимо, Ван Дамм, голландец). Они же занимались муштрой.

Через два года (во время войны с Польшей) у России было уже 6 пехотных полков иноземного строя.
В 1647 году было отпечатано составленное по западным образцам военное руководство «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». Это был первый пехотный русский устав.

Характерно, что государственное учреждение, ведавшее всеми офицерскими кадрами Русского царства, носило название Иноземский приказ, что свидетельствует о первоначальном источнике пополнения этих кадров.

Тем не менее, подавляющее большинство офицеров к концу XVII в. было русскими (в 1695 г. в кадрах Иноземского приказа на 178 иноземцев приходилось 1129 русских офицеров. Поэтому во время Великого посольства Петра 1698 г. было нанято более 700 иностранных офицеров. К началу Северной войны со шведами (1701 г.) иностранцы уже составляли треть офицерского корпуса России. Причем иностранцы на царской службе получали больше, чем их русские коллеги.

Во второй половине XVII в. увеличение числа полков «иноземного строя» (так, при Федоре Алексеевиче насчитывалось уже 48 солдатских и 26 рейтарских и копейных полков) привело и к появлению генеральских чинов.
Звание генерала впервые встречается в сборниках документов XVII в. в 1655 г. Его носил вышеупомянутый Абрам Лесли.
Первый генерал-поручик Томас Далиель упоминается в 1659 г.
А в 1661 г. в документах уже фигурирует генерал-майор Виллион Дромонд. Как видно, военные чины, завезенные в Россию с Запада, имели тогда одни иностранцы.
Лишь в 1667 г. был удостоен звания генерала первый русский человек - Аггей Алексеевич Шепелев, полковник 1-го выборного Московского солдатского полка.

Генералы и бригадиры Петра I - англичане Огилви, Алларт, французы Рене, Вильнев-Тротт, Кайо, де Бразе, немцы Гинтер, Галларт, Денсберг, Боур, Остен, обер-камергер Беркгольц, Вейде, полковник фон Дельден.

Военные инженеры французы де Колонж, Лепино, Кулон.

Особенно известно имя Ламбера, он помогал Петру выбрать место для строительства Петербурга, чертил план Петропавловской крепости, командовал осадой Ниеншанца, вербовал для России военных специалистов.
Сент-Илер учил будущих русских мареманов в Морском корпусе.

В 1733 г. из 114 высших офицеров 37 были иностранцами, среди которых преобладали шотландцы, французы, немцы, шведы и поляки.

В 1762 г. 41% из 401 высших офицеров были нерусскими, 124 из них немцы и прибалтийские немцы. Выходцы из Пруссии, Курляндии, Лифляндии обычно были исполнительными служаками и исправно делали карьеру на императорской службе.

Вот одна из стандартных историй пришлого дворянского рода. Известен в России баронский род, происходящий от Иоанна Оффенбергера, наместника Штирии, бывшего послом императора Максимилиана II к Ивану Грозному. Сын его Лоренц Оффенберг поселился в Лифляндии, Федор Петрович Оффенберг (1789-1856) был членом генерал-аудиториата, а его брат Иван (1791-1870), член военного совета, состоял при особе императора Александра II. Барон Александр Федорович Оффенберг (род. в 1835 г.) состоял генерал-лейтенантом и начальником 2-й армейской кавалерийской дивизии. Род Оффенбергов внесен в дворянский матрикул Курляндской губ. и в VI ч. род. кн. Витебской губ.

Указ Петра Великого от 1721 г. давал иноземцам право обзаводиться земельными владениями, поместьями путем принесения присяги на «подданство Российскому Государю». Крещение в православную веру при этом было необязательным. Но уже указ сената от 27 августа 1747 г. «О клятвенном обещании иностранцев, желающих присягать на вечное подданство России» в текст присяги ввел момент вечности: «Аз нижепоименованный, бывший поданный, обещаюсь и клянусь Всемогущему Богу, что я Всепресветлейшей… Государыне… хощу верным, добрым и послушным рабом и вечно подданным с моею фамилией быть и никуда… за границу не отъезжать и в чужестранную службу не вступать».
Текст этот оставался неизменным и в последующих указах: от 8 марта 1762 г. и 6 июля 1793 г. Согласно указам от 12 декабря 1796 г. и 18 апреля 1801 г., присягающий обещал, не называя себя рабом, «верным, добрым, послушным и вечно подданным с моею фамилией быть». Текст этот, в конечном счете, перешёл и в имперский Свод законов.

Полководцы. Родоначальник Суворовых - Сувор прибыл из Швеции в XVII веке. Сын армянки и шведа Александр Васильевич Суворов часто повторял: "Горжусь, что я россиянин!" Подражавших французам в выговоре и ухватках любил спрашивать: "Давно ли изволили получать письма из Парижа от родных?"

Основатель рода Кутузовых-Голенищевых «Гавриил из прусс» - приехал в Новгород в княжение Александра Невского в XIII веке.

Были ли обузой для России погибший в Бородинском сражении грузин князь Багратион и шотландец Михаил Барклай-де Толли?
Неужели должны мы быть неблагодарны к заслугам Барклая де Толли, потому что Кутузов велик? А. С. Пушкин. Объяснение.

Все они служили российской империи, руководя ее армиями, - генерал-фельдмаршалы Ольмт, Сакен, Миних, Барятинский, Рольо, Альбрехт, Витгенштейн (с именем которого связаны присоединение Молдавии и Валахии, взятие Варны), Дибич-Забалканский, Гурко-Ромейко, главнокомандующие русской армией как проигравший Фридландскую битву Беннигсен, так и прославившийся победами в войнах с Персией Паскевич.

Очень разные были они, эти русские генералы и офицеры - шотландец Павел Менезиус, служивший еще Алексею Михайловичу, генерал-аншеф главнокомандующий граф Фермор, громивший вместе с Салтыковым Фридриха Второго под Цорндорфом, генерал Жомини - француз, военный инженер Опперман - немец.
Генерал-инженер Петр Сухтелен перешел на русскую службу из голландской, был создателем русского Генерального штаба и инженерной военной службы, участвовал в шведской и польской войнах, воевал в 1805-1807 гг. против наполеоновских войск, служил послом в Стокгольме, и удостоился графского достоинства.

Ирландец Юрий Юрьевич Броун на русскую службу поступил при императрице Анне, участвовал в обороне Азова и штурме Очакова, воевал со шведами, турками и немцами, и дослужился до звания генерал-аншефа русской армии, присвоенного ему указом императрицы Елизаветы, и умер на посту рижского генерал-губернатора уже при Екатерине Великой.

Скромно и со вкусом служил, ставший по царскому указу генералиссимусом русских войск, герцог Антон-Ульрих Брауншвейг-Беверн-Люненбургский, отец императора Иоанна Антоновича.

Были среди генералов и другие заезжие аристократы - например, русским генералом был принц Евгений Вюртембергский, командующим Действующим корпусом на Кавказе князь Бебутов.

Были генералы-умницы: историк казачества, военный инженер Ригельман («Летописное повествование о Малой России, ее народе и казаках вообще»).
Полковником русской армии был в 1812-1814 годах и удостоен был золотого оружия начальник штаба русско-немецкого легиона, сражавшегося с Наполеоном, теоретик военного искусства Карл Клаузевиц.
Генерал-лейтенант Вернандер был начальником Главного военно-инженерного управления.
Генерал-лейтенант Модест Богданович известен как военный историк и профессор, видным теоретиком военного дела являлся выходец из Гессена генерал барон Николай Медем, (из другой - графской - ветви Медемов вышли русские посланники в Вене, Персии и Бразилии).
Генерал Шанявский подарил Москве первый Народный университет (одним из слушателей историко-философского факультета этого университета был Сергей Есенин).
Генерал Михайловский-Данилевский - крупный военный историк.
Генерал от инфантерии Михневич руководил Академией Генштаба, потом был начальником Генштаба, а с 1918 года служил в Красной армии.

Были среди иноземцев истинные герои.
Генерал-майор Иван Келен, который придя на русскую службу в 1702 прославился в 1708 году тем, что командовал гарнизоном Полтавской крепости, выдержавшей 4-месячную осаду шведской армии во главе с Карлом Двенадцатым.
Свой вклад в военную славу России внесли генерал-аншеф князь Юсупов, ирландец Ласси, главнокомандующий войсками на Кавказе грузин Цицианов (князь, российский генерал от инфантерии, руководил присоединением к России Имеретии, Мегрелии, Гянджинского, Карабахского и Ширванского ханств. Убит при переговорах с бакинским ханом азербайджанским фанатиком), герои Кавказской войны друг Пушкина Данзас, осетин Баратов и генерал артиллерии Ахвердов, командовал полком и был прекрасным поэтом Чавчавадзе (на его дочери женат был Грибоедов).

Командовали корпусами во время итальянского похода Суворова Розенберг и Римский-Корсаков, вошли в историю два генерала Гурко - дед, участник войны с Наполеоном, и внук, командующий сначала дивизией, а затем всем Западным фронтом в 1917 году, - оба Владимиры Иосифовичи.

Гурко (Ромейко-Гурко) Иосиф Владимирович (1828-1901) русский военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал. Один из главных действующих лиц русско-турецкой войны 1877-1878. В 1879 назначен помощником главнокомандующего войсками гвардии и Санкт-Петербурского военного округа. В 1879-1880 гг. был временным генерал-губернатором Санкт-Петербурга, а в 1882-1883 гг. временным одесским генерал-губернатором и командующим войсками Одесского военного округа. Далее варшавский генерал-губернатор и командующий войсками Варшавского военного округа. В 1894 г. ушел в отставку.

Вейсман фон Вейсенштейн, Отто-Адольф - «один из отличнейших русских генералов» - указывает словарь Брокгауза и Ефрона. Он происходил из лифляндской дворянской фамилии; участвовал в русско-прусской 7-летней войне, в сражениях при Гросс-Егерндорфе и при Цорндорфе. Поступив со своим Белозерским пехотным полком в армию князя Голицына, участвовал во всех важнейших действиях турецкой кампании 1769 г., отличился при истреблении 9-тысячного турецкого корпуса на левом берегу Днестра. В ноябре 1770 г. В., переправившись с небольшим отрядом через Дунай, неожиданно появился у крепости Исакчи, откуда турки, пораженные паникою, бежали в Бабадаг. Кампания 1771 г. открылась его же действиями: 23 марта, переправившись через Дунай, он вытеснил турок из Тульчи, 14 апреля истребил в Исакче значительные магазины и захватил всю артиллерию, а 19 мая одержал победу под Тульчею. 20 октября под Тульчею вновь рассеял турецкие войска, взорвал укрепления, а затем, быстро появившись у Бабадага, заставил верховного визиря бежать оттуда; затем ударил на Исакчу, взял и разрушил ее, захватив 179 орудий. В кампанию 1773 г. первым переправился через Дунай и 7 июля разбил 10-тысячный турецкий корпус при Гурдабале (30 вер. ниже Силистрии), чем очистил переправу для главной армии. 24 июля, по приказанию главнокомандующего, атаковал армию сераскира, расположенную в почти недоступной позиции, у деревни Кучук-Кайнарджи, но здесь был убит. Смерть Вейсмана была предметом искреннего сожаления всей армии. Суворов всегда отзывался о нем, как об одном из величайших генералов века Екатерины. В переписке своей, говоря о делах Румянцевской кампании, он писал: "Вейсмана не стало - я остался один".

Генерал Гейсмар, командуя 4-тысячным отрядом, наголову разбивает при Бэйлешти 36-тысячную турецкую армию - это была одна из самых крупных побед в войне 1828-1829 гг., а затем захватывает Бухарест.
Черногорец Федор Миркович командует войсками, громя турка в Валахии.
Пройдя русско-турецкую войну, командовал войсками в Заилийском крае, а затем пехотными дивизиями генерал-майор Циммерман.
Отличился в болгарской кампании генерал от инфантерии Федор Радецкий, оборонявший от турок Шипку.
Орденом Владимира за подвиги был награжден генерал от артиллерии Петр Мелиссино.

Паскевич Иван Федорович (1782 1856) князь, русский военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал. Участник русско-турецкой войны 1806-1812 годов, Отечественной войны 1812 и заграничных походов 1813-1815 гг. С 1827 г. управлял Кавказским краем и был главнокомандующим русскими войсками на Кавказе во время русско-персидской (1826-1828) и русско-турецкой (1828-1829) войн. В 1831 г. назначен командовать русскими войсками по подавлению польского восстания 1830-1831 гг. Затем был наместником Царства Польского. Командовал русской армией в Венгерском походе 1848 г. и в начале Крымской войны 1853-1856 гг.

Миних Бурхард Кристоф (1683-1767) граф, русский военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал. Выходец из Ольденбурга, на русской службе с 1721. При Императрице Анне Иоанновне был президентом Военной коллегии. Командовал русскими войсками в русско-турецкой войне в 1735-1739. В 1741 сослан в ссылку Императрицей Елизаветой Петровной. Возвращен Императором Петром III в 1762 г.

Гернельман Сергей Константинович (1853-1910) русский военный деятель, генерал от инфантерии. Участник русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и русско-японской войны. С 1906 г. командующий войсками Московского военного округа, а с 1909 командующий войсками Виленского военного округа. Автор книг Нравственный элемент под Севастополем (1897), Нравственный элемент в руках Суворова (1900), Нравственный элемент в руках М. Д. Скобелева (1902).

Мищенко Павел Иванович (1853 - после 1917) русский военный деятель, генерал-адъютант, генерал от артиллерии. Участник русско-турецкой войны 1877-1878, кампаний в Средней Азии в 1880-1881, в Китае в 1900-1901, русско-японской войны. В 1908-1909 командующий войсками Туркестанского военного округа и наказной атаман Донского войска. Во время Первой мировой войны командовал 2-м Кавказским корпусом (1914), 31-м армейским корпусом (1915-1917).

Геройски воевали участники французских кампаний 1812-1814 годов генерал-майоры Данненберг и Липранди (впоследствии был чиновником по особым поручениям при министре иностранных дел и занимался историей), Остерман-Толстой, отличившийся в завоевании Средней Азии чеченец Алиханов, в Крымскую войну стали организаторами обороны Одессы - Остен-Сакен, Севастополя - Тотлебен. Все эти имена вошли в историю русской армии, в историю России.

Но были среди пришлых вояк также трусы и невежи. Позорно отдал Нарву в начале Северной войны командующий русскими войсками герцог де Кроа.
Во время новой войны со шведами, имея численный перевес, предательски сдал Балтийский порт его комендант полковник Роберти (Екатерина злилась: «Что же он спас, хочу знать? Себя только? Русский этого не сделал бы»), а военный советник Александра I пруссак генерал Карл Фуле, благодаря Льву Толстому, «прославился» разработкой плана развертывания русских армий против войск Наполеона на западной границе: «Ди ерсте колонне марширт, ди цвайте колонне марширт».

Состоял одно время в русской службе Мюнхгаузен Карл-Фридрих-Иероним (1720-1797), знаменитый писатель; прославился краснобайством и преувеличениями, доходя до художественности в лганье. Байки Мюнхгаузена, а отчасти приписываемые ему баснословные приключения, позаимствованные из "Facetien" Бебеля, "Delicia academica" Ланге и т. д., послужили к созданию цикла Мюнхгаузиад писателем А. Распе.

Генерал-поручик П. Мансуров усмирял крестьянские бунты, был сенатором.

Генерал Траубенберг был убит в 1771 г. яикскими казаками за то, что брил бороды рекрутам в казачий легион (а уральские казаки были раскольниками и бородами своими очень дорожили). Именно убийство Траубенберга стало затравкой к пугачевскому бунту: карательная экспедиция генерала Федора Фреймана перепорола столько народа, что порох возмущения был готов к взрыву. Против Пугачева поначалу выступили оренбургский губернатор Рейнсдорп и командовавший в 1773 г. войсками в Казанской и Оренбургской губерниях генерал-майор Василий Кар, действия которых привели не к усмирению, но к усилению мятежа.
Второй карательной экспедицией против Пугачева командовали генерал-поручик Иван Деколонг и подполковник Иван Михельсон. На "совершенное истребление скопища и... поимку оного изверга"... под командой графа П.И. Панина были отправлены генерал-майор Чорба, полковник Дрезиц, подполковник Иван Михельсон, который привез Пугачева в 1774 г. в клетке в Москву и стал генералом от кавалерии. Другими карательными отрядами командовали Суворов-Рымникский, Муффель и Меллин. Пугачев был схвачен в результате предательства и отправлен в Москву, а Суворов еще полгода занимался усмирением башкирского бунта.

Барон Меллер-Закомельский, генерал от инфантерии, раздавил Севастопольское восстание, за что был назначен прибалтийским генерал-губернатором, а затем и членом Государственного Совета. Жестоко подавив восстание 1905 года в Сибири, вошел в милость у царя, но стал одним из главных виновников поражения Восточно-Прусской операции командарм Ренненкампф (был расстрелян в 1918 году). Вошли в историю России и сдавшие Порт-Артур генералы Стессель и Фок (оба за сдачу крепости были осуждены).

Многими дивизиями и пехотными корпусами командовал генерал Энгельгардт, отличился в боях в Закавказье генерал Котляревский (О, Котляревский, бич Кавказа!. Твой ход, как черная зараза, губил, ничтожил племена. А. Пушкин).
По 39-40 лет провоевали на Кавказе генерал-лейтенанты Девель, Зальц и Деллингсгаузен, барон Григорий Засс на Кавказе прославился исключительной жестокостью и кровожадностью, за что был в конце концов удален с Кавказа, лично взял в плен Шамиля генерал-адъютант Лазарев (Лазарян), генерал Лидерс воевал и в Дагестане и на Дунае, генерал от инфантерии Нейдгард воевал со шведами, французами, турками и поляками, в отставку ушел с должности командира отдельного Кавказского корпуса.
Этим же Кавказским корпусом командовал генерал-адъютант барон Григорий Розен. Генерал от инфантерии Леш участвовал в китайской кампании, командовал разными пехотными корпусами.

Вольтер, ссылаясь на слова Лефорта, утверждал в своей «Истории Российской империи при Петре Великом», что в русской армии при Петре служило несколько тысяч гугенотов. Точно установлено, что в 1697-1699 гг. по приказу Петра в Голландии вербовали сотни моряков и через Архангельск везли в Россию.

После поражения в войне с Габсбургами в Россию перешло много венгров из армии Ракоци, которые очень хорошо себя проявили во время Прутского похода.

В 1727 году из переселенцев с Балкан формируется Сербский гусарский полк, которому были отведены земли вокруг Бахмута и поручена охрана южных границ России. В 1750 г. в Херсонской губернии вновь поселены были сербы, из которых сформировано было еще два гусарских полка. Поселения эти названы были Новой Сербией. Позже в Екатеринославской губернии, в уездах Славяносербском и Бахмутском, поселены новые сербские переселенцы, колония которых получила название Славяносербия.
В 1751-1755 гг. поселились в Славяносербском уезде валахи, молдаване, болгары и черногорцы и образовали целый ряд военных поселений Славяносербии, до сих пор называемых "ротами".

В 1738 г. в царствование Анны Иоанновны создается гусарский полк из проживающих в русских пределах грузинских князей и дворян.

Около крепости св. Елизаветы, на верховьях Ингула, образовались из польских выходцев-малороссиян, молдаван и раскольников поселения, давшие начало Новослободской линии.

Антипрусская направленность Елизаветы Петровны ведет к появлению в русской армии офицеров с французскими фамилиями - Аллар, Дюфор, Вилльмен.
Инженер Шардон строил укрепления на западной русской границе.
Граф Мину служил в штабе Салтыкова и погиб в сражении при Куннерсдорфе.
Фуа-Гральи был адъютантом Кирилла Разумовского.
Генерал-лейтенант француз Рот вступил в российскую службу с корпусом принца Конде.
Эмигрировав после казни Людовика, служил царю генерал от артиллерии Сен-При. После падения Бастилии на русской службе состоял целый корпус французских эмигрантов под началом принца Конде.

В 1779 г. в Азовской губернии водворены греки из Крыма и грузины с Кавказа в 24 селениях Мариупольского уезда.
В 1783 г. на месте теперешнего города Павлограда были водворены переселенцы с острова Минорки.
С 1788 г. начинается водворение, на льготных условиях, немецких колонистов в нынешних Верхнеднепровском, Александровском и Екатеринославском уездах.
В 1797 г. вызываются вторично греки, болгары, молдаване и албанцы.
В 1826-1827 гг. пришли в нынешний Мариупольский уезд анатолийские греки; там же, по окончании Крымской войны, поселены остатки волонтеров греческого легиона императора Николая I.
Кроме того, в разное время селились поляки в нынешних Александровском и Бахмутском уездах, выходцы из польской Украины - в Екатеринославском уезде, военнопленные из татар и турок, цыгане.
В 1846-50 гг. в Александровском и Мариупольском уездах устроены колонии евреев-земледельцев.

При Екатерине II существовал греческий полк. После русско-турецкой войны по ее высочайшему повелению при Петербургском шляхетском кадетском корпусе было создано «особливое училище для греческих мальчиков из Архипелага» - «Гимназия для чужестранных единоверцев», впоследствии получившая статус кадетского корпуса.
По окончании корпуса его выпускники направлялись офицерами в армию и флот.
Многие воспитанники корпуса (Д. Бальзам, И. Бардаки, С. Венлизарий, Г. Папахристо, К. Патаниоти) дослужились до генеральских и адмиральских чинов, стали потомственными русскими дворянами, служили по дипломатической части.
Некоторые из выпускников (командующий Дунайской флотилией капитан С. Попандопуло, Д. Каламатьяно) активно участвовали в греческой революции 1832 г. Греками были генерал-майор Е.Властов и генерал-лейтенант Д. Курута - начальник штаба великого князя Константина Павловича.

Русский генерал Александр Ипсиланти в начале XIX века руководил греческим освободительным движением «Филики Этерия», которое возникло и активно действовало в Одессе, а затем был вождем народного восстания против турок в Молдавии.
Генерал от инфантерии Павел Липранди, отец которого был выходцем из Пьемонта, прошел кампанию 1813-1814 года, участвовал в русско-турецких и польской войнах, особенно отличился в восточной войне, командуя отрядом в Валахии, а затем разгромив объединенный отряд союзников при Балаклаве.
Его брат генерал-майор Иван Липранди участвовал в войне против Наполеона, а потом оставив военную службу был чиновником по особым поручениям при министре внутренних дел. Он был известным военным историком, в также одним из руководителей следствия по делу петрашевцев.

В русско-турецкую войну 1787-1791 гг. командовал греческой флотилией, а затем руководил антитурецким восстанием в Греции полковник русской армии Ламброс Кацонис. После поражения восстания он вернулся в Россию.

В начале XIX века развитие Новороссийского края связано с деятельностью одного из французских аристократов, генерал-лейтенанта, герцога Ришелье, де Эммануила Осиповича (Арман-Эммануил-София-Септимани дю Плесси, герцог де Ришелье и де Фронсак). Он занимал сначала пост градоначальника Одессы, а с 1805 года стал Херсонским военным губернатором, управлял гражданской частью в Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях.
Его деятельность на должности губернатора была разнообразна.
Герцог занимался заселением края: создавал колонии иностранных переселенцев – немецких, болгарских, еврейских; переселением из центральных губерний Украины в степи Новоросии; способствовал обустройству  земляков-французов, которые учредили в Днепровском уезде Таврической губернии несколько поселений.
В первой четверти XIX ст. во Франции происходит падение Наполеона и Реставрация Бурбонов. Герцог Ришелье вернулся на родину, где получил должность первого министра короля Людовика XVIII.

После отъезда Ришелье должность Херсонского военного губернатора с 18 ноября 1815 по 17 июля 1822 гг. исполнял генерал от инфантерии, граф Людовик-Александр-Андре Ланжерон (он же Александр Федорович).
Этот француз служил в русской армии с конца XVIII ст. 7 мая 1790 г. Ланжерон получил чин полковника и возглавил Сибирский гренадерский полк. В 1796 г. Александр Федорович стал генерал-майором и назначен шефом мушкетерского полка; затем генерал-лейтенант (25 октября 1798 г.); инспектор Берестейской инспекции из инфантерии (12 августа 1800 г.); начальник 22-й дивизии (5 августа 1811 г.). С 22 августа 1811 г. генерал от инфантерии, 11 мая 1822 г. граф Ланжерон назначен Новороссийским генерал-губернатором.

В то же время на юге Украины трудился еще один сын Франции, граф Карл Францевич Сент-При (Арман-Шарль-Еммануель де Гиньяр), в 1813 г. он был членом коммерческого суда. В 1816-1821 гг. Сент-При – херсонский губернатор, инициатор развития овцеводства на территории Новоросии. Граф пригласил из Франции Пьера Муллена, руководившего в Херсоне разведением гишпанских овец и строительством цеха для мойки шерсти.

Военный губернатор Москвы Архаров (отсюда «архаровцы»), военный губернатор Тифлиса Ованес Андроников (Андроникян).
Командующим Московским округом, а затем Северным фронтом в первую мировую войну был Плеве. Командующим Одесским военным округом был Каульбарс, начавший карьеру с должности эскадронного комиссара конной гвардии, участвовавший в подавлении декабристского мятежа, командующим Виленским военным округом, а затем Маньчжурской армией Гриппенберг, командующим Петербургским военным округом генерал от инфантерии Ван дер Флит, командующим Иркутским военным округом Эверт (убит в 1918 г.).
Командующим войсками Виленского военного округа был генерал от инфантерии Виктор Троцкий, генерал-лейтенант Андрей Дельвиг известен постройкой в Москве и Нижнем Новгороде водопровода, военным губернатором Варшавы был Витт, командующим Киевским военным округом участник походов 1828-1831 гг. барон Карл Врангель.

Генерал от инфантерии Драгомиров был начальником Академии Генштаба, а затем командовал Киевским военным округом, его сын, тоже генерал, в первую мировую войну командовал Рижско-Двинским фронтом.
Болгарин Радко-Дмитриев командовал разными армиями и Сибирским корпусом, Михаил Пржевальский в 1917 г. был главнокомандующим Кавказской армией, а затем Кавказским фронтом. Генерал-майор Мин, командующий Семеновского полка, погиб от пули эсеровского боевика.

Генерал от инфантерии Евгений Мациевский, выходец из Польши, был генерал-губернатором в Чите, руководил строительством Транссибирской магистрали и колонизацией Дальнего Востока.

Верно служили царю генерал-лейтенанты Гернгросс (начальник Генерального штаба), Гейман и Феликс Юсупов (командовал Московским военным округом и умер в эмиграции, сын его, тоже Феликс, был организатором убийства Распутина), генералы от кавалерии Гейсмар и Граббе (войсковой атаман Донского казачьего войска), командующий Сибирским корпусом генерал-лейтенант Засулич, генерал Клембовский командовал Северным фронтом, перешел к красным, в 1920 был арестован ЧК, умер в заключении, генерал от инфантерии Криденер командовал дивизией, потом армейским корпусом, умер в эмиграции генерал от артиллерии Флуг, барон Маннергейм дослужился до генерал-майора, был генерал-адъютантом его величества, командовал конным корпусом, в 1918 году оказался регентом и главнокомандующим армией Финляндии, спустя почти тридцать лет (в 1944 г.) стал президентом Финляндии.

Андраник Озанян был командующим армянских повстанцев в Турецкой Армении.
Во главе бригады армянских добровольцев попал на Балканскую войну, руководил дивизией на русско-турецком фронте, был произведен в генералы русской армии, награжден георгиевским крестом, удостоен высших наград Греции, Франции и Болгарии. Участвовал в революции на стороне советской власти. Умер в эмиграции в Калифорнии, похоронен в Париже на кладбище Пер-Лашез. Спустя 73 года перезахоронен в Ереване.

Первый кавалер ордена св. Георгия III степени, учрежденного Екатериной в 1769 году, - подполковник 1-го гренадерского полка Ф. И. Фабрициан. Первым кавалером ордена св. Георгия IV-й степени стал русский генерал фон Паткуль,  Григорий Карлович (Рейнгольд Людвиг) (1730-1801).   

Историю русского флота открывает имя голландца Муса Геррита, капитана 60-пушечного фрегата "Петр и Павел", построенного Петром Великим в Амстердаме и приведенного в 1698 г. Мусом в Архангельск. Под его начальством одно время служил и сам Петр.

Адмиралы: первый контр-адмирал русского флота генуэзец де Лима, отличившийся перед Федором Алексеевичем при взятии Азова, убит в бою со шведами в 1702 г. под Дерптом, сподвижники Петра далматинец И. Боцис, Л. Делиль, П. Змаевич, П. Сиверс, Ф. Вильбоа, Дж. Паддон, В. Шельтинг.

Выдающимся отечественным кораблестроителем и флотоводцем является норвежец Нильс Ульсен, в России известный как адмирал Корнелиус Крюйс (также А. Круз).
Он написал первый Морской устав России, занимался устройством Адмиралтейства, составлял атлас Дона, укреплял гавань Таганрога и Котлин, возводил укрепления в Архангельске, участвовал в строительстве Кронштадта, командовал Балтийским флотом.

Кеннеди Джемс - вице-адмирал, англичанин на русской службе, умер около 1760 г. В 1714 г. принят был на службу подпоручиком. В 1734 г., командуя кораблем "Выборг", участвовал в осаде крепости Вексельмюнде; в 1743 г. принял участие в военных действиях против шведского флота.

Джордж Тет (Егор Егорович). Английский моряк, на русской службе в 1771-1826 гг. Участвовал в Гогландском, Ревельском и Выборгском сражения. Дослужился до чина вице-адмирала. Затем был назначен сенатором 3-го департамента.

Вице-адмиралом русского флота был принц Нассау-Зиген.

Неаполитанец (точнее, испанец) Осип Де Рибас отличился в русско-турецкой войне, руководил строительством военно-морского порта в Хаджибее (позднее ставшего городом Одесса, в память о котором названа улица Дерибасовская, ставшая символом этого города).

Симонт Матвей, итальянец, строитель Таганрога. В 1698 г. при Петре Великом перешел на русскую службу в инженер-капитаны и послан на Воронеж "к строению пристани морского корабельного каравана и города".
По приказу Петра I в 1698 г. заложил на мысе Таган-Рог русскую крепость и базу Азовского военно-морского флота.

Петр Рикорд был начальником Камчатской области, а впоследствии стал академиком.

Роман Васильевич Кроун родился в Шотландии. В 1788 году был принят на русскую службу. В начале русско-шведской войны 1788-1790 гг., командуя 22-пушечным бригом "Меркурий" и находясь в крейсерстве в Балтийском море, взял призами 29 коммерческих шведских судов. 29 апреля 1789 года овладел 12-пушечным катером "Snapop", а 21 мая 1789 года взял в плен 40-пушечный фрегат "Wenus". За подвиг награжден орденом "Святого Георгия" 4 степени и назначен командиром захваченного корабля. В 1790 году капитан Роман Кроун отличился в Ревельском и Выборгском морских сражениях, а 25 июня пленил линейный корабль "Retwisan". Кроун скончался 21 апреля 1841 г. в звании адмирала, отслужив  на русском флоте более 53 лет.

Григорий Григорьевич Белли (Белле Генрих Генрихович)  уроженец Англии. В 1783 году принят на русскую службу, принимал участие в войнах с Турцией (1787-1791) и Францией (1798-1800). В 1799 году капитан-лейтенант Белли, командуя десантными отрядами моряков, овладел итальянскими городами Фоджио, Неаполь, Капуя, крепостями Кастель-Ново, Сент-Эльми. Император Павел I, получив донесение о взятии Неаполя, заявил: "Белли думал меня удивить, так и я удивлю его!" и пожаловал Белли, бывшему в чине капитан-лейтенанта, "генеральский" орден "Святой Анны" I степени.  Скончался контр-адмирал  Белли 2 июня 1826 г.

Христофор (Рейнгольд) Иванович фон Сакен (1753-1788) известен как герой русско-турецкой войны 1787-1791 гг.  20 мая 1788 г., приняв командование дубель-шлюпкой  №2, капитан 2 ранга Сакен вышел из Глубокой пристани к Кинбурну. На обратном переходе от Кинбурна, напротив устья Буга, был настигнут 13 турецкими галерами. Отправив на шлюпке часть команды к берегу, капитан Сакен принял бой с превосходящими силами противника. Шлюпка была атакована и взята на абордаж 4 галерами неприятеля. Не желая сдаваться, капитан 2 ранга Сакен взорвал свое судно вместе с турецкими и геройски погиб.

Марко Войнович ходил по Каспию на персидского шаха, командовал отрядом крейсеров и броненосцев в Порт-Артуре Вирен.

Выходец из Шотландии Самуил Грейг отличился в Хиосском и Чесменском сражениях, на его корабле была выкрадена из Италии княжна Тараканова, Черноморским флотом командовал его сын Алексей Грейг. В государственном Российском архиве ВМФ сохранился указ Екатерины Великой о пожаловании орденов Св. Георгия 4-го степени за подвиги в Чесменском сражении другим иностранцам, служившим Российской империи. В их числе были  бригадиры флота Барш, Круз, капитан-лейтенанты Дугдаль, Маккензи, лейтенанты флота Псаро, Войнович, Алексиано, флигель-адъютант Ризо.

Служил России и морской офицер-артиллерист Иван Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого», соратника Петра I, инженера и генерал-аншефа русской армии, прадеда А.С. Пушкина, африканца Ибрагима или Абрама Петровича Ганнибала и шведки Христины Шеберг, дочери офицера русской армии. В 1769 г., вскоре после того, как Османская империя объявила России войну, подполковник Иван Ганнибал стал командующим морской артиллерией эскадры адмирала Г. Спиридова, в июле 1769 г. отплывшей из Балтики в Средиземное море.
В 1770 г. во время кампании в Эгейском архипелаге сын «арапа Петра Великого» показал себя героем.
Г. Спиридов подыскивал порт для русской эскадры на берегах Морейского полуострова. Выбор его пал на вражескую крепость Наварин. Он приказал овладеть ею майору Долгорукому, но князь доложил, что «не нашел возможным брать приступом крепость, хорошо вооруженную и защищенную многочисленным гарнизоном».
Тогда взять крепость  велели бригадиру И. Ганнибалу. Под его командой был десантный отряд в 2500 человек. Прибыв в Наварин с фрегатом и двумя небольшими кораблями, после массированной артиллерийской бомбардировки Ганнибал высадил десант из 300 русских морских пехотинцев и отряд греческих волонтеров. С кораблей были спущены крупнокалиберные орудия, а на берегу, с восточной и западной стороны, установлены батареи.
После двух недель осады крепость пала, а Ганнибал стал ее комендантом. За умелое руководство войсками Иван Ганнибал получил орден Святого Георгия 3-ей степени.
Уже через два месяца он опять отличился. В Чесменском сражении  24-25 июня в Эгейском море, Ганнибал, будучи цейхмейстером, то есть командующим артиллерией соединенной русской эскадры графа, приказал изготовить для поджога и подрыва вражеских кораблей брандеры, 4 судна с горючими и взрывчатыми веществами.  Ганнибал сам распоряжался брандерами и ставил задачи перед их капитанами.
В ночь на 26 июня брандером под командованием лейтенанта Д.С. Ильина был «взорван на воздух весь турецкий флот, укрывшийся в Чесменской бухте». Брандер сначала поджег неприятельский флагман, а затем пожар распространился на другие корабли флота османов. Искусство Ивана Ганнибала в управлении артиллерийским огнем эскадры предрешило поражение туурецкого флота. За этот подвиг Ганнибал удостоился чести получить орден Святой Анны из рук самой Екатерины Великой и 7 декабря 1772 г. был произведен в генерал-майоры российской армии. В 1777 г. именным указом императрицы И. Ганнибал был введен в состав коллегии Адмиралтейства - военно-морского министерства Российской империи, а 25 июля 1778 г.  указом императрицы Ганнибалу было поручено «построение новозаводимого на Днепре при Александровском шанце города с надлежащими укреплениями, и в оном верфи и адмиралтейства». Екатерина II писала: «От известных нам усердия к службе и искусства ваших ожидаем, что вы в сем важном и государству полезном деле, на вас возлагаемом, преуспеете».
Этот город, известный ныне под названием Херсон, был спланирован Ганнибалом, и строился под его руководством в течение 3 лет, когда Иван Абрамович был назначен на должность главного директора работ в Херсоне.
1 января 1779 г. он стал генерал-поручиком, а в 1781 г. получил от Екатерины II ленту и орден Александра Невского: «Усердие и ревность, с которыми выполняете вы волю Нашу в столь важном и полезном для Государства деле, обнадеживает Нас всеми теми успехами, коих Мы к славе Отечества от сего ожидаем...»   

Главным строителем важного порта в Цемесской бухте Черного моря - Новороссийска - был контр-адмирал Л.М. Серебряков. С парадного портрета  задумчиво смотрит вдаль черноволосый волевой адмирал, при всех орденах. У него широкий лоб мыслителя, большой нос, выдающий его национальную принадлежность. Казар Маркосович Арцатагорцян родился в 1792 году, в армянской дворянской семье. Многолетняя служба на русском флоте «перекрестила» его в Лазаря Марковича Серебрякова. Набережная Новороссийска заслуженно носит имя этого адмирала.

Роберт Галл командовал Северо-Восточной географической и астрономической экспедицией (впоследствии - начальник Архангельского порта), с честью несли российский морской флаг адмиралы Аркас и Посьет, контр-адмирал Гейден.

Вице-адмирал Павел Шкот ходил вокруг света, после гибели транспорта, которым он командовал, был уволен со службы. После начала русско-англо-франко-турецкой, так называемой Восточной войны (1853-1856 гг.) в 1854 г. вновь начал действительную службу в чине мичмана и по представлению П.С. Нахимова, дорожившего им, скоро был восстановлен в прежнем чине. Будучи начальником Аральской флотилии, Кронштадтского порта и Балтийской таможенной флотилии, особо заботился об улучшении быта нижних чинов. Шкотом в Кронштадте был организован матросский театр.

Полковник русского флота Ламброс Кацонис развернул настоящую морскую войну против турок на Эгейском море, затем служил в Черноморском флоте.

Командовал Черноморским флотом товарищ морского министра И. Бострем, Командующим Балтийским флотом был контр-адмирал Н. Эссен, начальники Морского штаба адмирал А. Эберганд (до того командовал Черноморским флотом) и контр-адмирал А. Ливен.

Неудивительно, что при таком национальном офицерском составе служба для русского воина, несмотря на ратные подвиги, была ежедневным издевательством.
«Крестьянина отдавали в солдаты, как в долголетнюю каторгу, где его ждали нечеловеческие пытки «зелёной улицы» и т.п.». Ленин В.И. Соч., т.4, с.390.

Для русской армии и флота обыденными были постоянное истязание рядовых, жестокость и невежество офицеров и генералов, видевших в подчиненных лишь пушечное мясо, и вечная муштра, которой изнуряли солдат. Тургенев Н.И., ссылаясь на историка Мишле, писал, что в общественных банях Парижа, куда ходили русские солдаты во время нахождения в нем русской армии, можно было видеть, что «почти все они носили на теле следы полученных ими розог, рубцы от розог». «Один прусский сержант говорил: «Бить солдат палками - это военная мода - eine militarische Moda». Тургенев H.И. Взгляд на дела России. Русский заграничный сборник, ч. V, тетр 2. Лейпциг, 1862, с.145.

Впрочем, с 1815 г. при приеме иностранных офицеров на русскую службу было предписано «иметь более осмотрительности», и случаев приема иностранцев было немного, ходатайства рассматривались осторожно, т. к. среди них было немало авантюристов, представлявших подложные документы. А в 1844 г. император повелел иностранных офицеров, уволенных однажды с русской службы, вновь не принимать.

Экономика
Московское правительство решило наладить в России литье пушек, выделываемых в чужих землях, и Иоанн III, отправляя в 1475 г. посла Семена Толбузина в Венецию, поручил ему разыскать и пригласить в Москву зодчего, который бы знал хорошо и литейное дело.
Толбузину удалось привести с собой мастера Муроля, который "ставит церкви и палаты, также и колокола льет и пушки, и стреляет из пушек, и иного всего лити вельми хитр" и "рядися с ним по десяти рублев на месяц давати ему".
Благодаря Муролю (Альберто Фиоравенти), прозванному современниками Аристотелем, у нас уже в 1483 г. началась в Москве отливка орудий. Но первые русские пушки были всего в 2 с четвертью аршина длиною и весили 16 пудов.

Иван Грозный покорил и Казань и Астрахань, а в Ливонской войне начал терпеть одно за другим поражения. Убеждение в необходимости учиться у Запада царю внушили литовские пушки.

Польский король Сигизмунд-Август писал королеве Англии Елизавете: «Московский государь ежедневно увеличивает свое могущество приобретением предметов, которые привозятся в Нарву, ибо сюда привозятся не только товары, но и оружие, до сих пор ему неизвестное; привозят не только произведения художеств, но приезжают и сами художники, посредством которых он приобретает средства побеждать всех. Вашему величеству не безвестны силы этого врага и власть, которою он пользуется над своими подданными. До сих пор мы могли побеждать его только потому, что он был чужд образованности, не знал искусств. Но если нарвская навигация будет продолжаться, что будет - неизвестно». Соловьев С.М. История России. кн. 3, с. 876.

Еще при Иване Грозном неподалеку от стен Москвы на Яузе была построена Иноземческая или Немецкая слобода, где жили не только немецкие, но и английские, голландские, - в общем, иностранные купцы. За пределы слободы иностранцам без дела выходить запрещалось, там были построены католический и протестантский храмы (кирки). При Годунове этот порядок был отменен.

При Михаиле Федоровиче иностранцам вновь запретили свободно селиться в Москве. Церкви, которые за этот период «латиняне» понастроили, велено было по всей столице снести, и вновь на Яузе возникла Немецкая слобода.

Но в это царствование вышел указ о долгосрочных привилегиях для тех иностранцев, которые захотят завести в России фабрики и заводы.
Речь шла о 10-, 15-, 20-летнем освобождении от податей. Возникли кожевенные, железоделательные, канительные, стеклянные заводы, около Астрахани и на Тереке заведено виноделие и шелководство. Об этом пишет С.М. Соловьев.

В тридцатые годы XVII века право торговать с Россией получают голландские купцы.
 
В 1632 году, то есть перед войной с Польшей, осевший в России голландец Андриан Виниус, торговавший через Архангельск русским зерном, получил царскую привилегию на устройство железоделательного завода в Туле с обеспечением ему казенных заказов на пушки, ядра и другие железные изделия.
Для обеспечения его завода крепостными рабочими к нему приписана была целая волость. Тем не менее, Виниус разорился, и предприятие перешло в руки датчанина Петра Марселиса. Завод Марселиса, помимо пушек и ядер, делал кровельное железо, железные двери и ставни, судовые якоря и др.

В 1635 г. впервые после монголо-татарского ига в России появился стекольный завод, а точнее заводик. Он был построен на пустоши Духанино в Дмитровском уезде (Духанинский завод), шведским подданным Е. Коетом, находившемся на царской службе. Удостоверяет сие жалованная грамота на земельный надел, данная 31 мая 1634 г. царем Михаилом Федоровичем: "…пушечного и рудознатного дела мастера Елисея Койета пожаловали, в нашем Московском государстве скляничное дело делать велели" (Собрание государственных грамот и договоров, Ч.III, М.,1822, с.351). Коет получил привилегию на 15 лет, набрал в мастерскую 15 человек и сам обучил их стеклодувному делу. Так началось стекольное производство в России. На заводе делали посуду для царского стола и стекло для окон, но главным было производство бутылок и аптекарских склянок. Завод выпускал для Аптекарского приказа - посуду  из цветного стекла (чаще всего коричневого). На этом заводе изготовлена и Царь-рюмка, размером выше человеческого роста, вмещавшая два ведра вина.

Около половины XVII века итальянец Миньот построил стеклянный завод, с казенной субсидией, близ Москвы, в селе Измайлове. Третий завод - хрустального и зеркального стекла - находился в Москве на Воробьевых горах. Через несколько лет в 40 верстах от Москвы построил завод на свои средства иностранец Юлий Кожеш; Кильбургер свидетельствует, что с его завода стеклянной посуды (особенно бутылок) ежегодно отправляли в Москву от 80 до 90 тысяч штук.

Первым почтмейстером был Иоганн фон Шведен. Первая суконная фабрика была создана тем же фон Шведеном в 1650 году, ему же принадлежала первая бумажная мельница, которая делала бумагу «на голландский манир».

Начиная с 1663 года, в Московском царстве действует регулярная почтовая связь с Ригой, Новгородом и Псковом. Датчанин Петр Марселис ведал доставкой иностранных газет в Посольский приказ через рижскую почту до 1672 г. (Хрущев И. К истории русских почт. СПб., 1884, с. 12, 17).

Русская торговля и промышленность в семнадцатом веке были захвачены иностранцами, вначале особенно англичанами и голландцами. Н.А. Бердяев.

Английская колония долгие годы существовала в Архангельске. Так как, продолжая традиции Древней Руси, московские государи были крупнейшими торговцами («Царь - первый купец в своем государстве», - писал Коллинс, долго проживший в России. - в кн. М. Покровский. Русская история, т.3, с.91), а по многим позициям - монополистами во внутренней торговле, то нередко они продавали свое право монопольной торговли иностранцам. Еще при царе Федоре Ивановиче исключительное право торговли русским хлебом и пенькой получила английская торговая компания.

«Торговля с русскими была для англичан выгодна так же, как торговля с северо-восточными инородцами выгодна была для русских... Захватив в свои руки торговые пути, произвольно повышая цены на свои произведения, понижая на русские, англичане оказывали презрительное обхождение русскому народу и через то возбудили против себя неудовольствие. Н. Костомаров. Очерк торговли Московского государства в 16 и 17 столетиях, с.22.

Экономическое отставание Московии ставило русских купцов в невыгодное положение по отношению к иностранцам. Поэтому русское купечество боролось «против нехристей», часто исповедовало националистические взгляды, и пыталось помешать английским конкурентам.

В 1646 году московское купечество подало жалобу на «английских немцев», в которой, наряду со многими другими доводами, стояло следующее курьезное соображение: «У них в жалованной грамоте написано, что грамота дана им по прошенью их короля Карлуса; но они, англичане, торговые люди все Карлусу неподручны, от него отложились и бьются с ним четвертый год». С.М. Соловьев. История России. кн. 2, с.1507-1508.

В 1649 году английским купцам было в России торговать запрещено, за то, что они «своего короля Карлуса убили до смерти», им разрешалось лишь посещать Архангельск и вести портовую торговлю.

В 1652 году торговые льготы получают купцы из ганзейского города Любека, в 1688 году браденбургские купцы.

Коренным образом эта ситуация изменилась лишь с восшествием на престол Анны Иоанновны. Англичане, подкупив Остермана, вновь обошли конкурентов, добиваясь монополии в русской торговле. Как писал в середине XVIII века английский посланник, оценивая англо-русские торговые связи: «Торговля с Великобританией в течение многих лет была и поныне продолжает быть для России более выгодной, чем торговля со всякой другой европейской нацией; по нашим расчетам, одна торговля с нами доставляет ей больше дохода, чем торговля со всеми прочими европейскими нациями, вместе взятыми: великобританские подданные вывозят две трети всей вывозимой пеньки, более половины всех вывозимых кож, столько же льна, более трех четвертей всех полотен и по крайней мере столько же железа, весь поташ, большую часть ревеня, рыбьего клея, щетины, воска и прочего, и за три четверти этих товаров в течение последних лет платили и поныне платят русскими деньгами. И вся эта масса русских продуктов ввозится в Великобританию». Сборник Русского исторического общества, т. 66, с.515.

Московское купечество с ненавистью глядело на происходящее.
Когда в самом начале царствования Федора Алексеевича голландский посланник ван Кленк добивался, чтобы позволено было голландцам торговать с персианами в России, а персианам ездить с шелком-сырцом через Россию в Голландию, то московские торговые люди опять выразили опасение, что иностранцы их от «торгу отлучат» и завладеют всеми промыслами. При этом они ссылались на пример восточной Индии, в которой голландцы «завладели золотой и серебряной рудою и другими промыслами, отчего теперь богатство себе приобретают, а тамошних жителей привели до скудости». Плеханов, т. 20, с.324.

В 1790 г. московские купцы выступили с жалобой на еврейских купцов, проживавших в Москве, обвиняя их в подрыве торговли. Совет Государыни нашел, что евреи не имеют права записываться в купеческие российские города и порты и что от допущения их к тому не усматривается никакой пользы; что они могут, однако, пользоваться правом гражданства и мещанства в Белоруссии, каковое право полезно распространить на наместничество Екатеринославское и Таврическую область (ныне Екатеринославскую, Таврическую и Херсонскую губернии). Это было санкционировано Екатериною II указом 23 декабря 1791 г. По сути это было первой чертой еврейской оседлости.

Но ряды русского купечества растут, и если в 1823 г. насчитывалось 14408 гильдийских купцов, то в 1825 году их уже стало 28107. В их руках скапливаются большие капиталы.
Но русские купцы недовольны политикой царизма в области экономики, торговли, произволом властей и конкуренцией иностранных купцов.
В 1810 году, в интересах русского купечества, был введен протекционистский тариф, ряд иностранных товаров облагался высокими пошлинами. Увы, в 1816 году этот тариф был заменен «новым в пользу Австрии, Польши и Пруссии на 12 лет... В 1819 году последовало новое всеобщее разрешение ввоза иностранных товаров, коими вскоре наводнили Россию. Многие купцы обанкротились, фабриканты вконец разорились...» ЦГИАЛ, ф.1167, оп. XVI, д. 170/1, л. 9-об.

Уже в середине XIX столетия патриот России вице-адмирал М.Ф. Рейнеке возмущался, что правительство строит препоны развитию отечественной промышленности и торговли, предоставляя льготы иностранцам, помогая их проникновению в восточные земли России. «В разговоре о колониях, - писал он в дневнике, - узнал я от Литке, что поселились на Анадыре североамериканцы и в торговле с чукчами находят выгоду. На это жаловались правительству наши промышленники Барановской артели, поселенные там лет за 50. Правительство поручило исправнику того округа выгнать американцев... Странно! Мы не находим выгод во владении Камчаткою, а пришельцы издалека селятся там, конечно, не в наклад себе. Бедная Русь!» ЦГАВМФ, ф. 1166, оп. 1, д. 10, л.18.

Первый русский военный корабль «Орел» в 1679 году строился голландскими мастерами (вскоре, через год «Орел» сожгли казаки Степана Разина).
Потешный флот для Петра Великого на Переяславском озере строили тоже голландские корабелы. В 1694 году иностранцами по приказу Петра в Архангельске был построен первый русский торговый корабль, а затем в 1695 году для взятия Азова строится военный флот в верховьях Дона, на воронежских верфях. Первым его адмиралом был Франц Лефорт.

Существовала с 1697 г. Немецкая слобода и в Воронеже. В 1709 в ней находились две лютеранские кирхи, было несколько улиц, где проживали англичане, итальянцы, немцы, голландцы - морские офицеры, корабельные мастера, подмастерья, матросы и «рукодельцы». В 1710 г. в слободе насчитывалось 23 двора иностранцев и 12 дворов русских плотников и столяров. Сгорела в 1748 г. Коссецкий А.О. Древнее немецкое кладбище и немецкая слобода в Воронеже. Воронеж, 1912.

Кораблестроители военного флота Петра I: датчанин Мейер («Апостол Петр»), грек Ю. Русинов, англичане Д. Ден, О. Най, Р. Рамз, Р. Броун, В. Геренс, французы М. Пангало и И. Рамбург.
Козенц Ричард - искусный корабельный мастер, был очень любим Петром. Принятый в 1700 г. на службу, работал в 1701-1709 гг. на верфи в Воронеже, где построил два 70-пушечных корабля: "Старый Дуб" и "Спящий Лев", затем на верфи в Таврове. В 1712 г. переведен в Петербург, где построил большое количество судов, корабли: "Ингерманланд", "Нептунус", "Гангут" и др. В 1732 г. произведен был в капитан-командоры и отправлен в Архангельск, где и работал до своей смерти.

Иностранные кораблестроители, нанятые на русскую службу, сыграли важную роль в создании регулярного флота в России: под их руководством в первой четверти XVIII века было построено более 75% судов флота. И.А. Быховский. Петровские корабелы.

С тех пор государственное судостроение в России - вотчина иностранцев.
Начальник казенного Балтийского завода генерал-майор М.М. Египтеос.
Директор Балтийского завода, а также председатель Русского технического общества М.И. Кази.
Директор Общества Адмиралтейских Ижорских заводов генерал Гросс.
Директор Общества Путиловских заводов и Невского завода Л.А. Бишлягер.
Директор Сормовских судостроительных заводов Фосс.
Директор-распорядитель Николаевских заводов «Наваль» (Французского машиностроительного завода) И.С. Канегиссер.
Председатель правления Невского общества А.П. Меллер.
Директор Российского агентства фирмы «Виккерс» К.А. Теннисон.
Директор Никополь-Мариупольского завода Д.Б. Вургафт.
Начальник Обуховского завода генерал-лейтенант Бринк.
Директор судостроительного общества «Беккер и К» капитан 2-го ранга Гернет.

В 1683 г. Илья Табберт подал челобитную царям Иоанну и Петру о разрешении ему с братом Матвеем завести на Москве суконные заводы.
В 1684 году Илья вновь ходатайствует, указывая на пользу для государства его завода и на свои большие расходы: чтоб ему была выдана жалованная грамота на 20 лет на право беспошлинной торговли в пределах России и свободного вывоза из других государств сырья ("овчинья и шерсти бараней"), чтобы мимо него никому за эти урочные годы не разрешали заводить сувонные заводы и "чтобы великие государи пожаловали его иноземца: которые будет делать сукна, сарти, стамеды или какие иные шерстяные изделия здесь на Москве - торговать в розницу по вольною ценою".
9 апреля 1884 г. была наложена резолюция великих государей: чтоб "пришедшему из Голландские земли иноземцу" Илье Табберту была выдана жалованная грамота на 10 лет, с предоставлением ему и других льгот, при условии, чтобы "на тех заводах при немецких мастерах держать и русских людей, которые даны ему или охотники придут для учений, и от тех учеников того мастерства не скрывать".

В 1692 г. переводчик Посольского приказа Андрей Крафт получил от Петра 20-летние привилегии на устройство в России мельничных и пильных заводов, действующих водой и паром.

В 1697 г. Петр I послал в порубежные волости Сибири грека Александра Левандиана, который открыл в верховьях реки Кии на севере Кузнецкого Алатау серебряное месторождение. Из добытых им 16 пудов руды рудоискатель в виде опыта выплавил 25 золотников чистого серебра, и «то серебро послал он в Москву, в Сибирский приказ».
Вочти через полвека, в 1744 г. на Алтай была послана комиссия из 97 человек во главе с уроженцем Саксонии, бригадиром Тульского оружейного завода Андреем Беэром. Кроме него, были в комиссии еще 2 саксонца - Иоганн Юнгханс, тот что из полуфабриката, «черной меди», получил на Невьянском заводе Демидова серебро, а также завербованный в Саксонии в 1723 г. Иоганн Готлиб Улих, подчиненный Беэра по Тульскому заводу, и, по видимости, его доверенное лицо  на Колывано-Воскресенских заводах. Его функция в комиссии была ключевой — определять содержание серебра в рудах. Позже Улих получил всю полноту административной власти на Колыванском заводе и всех рудниках.  Заместителем Беэра являлся доносчик Ф. Трейгер. Важной фигурой в комиссии Беэра был и второй заместитель главного командир.а горный инженер Андрей Порошин, взятый по императорскому указу с Екатеринбургских заводов. В итоге комиссия 1744 г. получила 44, 5 пуда серебра и чистую прибыль в 20 тыс. рублей, а также была доказана возможность промышленной разработки Змеиногорского месторождения.
В 1746-й году отбывший в столицу Андрей Беэр докладывал императрице об успехах комиссии: добыча серебряной руды на нескольких рудниках велась практически «денно и нощно», делались запасы материалов, и, наконец, 20 мая 1746 г. с Нерчинских заводов на Алтай отправили первый свинец — 3774 пуда.

В дни своего заграничного путешествия в 1698 г. Петр I предоставил голландскому купцу И. Тессингу монопольное право на издание и ввоз в Россию книг и картин, в том числе «книг о морских и земных ратных людях».

В 1709 году Петр I отдал англичанину Вильяму Лейду существовавшие в Москве стеклянные заводы - с обязательством расширить производство и выучить русских мастеров западным способам производства стекла.

По царскому указу в те же годы была создана полотняная мануфактура Ивана Тамеса, к которой было приписано село Кохма с 650 дворами. В числе создателей петровских мануфактур - немцы И. Фальк, Х. Лоренц, И. Фишер, братья В. и П. Меллеры, цесарцы И. Барфус, А. Венцель.

Датой закладки фундамента отечественной сахарной индустрии уверенно можно считать 14 марта 1718 года, когда Петр I издал указ о начале строительства первого на территории Русского царства сахарного завода: «московскому купцу Павлу Вестову в Москве сахарный завод заводить своим коштом (то есть на свои деньги) и в ту кампанию призывать ему, кого захочет, на что и дать ему из Мануфактурной Коллегии привилегию на 10 лет и для оной фабрики вывозить ему из-за моря сахар-сырец, и в Москве из того готовить сахар и продавать свободно». Личность Павла Вестова интересна. Работать в кредит, под  10–12%  годовых он  стал ещё с конца XVII в. - занимался поставками иностранных товаров из Архангельска через Вологду к Москве. Завод же по факту строился не в Москве, как в указе писано, а в Санкт-Петербурге, и под руководством не "московского  купца", а лица голландского происхождения по имени Павел Вестов и - по одной из  версий  - вместе с  немцем  Еремеем  Кизелем, а по другой - в компании с Ачкиным. Сохранилась и дата открытия фабрики, 14 июня 1720 года.

При Анне Иоанновне для устройства фабрик в Петербурге и Москве фабриканты шерстяных и шелковых тканей вызывались из Венеции.

При Елизавете Петровне началось проникновение в нашу экономику французского капитала. Появляются торговые фирмы Панье, Рембера, Ленобля.
В Москве открывается крупнейший в России универмаг «Мюр и Мерилиз» (ныне ЦУМ).

Бумагу для ассигнаций с 1768 по 1786 год делали на красносельской бумажной фабрике графа Сиверса.

«Многие знаменитые лица из дворянства сделались заводчиками, фабрикантами и записались в купцы». Ленин В.И. Соч., т.1, с.469.

Из русских дворян-помещиков, действительно, вышло немало промышленников и фабрикантов (Урусовы, Строгановы, Юсуповы, Хованские, Салтыковы, Щербатовы и др.). Однако, подавляющее большинство русских бизнесменов носят отнюдь не русские дворянские фамилии.

Абрам Давыдович Крон известен тем, что при Екатерине II учредил в Санкт-Петербурге первый завод для варения английского пива и портера.

Ремесла и бизнес: ювелиры Е. Фрез, Ю. Фробос, Д. Рудольф, К. Фаберже, часовой мастер П. Буре, механик Бутеноп (кремлевские куранты), обласканный Петром I хлеботорговец Виниус.

В Петербурге и Москве известны были династии мастеров золотых дел Сиверсов, Будов, Санкамов, Келлеров, Ментов.
Интересно, что уже в конце XVIII в., на родине производства паровых машин, в Англии правительство объявило технологию их изготовления государственным секретом. Там был принят закон, запрещавший вывоз из страны машин и выезд специалистов. Россия была одной из тех стран, кто ради промышленной независимости активно искал таких иностранных специалистов, обещая им хорошо оплачиваемую должность. Так в 1786 г. в Россию приехал шотландский инженер Чарльз Гаскойн, директор Карронских заводов в Великобритании, создатель пушек «карронад», принятых на вооружение английским флотом.
Но он был известен не только этим.  Ещё в 1774-1777 гг. по заказу Адмиралтейств-коллегии именно при участии Ч. Гаскойна на Карронских заводах была изготовлена и доставлена в Кронштадт и введена в действие паровая машина для обслуживания сухих доков Кронштадтского канала.
«Эта паровая машина, – пишет М.Б. Гарбузова, – была тогда крупнейшей в мире установкой доуаттовского типа и проработала более сорока лет». Гарбузова М.Б. У истоков российского машиностроения (Чарльз Берд в России). Мост. 1999. № 28. С. 26-27.
Английское правительство, нуждаясь в российском сырье, сделало вид, что выезд Ч. Гаскойна из Англии частное дело его самого и тот «на собственном корабле вместе с машинами и мастерами» отплыл в Россию беспрепятственно. Среди тех, кто оказался в его окружении был «ещё никому неизвестный двадцатилетний Чарльз Берд». Жена вице-директора Строительного департамента А. Я. Бутковская писала: «…к этому времени нужно отнести появление англичанина Берда. Он прибыл в Россию беглецом и ознакомил нас с применением пара к движению судов. За выдачу этого секрета он присуждён был в Англии заочно к повешению. Высокий ростом, серьёзный, волоса с проседью, небрежно одетый, человек этот, которому Россия обязана введением пароходства, часто появлялся в доме у нас. Разговоры его всегда были деловые, он был исключительно занят своим предметом …» (Гарбузова М. Б. Указ. соч. С. 27).

26 мая 1786 г. они прибыли в Кронштадт. Гаскойн с мастерами и машинами был направлен в Петрозаводск, где по указу Сената сразу начал перестройку Александровского пушечного и Кончезерского заводов по «карронской» системе. Гаскойн ввёл новый способ отливки пушек и практически все отливаемые орудия оказывались теперь годными, в то время как до его приезда  «из сотни отливаемых пушек девяносто оказывались негодными. Приходилось огромное число пушек закупать за границей».
В 1789 году по проекту Гаскойна на Александровском заводе в Петрозаводске была построена паровая машина для откачки воды из Воицкого рудника. Машина проработала до 1794 года, когда рудник был закрыт.
После машины И. И. Ползунова, построенной на Барнаульских заводах в 1766 году, это была первая установка, построенная в России. Помощником Ч. Гаскойна на заводе в Петрозаводске с 1786 г. работал Чарли Берд.

Уроженец Шотландии именуемый по-русски Карл Николаевич Берд в России известен как предприниматель, инженер, судовладелец. 
Когда в 1789 г. в Кронштадте, по предложению Ч. Гаскойна, началось строительство чугунолитейного завода, туда был командирован Чарли Берд. В 1792 г. вместо со своим братом Джемсом и соотечественником Фрэнсисом Морганом он создаёт компанию по эксплуатации собственного завода. С этого небольшого железоделательного предприятия в Петербурге на Матисовом острове и началась история крупнейшего и первого в России механическо-литейного завода Берда (с 1881 г. - Франко-Русский завод). На нем отлиты барельефы Александровской колонны, конструктивные элементы фронтона и купола Исаакиевского собора и др.
К 1800 г. это, по отзывам современников, был уже крупный завод. «Император Павел I был так поражён увиденным, что издал указ для Адмиралтейств-коллегии ввести в употребление для производства различных работ «огненную» машину, как это делается на заводе Берда.
В 1806 г. для подготовки мастеров и машинистов паровых машин для казённых заводов на завод Ч. Берда были на пять лет приняты 100 учеников. Кроме того, на заводе постоянно находились ученики с сибирских и уральских заводов. 
До 1825 г. завод Берда был единственным в России предприятием, который выпускал паровые машины, котлы, станки и механизмы для нужд всей страны. за этот период на заводе была изготовлена 141 паровая машина». (Гарбузова М. Б. Указ. соч. С. 26 – 27).
В 1815 г. на заводе Берда был построен первый в России пароход. В газете “Сын Отечества” № 38 за 1815 г. в статье “Стимбот на Неве” дано подробное описание созданного Бердом парохода, где, в частности, приводятся его размеры: корпус длиной 60 футов (18, 29 м), шириной 15 футов (4,57 м) и осадкой 2 фута (0,61 м).
Гребные колеса диаметром 8 футов (2,44 м), имели шесть лопастей длиной 4 фута (1,22 м), закрепленных на спицах.  Машина делала 40 оборотов в минуту.
В статье сказано: “К. Берд не построил для приложения паровой машины к судам нового судна, а только вделал сию машину в обыкновенную Тихвинскую лодку... По середине судна возвышается железная труба диаметром около фута и вышиною футов двадцать пять. При попутном ветре труба сия служит вместо мачты для поднятия паруса”. “Судно сие полтора часа ходило по разным направлениям в круглом, напротив дворца, бассейне, которого диаметр не превосходит сорока сажен. Удобное движение столь большого судна в таком малом пространстве воды представляло приятное зрелище и показывало, сколь оно удобно в управлении. Новость сего явления, местоположение и прекрасная того дня погода привлекли туда необыкновенное множество зрителей”.
Термин  «пароход»  - это не собственное имя - был  присвоен  паровым судам не сразу. Судно Берда называлось «стим-бот».  Греч, издатель «Северной Пчелы», писавший первую статью о паровом судне, чрезвычайно сердился, что приходится употреблять в статье иностранное слово — «стим-бот». Наконец, его надоумил один знакомый, и в «Северной пчеле» явилось новое, не употреблявшееся до того название: «пароход». С той поры слово стим-бот уже не употреблялось.  Осенью 1815 г. прошли испытания этого судна на Неве, а 3 ноября 1815 г. совершен рейс из Петербурга до Кронштадта. Весь путь был пройден за 5 ч 20 мин со средней скоростью около 9,3 км/ч. Путешествие этого первого парохода описано в статье будущего адмирала Рикорда в газете “Сын Отечества” № 46 за 1815 г. Название ето в точности не установлено: по одним данным он назывался “Елизавета”, по другим “Фультон”, по третьим вообще не имел названия.

Россия стала третьей страной в мире после Англии и США, которая использовала паровые суда.
Первым в России Берд в 1805-1806 спроектировал и построил в Петербурге чугунный мост "на дугах". Соорудив корабельную верфь, он основал (1815) пароходство на Неве. Руководил изготовлением и установкой множества решеток, барельефов, скульптур, фонарей, перекрытий и др. металлических несущих конструкций и элементов. Изготовил и установил пролетные строения всех висячих мостов Петербурга.

Ф.И. Герману, члену-кореспонденту Академии наук было поручено организовать Пышминский сталелитейный завод, а в 1802-1812 гг. он был начальником Екатеринбургских горных заводов.
Кстати, заговорив об Урале, стоит напомнить, что на демидовских металлургических заводах работало несколько сот немецких и других иностранных мастеров.

Еще в 1700 г. в России было выплавлено около 150 тыс. пудов чугуна.
Увеличив за первую четверть 18 в. его выплавку в 5 раз, Россия заняла по производству чёрных металлов 1-е место в мире и до начала 19 в. удерживала его. Генерал Фулон А.А. - управляющий Александровским чугунно-литейным заводом.

«Сибирские домны - величайшие и лучшие древесно-угольные доменные печи, которые были до тех пор построены; все, также и английские печи, по производительности были далеко ими превзойдены». Данилевский В.В. Русская техника. - Л., Лениздат, 1949, с.72.

Однако лучшей иллюстрацией нашей отсталости в 70-х годах может служить тот факт, что рельсы Уральской железной дороги, проложенной в гнезде нашего железного производства, привезены из Англии.

По степени участия в промышленном процессе столицы России XIX столетие стало веком «немецких предпринимателей в Петербурге». По переписи 1833 г. в Петербурге жило 442890 человек. Иностранцев -12059 человек, более 50% из них - немцы.
18 лет, торгуя селитрой и индиго, прожил в России Генрих Шлиман (Андрей Аристович), нажил трех детей от русской жены, стал потомственным почетным гражданином, а потом сбежал искать золото Трои.

Прославленный мебельщик Гамбс («Двенадцать стульев»), парфюмер Брокар, чаеторговцы Вогау и Катуар, фармацевт Феррейн, рестораторы Шевалье и Оливье (салат оливье, ресторан Эрмитаж), пиводелы Филитц и Поклевские-Козелл, мукомолы Кащенко, сахарозаводчики и мукомолы Бродские, виноторговцы Депре, фарфорозаводчик Гарднер, одесский торговец чаем Высоцкий (чай Высоцкого пила вся Россия), в Петербурге фабрики концертных пианино Оффенбахера и фортепиано Мюльбаха, в Москве фабрика канцелярских товаров Зигфрида Таля и мебельная фабрика Николая Шмита. Кондитерские фабрики в Москве: Эйнем, Реноме, Сиу.

Маслоделательную кооперативную промышленность Сибири контролировало английское акционерное общество Лонгсдейла. Именно ему удалось завалить всю Европу барабинским и сибирским маслом.

Транспорт: Испанец Аугустин Бетанкур уже был прославленным инженером на родине, когда ему по политическим мотивам пришлось бежать из Испании.
В 1798 г. он руководил строительством первого в Испании оптического телеграфа между Мадридом и Кадисом. С 1800 г. генерал-инспектор созданного им Корпуса путей сообщения, а также всех дорог и мостов Испании, с 1803 г. - главный интендант армии. Но в 1808 году он был зачислен на российскую службу в чине генерал-майора. По его инициативе в 1810 г. был учрежден в Петербурге Институт путей сообщения, которым он руководил до конца жизни.
Уже в 1816 г. Бетанкур возглавил Комитет по делам строений и гидравлических работ в Петербурге. В 1819 г. он - главный директор путей сообщения России.
В 1818-22 гг. при его участии была построена первая крупная в России шоссейная дорога Петербург-Новгород-Москва. Бетанкур способствовал улучшению устройства внутреннего судоходства России, содействовал распространению инженерного образования.
Кроме того, под началом Бетанкура в России осуществлены: постройка в Казани новой литейной для пушек; модернизация Александровской мануфактуры; переоборудование Тульского оружейного завода с установкой там паровых машин, созданных по его проекту; углубление порта в Кронштадте и сооружение канала между Ижорским заводом и Петербургом с применением изобретённой им же в 1810 паровой землечерпательной машины.
По его планам и под его руководством были сооружены здания Экспедиции заготовления государственных бумаг в Петербурге (ныне Гознак), Манежа в Москве, перекрытого уникальными по величине пролёта (45 м) деревянными фермами (к архитектурной обработке отдельных деталей здания был привлечён архитектор О.И. Бове). В 1820 на территории Нижегородской ярмарки по проекту Бетанкура был сооружен Гостиный двор.

Чех Франц Антон Герстнер был строителем первой железной дороги в России от Санкт-Петербурга до Царского села и Павловска. Как отмечает словарь Брокгауза и Ефрона, Герстнер «был первым строителем в России железной дороги, первым управляющим дорогой, первым кондуктором и машинистом»

Первое в России железнодорожное общество «Главное общество российских железных дорог» было делом банкирского французского дома братьев Перейра. 28 января 1857 г. ему была выдана концессия на сооружение четырех линий, длиной в 4000 верст: 1) от С.-Петербурга до Варшавы, с ветвью к прусской границе, 2) от Москвы до Нижнего Новгорода, 3) от Москвы, через Курск, до Феодосии и 4) от Курска или Орла, через Динабург, до Либавы.
В действительности обществу удалось собрать, выпуском акций и облигаций, капитал только в 112 млн. рублей, которого хватило лишь на сооружение Варшавской и Московско-Нижегородской железной дорог.

Во главе другого общества стояли банкиры Томсон, Бонар и Ко вместе с графами Ржевусским, Адлербергом. Железнодорожные магнаты фон Мекк, Дервиз, Блиох, волжская пароходная компания Дембота.
В апреле 1905 года петербургское ационерное общество «Г.А. Лесснер» выпускает первый в России автомобиль конструкции инженера Б.Г. Луцкого для столичного Главпочтамта и приступает к его испытаниям.

В Санкт-Петербурге уже в восьмидесятые годы XIX в. выходит еженедельно под редакцией Б. Аспегрена «Железнодорожный Листок Объявлений».
Издатели Н. Палибин, Б. Кауфман и А. Топиро, начиная с 1903 года, выпускали еженедельный иллюстрированный журнал «Железнодорожник».

Директор Воткинского машиностроительного завода Троян. Директор Одесского механического завода Гаррис. Директор Брянского вагонного завода Андерсон. Директор льнопрядильной фабрики братьев Макаровых в Екатеринбурге Джон Кристи.

Ленское золотопромышленное товарищество («Лензолото») принадлежало банку Гинзбурга и торгового дома Майер и Ко. Ленский расстрел, устроенный на его приисках войсками правительства, наглядно показал, кого защищают царские штыки.

Нефтепромышленники Лианозовы, Манташевы, Гукасов, Мирзоев, в Грозном воротилами считались Чермоев и Гоцев. В Баку и в Батуме существовали нефтяные заводы Ротшильда.

«Для подавления забастовки на батумском заводе Ротшильда власти послали военный отряд. «Вопреки закону, так называемые «вожаки» были арестованы, и для охраны их был поставлен военный караул. На требование рабочих об освобождении арестованных власти отвечают новыми арестами. Раздраженные рабочие бросаются к тюрьме, происходит столкновение и солдаты стреляют... Ранен один солдат и убито тринадцать рабочих. Уже давно в России не производилось такой бойни при «водворении порядка» среди рабочих. И, словно в насмешку, эта кровавая жертва принесена русским войском на алтарь барышей иностранного капиталиста, принадлежащего, если не ошибаемся, к той нации, которая, по словам наших «патриотов», есть «прирожденный враг России» (Англия)». Л. Мартов. Патриотизм и правящая клика. «Искра» №19 от 1 апреля 1902 г.

В 90-х годах XIX века в руки иностранных капиталистов попали нефтеприиски Кубани. Крупный французский государственный деятель Ш.Л. Фрейсине основал акционерное общество «Русский стандарт» и избрал Новороссийск местом вывоза нефти и нефтепродуктов за границу. Он дал миллион рублей на строительство железной дороги, нефтепровода и Новороссийского порта.

Медные промыслы близ Акмолинска и Карагандинская угольная копь принадлежали сыну президента Франции Э. Карно.

В 1912 году разворачивалось горнозаводское производство и в меднорудном районе Оренбургской губернии, где было учреждено Южно-Уральское горнопромышленное акционерное общество, а в 1913 году на базе Таналыкского и Уваряжского рудников построен Баймакский золото-медный (впоследствии медеплавильный) завод. Более 80 процентов акций общества принадлежало английским капиталистам, остальное - членам царской фамилии.

Одно из наиболее крупных вложений британского капитала - Русско-Азиатское объединенное общество (владельцы Л. Уркарт и Г. Гувер, председатель Лесли Уркарт), до 1917 г. владело на Алтае, Урале и в Казахстане (Кыштым, Риддер, Таналык и Экибастуз) крупными горными предприятиями по добыче меди, свинца, серебра, угля и т.п. Ему принадлежали 12 шахт, 2 медеплавильных завода, залежи золота, серебра, меди, цинка, 20 лесопильных заводов, 250 миль железных дорог, 2, 5 млн. акров земли.

Бурное развитие в XIX столетии переживала экономика Польши. В 1859 году, согласно отчету наместника, в Царстве Польском было 458 городов с населением в 1 164487 человек, иными словами, в городах жила четверть населения страны. Уже в конце 50-х годов в Польше существовало более 12 тысяч мануфактур и ремесленных мастерских. Начали развиваться города и фабричная промышленность.
В основном это была текстильная промышленность, но развивались и такие отрасли, как горная, металлообрабатывающая, сахарная, бумажная, кожевенная и др. Показательным в этом отношении является рост такого промышленного центра, как Лодзь. По данным за 1793 год, в Лодзи было всего 190 жителей, почти не было торговли и промышленности. В 1840 году население города превышало уже 20 тысяч, а в 1860 году - 32 тысячи человек. В Лодзи появились и первые крупные фабрики. На фабрике Гайера, например, в середине XIX века было 20 тысяч веретен, около 700 рабочих и применялись паровые двигатели.
К тому же времени относится появление в Царстве Польском первых железных дорог. В конце 40-х годов было закончено строительство Варшавско-Венской дороги. Она соединила Варшаву с Краковом и с Домбровским бассейном. В начале 60-х годов от нее была проведена ветка к Лодзи, а также закончилось строительство Варшавско-Петербургской и Варшавско-Быдгощской дорог.
По Висле развивалось пароходное движение.

Промышленники: Нобели (Вообще-то более точно эта фамилия звучит Ленобль - переименовали Эмануила Ленобля в Нобеля в России: подводные мины, динамит, машиностроительный завод «Русский дизель» в Питере, нефтепромыслы в Баку, Нобелевские премии), Крейтон (судостроительный завод в Охте), Джон Юз (Юзовский металлургический завод в Донбассе, город Юзовка), железоторговец Готье («Тульская металлургическая компания»), основатель Екатеринославского ртутного завода Ауэрбах, владелец Судженских угольных копей Михельсон (ему же принадлежал тот самый машиностроительный, снарядный и чугунолитейный завод Михельсона в Москве, где Фанни Каплан стреляла в Ленина, в СССР - электромеханический завод им. Владимира Ильича. Основан в 1847, на январь 1917 г. было 1920 рабочих). Бутенант (металлургический завод в Олонецком крае), создатель гвоздильно-проволочного завода в Саратове Гаптке, Надель (механический завод в Феодосии), Беринг (механический завод в Саратове), Набгольц (машиностроительный и чугунолитейный заводы в Москве), Розенкранц (меднопрокатный завод), металлургические заводы в Белостоке - Вечерека, в Таганроге - компании «Вильде и Невс», железоделательный завод Отто в Новочеркасске, машиностроительный завод Струве в Коломне, Берд (верфь, пароходство и литейный завод в Петербурге), Ген (завод сельского машиностроения в Одессе), в Москве - механический, машиностроительный и чугунолитейный завод братьев Бромлей (основан в 1857 г., ныне станкостроительный завод «Красный пролетарий» им. А.И. Ефремова, на январь 1917 г. - 2630 рабочих), Гужон (Волжско-Вишерское горное и металлургическое акционерное общество, а также шелкоткацкая фабрика «Гужон и Мусси» в Москве).

Первыми после брянских акционеров протянули лапу к золотому дну Приднепровья зарубежные капиталисты. Два года спустя после того как задымили трубы Брянки, невдалеке от нее началось строительство трубопрокатного завода бельгийского акционерного общества, возглавляемого братьями Шодуар. Уже в 1896 году здесь плавили сталь две мартеновские печи, действовал листопрокатный цех.

Позднее бельгийская вывеска сменилась на «отечественную» - Общества русских трубопрокатных заводов в Екатеринославе, - но фактическими владельцами и распорядителями завода продолжали оставаться иностранцы.
Как и на Брянском заводе, списки администрации пестрели здесь французскими, итальянскими, немецкими именами: Жадо, Прини, Жермо, Дронзар, ди Маттео, Вранкен... Русские специалисты занимали на заводах Шодуар подчиненное положение, с ними не считались, их третировали. Десятник, старшой, в лучшем случае мастер - вот послужной предел, который редко кому из «местных» удавалось переступить.

В 1890 году список крупных промышленных предприятий Екатеринослава (к концу века в городе было уже около 170 больших и малых фабрик и заводов) пополнился еще одним металлургическим заводом - акционерного общества Гантке, расположенным возле станции Горяиново. К 1903 году завод насчитывал 7 цехов и изготовлял ежегодно до 900 тысяч пудов проволоки, болтов, гвоздей.
В 1895 году в районе фабрики поднялись корпуса завода Эзау, специализировавшегося на выпуске стального фасонного литья. Это здесь, на Эзау, были изготовлены многие машинные части для легендарного броненосца «Потёмкин».

В 1898 году в каменноугольной промышленности Донбасса в 88 % шахт господствовал иностранный капитал. А с 1888 по 1902 годы в Донбассе возникло 112 иностранных компаний с основным капиталом 316 миллионов рублей. В ту пору из всех крупных металлургических заводов Юга лишь два принадлежали русским промышленникам, хозяевами остальных были иностранцы.
В 1902 году большинство металлургических заводов юга России объединил синдикат «Продамет», ставший обладателем более 80 процентов производства и продажи русского металла на внутреннем и внешнем рынках. Главную роль в синдикате играл франко-бельгийский капитал.

Не был исключением из этого общего положения и металлургический завод ДЮМО.
Здесь преобладал французский капитал, и во всех сферах заводской жизни весьма ощутимо чувствовалась рука иностранцев. Тут можно было встретить - и не только среди инженеров и мастеров, но и среди простых рабочих - бельгийцев и французов, немцев и англичан.
Как правило, каждый из них получал за одну и ту же работу в несколько раз большую плату, чем русские. Жили они отдельными колониями. Среди них заметно выделялись инженеры и администраторы, которые в отличие от иностранных рабочих, более или менее простых и близких нам по духу, были особенно чванливыми и высокомерными. Ворошилов К. Рассказы о жизни. М., 1968, с.57.

На заводе было много таких начальников и мастеров из иностранцев, которые вели себя высокомерно, презирали рабочих и унижали их человеческое достоинство.
Вот что, например, говорилось о мастерах-иностранцах в донесении департаменту торговли и мануфактуры старшего фабричного инспектора Екатеринославской губернии (апрель 1900 года): «...как совершенно некультурные, грубые, в большинстве случаев безнравственные, очевидно, худшие представители иностранных мастеровых, они чрезвычайно бесцеремонны, вместе с директорами своими, в отношении к русским рабочим, третируют их всячески, ругают и часто бьют их; в случае же протестов со стороны отдельных лиц мастера эти немедленно и нисколько не маскируя даже своего произвола, предпринимают ту или иную карательную меру: лишают рабочего сдельного заработка, переписав, положим, прошедшим числом рабочего из аккордных в поденные, штрафуют в произвольных случаях и нормах, увольняют со службы безусловно всех тех рабочих, которые обращаются с жалобами к фабричному инспектору и т. п. Примеров таких зарегистрированных в путевых журналах и в книгах записей жалоб рабочих фабричным инспекторам очень много...» Луганский областной партархив, ф. 1, св. 3, д. 64, л. 1-4. Ворошилов К. Рассказы о жизни. Кн. 1. М., 1968, с.63-64.

Текстильная промышленность. Предприимчивый немецкий купчина Кноп основал более 120 ткацких фабрик в России (в том числе Кренгольмскую мануфактуру), известны фабрики Жиро (Московский шелкоткацкий комбинат) и ситценабивная мануфактура товарищества Эмиль Циндель, где работало более 2 тыс. человек (после революции - 1-я ситценабивная фабрика), на фабриках товарищества Мандель и Райц было занято около 2,5 тыс. рабочих, или 28,5% всех работающих в этой отрасли).
Суконные фабрики князей Юсуповых близ Казани, князей Хованских под Москвой.
Ткацкие фабрики в Петербурге - Торнтона (прокламация «К рабочим и работницам фабрики Торнтона» была написана Лениным специально для пролетариев этого предприятия), Максвелла, Чешера, Паля, Кенига, Шаво, льнопрядильная фабрика Классена в Романове-Борисоглебске Ярославской губернии, Штиглиц (ниточная фабрика в Петербурге), Ватреме (красильное производство), в Смоленске - бабиночная фабрика Гергарда, фабриканты шерстяной пряжи Баскаковы.

Первым руководителем Государственного банка Российской империи был барон Александр Людвигович Штиглиц (с 1860 по 1866 гг.). Его преемником был Евгений Ламанский (1867-1881) благодаря которому Александром Вторым было проведено освобождение крестьян. Он был членом многих зарубежных географических обществ и статистических комитетов, а также кавалером сербского ордена.
Золотое обеспечение русского рубля по замыслу премьер-министра Сергея Витте было осуществлено под руководством Эдуарда Плеске (возглавлял Банк России в 1894-1903 гг.).

Но не только на поприще государственных финансов, но и в частном банковском бизнесе преуспевали выходцы из других стран.
Широко известны банкиры Рубинштейн, Гинцбург, Бродский, Кроненберг, Блиох и семья Поляковых, откупщик, (впоследствии министр финансов) Абаза.

Татарские купцы Юнусовы, Усмановы, Апанаевы, Юсуповы, Шамгуловы, Хакимовы, Назировы, Акчурины.

Греческий купец Зоис Зосима, перебравшийся из Нежина в Москву, известен как филантроп, подаривший Московскому университету астрономическую обсерваторию, он же пожертвовал крупную сумму на организацию преподавания греческого языка в Медико-хирургической академии, коммерческой академии и в Московской губернской гимназии.

Часто можно слышать утверждения патриотов о бурном промышленном развитии Российской империи в конце 19-го - начале 20 вв., что якобы свидетельствует об мощных экономических возможностях страны, способной в те годы самостоятельно выйти в число наиболее развитых держав мира. Однако продвижение России по капиталистическому пути происходило отнюдь не за счет собственного потенциала.

Русская экономика, как и русская мысль, развивалась под давлением более высокой мысли и более развитой экономики Запада. Так как при натурально-хозяйственном характере экономики (значит, при слабом развитии внешней торговли) отношения с другими странами носили преимущественно государственный характер, то влияние этих стран, прежде чем принять форму непосредственного хозяйственного соперничества, выражалось в форме обостренной борьбы за государственное существование.
Западная экономика влияла на русскую через посредство власти.
Русское государство, создававшееся на основе русского хозяйства, толкалось вперед дружеским и особенно враждебным давлением соседних государственных организаций, выросших на более высокой экономической основе.
Чтобы существовать в среде враждебных вооруженных государств, Россия вынуждена была ввести фабрики, навигационные школы, учебники фортификации и пр. Государство с известного момента - особенно с конца XVII в. - изо всех сил старается ускорить естественное экономическое развитие.
История русской фабрики, история русской монетной системы, история государственного кредита - все это как нельзя лучше свидетельствует в пользу высказанного взгляда.
Несомненно, что в деле перенесения на русскую почву фабрично-заводского производства самодержавие сыграло немалую роль. Новые отрасли ремесла, машины, фабрики, крупное производство, капитал представляются как бы искусственной прививкой к естественному хозяйственному стволу. Капитализм кажется детищем государства.

«Большинство видов промышленности (металлургической, сахарной, нефтяной, винокуренной, даже касающейся волокнистых веществ), - пишет профессор Менделеев, - зачалось прямо под влиянием правительственных мероприятий, а иногда и больших правительственных субсидий, но особенно потому, что правительство совершенно сознательно, кажется во все времена, держалось покровительственной политики, а в царствование императора Александра III выставило ее на своем знамени с полной откровенностью... Высшее правительство, держась с полным сознанием начал протекционизма в приложении к России, оказывалось впереди наших образованных классов, взятых в целом». Менделеев Д. К. познанию России. - СПб, 1906, с.84.

Правительственная политика диктовалась не заботой о развитии производительных сил, но чисто фискальными и военно-техническими соображениями.
Поэтому политика протекционизма нередко противоречила не только основным интересам промышленного развития, но и приватным интересам отдельных предпринимательских групп. Так, хлопчатобумажные фабриканты прямо указывали на то, что «высокая пошлина на хлопок сохраняется ныне в тарифе не ради поощрения хлопководства, а исключительно из целей фискальных».
Как в «создании» сословий правительство прежде всего преследовало задачи государственного тягла, так и в «насаждении» индустрии оно главную заботу свою направляло на нужды государственного фиска.
Но если б общее направление внутреннего хозяйства огромной страны не шло в том же направлении, если бы развитие этого хозяйства не рождало потребности в прикладных и обобщающих знаниях, то все усилия государства погибли бы бесплодно: национальная экономика, естественно развивавшаяся от натурального хозяйства к денежно-товарному, откликалась только на те мероприятия правительства, которые отвечали этому развитию, и лишь в той мере, в какой они согласовались с ним. Троцкий Л.Д. Итоги и перспективы. Движущие силы революции. - В кн. К истории русской революции (с.89-90).

Самым крупным промышленным городом России был в начале 20 в. Санкт-Петербург (в числе других развитых хозяйственных центров страны были тогда Рига, Варшава и Баку). Согласно статистике, удельный вес предприятий с участием иностранного капитала в общем объеме питерской индустрии составлял 66,8%, а по объему произведенного продукта в рублях более 70%.

Кто же владел и управлял бизнесом в Петербурге? Вот красноречивый перечень того, кто был кем в экономической столице страны.

Текстильная и ткацкая промышленность Санкт-Петербурга: Акционерному обществу «Воронин, Лютш и Чешер» принадлежали Выборгская мануфактура (700 человек), ситценабивная фабрика (в советские времена называлась ситценабивной фабрикой им. Веры Слуцкой, 640 человек), Резвоостровская бумаготкацкая мануфактура (Резвоостровская ткацкая фабрика, 950 человек), ткацкая фабрика Чешера, она же Никольская ткацкая мануфактура (в советские времена кордно-бельтинговый комбинат «Красный маяк», 1200 человек). Петербургская мануфактура (ткацкая фабрика-школа, 250 человек).

Суконная фабрика Ауха общества Гутуевской мануфактуры (Ленинградская суконная фабрика), 250 человек, фабрика Паля - Александро-Невская мануфактура (прядильно-ткацкая фабрика «Рабочий»), 1600 человек, Австрийская мануфактура, 50 человек, тюлевая фабрика акционерного общества (гардинно-тюлевая фабрика им. Самойловой), 800 человек, фабрика Корнвайта - Мало-Охтенская мануфактура, 200 человек, компания Торнтона - фабрика шерстяных изделий (комбинат тонких и технических сукон им. Тельмана), 1200 человек, фабрика Гука - Североткацкая мануфактура (ткацко-красильная фабрика им. Желябова), 300 человек, Спасская мануфактура Губберта (см. Спасско-Петровская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура), фабрика Шульца - фабрика искусственной шерсти, 160 человек, шелкоткацкая фабрика Голдарбейтера, 138 человек, парче-ткацкая фабрика Жевержеева - 60 человек, «Керстен» - трикотажная фабрика (трикотажно-чулочная фабрика «Красное знамя»), 130 человек, «Буш, Тисе и К°» - шерстепрядильная фабрика (прядильно-ткацкая фабрика им. Лебедева), 200 человек, кожевенный завод Гибнера , 48 человек.

Заводы. «Айваз» - машиностроительный завод, ныне з-д им. Ф. Энгельса, 100 человек. Основан в 1897. В окт. 1917 - 4190 рабочих. Балтийский судостроительный и механический завод морского ведомства (бывший завод Макферсона), 3000 человек. Бейера - меднолитейный и механический завод, 133 человек. Берда - см. Франко-русский механический завод. Винклера - слесарно-механический завод художественных изделий, 170 человек. Галченкова и Эйссенгардта - завод проволочных изделий, 80 человек, «Вегман» - меднолитейный, механический и арматурный завод, 50 человек. Железопрокатный и проволочный завод акционерного общества, 1800 человек. Зигеля К.Б. - механический завод, 250 человек. «Вестингауз» - тормозный завод акционерного общества автоматических и воздушных тормозов, 400 человек. «Феникс» - машиностроительный и механический завод товарищества (машиностроительный завод им. Свердлова), 400 человек. Финляндского общества легкого пароходства завод - 145 человек. Фонарный завод Бельгийского акционерного общества, 100 человек. «Неддермейер и Ко» - чугунно-меднолитейный завод, 100 человек. Нобель - чугунолитейный и механический завод (завод «Русский дизель»), 850 человек. Однера - меднолитейный завод, 104 человек. Озолинга - чугунолитейный и механический завод, 145 человек. Оуфа - механический завод, 250 человек. Форсбома - чугунолитейный завод, 50 человек. Франко-русский механический завод (бывш. Берда), 2400 человек. Хаймовича - лудильный завод, 100 человек. Хаймовича - фабрика жестяных и медных изделий, 615 человек. «Онэ и Розенберг» - фабрика жестяных изделий, 80 человек. «Пинтш и К°» - механический завод акционерного общества, 208 человек. Посселя - подковный завод (ленинградский завод подъемно-транспортного оборудования «Красный металлист»), 500 человек. Паля Н.Я. - чугунолитейный и механический завод (машиностроительный завод «Красная вагранка»), 50 человек. Парвиайнена - механический железоделательный и чугунолитейный завод «Старый Парвиайнен», основан в 1889 г. 85 человек, в 1917 г.- 2500 рабочих. Пастора - Александро-Невский механический и котельный завод - 200 человек. Пека - механический завод, 40 человек. Розенкранца - завод меднопрокатный и трубный (завод «Красный выборжец»), 1500 человек. Русско-американского металлического общества - литейный завод, 150 человек.

Сан-Галли - механический завод (завод им. Второй пятилетки), 1000 человек. Струка - машиностроительный завод и наждачная фабрика (абразивный завод «Ильич»), 100 человек. Тильманса - механический завод (арматурно-механический завод им. В.М. Молотова), 267 человек. Тове - напиловочный завод, 100 человек. Пульмана - чугунолитейный завод, 196 человек. Шауба - арматурный и меднолитейный завод, 82 человек. Коллана - железооцинковочный завод, 32 человека. Коппеля А. - механический завод, 400 человек. «Лесснер Г.А» - машиностроительный, чугунолитейный и котельный завод (машиностроительный завод им. Карла Маркса) - 1000 человек. Шафа с сыновьями - оружейная и велосипедная фабрика, 37 человек. Шпигеля - лопатный и вилопрокатный завод, 150 человек. Кравцович братьев - механический завод, 110 человек. Круга - чугунолитейный завод (машиностроительный завод «Вперед»), 130 человек. Лангензипен - чугунно-меднолитейный завод (завод «Знамя труда»), 650 человек. Чешера Ф.О. - чугунолитейный завод. Гольдберга - машиностроительный и чугунолитейный завод - 235 человек. Любарского - слесарно-механическая мастерская, 70 человек. Бух братьев - пуговичная фабрика, 78 человек. Международное общество спальных вагонов - механическая мастерская. 116 человек. «Кок и Бирман» - фабрика жестяных изделий, 90 человек. «Крейтон и К°» - судостроительный и механический завод акционерного общества, 400 человек. Ильса и сына - судостроительная верфь - 80 человек. Кебке - шлюпочная фабрика, 100 человек. Брейтигама - экипажная фабрика, 300 человек. «Винель и К°» - фабрика экипажных осей, 40 человек.

Электропромышленность и производство средств связи: Дюфлона - завод акционерного общества электромеханических сооружений, 140 человек. Телефонные фабрики Эриксона (телефонный завод «Красная заря») - 350 человек и Лоренца - 70 человек. Электрическая станция Бельгийского общества электрического освещения Петербурга (3-я Государственная электрическая станция), 200 человек. «Гейслер и К°» - завод электротехнических принадлежностей, 200 человек. Малкиель братьев - кабельный завод, 50 человек. Саутама - фабрика приводных ремней, 45 человек. «Свет» - товарищество электрического освещения и керосиново-калильных ламп. Сименс и Гальске - кабельный завод (завод «Севкабель»), 350 человек. Сименс и Гальске - электротехнический завод, 640 человек. Аккумуляторный завод «Тюдор» (аккумуляторный завод «Ленинские искры»), 120 человек. «Шуккерт и К°» - электротехническая мастерская, 89 человек.

Химическое производство: Охтенские пороховые заводы (Охтенский химкомбинат), 1980 человек. Пироксилиновый завод, 500 человек. «Ропс и Ко» - нефтеперегонный завод, 175 человек. Российско-американская резиновая мануфактура (завод «Красный треугольник»), 6000 человек. Вебера - фабрика свинцовых белил, 60 человек. Струка Б. - завод свинцовых белил, 140 человек. Тентелевский химический завод (завод «Красный химик»), 556 человек.

Производство бумаги и картона: Александро-Невская бумагопрядильная мануфактура - см. фабрика Паля. Штиглица фабрика - см. Невская бумагопрядильная мануфактура. Гартлея - бумагокрутильная и ремизная фабрика (фабрика вспомогательных текстильных материалов «Борьба», 150 человек). Бек Джемса - бумагопрядильная мануфактура (бумагопрядильная фабрика им. 1-го Мая, 900 человек). «Новая бумагопрядильня» - бумагопрядильная и ткацкая мануфактура (прядильно-ткацкий комбинат им. П. Анисимова), 2000 человек. Ново-Сампсониевская мануфактура бумажных изделий (бывш. Шау), 450 человек. Невская бумагопрядильная мануфактура (бывш. Штиглица) (прядильно-ниточный комбинат им. С.М. Кирова), 1860 человек. Бумагопрядильная фабрика - см. «Новая бумагопрядильня». Гергарди - бумагопрядильная фабрика, 450 человек. Шау - бумагопрядильная фабрика - см. Ново-Сампсониевская мануфактура. Максвеля фабрика - см. Спасско-Петровская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура. Спасско-Петровская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура (бывш. Максвеля) (прядильно-ткацкая фабрика им. Ногина), 2700 человек. Екатерингофская бумагопрядильная мануфактура товарищества «Kнoпп и К°» (бумагопрядильная фабрика «Равенство»), 690 человек. Скамони - фабрика бристольского картона. 80 человек. Смалла Генри - бумагопрядильная фабрика, 255 человек. Торшилова - бумагопрядильная фабрика, - 180. «Науман А. и К°» - картонно-толевая фабрика, 185 человек. «Паллизен» - писчебумажная фабрика, 350 человек.

Полиграфическое производство: Типографии: Маркса А.Ф. (в советские времена типография им. Евгении Соколовой) - 600 рабочих, у Вольфа -190 человек, у «Голике и Вильборг» (типография им. Ивана Федорова) - 163 человек, в типографии Эрлиха 145 человек, Гольдберга И. - 140 человек, в типографии «Слово» финляндского акционерного общества работало 132 человека, у Каспари - типография журнала «Родина» - 120 человек. В типографиях Стасюлевича М. М. -120 человек, Нотовича - 80 человек, Пупса - 18 человек, Фридберга - 30 человек, «Тренке и Фюсно» - 76 человек, Розеноера - 22 человека, Латинского - 64 человека, Крайза - 18 человек, Мансфельда - 20 человек, у «Маркса Ф. и Ко» - 35 человека, у Биркенфельда - 21 человек. В типографии Бусселя - 60 человек, Клейнмихеля - 40 человек, Кинда - 35 человек, Гершунина и Вайсберга - 14 человек, Гольдберга X.А. - 15 человек, Гутзаца (типография «Новая Жизнь») - 40 человек. Крупнейшим полиграфическим концерном России была Скоропечатня А.А. Левенсона, она не уступала по качеству изданий Европе, филиал ее 20 лет обслуживал Императорский двор. В типолитографии А.Лейферта печаталась книга В.Ильина (В.Ленина) «Развитие капитализма в России». Имелись в городе также типолитографии: Раппопорта (27 человек), Шредера (70 человек), Виленчика (10 человек), Ефрона (68 человек, в СССР - типолитография «Якорь»), и более современные крупные хромолитографии: «Веферс и К°» (183 человек), Маркуса Э. (340 человек), Киббеля (200 человек). Кроме того, действовали словолитни Лемана (260 человек) и Бертгольда (76 человек) (картонажная фабрика № 1), Первая российская альбомная фабрика Бехли (350 человек) (фабрика им Бебеля), фабрика пассажирских билетов и типография художественной печати Лишке (50 человек) и артистическая скоропечатня Кене, 70 человек. Переплетным делом занимались фабрики Гаевского (118 человек), Кирхнера Отто (300 человек), Еггера (80 человек), Гана (400 человек) и Экгардта (80 человек).

Пищевая и перерабатывающая промышленность : Шоколадные фабрики: «Упенек» - 80 человек, Фальке - 40 человек, «Крафт» - 66 человек. Ольденбургской принцессы - 120 человек. Конфетно-шоколадные фабрики: «Конради» - 430 человек, «Блигкен и Робинсон» - конфетная и шоколадная фабрика (2-я кондитерская фабрика) - 500 человек, Жоржа Бормана (кондитерская фабрика им. К. Самойловой) - 450 человек, Ландрина - конфетная фабрика (кондитерская фабрика им. А.И. Микояна) - 300 человек. Пивоваренные заводы: «Крон и К°» -286 человек, «Новая Бавария» - 200 человек, «Бавария» - (пивоваренный завод «Красная Бавария»), 385 человек. Водочные заводы: Иона, 50 человек, «Келлер и Ко»- 100 человек. «Бекман и К°» - 266 человек. Сахарный завод Кенига Л.Г. - 505 человек и консервная фабрика Азибера, 150 человек.

Табачная промышленность: Гильзовый и трубочный завод Барановского (завод «Красная звезда») - в 1917 г. - 1296 рабочих. Табачные фабрики: Режи - 60 человек, «Лаферм»- (табачная фабрика им. Урицкого), 1250 человек, братьев Шапшал - 1100 человек, Шопфера - 130 человек, «Саатчи и Мангуби» - 520 человек, Оттомана - 500 человек. «Гаванера» - сигарная фабрика - 250 человек и гильзовая фабрика Неандера - 25 человек.

Производство музыкальных инструментов: фортепианные фабрики: братьев Дидерихс - 200 человек, Мюльбаха - 120 человек, «Оффенбахер и К°» - 130 человек, фабрики роялей: Шредера (фабрика музыкальных инструментов им. Луначарского) - 265 человек и Беккера (фабрика клавишных инструментов «Красный Октябрь») - 200 человек.

Деревообработка. Мебельные фабрики: Юделевича - 50 человек, Мельцера - 330 человек, Голлинга - 39 человек; мебельно-столярные фабрики Кона - 30 человек и Мейера - 26 человек; паркетно-мебельные фабрики Линднера - 125 человек и Свирского - 140 человек, столярная фабрика Гюннера - 25 человек, багетная фабрика Гофмана - 150 человек, ящичная фабрика Засса - 50 человек, ящичный завод братьев Вязьменских -110 человек. Тут же можно упомянуть зеркальную фабрику «Франк и К°» - 300 человек.

Ювелирное дело: Наиболее известны были бриллиантовая и золотая мастерская Фаберже - 200 человек. и аналогичная мастерская Эдуарда Бурхарда - 80 человек.

Производство посуды: Императорский фарфоровый завод (фарфоровый завод им. Ломоносова) - 400 человек.

Разное. Коробочная фабрика Юни - 100 человек, прачечная «Керстен» - 162 человек, скульптурная мастерская, Ботта - 55 человек, завод лампадного и гарного масла Димлера.

Нажимая на национальные чувства, зазывалы из ярмарочных балаганов выкликали наперебой:
«А вот город Питер,
Что барам бока вытер:
Там живут смышленые немцы
И всякие разные иноземцы,
Русский хлеб едят
И косо на нас глядят,
Набивают свои карманы
И нас же бранят за обманы»...

Такая же ситуация наблюдалась во всей России. В Москве - Меднолитейный и арматурный завод Гакенталя (ныне «Манометр») основан в 1886 г. В январе 1917 г. здесь было 755 рабочих. Машиностроительный завод Гужона в Москве (ныне металлургический завод «Серп и Молот»). Основан в 1882-1884 г. На январь 1917 г. - 3270 рабочих. Машиностроительный завод Густава Листа (ныне - «Красный факел»). Основан в 1863 г.; на январь 1917 - 970 рабочих. Завод Карла Тиля.

Фабрика велосипедов, дрезин, летательных аппаратов и моторных саней в Москве Дукс, была основана в 1898 г. На январь 1917 г. насчитывала 1880 рабочих. В 1908 году на «Дуксе» начался выпуск первых в России авиасаней. Один из первых русских лётчиков Сергей Исаевич Уточкин в 1910 г. был лётчиком-испытателем завода «Дукс» (Москва). При «Дуксе» же в 20-е годы было создано одно из первых в СССР авиаконструкторских бюро Н. Н. Поликарпова и Григоровича.

Если в Киеве - фабрика Гретера, то в Казани - литейный завод Либихта, в Елисаветграде - заводы Яскульского, Эльворти, Краузе, Кесслера и Бургарта, в Одессе - заводы Вальтуха, Каца, фабрики Жако, Радоконаки, механический завод Рестеля, химический завод Бродского. В Волынской губернии Каменнобродский фаянсовый завод Зусмана. В 1864 году инженер М.Б. Пранг учредил в Барнауле первый в России содовый завод, проработавший около полувека. 

Табачные фабрики: в Кременчуге фабрика Дурунчи, в Керчи Месаксуди, в Херсоне Лермана, в Тифлисе Базарджьянца, в Феодосии - Стамболи, в Одессе Бабадыглы. Спичечные фабрики: в Двинске - фабрика Закса, в Самаре - Зелихмана, Московская спичечная фабрика Гезена и Митчинсона.

Типографы: Франциск Скорина (первая типография - Вильнюс, 20-е годы XVI века), Андроник Невежа (в 1568-1602 гг. 13 изданий, в т. ч. Псалтирь, Апостол).

Брокар, Голике, Гербек, Радишевский.

Начало армянского книгопечатания относят к 1512, когда в Венеции вышла первая армянского книга «Парзатумар» («Объяснительный календарь»). Первая армянская типография была основана в 1567 в Константинополе, затем открылись армянская типографии в Риме (1584), Париже (1633), Лейпциге (1680). Около 1696 в Амстердаме была напечатана первая география, карта на армянском языке. Первый армянский журнал «Аздарар» («Вестник») вышел в 1794 в Мадрасе (Индия), а первая армянская газета - еженедельник «Аревелян цануцманц» («Восточные известия») - в 1815 в Астрахани.

В начале 20 в. было несколько типографий с арабско-турецким шрифтом в Казани, типографии в Уфе, Тифлисе, Бахчисарае, Ташкенте, Самарканде и др. В одной Казани в 1890 г. было напечатано 71 сочинение на татарском (или смешанном арабско-турецком языке) в количестве 690000 экз. Периодическая печать почти не развита: кроме нескольких официальных двуязычных русско-турецких газет (в Омске, Ташкенте и др.), издавались газеты на Кавказе (Пахарь, Сума и Кавказское сияние); успешно идет издание бахчисарайской газеты Переводчик (Тэрджуман).

Издатели: Иоганн Герстенберг с 1792 года печатал в России музыкальную литературу и издавал музыкальный альманах. Рене-Симон, братья А. и И. Гранат, Гржебин, Вольф, Плюшар, Кнебель, Маркс, Брокгауз и Ефрон, Риккер, Девриен, Юргенсон, Скалон (считался либералом, входил в совет Крестьянского банка), Эйнерлинг (издатель «Истории государства Российского» Н. Карамзина).

Тиблен Николай Львович (1825-1869), русский издатель и типограф. Участник Крымской войны 1853-1856, выйдя в отставку в 1859, открыл свою типографию в Петербурге. Был близок к революционно-демократическим деятелям 60-х гг. Издавал (часто впервые на русском языке) естественно-научную, философскую литературу (сочинения Ф. Гизо, Т.Б. Маколея, Г.Т. Бокля, Г. Спенсера, Дж. Милля, Ж.Ж. Руссо и др.). В 1862 выпустил первое полное издание «Горе от ума» А.С. Грибоедова с иллюстрациями М.С. Башилова.

Вот какая-то неуклюжая машина. Оказывается, что в Сибири в 1763 году был некий Иван Иванович Ползунов. Сей самый Иван Иванович изобрёл паровую машину — которая, в модели, конечно, здесь и представляется.
Машина очень грубовата, но построена на тех же самых принципах, на которых Аркрайт, Уайт, Мордон, Стефенсон и Фультон построили свои станки, моторы, локомотивы и приобрели себе за это бессмертную славу.
Иван Иванович Ползунов всех их опередил: Аркрайта с Уайтом на 6 лет, Стефенсона и Мордона на 21 год, Фультона ещё более, но Иван Иванович славы себе не приобрёл, хотя его машина и действовала в одном из казённых рудников Алтая в 1764 году. Затем… а затем Иван Иванович исчез бесследно, а машина его была признана неудобной и сложена в сарай.
Больше ничего. Прошло с той поры 132 года, и вот эта машина выставлена на «праздник русской промышленности». Для чего?
Очевидно, для того, чтоб показать публике, что мы применяли пар в области горной промышленности гораздо раньше, чем все другие нации применяли его к чему-либо, но, опередив всех в этом отношении, мы, должно быть, по великодушию нашему, хвастаться своим изобретением пред Европой не хотели, изобретение сломали и им не пользовались до поры, пока Европа нас не догнала и не прислала нам своих паровых машин. Весьма поучительно, но чрезмерно нелепо и очень грустно.
Производителями машин и работниками на поприще этой отрасли русского труда являются французы, англичане, немцы и затем поляки. Русские фамилии незаметны совершенно в массе таких, как Лильпоп, Бромлей, Поле, Орицнер и Гампер, Борман и Шведе, Пфор, Реппган и так далее.
И не считая, видно, что дело машиностроения в России не наше дело... избави мя, боже, от человеконенавистничества, но... крайне обидно видеть Запад постоянно и всюду в роли нашего учителя, а нас в роли его учеников во всех областях приложения труда...
Первый двигатель в России был построен инженер механиком Е.Э. Бромлеем... а вы думали Федором Сидоровым? В данное время двигатели производят Бромлей и Липгарт в Москве. Локомобили строят Липгарт, Бромлей, Нобель в Петербурге, Рихард Поле в Варшаве, и, несмотря на конкуренцию Запада, дело сильно развивается. М. Горький. Машинный отдел (1896). Статья о Всероссийской нижегородской выставке.  Горький М. Собрание сочинений в 30 томах. Т. 23. Статьи 1895-1906. М. 1949.

Начиная с 1895 г., иностранцами в России ежегодно учреждались десятки промышленных предприятий, чему способствовали высокая норма прибыли, льготные таможенные пошлины, гарантированные государством заказы казначейства.
Кроме того, золотая валюта России обеспечивала устойчивый курс рубля.
Одними из первых зарубежных инвесторов были французские и бельгийские предприниматели, инвестируя в России крупные средства в металлургию и металлообрабатывающие предприятия.
Немецкие капиталы концентрировались в горнодобывающей и химической отраслях, а английские бизнесмены специализировались на добыче и переработке нефти.
Банковская система страны не могла удовлетворить возрастающие потребности отечественного промышленного капитала в финансовых ресурсах. Возникавшим акционерным обществам приходилось обращаться за кредитами к французским, английским и германским банкам. Для кредитования российской экономики на Западе создавались банковские консорциумы. Одним из условий предоставления  кредита было участие иностранных банков в акционерном капитале российских коммерческих банков и промышленных предприятий.
В итоге к началу промышленного подъема (1910-1913 гг.) в России почти не было крупных частных банков (за исключением Волжско-Камского), в которых не были бы представлены в той или иной форме интересы капитала Европы.
Путем приобретения акций компаний России через эти банки иностранный капитал занял прочные позиции в экономике империи.
В 1900 г. общий объем иностранных инвестиций в экономику России оценивался в 750 млн. рублей. Весьма зримым было присутствие иностранного капитала в химической, электротехнической отраслях, производстве электроэнергии, строительстве железных дорог. Зарубежный капитал контролировал в России почти 90% добычи платины; около 80% добычи руд черных металлов, нефти и угля; 70% производства чугуна.
Зубченко Л.А.  Иностранные инвестиции.  М., 2006.

Как замечал В.И. Ленин, «вывоз капитала в тех странах, куда он направляется, оказывает влияние на развитие капитализма, чрезвычайно ускоряя его». Ленин В.И. ПСС. Т.27, с. 362. Пример развития русской электроиндустрии, вроде бы, наглядно иллюстрирует это положение.

В.С. Дякин, автор книги «Германские капиталы в России. Электроиндустрия и электрический транспорт» (Л., Наука, 1971), подчеркивает, что крупнейшие германские фирмы, занимавшие ведущее место в развитии мировой электротехники, в то время сыграли важную роль и в ее становлении в России. Электротехническое производство в стране сразу складывалось как крупно-капиталистическое, с широким применением накопленного опыта. Германские капиталы ускоряли концентрацию и монополизацию этой отрасли, происходившие в современных, зрелых формах.

Но ущерб, нанесенный экономике России немецкими предпринимателями, был оборотной стороной деятельности этих капиталов. Прежде всего, из страны выкачивались огромные средства. По расчетам В.С. Дякина, к 1914 г. почти все иностранные фирмы не только вернули все финансы, вложенные в русскую электроиндустрию, но и получили огромные прибыли. К вредным последствиям активности германских капиталистов автор относит хищническое использование рабочих рук, природных ресурсов страны и нерациональное географическое размещение предприятий. Кроме того, германские концерны, видевшие в России рынок сбыта продукции, придали русской электропромышленности односторонний и незавершенный характер: все основанные ими предприятия по сути были лишь сборочными мастерскими, передававшими сложные заказы в Германию. Более 2/3 капиталовложений были осуществлены в создание предприятий, не производящих, а потребляющих электротехническую продукцию, и т.д.

В предвоенные годы русские банки приняли активное участие в разработке планов создания новых предприятий в России, особенно в области электрификации железных дорог и строительства гидростанций. При этом они шли на союз не только с немецкими, но и с английскими, французскими и бельгийскими финансовыми кругами, стремясь, ограничить участие иностранных фирм технической стороной строительства. Лавируя между разными группировками, играя на их противоречиях, русские банки объективно способствовали укреплению позиций русского капитала.
Наиболее отчетливо эта тенденция проявилась с возникновением группы Гукасова, создавшей ядро нового монополистического объединения в электротехнике. Так русский финансовый капитал занимал исходные позиции для борьбы за влияние в этой отрасли. Первая мировая война, ослабив засилье германских концернов, способствовала укреплению его положения.
Таким образом, автор убедительно показал, что один статистический метод, сводящийся к подсчету удельного веса иностранных капиталов в экономике страны, непригоден для всестороннего изучения рассматриваемой проблемы.

Германия была одним из главных партнеров царской России во внешней торговле. Достаточно сказать, что перед войной с ней в 1909-1913 гг. в эту страну вывозилось (по стоимости) 43,6% всего русского экспорта и поступало из нее 29% всего импорта. Торговля с Россией составляет и значительную часть внешнеторгового оборота Германии: в предвоенное пятилетие участие России в германском импорте колебалось от 13 до 17%, а в экспорте - от 8 до 9%.

Центральное электрическое общество в Москве и Николаевские судостроительные заводы (Наваль) - бельгийцы, завод швейных машин «Зингер» в Подольске- американцы, Ленские золотые прииски и нефтяные промыслы в Баку - англичане, в частности, были нефтепромыслы Ротшильда в Балаханах, нефтепереработку вели американцы.

Сталелитейная и угольная промышленность Юга - англичане (финансирование велось бельгийским, французским и английским капиталом), химическая и электротехническая промышленность - немцы и французы, солеваренная промышленность в Крыму - французы, в рыбных промыслах мурманского побережья - норвежцы, в устье Амура и на Камчатке - японцы.

Виднейшими фигурами финансовой олигархии накануне Февральской революции в России были банкиры А.И. Вышнеградский, Б.А. Каменка, металлозаводчики А.П. Мещерский, В.П. Барановский, С.А. Эрдели, нефтяные короли братья Нобель, С.Г. Лианозов, Т.В. Белозерский, сахарозаводчики Терещенко, Бродские, К.И. Ярошинский, текстильные магнаты братья Kноп, Рябушинские.

Гукасов Павел Осипович (р. 1858 - г. смерти неизвестен), один из олигархов России, крупный бакинский нефтепромышленник, инженер. По национальности армянин. Вместе с братом Аршаком стоял во главе правлений ряда крупных нефтепромышленных обществ и товариществ. Был председателем съездов бакинских нефтепромышленников (1890-1906, 1915-1917). В 1906-1912 гг. член Государственного совета от торгово-промышленной курии. С 1916 г. председатель совета Русского торгово-промышленного банка. После Октябрьской революции братья эмигрировали. В 20-х гг. - активные деятели контрреволюционной организации «Торгпром» в Париже.

Рассуждая об экономическом развитии горнодобывающей промышленности Юга империи (Донская, Волынская, Екатеринославская, Таврическая, Харьковская, Херсонская и др. губернии) в конце 19-го - начале 20 вв.в «Развитии капитализма в России» , Ленин пишет: «Чисто капиталистическая промышленность, выросшая здесь в последние десятилетия, не знает ни традиций, ни сословности, ни национальности, ни замкнутости определенного населения. В южную Россию целыми массами переселились и переселяются иностранные капиталы, инженеры и рабочие, а в современную эпоху горячки (1898 г.) туда перевозятся из Америки целые заводы. («Вестник Финансового Общества, в №16 за 1897 г.: Никополь-мариупольское общество заказало в Америке и перевезло оттуда в Россию трубопрокатный завод). Международный капитал не затруднился переселиться внутрь таможенной стены и устроиться на «чужой» почве: ubi bene, ibi patria (где хорошо, там и родина - Ред.)». Ленин В.И. ПСС, т.3.

Паровозостроительный завод Гартмана в Луганске (3 тысячи рабочих).

Константиновка - узловая станция Екатерининской железной дороги - лежит верстах в 40-50 к югу от Славянска. Возле нее в 90-х годах были построены заводы: железопрокатный, зеркальный, бутылочный, стеклянный и химический, а возле них выросли заводские поселки. Все эти заводы принадлежат бельгийским компаниям: инженеры, директора, мастера, служащие - бельгийцы. Рабочие - народ пришлый, из соседних губерний... На экономической почве загорелась национальная вражда: русские ненавидели бельгийцев, последние платили им той же монетой»... «Искра» №51.

Примерно треть промышленных капиталовложений в России и до 50% банковского капитала принадлежала иностранцам. В самом Петербурге - две трети заводчиков иностранцы. В «Географическом описании нашего отечества» Семенова Тян-Шанского поуездные перечни цензовых землевладельцев избывают множеством иностранных фамилий. Густой приток иностранных промышленников и капиталистов может быть объяснен тем, что в России и к началу XX века так-таки и не было строго проведенного подоходного налога: с огромных прибылей платилась непропорциональная для Европы доля. А. Солженицын.

Иностранные фирмы «С.X. Рандруп», «Лунд и Петерсон», «Осборн» и др. через сеть своих контор в Новониколаевске занимались экспортом сибирского масла. Система обсчета и обвеса при этом достигла большого совершенства. Нередко иностранцы скрывали свои доходы от вывоза масла. В 1909 г. датская фирма «С.X. Рандруп» указала доход отделений в Новониколаевске в сумме 11,8 тыс. руб. вместо 55,6 тыс. руб. Шиша А. Роль иностранного капитала в экономической жизни Сибири. - Сибирские огни, 1922, №4.

В 1887-1913 годах Запад инвестировал в Россию 1783 млн золотых рублей. А вывез за тот же срок из России – 2326 млн золотых рублей (превышение за 26 лет доходов над инвестициями – на 513 млн золотых рублей). Ежегодно переводилось за границу выплат по процентам и погашениям займов до 500 млн золотых рублей.

Еще в 1905 году, когда впервые обнаружилась слабость царской России и ее зависимость от западноевропейских финансовых групп, Максимилиан Гарден писал, что Россия есть в сущности колониальная страна, которою следует управлять при помощи приказчиков и коммерческих агентов торгово-промышленных фирм. Телеграмма наркома иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерина советским полномочным представителям за границей. 10 сентября 1920 г. Документы советской внешней политики, т.3, с.175.

Что же удивляться тому, что и наукой о финансах и экономике в России тоже часто занимались иноземцы, начиная с Ю.А. Гагемейстера, автора книги "Разыскания о финансах древней России" (СПб, 1833); которая охватывает русскую финансовую историю до Иоанна III (1462)?
В девяностых годах по истории финансов появились талантливые работы А.С. Лаппо-Данилевского ("Организация прямого обложения в Московском государстве", СПб, 1890) и Н.К. Бржесского, который в книге о государственных долгах России (СПб, 1884) дал обширный свод историко-статистических сведений по истории русских долгов. И.С. Блиох в огромной сводной работе "Финансы России XIX столетия" (1882) излагает историю и статистику русских финансов 19-го века на основании официальных документов; это - наиболее полная книга, которая у нас по этому предмету существует. Труды И.И. Кауфмана о кредите и банках, Н.Х. Бунге по вопросам о кредите, профессора П.П. Цитовича (Лекции по торговому праву, читанные в Новоросс. унив." (Одесса, 1873 - 74); "Курс русского гражданского права" (Одесса, 1878); "Очерк основных понятий торгового права" (Киев, 1886); "Курс вексельного права" (К., 1887); "Морское торговое право" (К., 1889); "Учебник торгового права" ";., 1891); "Очерки по теории торгового права" (СПб, 1901 - 1902) и некоторые другие представляют более или менее ценный вклад в общую теорию финансовой науки. Заслуживают внимания учебные пособия по финансовому праву И.И. Патлаевского, Л.В. Ходского, И.И. Янжула "Основные начала финансовой науки" - последний представляет собой выдающийся русский труд по данному предмету.

ГОРДОСТЬ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Если бы Франция вдруг потеряла своих пятьдесят первых ученых, пятьдесят первых артистов, пятьдесят первых фабрикантов, пятьдесят первых агрономов, то нация стала бы телом без души, она была бы обезглавлена. Но если бы ей пришлось, напротив, потерять весь свой служебный персонал, то это событие опечалило бы французов, потому что они добры, но для страны от этого был бы очень небольшой ущерб. Сен-Симон.

Поразительную картину открывает нам история искусства. Казалось бы, кому же и заниматься искусством, как не представителям свободных от изнурительного труда классов. Оказывается, именно эти-то классы выявили минимальные творческие силы. Они были, как правило, потребителями, но не творцами произведений искусства. Народная фантазия создала поэтические образы мифологии, изумительные по своей пластичности танцы, художественную резьбу, вышивки, живопись, архитектуру, сценическое искусство. В своих мелодичных песнях народ воспел все, что видел, что чувствовал, о чем думал. Д.С. Лихачев.

«Народ - не только сила, создающая все материальные ценности, он - единственный и неиссякаемый источник ценностей духовных, первый по времени, красоте и гениальности творчества философ и поэт, создавший все великие поэмы, все трагедии земли и величайшую из них - историю всемирной культуры», - писал Горький. Цит. по Спиркин, С. 366.

Говоря об истории литературы и искусства в России, обязательно следует отметить одно немаловажное обстоятельство: бурное рождение художеств и архитектуры с участием иностранных мастеров в 17-18 веках происходило как бы на пустом месте. Как подчеркивает член-корреспондент АН СССР В.Л. Янин, «для наших предков в XVIII-XIX веках древнерусское искусство не существовало, они его не знали. Иконы и фрески Андрея Рублева, Дионисия, Феофана Грека, Софийский собор, церковь Покрова на Нерли - это наше достояние, часть культуры XX века».

Кремль есть место великого исторического воспоминания. Н. Карамзин.

Да, началось при Иване III, и началось именно с Кремля, точнее, с Успенского собора. Строили его отечественные каменщики. Достроили до крыши, стали своды выводить. А своды и рухнули. Рухнули и во второй раз. А у Ивана жена-разумница, принцесса византийская, Софья Палеолог, ты бы говорит, Ваня, послал за мастерами в Италию. И приехал зодчий Аристотель Фиораванти (или Фиоравенти), завершил собор строить, оказалось, мастер он на все руки: умеет он и пушки лить, и монету чеканить. Так и осел флорентиец в Москве.

С тех пор и начала Москва из всех стран вызывать на Русь мастеров хитрых, художников искусных, лекарей добрых, пушкарей знатных.

Архитекторы.

Стены Кремля строили Антонио Фрязин, Пьетро Солари, Марк Фрязин, Алевиз (Алоизий) Фрязин, после войны 1812 года реставрация кремлевских стен осуществлялась под руководством О. Бове. Спасская и Никольская башни Кремля - П. Солари.

Архангельский собор - А. Фрязин, Колокольня Иван Великий - Бон Фрязин, Грановитая палата - М. Фрязин и П. Солари, Большой Кремлевский дворец, храм Христа Спасителя (проект А. Витберга) и Оружейная палата - К.Тон, он же проектировал фасады главных вокзалов Николаевской железной дороги Москвы и Петербурга.

По приказу Петра в Немецкой слободе был возведен дворец для его любимца Лефорта. Иностранными мастерами был построен Анненгофский дворцово-парковый ансамбль - резиденция императрицы Анны Иоанновны.

Исторический музей - В. Шервуд, здания ЦУМа («Мюр и Мерилиз»), кинотеатра «Колизей» (нынешний театр «Современник») и музея им. Пушкина - Клейн, Гостиный двор - О. Бове и С. Карин (по проекту Д. Кваренги), Манеж (Центральный выставочный зал (Карбонье, Бетанкур, Бове), Большой театр (проект Бове, перестройка после пожара в 1856 г. Кавос), гостиница «Метрополь» - Валькотт и Эрихсон, здание Английского клуба (Музей Революции - Менелас, Екатерининский (Головинский) дворец - Кваренги и Ринальди, Ярославский вокзал - Шехтель, Киевский вокзал и здание Центрального телеграфа - Рерберг, Витебский и Виндавский вокзалы - С. Бржозовский, паровозное депо на Курском вокзале - Бертельс, здание Первой Московской общедоступной больницы - Бове.

Прадед Пушкина генерал-инженер Абрам Ганнибал прославил себя постройкой каналов в Кронштадте «и Ладожского сообщения», считался первым и лучшим инженером России.

Фамилии архитекторов на карте Москвы - Кваренги, Гримм, Рерберг, Шехтель, Бове, Лейбо, Жилярди, Гельфрейх, Ле Корбюзье, Иофан, Фрейденберг, Мейснер, Кольбе, Кампорези, Бланк, Вебер, отец и сын Бенуа, Бони, Каминский, Нилус, Кайзер, Шнауберт, Лялевич, Зелигсон.

Строители Петербурга. История Эрмитажа. Сначала в 1760 был построен Эрмитажный павильон (де ла Мотт). Новое здание в 1775 г. - Ю. Фельтен. пристройка галереи и Эрмитажного театра - Кваренги. Новый Эрмитаж возведен в 1844 г. Кленце.

Зимний дворец, Путевой дворец и Смольный монастырь, Екатерининский дворец в Царском селе - Варфоломей (Бартоломео) Растрелли; Исаакиевский собор и Александровская колонна - Август Монферран; Михайловский дворец, Александринский театр, комплекс Дворцовой площади - Карл Росси; Смольный институт - Кваренги; Ораниенбаумский дворец Меншикова - Шедель (он же построил колокольню Киево-Печерской лавры); Мраморный дворец, Китайский дворец в Ораниенбауме - Ринальди; Летний дворец Петра, здание 12 коллегий и собор Петропавловской крепости - Трезини; здание Русского торгово-промышленного банка - Перетяткович; Мариинский и Николаевский дворцы - Штакеншнейдер; висячие мосты в Петербурге построены архитектором Гести; создатель Абрамцева - Гартман; строительством Павловска руководил Карл Кюхельбекер, автор Павловского парка и галереи во дворце - Гонзаго; Кербедз строил мост лейтенанта Шмидта через Неву.

В 1716 году архитектором Жаном Леблоном, прибывшим из Франции по приглашению Петра, были разработаны проекты Петергофа и уличного освещения Санкт-Петербурга. Летний сад - это тоже Леблон, с помощью Фельтена. Англичанин Адам Менелас создавал парки в Петергофе и Царском селе. Система фонтанов в парках Петергофа - это инженер-гидростроитель Туволков. Ипполит-Флориан Монигетти построил дворец Юсупова на Мойке, Политехнический музей (Новая пл., 3).

Архитектор Карл-Людвиг Энгель (1778-1840) - родом из Берлина, занимался строительными работами сперва в Ревеле (с 1809 г.), затем в Санкт-Петербурге (с 1815 г.), а потом, до смерти, в Хельсинки (Гельсингфорсе). Здесь он проектировал здания думы, генерал-губернаторского дворца, сената и императорского дворца, построил здания университета, обсерватории и библиотеки (1838). Фельнер и Гельмер - оперный театр в Одессе.

По проектам Карла Карловича Рахау (1830-1880) возведены Зимний сад, купол и звонница для Аничковского дворца, пятиэтажный каменный дом Р.К. Сан-Галли по Новой улице, доходный дом и здания фабрики для Сан-Галли по набережной Лиговки, дом Л. Кенига на 4-й линии Васильевского острова, конюшни при доме князя В.A. Меншикова, загородный дворец великого князя Михаила Николаевича в Айтодоре (Крым), гостиница для приезжающих при минеральных водах в Ессентуках, кафедральный собор в Житомире, все здания Рыбинско-Бологовской железной дороги, а также осуществлена реставрация дворца Альгамбра в Гренаде.

Художники: Дионисий, Феофан Грек, два голландца, один - придворный художник Михаила Федоровича Ян Деттерсон, другой - Алексея Михайловича - Даниэль Воухтерс, гравер Андриан Шхонебек, живописец Иоганн Детерс, Таннауэр (портреты Петра I, П. Толстого).

В годы Елизаветы Петровны (1757 г.) французы принимают участие в создании графом И.И. Шуваловым русской Академии трех знатнейших художеств: живописцы Луи-Жозеф Лоррен и Луи-Жан Лагрене, скульптор Никола-Франсуа Жилле, впоследствии ставший адъюнкт-ректором этой Академии (он преподавал скульптуру в течение 20 лет и, таким образом, сделался первым насадителем этой отрасли искусства в России. Под его руководством учились талантливые Шубин, Гардеев, Федос Щедрин, Арх. Иванов и вообще все русские ваятели, воспитывавшиеся в академии c 1758 по 1778 г.)

Жан Батист Валлен-Деламот - первый профессор архитектуры Петербургской академии художеств, воспитатель целого поколения зодчих. Среди учеников - В.И. Баженов, И.Е. Старов. Из его работ известны здания Старого Эрмитажа, с обращенным к Неве строгим фасадом, примыкающее к Зимнему дворцу, Академии художеств (проект, 1764-1788, исполненное А.Ф. Кокориновым), так называемый Малый Зимний дворец, прекрасное по проекту здание, католическая церковь св. Екатерины на Невском проспекте (1763), Гостиный двор на Невском проспекте (сильно искаженный в конце 19 в.), склады Новая Голландия (1765-1780, с С.И. Чевакинским) - замечательное архитектурное произведение; их прекрасная арка - одна из лучших декораций старого Петербурга, дворцы герцога Ольденбургского у Летнего сада (его нынешняя архитектура принадлежит Фелькену) и князя Разумовского в Почепе (Брянская область), с красивым планом усадьбы (1796), церковь в Почепе, здание «новых Коллегий иностранных дел, апартаментов и архива» в Московском Кремле (1762-1763, ныне не существующее).

Здание Императорской публичной библиотеки в Санкт-Петербурге возведено в 1801 г. по проекту Луи Руско.

Граверное искусство в художественной академии преподает немец К. Шмидт. Его преемник, уроженец Реймса, гравер по меди Антуан Радиг почти потерял зрение, 3 года работая над серией работ о погребении императрицы Елизаветы, оставил после себя 18 очень тщательно выполненных гравюр. Его учениками были лучший русский гравер Н.И. Уткин и талантливый, но рано скончавшийся И. Берсенев. Немецкие граверы, работавшие в те годы в России (Х. Вортман, И. Штенглин, И. Клаубер), создали огромное количество графических портретов русского высшего общества.

На страницах книги Пыляева М.И. «Старая Москва» есть множество гравюр, изображающих быт столицы в старину: Каменный мост в Москве в начале 18 века - гравюра Бликланда, крестный ход в Москве в 17-м столетии - старинная голландская гравюра, больница Екатерининского времени рисунок Дергоена (18 в.), Дом Пашкова, Останкинская церковь и гулянье в Сокольниках (гравюры Делабарта, конец 18-го века), Кузнецкий мост - литография с рисунка с натуры Дюруа, московская улица (18 в.) - гравюра Дюрфельда, торговец гречневиками - гравюра Гейслера, русские бани зимой (начало 19-го в.) - гравюра Демарте.

С именем живописца Жана Лепренса связано художественное открытие русской провинции - он несколько лет (1757-1762 гг.) путешествовал по России, и множество зарисовок, сделанных им в Сибири, Прибалтике, Москве, стали материалом для целой серии картин из русской жизни. Он принимает участие в росписи Зимнего дворца. Михайловский дворец расписывал Виктор Бренна.

На Московском монетном дворе работали специально выписанный из Саксонии медальер Г. Гаупт, немецкие мастера и механики И. Байер, И. Ланг, Н. Рух, Ю. Фробос.

Что же общего между русской душой и русской живописью? Рожденная на краю России, на перепутье ее с Западом, выращенная чужой мыслью, чужими образами, под чужим влиянием, носит ли она на себе хоть признаки русской жизни? В ней узнает ли себя русская душа? Первые попытки художественные у нас были рабским подражанием образцам иноземным: мы переносили к себе готовые формы чувства и мысли, мы переносили к себе даже обороты языков чужих, приноравливая только к ним свой родной язык... Время подражания в искусстве проходит. Мы не можем даже удовлетвориться тем, чем недавно восхищались. А.С. Хомяков. Письмо в Петербург по поводу железной дороги.

История российского искусства буквально пестрит фамилиями художников нерусского происхождения: Брюллов (немец Брюлло), Венецианов - грек, Перов - внебрачный сын немецкого барона прокурора Криденера, Рерих - потомок шведского офицера, сражавшегося в армии Карла Двенадцатого. Иван Айвазовский - армянин (кстати, его брат Габриэль, окончив духовную армянскую католическую академию в Венеции, вернулся в лоно армяно-григорианской церкви, стал начальником Нахичеванской и Бессарабской епархий, был редактором журнала «Голубь Масиса» и ректором армянского училища в Феодосии).

Бакст, Левицкий, Боровиковский, Левитан, Кипренский, Репин, Врубель, Куинджи - сын сапожника-грека, Ге, Крамской, Лентулов, Коцебу, Иордан, Лагорио, В. Якоби, Клодты - каждое из этих имен особый предмет отечественной гордости. Федор Бруни считался главой русского академизма, в 1840-е годы расписывал Исаакиевский собор, Бруни Лев встретил революцию уже состоявшимся художником, возглавлял студию монументальной живописи при Академии архитектуры СССР.

Екимов Василий Петрович (он же Якимов) - литейный мастер, турецкого происхождения (1758-1837); 12 лет взят в плен и привезен в Россию, где был отдан в Академию художеств. Отлил из бронзы много колоссальных бюстов и статуй, украшающих наши столицы. Участвовал в отливке конной статуи монумента Петру I (в СПб) и памятника Минину и Пожарскому (в Москве).

Их можно перечислять бесконечно: Нарбут, Бенуа, Чюрленис, Ярошенко, Лосенко, Захаров (картины свои подписывал «из чеченцев»), Явленский, Клюн, гравер Матэ, Малевич, Серебрякова, Самокиш, Васильковский, Якулов. Осип Браз - знаменитый портретист, автор единственного прижизненного портрета Чехова, в 1928 уехал в США, где через несколько лет умер.

Рисовальщик Михаил Зичи (венгр, работал в России около 30 лет, был придворным живописцем, оставил после себя массу работ посвященных жизни двора, картин на истории России, в том числе - иллюстрации к «Слову о полку Игореве», 1853 г.), Рубо (панорама «Оборона Севастополя»), Борисов-Мусатов, Пиросмани, создатель абстракционизма Кандинский, Лемох, Баранов-Россинэ (с 1925 г. в Париже), Флавицкий.

М. Ле-Дантю считался лучшим живописцем и теоретиком русского авангарда начала 20-го века.

А театральные художники Добужинский и Боде-Шарлемань! Мы часто разглядываем фотопортреты Репина, Чехова, Толстого, - а помним ли мы, что снимал их Андрей Деньер, замечательный фотомастер, оставивший целую галерею деятелей русской культуры?

Летописи, дипломатические и гражданские акты писались на языке, представлявшем собою нечто среднее между языком церковным и народным, с большим или меньшим приближением к одному из них, в зависимости от социального положения автора. До XVIII столетия никакого движения в литературе не было. Несколько летописей, поэма XII века (Поход Игоря), довольно большое количество сказок и народных песен, по большей части устных, - вот и все, что дали десять веков в области литературы. А. Герцен.

Поэты и писатели. Начиная еще с Нестора, автора «Повести временных лет». Публицист и филолог Максим Грек (Михаил Триволис, приглашенный в 1518 году в Москву для исправления переводов священных книг), агиограф Пахомий Логофет (серб, которому приписывают авторство «Хронографа»), Феодосий Печерский, Искандер Нестор (2-я половина XV века, Повесть о взятии Царьграда),

Иннокентий Гизель, архимандрит Киево-Печерской лавры, автор «Синопсиса» - сжатого свода летописных и иных сказаний о русской старине, от Рюрика до времен Федора Алексеевича, который долго был единственным учебником русской истории.

В самом начале царствования Алексея Михайловича при патриархе Никоне из Речи Посполитой были выписаны в Москву ученые западнорусские монахи Арсений Сатановский, (Арсений Грек), Дамаскин Птицкин, Епифаний Славинецкий, которым было поручено перевести Библию с греческого на церковнославянский язык (а также осуществить перевод всех богослужебных книг).

Симеон Полоцкий (Самуил Петровский-Ситнианович) - многогранная личность: учил царских детей, основал типографию в Кремле, принимал активное участие в церковной реформе, известен и как поэт: стихотворная книга «Вертоград многоцветный», «Рифмологион», пьесы.

Николай Спафарий (Милеску) - молдаванин греческого происхождения - был переводчиком Посольского приказа, автором патриотической концепции о предназначении Московского государства, возглавлял Великое посольство в Китай.

Были среди православного духовенства России и немцы. «Немчин» св. Прокопий Устюжский (около 1300 г.) - первый в анналах РПЦ, кто превратил свою жизнь в специфичный для Руси подвиг «юродства в миру», тем же известен св. Исидор Ростовский (XV в.), «Твердислов», родом тоже из Германии. Видным деятелем церкви был Адам Зеллиус, в 1732 году приглашенный  в Петербургскую Академию науки и принявший  монашество под именем Никодима. Работая в Академии, он перевел множество древнерусских летописей на немецкий язык; по его рукописным переводам начал своё знакомство с летописями  А.Л. Шлецер.
В Тобольске просветительским центром в области математики, музыки, немецкого языка и ряда других предметов стала школа «российского немца по фамилии Сильвестрович, который в 1749 году обращен из лютеранства в православную веру». Нельзя не упомянуть Климента Зедергольма — иеросхимонаха Самсона, друга К. Леонтьева, а также автора первого исторического очерка о «германцах в русском православии» монаха Амвросия — графа фон Сиверс.

Переводчик Священного Писания на зырянский язык, креститель коми русин Стефан Пермский.

Генрих Гюйссен - историк и публицист, специально приглашен был Петром I из Германии не столько для того, чтобы воспитывать своего сына, сколько для борьбы с враждебной России пропагандой в других странах.

Первые русские философы и публицисты - потомок выходца из Литвы Иосиф Волоцкий, выходец из Литвы Иван Пересветов, Вассиан Патрикеев, ведший род от великого литовского князя Гедимина.

В своей культуре Россия имела чрезвычайно мало собственно восточного. Восточного влияния нет и в нашей живописи. В русской литературе присутствует несколько заимствованных восточных сюжетов, но эти восточные сюжеты, как ни странно, пришли к нам из Европы - с запада или Юга. Характерно, что даже у «всечеловека» Пушкина мотивы из Гафиза или Корана почерпнуты из западных источников. Д. Лихачев.

В истории русской науки особенно крупную роль сыграла работа В.В. Стасова "Происхождение русских былин" (1868). Появилась она в тот момент, когда в изучении древнего русского эпоса царили романтическая сентиментальность, мистические и аллегорические толкования. В отличие от сказок, в былинах усматривали отражение исторической судьбы народа. Вопреки традиционному мнению, что былины представляют собой самобытное национальное произведение, хранилище древнейших народных преданий, Стасов доказывал, что наши былины целиком заимствованы с Востока. Они являются лишь пересказом существовавших эпических произведений, поэм и сказок, причем пересказом неполным, отрывочным, каким всегда бывает неточная копия, подробности которой могут быть поняты лишь при сопоставлении с оригиналом. Он писал, что сюжеты былин, хотя и арийские (индийские), по существу, приходили к нам, чаще всего, из вторых рук, от тюркских народов и в буддийской обработке, заимствование происходило в годы татарщины, и не относится к векам давних торговых сношений с Востоком.
Стасов считал, что в изображении характеров и личностей русские былины не прибавили ничего самостоятельного и нового к иноземной основе и даже не отразили в себе общественного строя тех эпох, к которым, судя по собственным именам богатырей, они относятся. С точки зрения достоверности изложения исторических событий, между былиной и сказкой вообще нет различий.

Светский театр и музыка, а особенно русская литература носили поначалу заимствованный откровенно подражательный характер. Многие сюжеты в русской литературе заимствованы из европейских первоисточников. «Езда на остров любви» В. Тредиаковского - переводной роман, «Сказание о Бове-королевиче» - перевод повести о рыцаре Бове. «Душенька» И. Богдановича - пересказ сюжета о Психее и Купидоне. Сентиментализм Карамзина, заимствованный у Руссо, романтизм Жуковского, опиравшегося на того же Руссо, Крылов, пересказавший Лафонтена, который в свою очередь пересказал Эзопа. В.А. Жуковский называл себя «родителем на Руси немецкого романтизма и поэтическим дядькой чертей и ведьм немецких и английских». Первые переводы Гете, Шиллера, Гердера, Тика.

За драматургом Я.Б. Княжниным (1742-1791), выходцем из древнего польского дворянского рода, утвердился меткий, данный ему Пушкиным, эпитет "переимчивого". Не ограничиваясь подражанием европейским образцам, он часто заимствовал целые тирады, преимущественно из французских классиков, а иногда просто переводил их пьесы, без указания источника.
В русской литературе XVIII в. это, однако, считалось почти достоинством, и Княжнин стяжал прозвище "российского Расина". Современники не ставили ему в упрек даже оперу "Сбитенщик", хотя это копия с Аблесимовского "Мельника". Наиболее оригинальным он является в пьесах "Вадим" и "Росслав", хотя и в последней трагедии, по замечанию Мерзлякова, Росслав (в 3 явлении 3 акта) "как молотом поражает Христиерна высокими словами, заимствованными из трагедий Корнеля, Расина и Вольтера". В "Дидоне" Княжнин подражал Лефран-де-Помпиньяну и Метастазию; "Ярополк и Владимир" - копия с "Андромахи" Расина; "Софонисба" заимствована у Вольтера; "Владисан" повторяет Вольтерову "Меропу"; "Титово милосердие" - почти сплошной перевод из Метастазия; "Хвастун" - почти перевод комедии де Брюйе "L'important de cour"; "Чудаки" - подражание "L'homme singulier" Детуша.

Европеизированная русская литература начинает приобретать известное значение лишь во времена Екатерины Второй. До ее царствования мы видим лишь подготовительную работу; язык приспосабливается к новым условиям существования, он кишит немецкими и латинскими словами; дух подражания овладевает всем до такой степени, что в наш метрический и звучный язык пытаются ввести силлабическое стихосложение. Отделавшись от этих излишеств, язык начал осваивать лавину иностранных слов и становиться более естественным и соответствующим духу нации. Первым русским, который мастерски владел сложившимся таким образом языком, был Ломоносов. А. Герцен.

Гаврила Державин - потомок крымских беев Нарбековых, молдаванин Антиох Кантемир (известный и тем, что был русским послом в Париже), Феофан Прокопович, Иоганн Хемницер, Василий Тредиаковский, хорват (или «сербенин» Юрий Крижанич (проповедник славянского единства, трактат «Политика» и «История Сибири»), Ипполит Богданович, грузин Шота Руставели, Михаил Херасков (от молдаванина Хераско), Василий Капнист, русин Нестор Кукольник, известный не только своей литературной деятельностью, но и тем, что он был ректором Педагогического института в Санкт-Петербурге.

История нашей литературы - это или мартиролог, или реестр каторги. А. Герцен.

«Ужасный, скорбный удел уготован у нас всякому, кто осмелится (поднять свою голову выше уровня, начертанного императорским скипетром; будь то поэт, гражданин, мыслитель - всех их толкает в могилу неумолимый рок». А. Герцен. Собр. соч. Т. VII, с. 208.

Отец Пушкина - потомок прусского выходца Радши, мать - урожденная Ганнибал. Родился в Москве, на Немецкой улице. «Учился он плохо... начал писать не по-русски, а по-французски... Следы приобретенной в детстве привычки писать и думать по-французски остались в Пушкине на всю жизнь». (Чернышевский Н.Г., т. II, с. 429, 433) .

Ближайшие лицейские друзья - Кюхельбекер, Дельвиг, Модест Корф (в будущем директор Императорской публичной библиотеки). Кстати, кому посвящено «Я помню чудное мгновенье»? Баронессе Анне Керн (урожденной Полторацкой). Убийца - Дантес. Имена секундантов Пушкина на последней дуэли - Данзас и д' Аршиак.

Куда бы нас не бросила судьбина и счастие куда б не повело, Все те же мы: нам целый мир чужбина; Отечество нам Царское село. А.Пушкин.19 октября.

«Правительство - единственный европеец в России», - писал он. Оснований для таких суждений у него было маловато.

«Величайший и по преимуществу национальный русский поэт - Пушкин - воспитал свою музу не на материнском лоне народной поэзии, а на европейской почве, был приготовлен не «Словом о полку Игоревом», а Ломоносовым, Державиным, Фонвизиным, Богдановичем, Крыловым, Озеровым, Карамзиным, Дмитриевым, Жуковским и Батюшковым - писателями и поэтами подражательными и нисколько не национальными, за исключением одного Крылова, которого басни, будучи национальными, все-таки не суть вполне самобытное явление, ибо их образцы найдены Крыловым не в народной поэзии, а у француза Лафонтена». Белинский В. Сочинения. Т.5, с. 65.

В основе сюжетов поэм раннего Пушкина, как правило, соприкосновение с жизнью инородцев: крымские татары, малороссы, черкесы. Тут и подражания древним авторам - Овидию, Сафо, Катуллу, Гомеру, и Шекспиру, и Гете, и Вольтеру, и Байрону, и сербским народным песням, и Корану, Гафизу. В поэме «Руслан и Людмила» - странные имена героев: Фарлаф, Рогдай, Наина. «На холмах Грузии лежит ночная мгла», «Цыганы», «Бахчисарайский фонтан», «Кавказский пленник», «Полтава». Переводы из Анакреона, Горация, Мериме. «Памятник», «Суровый Дант не презирал сонета», «Арион», «Подражание арабскому», «Из Пиндемонти». «Пир во время чумы» - средневековая Англия. «Сцены из рыцарских времен». «Каменный гость» - дон Жуан. «Замечания на анналы Тацита». «Выстрел» - Сильвио. «Ленский: С душою прямо геттингенской, поклонник Канта и поэт».

«Читал он только Апулея, а Цицерона не читал».

Критик Аполлон Григорьев считал, что Пушкин велик отнюдь не одним размером своего художественного таланта: он велик потому, что претворил в себе целый ряд иноземных влияний в нечто вполне самостоятельное. В Пушкине в первый раз обособилась и ясно обозначилась "наша русская физиономия, истинная мера всех наших общественных, нравственных и художественных сочувствий, полный очерк типа русской души".

Отчего именно Петра воспевал всю жизнь националист Пушкин, почему его памяти посвятил два гениальных монумента: «Медного всадника» и «Полтаву» - вполне понятно, если вспомнить, что прадед Александра Сергеевича был царским любимцем. Именно с его, пушкинской оценкой Петра, как великого исторического деятеля, уже столько лет безуспешно спорят историки. Но, несмотря на все их старания, Пушкину русские верят гораздо больше. Вот чем страшна сила поэтического слова!

М.Ю. Лермонтов. Около 1620 года «пришел с Литвы в город Белый из Шкотской земли выходец именитый человек Юрий Андреевич Лермонт и просился на службу великого государя, и в Москве своею охотою крещен из кальвинистской веры в благочестивую. И пожаловал его государь царь Михаил Федорович восемью деревнями и пустошами Галицкого уезда, Заблоцкой волости. И по указу великого государя договаривался с ним боярин князь И.Б. Черкасский, и приставлен он Юрий, обучать рейтарскому строю новокрещенных немцев старого и нового выезда, равно и татар». Выслан на Кавказ после дуэли с Де Барантом.

«Герой нашего времени» Лермонтова - действие на Кавказе, герои старый кавказец Максим Максимыч, Вулич, Бэла, Азамат. «Казаки» Толстого. Гоголь: «Рассказы Рудого Панька», «Тарас Бульба».

Дворянский род Радищевых, по семейному преданию, происходит от татарского князя Куная, перешедшего к русским при взятии Казани. Мурза Кунай при крещении назван был Константином и получил от Ивана Грозного земли в Малоярославецком и Борисоглебском уездах. Фонвизин - потомок ливонского рыцаря фон Визена.
Родословные росписи рода Фонвизиных начинаются именем Петра Володимерова, титулуемого бароном. "В царство великого государя царя и великого князя Иоанна Васильевича, всея России самодержца, как он, великий государь, воевал Лифлянскую землю, взял в плен Мечиносящего братства брата Петра барона Володимерова сына Фонвисина с сыном его Денисом и иных того же честного братства шляхтов; и даны им в Московском государстве поместья многие в разных городах, и служили они великим государем в немецкой вере".
Даль - датчанин. Жуковский - сын поляка и турчанки. Карамзин - из татарского рода, род Дельвигов из Вестфалии, Гоголь-Яновский - малоросс, Достоевский - наполовину поляк, наполовину потомок татарина Челебея.
Иван Тургенев (как и все Тургеневы) родоначальником своим считал золотоордынца Тургенея (тюрген - быстрый, вспыльчивый). Салтыков-Щедрин - по одной линии из пруссаков, по другой из ордынцев.
Баратынский - из польского дворянства, настоящая фамилия его Боратынский от названия родового владения замка Боратынь. Род Толстых - «от мужа честна Индриса, выехавшего из немец, из Цесарские земли в Чернигов», Тютчев - потомок крымского генуэзца Тутче или Дудже, переселившегося в XVI веке в Москву.
Герцен - сын немки Луизы Гааг, Блок - немец, у Фета мать - Шарлотта Фет, урожденная Беккер, Александр Куприн - из татарского рода Туган-Барановских. По отцу предки Максимилиана Волошина - запорожские казаки, со стороны матери - немецкая кровь.

Мать поэта Николая Алексеевича Некрасова Александра Андреевна Закревская, варшавянка, дочь богатого посессионера Херсонской губернии. Судя по родословным книгам, Аксаковы происходят от знатного варяга Шимона (во св. крещении Симона) Африкановича или Офриковича - племянника короля норвежского Гакона (или Якуна) Слепого, прибывшего в Киев в 1027 г., и ордынских мурз, причем женой писателя Сергея Тимофеевича Аксакова была Ольга Семеновна Заплатина, дочь суворовского генерала и пленной турчанки Игель-Сюмь, именно ее детьми были основатели славянофильства в России Иван и Константин Аксаковы. А.С. Грибоедов – его дед поляк Гржибовский.

Чацкий у Грибоедова - с корабля на бал.
Все - вечные французы.
Нечистый этот дух / Слепого, рабского, пустого подражанья...
...Смешение французского с нижегородским. Грибоедов.

Поляки, немцы, евреи, сербы, французы...
Карл Петерсон вошел в русскую литературу с известными строчками: « Вечер был; сверкали звёзды. На дворе мороз трещал; Шёл по улице малютка, Посинел и весь дрожал».
Нелединский-Мелецкий (Выйду я на реченьку), Ел. Кульман, В. Кюхельбекер, Одоевский, христианский писатель Стурдза, переводчик Илиады Гнедич, казацкий поэт Иван Котляревский, писатель и переводчик Шекспира и Шиллера Кетчер, поэты Шевченко, Брюсов, Бальмонт и Саша Черный, Полонский, Эртель, Губер (перевод «Фауста»), Станюкович, Гейнце, Мей, Погорельский, Вельтман, Коцюбинский, Налбандян, Елена Ган, Юлия Жадовская, Марко Вовчок, Хвощинская-Зайончковская, Мачтет (Замучен тяжелой неволей), Навроцкий (Есть на Волге утес), Пальм (не путать с поэтом Лиодором Пальминым, автором «Реквиема» - Не плачьте над трупами павших борцов), мемуарист Вигель, Кронеберг (переводы Шекспира, Диккенса, Гейне), Данилевский (идеолог панславизма), Ахундов, Саят-нова, Миропольский (Ланг), Помяловский, Евгения Тур (графиня Елизавета Салиас де Турнемир, сестра Сухово-Кобылина), Марко Вовчок, классик грузинской поэзии Илья Чавчавадзе, Стефаник, Берг (перевод «Пана Тадеуша» Мицкевича), Фофанов, Степняк-Кравчинский, Вересаев, Короленко, Надсон, Франко, Августа Пчельникова (А, попалась, птичка, стой! Не уйдёшь из сети, 1859, -  настоящая фамилия Цейдлер); Шеллер, Эртель, Авенариус, Гербель (поэт, переводчик и издатель), Соллогуб, Гиппиус, Коринфский, Миллер (переводчик и поэт: Раз-два-три-четыре-пять, вышел зайчик погулять), Р. Кудашева (В лесу родилась елочка, музыка Бекмана), Мережковский, Тэффи (Лохвицкая), Ходасевич, Е. Гуро, Кронеберг (переводы Шекспира и Гете).

Критики: Абрамович, де Пуле (автор исследования о Кольцове), Кони, Айхенвальд, Вейдле, Пильский, Спасович, Волынский.

Журналисты. Редактором "Санкт-Петербургских ведомостей" и "Примечаний" к ним с 1728 г. до половины 1730 г. был академик Г. Ф. Миллер, которого можно назвать первым русским журналистом. После Миллера редакцией заведовали академики И. Тауберт, с 1748 г. Штелин и Ломоносов, в 1775-82 гг. И. Ф. Богданович, с 1783 г. до весны 1785 г. Штелин.

Поляки: Ф. Булгарин («Господин Булгарин по национальности поляк, но он оставил и забыл свою родину. В России он завоевал большое имя. Но тот, кто знакомится и узнает его, чувствует к нему большое отвращение». Х. Абовян), О. Сенковский (Барон Брамбеус), К. Случевский, Н. Полевой («Московский телеграф»), выходец из немцев Н. Греч (редактор «Правительственного вестника»), Варфоломей Зайцев («Русское слово», как писал о Зайцеве Л. Тихомиров: «Еврей, интеллигентный революционер), Г. Бланк (был чиновником департаментов государственных имуществ и народного образования, писал на темы права и экономики), публицист-социолог Берви-Флеровский (книга «Положение рабочего класса в России»), Волынский (настоящая фамилия Флексер, редактор журнала «Северный вестник»), Проппер (Биржевые ведомости), Стасюлевич («Вестник Европы»), Финдейзен (Русская музыкальная газета), Петрункевич (Речь, орган кадетской партии), Г. Иоллос (Русские ведомости, убит во время погрома), Каблиц, Я.Л. Сакер и С.И. Чацкина (Современные записки), Гаспринский (Гаспралы), Исмаил-бей - крымский татарин, издатель газеты «Тэрджиман», С. Назарянц (профессор Лазаревского института восточных языков в Москве, редактор издававшегося в Петербурге армянского журнала «Юсисапайл» - «Северное сияние»), В. Грингмут («Московские ведомости», основал Русскую монархическую партию), В. Ламанский издавал и редактировал журнал Императорского этнографического общества «Живая старина», Юзефович (харьковский «Южный край», православный еврей и яростный антисемит), В. Дубицкий, издававший в Одессе ежедневную газету «Жатва», купец Р. Фельзенгардт был редактором-издателем выходившего бесплатно еженедельного варшавского иллюстрированного журнала «Железнодорожный курьер». Известными обозревателями были Евгений Корш, Блюммер, Вессель.

Санкт-Петербург был крупнейшим центром русской журналистики. Тут каждые пять дней с 1830 по июль 1831 г., выходила под редакцией поэта А. Дельвига, а после его смерти - О.М. Сомова, Литературная Газета. В №61 за 1830 г. в газете было помещено четверостишие Казимира Делавиня на предполагавшийся памятник жертвам июльских дней; Дельвиг получил выговор от графа Бенкендорфа, и газета была временно приостановлена. В 1840 г. она возродилась как «вестник наук, искусств, литературы, новостей, театров и мод». Выходила сначала 2 раза в неделю, в 1841 г. - три раза в неделю, с 1842 по 1846 гг. - еженедельно. В газете принимали участие Белинский, Гребенка, H. Некрасов, Даль, Соллогуб, Бенедиктов. С 1841 г. в качестве еженедельного приложения к газете издавались Записки для хозяев (1844-45). Редакторами ее были А.А. Краевский (1840, 1844-45); Ф.А. Кони (1841-1843); H.А. Полевой (1846). В 1847-1849 гг. Литературная Газета печаталась раз в неделю под ред. А.А. Краевского.

Флагманом питерской журналистики на протяжении нескольких десятилетий была газета Новое Время - наиболее распространенная (около 85 тыс. экз.) из политических русск. Основанная в 1868 г. А.К. Киркором и Юматовым имела первоначально польско-помещичий оттенок. Не добившись успеха, перешла в 1871 г., после 11-месячного перерыва, к Ф.Н. Устрялову. Номинальным редактором при нем был И. Сухомлин. В 1873-74 гг. газету издавал О.К. Нотович (ред. М.П. Федоров), передавший в 1874 г. газету К.В. Трубникову, при котором главное участие принимали: А.П. Чебышев-Дмитриев, И.Ф. Василевский. О.К. Нотович и др. В начале 1876 г. Новое Время приобрели А.С. Суворин и В.И. Лихачев, после чего она стала рупором славянофильского национализма.

Биржевые ведомости: 1) ежедневная либерально-буржуазная, политическая, экономическая и литературная газета. Выходила в Петербурге (1861-79 гг.). Издатель-редактор К.В. Трубников. С передачей в 1875 г. издательских прав В.А. Полетике оппозиционная направленность газеты резко усилилась. В 70-х гг. в газете сотрудничали: Н.С. и В.С. Курочкины, Н.К. Михайловский, А. Н. Плещеев, А.М. Скабичевский и др. В 1879 г. газета сменила название на Молву, которая выходила до 1881 г. 2) Газета умеренно-либерального направления. Основана С. М. Проппером. Выходила в Петербурге (1880-1917) сначала 2, потом 4 раза в неделю, с 1885 ежедневно. Издатели-редакторы: С.М. Проппер, В.А. Бонди, И.И. Ясинский и др. С 1893 выходило 2 издания Биржевых ведомостей : для Петербурга и удешевленное - для провинции. Б. в. отличались беспринципностью и продажностью. В 1905 стали органом кадетов и в декабре дважды меняли название (Свободный народ и Народная свобода). С 1906 г. газета, оставаясь формально внепартийным органом, продолжала представлять интересы буржуазии. Закрыта в октябре 1917 за антисоветскую пропаганду.

Альманах Юридические Записки издавался П.Г. Редкиным и К.К. Яневичем-Яневским. Его тома выходили в 1841, 1842, 1859, 1860 и 1862 гг. 5-й том был издан одним К.К. Яневичем-Яневским.

Всеобщая газета, земская, судебная и политическая (редактор-издатель Л. Демис) - выходила в Петербурге в 1866-1867 гг. два раза в неделю. Издание Всеобщей газеты было предпринято "с целью доставить земству возможно удовлетворительный орган для обозрения его деятельности и важнейших явлений нашей государственной жизни". Другая Всеобщая газета, но уже «политическая, литературная, ученая, художественная и коммерческая» - выпускалась с 1871 г. еженедельно; редакторы-издатели ее были М.М. Дмитриев и г-жа А. Пельт. Одной из задач газеты было "не употреблять иностранных слов, кроме тех, которые настолько обрусели, что понятны всем и каждому, или слов, которых нельзя перевести, а можно только объяснить". В 1880 и 1881 гг. редакция выпускала Справочную книжку для читателей газет и журналов, заключавшую объяснения иностранных слов и сведения об иностранных государствах и о России. В 1880 г. вышло 47 номеров, в 1881 и 1882 г. - по 49, в 1883 г. - 17; затем со смертью Дмитриева газета остановилась. Она перешла к г-же Л. Н. Эвальд и возобновилась с 1884 г. под тем же заглавием, с присоединением перед заголовком слов: "еженедельная иллюстрированная"; в 1885 г. в заглавии предпослано только слово "иллюстрированная", а в 1886 г. выходила под названием Ежемесячная иллюстрированная всеобщая газета. Редактором был Ар. Эвальд.

Ежемесячный журнал Живописный Сборник замечательных предметов из наук издавали в северной столице в 1858 -1859 гг. издатели А. Плюшар и В. Генкель (Кстати, именно Вильгельм Генкель был совместно со Смирдиным основателем известной книгоиздательской фирмы Смирдин и К, а также переводчиком на немецкий язык «Преступления и наказания». Всего им. издано около 30 томов переводов Тургенева, Достоевского, Костомарова, Гаршина, Толстого, Потапенко, Полонского и др.). С сентября 1866 г. по 1868 г в Санкт-Петербурге выходил ежемесячный журнал Женский вестник (издатель А. Мессарош, редактор Н. Мессарош). Журнал ставил своей целью улучшение положения женщины и ее развитие. В нем принимали участие: А. Михайлов-Шеллер, П.Н. Ткачев, Глеб Успенский, Н.А. Благовещенский, Я.П. Полонский, Е.И. Конради и др. Н. Флиге, начиная с 1868 года, издавал в Санкт-Петербурге иллюстрированный журнал Живописное обозрение. Так же иллюстрированное ежемесячное приложение к этому журналу Жизнь и Хозяйство (издатель-редактор Д.А. Карчевский) выходило в 1876-78 гг. Там же выходила Древняя и новая Россия - ежемесячный иллюстрированный исторический журнал; который издавался в 1875-81 гг. В. И. Грацианским под ред. С.Н. Шубинского (до сентября 1879 г.).

Газета Берег, издававшаяся в 1880 году писателем П. Цитовичем при финансовой поддержке правительства, являла собой неудачную попытку создания официозного органа и обанкротилась по причине того, что ее направление слабо соответствовало взглядам большинства аудитории.

Гетце в 1880-83 гг. в Санкт-Петербурге издавал Женский Труд - ежемесячный журнал дамских рукоделий. Юная Россия - иллюстрированный журнал для юношества и детей старшего возраста; издавался с 1884 по 1887 г., по два раза в неделю. Издатель-редактор В.В. Брей.

Журнал Жизнь, печатавшийся в Санкт-Петербурге с 1889 г. под редакцией В.А. Поссе, считался главным органом марксизма в России и имел около 15 тыс. подписчиков, Здесь были напечатаны: "Фома Гордеев" Горького, ряд повестей Вересаева, Чирикова, Федорова, Леонида Андреева, "В овраге" Чехова, стихотворения Тана, Бальмонта и др. В научно-общественном отделе появлялись статьи П.Б. Струве, Нежданова, В. Ильина, П. Маслова, Каутского, Вандервельде, Зомбарта и др. Главным критиком журнала был Андреевич (Евг. Соловьев). Жизнь имела особый художественный отдел под ред. П.Н. Ге и давала снимки с картин и портреты. В 1901 г. Жизнь была закрыта за вредное направление мысли. Позднее она печаталась за границей, являясь органом русской социал-демократии.

Юридическая Газета выходила в Санкт-Петербурге с 1892 г., два раза в неделю, без предварительной цензуры. Издатель-редактор Д.В. Чичинадзе (до 1899 г.), затем M.В. Чичинадзе.

Вечерняя Газета, политическая и литературная с 1904 г. выходила в 6 часов вечера ежедневно. Редактор-издатель В.М. Абаза. Радикал - ежедневная газета, выходившая в СПб. с 15 по 21 января 1906 г. Издатель-редактор М.С. Маргулиес. Через неделю была закрыта за радикализм. В том же 1906 г. в Санкт-Петербурге выходила Радуга - еженедельный художественно-литературный журнал, который издавал Вл. Гайдебуров.

С. Габиев в 1912-1913 годах издавал в Петербурге Мусульманскую газету и газету Заря Дагестана на русском языке. В Петербурге издавались также газеты на немецком языке: Цайтунг и Санкт-петербургские ведомости, выходившие достаточно большим по тем временам тиражом. Несколько немецкоязычных газет и альманахов издавалось в Прибалтике.

Но в Москве журналистика тоже била ключом. Магазин общеполезных знаний и изобретений с присовокуплением Модного журнала, раскрашенных рисунков и музыкальных нот - ежемесячный журнал, издававшийся в 1795 г. И.Д. Герстенбергом в Москве. Новое Детское Чтение или Вечера доброго отца семейства - журнал, издававшийся С.Н. Глинкой с 1818 г., сначала при Русском Вестнике, а потом отдельно, в Москве, с 1821 по 1824 г. Под тем же заглавием издавал ежемесячный журнал в СПб, в 1838 г., Н.И. Греч.

Развлечение - еженедельный литературно-юмористический журнал с карикатурами, старейшее из юмористических изданий России. Издается в Москве с 1859 г. - Основан поэтом-переводчиком Федором Богдановичем Миллером. После его смерти (1881) издательские права перешли к его наследникам, а с 1884 г. к И.А. Щербову. В это время редактором был (до 1885 г.) А.В. Насонов. С 1885 по 1891 г. издателями-редакторами последовательно были И.А. Щербов, И.Ф. Морозов, П.И. Щеглов. С 1891 г. издательницей состоит А.А. Соедова, а редактором H.H. Соедов. При Миллере в Р. принимали участие многие видные литературные деятели.

Радуга, иллюстрированный семейный журнал литературы, политики, искусств и общественной жизни. Основан в 1883 г. Н. Гиляровым-Платоновым; с 1884 г. перешел к Л. Метцль, а редактором сделался Д.А. Мансфельд. Выходил в Москве еженедельно, по 1888 гг.;

Товариществом М. Вольфа издавались альманах Живописная Россия (11 томов с с 1879 по 1884 гг.), а с 1884 г. журналы Новь и для детей - Задушевное чтение. Ежедневная газета Жизнь издавалась в Москве в 1885 г. Плевако и Бестужевым.

В Киеве М.Е. Краинским и под его редакцией (с 1894 г. по 1900 г.) издавалась ежедневная литературная, политическая и художественная газета Жизнь и Искусство. Киевская справочная газета - бесплатный промышленный и справочный орган, выходил с 1902 г. ежедневно; издатели-редакторы Н.Я. Шампаньер и М.Б. Кунин. Киевские Новости - общедоступная литературно-политическая и общественная демократического толка ежедневная газета, издававшаяся под редакцией И.П. Манукова с 1905 г. Киевские Отклики - ежедневная литературно-политическая, экономическая и общественная газета, выходила с 1903 г.; редактор-издатель Г.В. Александровский, редакторы И.В. Александровский, с 1904 г. проф. И.В. Лучицкий.

Радуга, журнал философии, педагогии и изящной литературы с присовокуплением остзейских записок, издавался А. Бюргером сначала в Ревеле в 1832-1833 годах, выходил ежемесячно. Как бы продолжением ему стали: 1) Радуга, дневник русского немца, ищущего разъяснений к уразумению православия, журнал философии, педагогии и литературы, с присовокуплением остзейских записок; издавался в Санкт-Петербурге в 1863-64 гг. А. Кассиановым, под редакцией А. Бюргера (вышло 8 №) и 2) Радуга, журнал философии, педагогии и литературы; издавался в Санкт-Петербурге тем же А. Бюргером в 1865-66 гг. (8 книг) и в 1867-68 гг. (одна книга, вместо 9-ой книги за 1865-66 гг.).

В Тифлисе с 1884 г. издается ежедневная газета. Новое Обозрение - первоначально при деятельном участии Н.Я. Николадзе. Издатель - К.М. Туманов, редактор - Г.М. Туманов.

Оппозиционная рабочая и нелегальная пресса.

Систематический выпуск подпольной революционной литературы был предпринят, начиная с 1853 г. в Лондоне, вольной А. И. Герцена, который первый «создал вольную русскую прессу за границей... » (Ленин В.И. ПСС, 5 изд., т.21, с.258-262). Издания Герцена и Н.П. Огарёва Полярная звезда, Голоса из России, Колокол, Под суд, Общее вече способствовали революционному пробуждению русского общества. В конце 50-х - начале 60-х гг. в Западной Европе издавался ряд демократических периодических изданий: Русский заграничный сборник (1858-1866) А. Франка, Стрела (1858-59), Правдолюбивый (1862-63) В. Гергардта, Весть (1862), Свободное слово (1862) и Европеец (1864) Л.П. Блюммера, La Cloche (1862-65) Л. Фонтена и др.

Демократическая бесцензурная печать во главе с “Колоколом” Герцена публиковала обличительные материалы, секретные документы русского правительства, вела широкую кампанию за освобождение крестьян, перепечатывала подпольные прокламации. В 1863-64 редакция Колокола взяла на себя функции заграничного центра общества Земля и воля, издания которого печатались в русских типографиях Лондона и Берна. Значительную роль в организации и транспортировке нелегальных изданий в Россию играла Гейдельбергская русская колония.

В 1853-64 гг. вольная русская печать, кроме периодических изданий, выпустила более трёх сотен книг, брошюр и листовок. Они печатались в 5 русских заграничных и свыше 20 западноевропейских типографиях. В книжных изданиях вольной печати преобладали публикации русских официальных документов по национальной политике и русской истории, не издававшиеся в России (Записки Екатерины II, генерала А.П. Ермолова, материалы об убийстве Павла I и т.п.); воспоминания декабристов, запрещённые цензурой стихотворения А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева, «Горе от ума» А.С. Грибоедова и т.д.

С 1865 до 1917 г. центром вольной печати была Швейцария (Женева, Берн, Цюрих). Здесь находилась типография Л. Чернецкого (бывшая Вольная русская типография Герцена); выходили Колокол (до 1867) и Kolokol на французском языке с русским прибавлением (1868) Герцена; издавались Подпольное слово (1866) и Летучие листки (1868) М.К. Элпидина; Современность (1868) Л.И. Мечникова и Н.Я. Николадзе; Народное дело (1868-70) М.А. Бакунина и Н.И. Жуковского. Нечаевская Община (1870) печаталась в Лондоне.

Новый подъём вольной печати начался в 1870-х гг. в связи с ростом народнического движения. В 70- 90-х гг. за границей работало 17 русских типографий, издававших 35 газет и журналов. Наиболее важна в 70-х гг. была деятельность типографии Вперёд (1873-74, Цюрих, 1874-77, Лондон; П.Л. Лавров, В.Н. Смирнов и др.), развивавшей традиции Колокола и ставшей органом русского и международного революционного рабочего и социалистического движения. В ней выпускались журнал (1873-77) и газета (1875-76) Вперёд!, пропагандистская литература.

В эти же годы выходили другие периодические издания народников: Работник (подзаголовок Газета русских рабочих, народническая газета бакунистского направления. Издавалась с января 1875 по март 1876 в Женеве Н.И. Жуковским, З.К. Ралли, А.Л. Эльсницем, В.А. Гольдштейном, Н.А. Морозовым... Вышло 15 номеров (в 1875 - 12, в 1876 - 3). Язык статей был стилизован под народный. Печатались журналы Община (1878, редакторы Д. А. Клеменц, П.Б. Аксельрод и др.) и Набат (1875-1881, редакторы П.Н. Ткачёв, К.М. Турский и др.), сборник Громада (1878-82) М.П. Драгоманова; первая на американском континенте русская газета Свобода (1868-73, С.-Франциско), издававшаяся бывшим наборщиком Вольной русской типографии А.О. Гончаренко. В народнических типографиях были изданы «Манифест Коммунистической партии» (в типографии Чернецкого в 1869 г. в переводе. М.А. Бакунина), романы Н.Г. Чернышевского «Что делать?» (1867 и 1876), «Пролог» (1877) и собрание его сочинений в 5 тт. (1868-79); сочинения А.И. Герцена в 10 тт. (1875-79); «Письмо В.Г. Белинского к Н.В. Гоголю» (1880) и др. В украинской типографии в Праге вышел «Кобзарь» Т.Г. Шевченко (1875).

После раскола в 1879 Земли и воли на две революционные организации за границей в 80-е гг. стали печататься журнал. Черный передел (1880-81) и издания народовольцев - Русская социально-революционная библиотека (1880-82), Календарь “Народной воли” на 1883, сборник На Родине (1882-83), журнал Вестник Народной воли (1883-86, редакторы П.Л. Лавров и Л.А. Тихомиров). В Женеве издавался украинский журнал Громада (1881) М.П. Драгоманова, М.И. Павлика и С.А. Подолинского; политическая газета Общее дело (1877-90) А.Х. Христофорова. В конце 80-х гг. выходили народовольческие журналы Свобода (1888-89) С.М. Княжнина и К.М. Турского, Свободная Россия (1889) В.Л. Бурцева и В.К. Дебогория-Мокриевича, а также Социалистическая библиотека Цюрихского литературного социалистического фонда, в Соединённых Штатах - рабочая газета Знамя (Нью-Йорк, 1889-91), газета Прогресс (Нью-Йорк, 1891-94) И.А. Гурвича.

Социал-демократическое направление в вольной печати начинается с 1883, когда группа Освобождение труда в Швейцарии стала издавать Библиотеку современного социализма (1883-1902), затем Рабочую библиотеку (1884-1903) и сборник Социал-демократ (1888-92). Произведения членов группы (Плеханов, Дейч, Аксельрод, Засулич и др.) «... стали впервые излагать систематически и со всеми практическими выводами идеи марксизма... » (Ленин В.И. ПСС, 5 изд., т.21, с.95). В 1900 г. начинают выходить газета Искра, а в 1901 - журнал Заря, которые ведут борьбу за создание социал-демократической рабочей партии в России. В 1900-17 гг. существовало 11 заграничных революционных типографиях.

Кроме большевиков, издательской деятельностью занимались и другие русские политические партии и группы. В Штутгарте, а затем в Париже издавался либерально-буржуазный журнал Освобождение (1902-05) П. Б. Струве. Выходили издания анархистов: сборники Хлеб и воля (Женева, 1903-1905), Буревестник (Париж, 1906-10), Анархист (Женева, 1907-09) и др.; эсеров: Революционная Россия (1900-1905), Вестник русской революции (1901-05), Знамя труда (1907-14, Париж с 1908) и др.; меньшевиков: Голос социал-демократа (1908-11), За партию (Париж, 1912-14) и др. Клевенский М.М., Кушева Е.Н., Маркова О.П. Русская подпольная и зарубежная печать. Библиографический указатель, т. 1, М., 1935; Рудницкая Е.Л. Из истории революционных русских изданий конца 1850-х гг. за границей. - В сб. Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг., М., 1963.

Однако оппозиционная пресса печаталась и в России.

Рабочая неделя - еженедельный общественно-экономический журнал, выходивший в Санкт-Петербурге 1905 г. Редактор-издатель А. Леман, издатель И. Люндорф. После двух номеров журнал был закрыт. Рабочее слово - ежедневная общедоступная, общественно-политическая и литературная газета, выходящая в Санкт-Петербурге с марта 1906 г. издатель И. Венедиктов, Редактор А. Тенс.

Рабочий - социал-демократическая газета, выходившая два раза в неделю с июля 1906 г. в Саратове. Редактор-издатель П.В. Вадиксов. Издание было скоро закрыто.

Получили широкое распространение в России литературные альманахи и сборники. Альманах анекдотов (СПб, 1830-31, издание К. Зейделя); Альманах на 1840 г. (M., 1840, изд. Н. Анордиста); Альманах в память двухсотлетнего юбилея Имп. Александровского Университета (Гельсингфорс, 1842, изд. Я.К. Грота); Альциона (СПб, 1831-33, изд. барона Розена); Альциона - учено-лит. сборн. (Одесса, 1848, изд. К. Зеленецкого); XVIII век (Н. Ламанского, СПб. 1870); Вчера и сегодня - литературный сборник (СПб, 1845-46, изд. А. Смирдина, сост. гр. В.А. Соллогубом); Гудок (СПб, 1871; 4 изд. 1875); Гудок (M., 1888, изд. В.И. Елшина); Дагеротип (СПб, 1844, изд. Н. Кукольника); Дамский альбом (СПб, 1844); Дамский альбом (СПб, 1852, изд. К. Шрейдера); Денница (M., 1830-34, изд. M. Максимовича); Драматический альбом (M., 1843-44); Драматический альбом Арапова и Раппольта (M., 1850); Еврейская библиотека - ист.-лит. сб. (изд. А.Е. Ландау, СПб, 1871-78); Живописный сборник (СПб, 1850, изд. А.А. Плюшара); Зурна - закавказский альманах (изд. Е.А. Вердеревского, Тифлис, 1855); Избранные места из русских сочинений и переводов в прозе, с прибавлением известий о жизни и творениях писателей, которых труды помещены в сем сборнике (СПб, 1812, изд. Н. Греча); Кабинет чтения, выбор статей из иностранных периодических изданий (М. 1838, В. Межевича); Кавказский альманах (Тифлис, 1877); Казанский литературный сборник (Казань, 1879); Картинная галерея (М., 1828); Картины света - энциклопедический живописный альманах (изд. А.Ф. Вельтмана, М., 1836-37); Киевлянин (М. Максимовича, 1840-50); Киевский сборник в помощь пострадавшим от неурожая (К., 1892, под редакцией проф. Лучицкого); Ландыши Киевской Украины (СПб, 1848); Литературные вечера (изд. Н. Фумели, Одесса, 1840-50); Литературные вечера (изд. В.П. Бефани, М., 1873); Летопись факультетов (СПб, 1835, изд. А. Галича и В. Плаксина); Минерва (Харьков, 1835, изд. Ив. Кронеберга); Мнемозина (М., 1824-1826, изд. кн. В. Одоевского и В.Кюхельбекера); Московский альманах для прекрасного пола (М., 1825-1826, изд. С. Глинки); Московский альманах на 1828 г. истории, словесности и нравственности (М., 1828, изд. С. Глинки); Московский альманах (М., 1829, изд. Глинки); Незабудочка (М., 1827 и 1829, изд. С. Глинки); Новая антология на четырех языках (СПб, 1837); Новороссийский литературный сборник (Одесса, 1859, изд. А. Богдановского и А. Георгиевского); Новогодник, собрание сочинений в прозе и стихах современных русских писателей (СПб, 1839, изд. Н. Кукольника); Новые Аониды на 1823-1825 гг. (М., изд. С.Е. Раич); Одесский альманах на 1831 г. (Одесса, 1831, изд. П. Морозова и М. Розберга); Отклик - сборник в пользу студентов Санкт-Петербургского университета (СПб, 1882, под ред. П.Ф. Якубовича); Памятник дружбы, для любителей альбомов, собранный из образцовых русских, немецких, французских и английских сочинений, в стихах и прозе (СПб, 1838); Пантеон иностранной словесности (М. 1798, изд. Н. Карамзина); Русский альманах (СПб, 1832-33, изд. В. Эртеля и А. Глебова); Русская Талия (СПб, 1825, изд. Ф. Булгарина); Сион (СПб. 1892); Славянская звезда (Киев, 1877, изд. Н. Мельникова); Северные Цветы (СПб, 1825-32, изданы бар. Д.В. Дельвигом и О.М. Сомовым); Северная лира на 1827 г. (М., 1827, изд. Раича и Ознобишина); Талия или собрание разных новых сочинений (СПб, 1807, изд. А.П. Бенитцкого); Украинский альманах (Харьков, 1831, изд. И.И. Срезневского и И.В. Росковшенко); Утренняя заря (СПб, 1839-43, изд. В.А. Владиславлева); Царское Село (СПб, 1830; изд. Н. Коншина и Б. Розена); Сборник в пользу начальных еврейских училищ (СПб. 1896); Средняя Азия, альманах на 1896 г. (Иркутск, 1896).

Детские литературные сборники и альманахи: Подарок добрым детям (М. 1820, изд. П. Швабеля), Подарок на новый год детям (М., 1808, изд. Е. Паланжа).

Видную роль играют литературные альманахи и сборники в малорусской литературе, особенно в России, где нет журналов на украинском языке. Первый опыт в этой области принадлежит И.И. Срезневскому, который вместе с И.В. Росковшенковым издал Украинский альманах (Харьков, 1831), а потом две книжки Украинского сборника. Позже появились: Ластiвка (СПб, 1841, издание Е.П. Гребенка); Снiп (А. Корсуна, Харьков, 1811); Молодик (И. Бецкого, Харьков, 1843-44); Барвинок Украйны (СПб, 1844); Южный Русскiй зборник (А. Метлинского, Киев, 1848); Малорусский литературный сборник (Д. Мордовцева, Саратов, 1859)); Хата (П.А. Кулиша, СПб, 1860); Чайка (Ф. Пискунова, Киев, 1876); Луна (Киев, 1881); Рада (M.П. Старицкого, Киев, 1883-84); Складка (В.С. Александрова, Харьков, 1887). Все эти альманахи почти всецело посвящены изящной словесности.

В Галиции альманахи явились проводниками народной литературы и гражданского украинского шрифта. Первой книгой, напечатанною в Австрии гражданским шрифтом, был альманах Русалка Днестровая (Будапешт, 1837), вышедший из кружка Шашкевича и конфискованный правительством. Лишь через 10 почти лет Я. Головацкому удалось издать гражданским шрифтом "Венок Русинам на обжинки" (Вена, 1846-47). Затем появились: Перемышлянин (Перемышль, 1850-52; издатель А. Добрянский); Весна (Львов, 1852); Лервак з над Сяна (Перемышль, 1852) и др., напечатанные гражданским шрифтом; Галичанин (Я. Головацкого и Б. Дедицкого, Львов, 1862-63); Руська хата (изд. M. Млакою, Черновиц, 1877); Буковинский Альманах (Черновиц, 1885) и др.

Правосудие и теория права: адвокаты Плевако и Урусов, судья Кони (был членом Государственного совета), специалисты по уголовному праву Вульферт и Спасович, специалист по психологии преступности Дриль, юрист Фойницкий, теоретики права Кистяковский, Мейер, Пахман, Гольмстен, Лодий (он был деканом юридического факультета Петербургского университета), правоведы Ренненкампф, Десницкий, Шершеневич, Гримм и Покровский.

Скульпторы: в Москве - памятник Минину и Пожарскому - украинец Иван Мартос, он же автор гигантских памятников Екатерине II и Александру Первому, Триумфальная арка в честь победы в войне 1812 года - Витали (архитектор Бове), на фронтоне Большого театра и на Аничковом мосту в Петербурге - кони Клодта, там же его памятник Крылову в Летнем саду, Фальконе - Медный всадник, Витали, Б. Растрелли, Гальберг, Лансере, Рашетт, Антокольский (фамилия происходит от названия литовского селения Антоколь, литовское «Антакалнис» переводится как «местность на горе»). По плану Растрелли в 1753 г. в г. Ахтырке был воздвигнут собор.

Композиторы: Бортнянский и Березовский - украинцы, Франческо Арайя - первые русские оперы «Титово милосердие», либретто Волкова, и «Цефал и Прокрисс», текст Сумарокова). Римский-Корсаков ведет происхождение от литовского рода Корсак, Бородин - незаконнорожденный сын грузинского князя и русской мещанки, Направник (опера «Дубровский») и Минкус (16 балетов, в том числе «Дон-Кихот») - чехи, как и Прач, составитель сборника русских песен, Цезарь Кюи - француз, Чайковский, Михаил Виельгорский (Виельгурский, граф), Алябьев и Глинка - поляки. Сочиненный польским композитором Козловским Иосифом Антоновичем (Юзефом Антосиевичем) в 1791 г. полонез "Гром победы, раздавайся" долго исполнялся как русский национальный гимн. Дорог русскому сердцу и вальс "Амурские волны", созданный немцем-капельмейстером Максом Кюссом в 1903 г. Поляк Патрикий Политковский написал слова другого известного марша “Прощание славянки с любезным, уезжающим на войну”, позже переложенные на музыку.

Француз Цезарь Пуни - «композитор балетной музыки императорских театров», еврей Рубинштейн Антон Григорьевич (1829-1894) - пианист, композитор, дирижер. основатель императорского «Русского музыкального общества», создатель Петербургской консерватории. Выдающийся пропагандист русской классической музыки.

Чех Станислав Габель был профессором Петербургской консерватории, сочинял романсы и преподавал пение. Вошли в классику музыкальной русской культуры Рахманинов, И. Геништа, Даргомыжский, Танеев, К. Кавос, Метнер, Книппер, армянин Комитас, Стравинский, Гулак-Артемовский, Сокальский, Леонтович.

Дирижеры Альтани и Авранек, балетмейстеры Мариус Петипа, Дидло, Якобсон и Вальберх, пианисты поляк Лешетицский (создал петербургскую фортепьянную школу, спустя четверть века уехал в Вену), Габербир, Шнабель, Падеревский, Дж. Фильд, Зилоти (с 1919 г. в США) и Рубинштейн, скрипачи Карл Энгель, поступивший в 1842 скрипачом в капеллу князя Нарышкина (вскоре стал солистом Императорской капеллы, где и служил более 20 лет; оставил несколько скрипичных концертов и ряд исследований легенды о докторе Фаусте), Ауэр, Гржимали, Ефрем Цимбалист (уехал еще в 1911 г., умер в 1985 г.), Коханьский (с 1924 по 1934 в Нью-Йорке), Хейфец, виолончелисты Давыдов, Матвей Виельгорский (Виельгурский) и Альберт Пуни (принял православие под именем Андрей, его сын известный французский художник), певцы Стравинский (бас), Федор Комиссаржевский (знаменитый тенор, воевал в отрядах Гарибальди, обучался пению в Милане, первый исполнитель арий во многих русских операх, отец Веры Комиссаржевской - легендарной актрисы, образы Заречной в «Чайке» и Ларисы в «Бесприданнице», создательницы собственного театра, умершей на гастролях от оспы, и режиссера, театрального педагога Федора Комиссаржевского - постановка «Идиота», умер в эмиграции в США) и Корсов (Геринг), Полина Виардо, цыганка Варя Панина, сопрано Медея Фигнер.

Театр. При дворе Алексея Михайловича существовал театр Комедийная храмина, в котором была поставлена первая в России пьеса «Артаксерсово действо», сочиненное по библейскому сюжету пастором Немецкой слободы Грегори. Первый французский театр, посещение которого для придворных было обязательным, возник в Петербурге при Екатерине II. Князь Петр Урусов, создатель оперной труппы, которая положила начало Большому театру, в 1775 г. добивается у императрицы позволения «быть содержателем всех в Москве представлений ему одному, а больше никому, дабы через то ему не было подрыва».
Владелец и создатель усадьбы Архангельское князь Николай Юсупов - основатель крепостного симфонического оркестра, директор императорских театров, а затем Эрмитажа, основатель крупнейшего частного театра барон Федор Корш (театр Корша), в Баку театр Тагиева. режиссеры - Станиславский (бабка француженка) и Немирович-Данченко (мать армянка) МХАТ), Таиров, Кугель, актеры - первый исполнитель Хлестакова Дюр, знаменитый комик Живокини, актер Санкт-Петербургского императорского театра Фридрих Гаазе (с1860 по 1866 гг., впоследствии директор нескольких театров в Германии), актер Малого театра Музиль, отец, брат и сестра Комиссаржевские - певец, режиссер и актриса, сын Мариуса Петипа Николай Радин, Вера Холодная, Саксаганский, Кропивницкий, Заньковецкая, Садовский, балерины Кшесинская, Павлова (дочь Лазаря Полякова), Елизавета Гердт и Гельцер, танцовщик Вацлав Нижинский, театральный механик Майкл Маддокс. Яворская Лидия Борисовна, урожденная фон Гюббенет (княгиня Барятинская) - известная артистка, в 1900 г. основала собственный театр - Новый театр в Петербурге.

Последним директором Императорских театров в 1901-1917гг. был Теляковский Владимир Аркадьевич.

Известными в России были цирки Жака Турниера (1825), Луи Сулье (1843), Карла Бергамеско (1844),  Александра Гверра (1845).
Жак Турниер со своей труппой прибыл в Петербург в 1825 г. по окончании траура в связи со смертью Александра I. Он давал представления в балагане на Дворцовой площади и одновременно хлопотал о строительстве зимнего стационарного цирка.  Цирк был построен (архитектор С.Л.Шустов) и открыт 11 декабря 1827 г. На открытии цирка выступала труппа Ж. Турниера, затем она объединилась с труппой канатоходцев Киарини. Их программа состояла из выступлений конных искусников, канатоходцев, батальных пантомим и арлекинад. Позже цирк Турниера был выкуплен Дирекцией императорских театров и, став казенным, получил наименование "Императорский театр-цирк у Симеоновского моста".
Там давались как театральные, так и цирковые спектакли. Из цирковых трупп тут выступали: (1828) труппа французского канатоходца Батиста Фуро, (1830) труппа артистов с лошадьми Христофора де Баха, (1837) и снова братья Турниер. Последним в Театре-цирке в 1840-1841 гг.  играло семейство Готье. Представления состояли из конских ристалищ, геркулесовых телодвижений, акробатических танцев и пантомим.

Знаменитые клоуны братья Фрателлини, проработавшие в городах Империи 11 лет, скажут: «Русский зритель — самый чудесный ценитель цирка в мире». Да, Россия для чужеземных циркачей и впрямь была золотоносной жилой. Многие гастролеры остались у нас на всю жизнь. Славились в Москве цирки Карла Гинне, Альберта Саламанского, в Петербурге Гаэтано Чинизелли... Обрусевшие семьи  Труцци(итальянцы, в России с 1880 г.), братья Жан и Луи Годфруа (Одесса и Кавказ), Феррони, Безано, Манион, Фабри, Кремзер, Вольф, Мази, Герони, Вильгельм Сур (он возвел около 20 цирков), Жеймо и другие пустили на Руси корни и оказали большое влияние на развитие нашего цирка.   

СПОРТ
В 1895 г. явился работать в Измайловский сад один из лучших русских атлетов А. В. Знаменский (Вильямс Моор). Рекордсмен-гиревик, хороший поясник на поясах Моор уложил всех борцов, кроме Трусова. Как упоминают Брокгауз и Ефрон, мировой рекорд поднятия тяжести установлен в Москве русским В. Моором, вытолкнувшим 406 1/2 фн.

Когда зимой 1895 года борьба в цирке Чинизелли стала регулярным явлением, там появились: эстонец Бесберг, варшавянин Василевский, австриец Паллер, Робине, Пытлясинский, Фосс, болгарин Петров.

В 1897 г. в цирке Чинизелли выступали турецкие борцы Кара-Ахмет и Ибрагим-Мамут. Особенно поражал силой Кара-Ахмет, положивший выступивших против него Паллера Старка, Брандта, Робине и даже чемпиона Поля Абса, на которого возлагала надежды немецкая петербургская колония.

В конце 19-го века возникла плеяда силачей в маленькой Эстонии. Достаточно назвать борцов Георга Гаккеншмидта, Георга Луриха, Александра Аберга и «непобедимую пару» - Мария Лоорберг (Марина Лурс) и Аннета Буш.
 
Попав в кружок Краевского, за года Георг Лурих добился превосходных результатов. Достижения Луриха превышали мировые рекорды. Вскоре он стал профессиональным атлетом и борцом, выиграл звание чемпиона по французской борьбе, установил ряд мировых рекордов по поднятию тяжестей. 1896- 1897 гг. принесли ему звание "первый борец России", "Атлет – чемпион России", затем и "Чемпион мира по поднятию тяжестей одной рукой". Рост его за 10 лет со 150 см увеличился до 177см, вес с 50 кг до 90 килограммов.
Георг Лурих сыграл большую роль в карьере другого ученика Краевского, Александра Аберга. Он стал тренером Аберга. Благодаря Луриху Аберг стал непобедимым. Он принимал участие во многих международных чемпионатах по борьбе и везде одерживал победы над знаменитыми борцами. Мастерство повышается и Аберг стал грозным соперником. Иногда он выступал с атлетическими номерами в цирке.
В Петербурге с 1887 года борьба профессионалов на цирковой арене проходила в цирке Чинизелли.
В Одессе схватки борцов с 1870 по 1890 гг. проводились в цирке Вильгельма Сурра.
Пионером женской цирковой борьбы был уральский антрепренер Александр Коромыслов, на аренах которого выступали силачки, в том числе знаменитые борчихи Марина Лурс и Аннетта Буш, предпринявшие большое турне по России.
Газеты на рубеже веков писали: "В передвижном цирке братьев Рихтеров, кочевавшем по просторам России, сильнейшая женщина Империи, Марина Лурс, вызывает на борьбу как мужчин, так и женщин".
Самым сильным человеком в мире долго считался “русский Самсон” - Александр Иванович Засс.

Янис Граве - первый чемпион России по боксу (1914).

Видные русские шахматисты: К.А. Яниш, М.И. Чигорин, С.С. и Д.С. Урусовы. В конце 19 - начале 20 вв. в России состоялся ряд международных и всероссийских турниров, на которых успешно выступали русские шахматисты Э.С. Шифферс, С.З. Алапин, Г.С. Сальве, Ф.И. Дуз-Хотимирский, А.К. Рубинштейн, О.С. Бернштейн, А.И. Нимцович, П.А. Романовский.

НАУКА

Прекрасная вещь - любовь к Отечеству, но есть еще нечто более прекрасное - это любовь к истине. Любовь к отечеству рождает героев, любовь к истине создает мудрецов, благодетелей человечества. Любовь к родине разделяет народы, питает национальную ненависть и подчас одевает землю в траур; любовь к истине распространяет свет знания, создает духовные наслаждения, приближает людей к божеству. П. Чаадаев.

В грамоте данной известному Адаму Олеарию в 1639 году от имени царя Михаила, мы читаем: «Ведомо нам учинилось, что ты гораздо научен и навычен в астроломии и географус, и небесного бегу, и землемерию, и иным надобным мастерствам и мудростям, а нам, великому государю, таков мастер годен». Г. Плеханов, т.20, с.254.

История светских учебных заведений гимназического типа в России начинается со школы, открытой в 1701 году. Программа включала, помимо древних и новых языков, философию, политику, риторику, арифметику и географию. С 1703 года это учебное заведение возглавлял лютеранский пастор Э. Глюк. Оно занимало палаты боярина В. Нарышкина в Немецкой слободе в Москве и получило официальное название «гимназии», где учили «языкам и философии мудрости».

Лучшее доказательство универсального характера нашей культуры - положение дел, спектр и объем исследовательских работ, проводившихся в дореволюционной Российской императорской Академии наук, в которой при незначительном числе ее членов были на самом высоком научном уровне представлены тюркология, арабистика, китаеведение, японистика, африканистика, финно-угроведение, кавказоведение, индология, собраны богатейшие коллекции на Аляске и в Полинезии. Д. Лихачев.

Учреждение Академии наук в 1725 г. Екатериной I было естественным продолжением петровских реформ. По свидетельству Д. Иловайского, идею о создании Российской академии и приглашении в нее немецких ученых Петру подал Лейбниц. Первые президенты Академии Корф и Кайзерлинг.

"Приходится с грустию признать, что немецкая научность затормозила русскую научную разработку нашей истории... Тут виновата была, собственно, не научность, а тот иноземный, национальный элемент, который направил её на ложный путь, именно немецкий путь, составлявший выдающуюся силу, образовавшуюся при Петре... как только безжизненно опустилась могучая рука Петра, заставлявшая всех быть слугами России, так немцы естественно стали заправителями русских дел и господами". Сочинение профессора Санкт-Петербургской духовной академии М.О. Кояловича. История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям. - СПб, типография А.С. Суворина, 1884.

"Вся русская наука есть искусственный продукт государственных усилий, искусственная прививка к естественному стволу национального невежества". Троцкий Л.Д. К истории русской революции, с.88.

Ученые. Математики и механики Л. Эйлер, Н. и Д. Бернулли, Я. Герман, X. Гольдбах, С.Я. Румовский, И. А. Эйлер, Ф. И. Шуберт. Приглашенный на службу Петром I Андрей Фархварсон, профессор Эбердинского университета («его трудами первое обучение математики в России введено и едва ли не все при флоте российские подданные к мореплаванию в навигацких науках обучены»). Гвин Стефан (Gwyn) - тоже преподаватель навигацкой школы и Морской академии при Петре. Приехал в Россию из Англии вскоре после первой поездки Петра за границу. Участвовал в составлении книг "во употребление и знание мафематико-навигацким ученикам"; вместе с А. Фархварсоном составил "Таблицы логарифмов и синусов, тангенсов, секансов, к научению мудролюбивых тщателей" (М., 1703) и "Хартину меркаторскую Америки или Индии Западныя" (1715) и др.

Первые русские физики Г. В. Рихман, Ф. У. Т. Эпинус, Бюльфингер, Авенариус, Адамс, Крафт и Рихтер. Э. X. Ленц считается одним из основоположников учения об электромагнетизме. Электротехник и физик Мориц (в «русском переводе» Борис) Якоби (изобретатель электродвигателя, телеграфа и гальванопластики), минералог и химик Германн, астроном и геодезист Купфер (основатель первой Физической обсерватории), геологи Абих и Леман, этнограф и статистик Кёппен (первая этнографическая карта европейской России), ботаники Рупрехт и Триниус.

Буксбаум Иоганн Христиан (Buxbaum, 1694-1730), первый ботаник Академии наук (с 1724); приехал в Россию по приглашению Петра I. Совершил путешествие в Константинополь, Малую Азию, на Кавказ и в Астрахань, где собирал растения. В честь его назван один род мхов (Buxbaumia).

Гюльденштедт Иван Антонович (Гильденштедт Иоганн Антон), русский естествоиспытатель, член Петербургской АН (1771). Президент Вольного экономического общества (с 1780). Был приглашен в Петербургскую АН (в 1768) для участия в экспедициях по изучению России. В 1768-1775 исследовал верховья Волги и Дона, Северный Кавказ, долины Куры и Риони. Первым дал характеристику почв, растительности и животного мира южнорусских степей, объяснил происхождение русского чернозёма.

Амман Иоганн, врач и ботаник, (1707-1741). Окончил курс в Лейденском университете. В 1733 году ему была предложена Санкт-петербургской академией наук кафедра ботаники, которую он занимал до своей смерти, оказав значительные услуги русской ботанике. Им основан в 1736 году Академический ботанический сад, составлены превосходные гербарии и описаны многие неизвестные растения в статьях, помещенных в "Комментариях Санкт-петербургской академии" (VIII и XIII).

Зоологи Нордман, Боянус и Брандт, основавший Зоологический музей, микробиолог Гельман (открыватель возбудителей туберкулеза и малярии), анатом, физиолог и эмбриолог Вольф, физиолог Вейтбрехт, химик и ботаник Фрицше, химики Ловиц и Бейльштейн, технолог и механик Гамель («История железного производства в России»), - все они по происхождению немцы, все - члены Петербургской академии наук.

Первый правовед Беккенштайн. Первые историки Лоренц, Куник, Байер, Шлёцер (исследователь русской Начальной летописи). Первый русский библиограф Бакмейстер.

Историк Г.Ф. Миллер десять лет ездил по Сибири, исследовал несколько енисейских языков, разбирая тамошние архивы, проехал от Усть-Каменогорска до Якутска, в 1743 году привез в Петербург необъятную массу списанных там документов, в том числе и знаменитую Ремизовскую летопись - его «История Сибири» и по сей день не утратила научного значения, изучал этнографию и языки чувашей, вотяков, черемисов, написал книгу о народах, живших в России, потом был историографом России и ректором университета, конференц-секретарем академии, принял русское подданство, руководил географическим департаментом при Академии наук, оба его сына служили в русской армии. Был депутатом Академии наук в комиссии по составлению екатерининского «Уложения», имел чин действительного статского советника, и даже просился в губернаторы Воронежа. В 1745-46 гг. составил карту всей Сибири, в 1754 г. карту моря между Камчаткой и Америкой, им же были созданы карты Кавказа и Каспийского моря. Только благодаря ему были изданы «Собрание росийской дипломатики», татищевская «История Российская», а также «Описание земли Камчатки» Крашенинникова, «Судебник» Ивана Грозного». Он же предоставил сотни документов для голиковской «Истории Петра Великого», снабжал документами Новикова для его «Древней Российской Вивлиофилики» и т.д. и т.п.

Математики Л. Эйлер (под его руководством был завершен первый национальный академический «Атлас Российский»), Герман и Фусс, гигиенист Эрисман, - швейцарцы, математик и механик Базен, историк Броссе - французы, так же, как языковед Бодуэн де Куртенэ, отредактировавший «Толковый Словарь живого великорусского языка» В. Даля. Эмбриологи отец и сын Бенедены - бельгийцы, физиолог Баранецкий и зоолог Дыбовский - поляки, историк Баратаев - грузин, археограф Бантыш-Каменский - литовский поляк.

Со старейшим из русских университетов, учрежденном в Москве 12 января 1755 г., тесно связано мало кому в России известное грузинское имя. Вахушти Багратиони - внебрачный сын Вахтанга Шестого и дед Петра Багратиона переселился в Россию с отцом и прожил в Москве полвека. Он автор обширного труда «Описание царства Грузинского» и - один из четырех членов-учредителей Московского университета (в 1755 г., вместе с императрицей Елизаветой, князем Шуваловым и Михаилом Ломоносовым), его имя вырезано на золотой доске, прибитой к зданию МГУ.
Во главе Университета стояли два куратора, из которых один был И. И. Шувалов, носивший звание "первого куратора" и занимавший эту должность до своей смерти, в 1797 г.; второй был Блументрост. Первым директором был назначен А. М. Аргамаков. Профессора в университет были большей частью выписаны из-за границы и только двое: Поповский - по словесности и философии и Барсов - по математике и словесности - были воспитанниками Академии наук. Первое место между профессорами занимали Шаден и Дильтей.
В 1761 г. в числе математиков встречаются русские имена Савича и Лобанова. Преподавание происходило большей частью на латинском языке. В 1767 году русских профессоров было уже пять [С 1765 г. философию стал читать Аничков, после него этот курс читали Брянцев и Синьковский; молодые юристы, Третьяков и Десницкий, оживили преподавание юриспруденции, внеся в нее элемент историко-прагматический, вынесенный ими из университета Глазго], но преподавание продолжало происходить на латинском языке, на это обратила внимание императрица, высказавшая, в указе 19 ноября 1767 г., что "пристойнее было бы в Университете читать лекции на русском языке". По замыслу куратора Мелиссино, в 1771 г. возникло при Московском университете "Вольное Российское Собрание", а с ноября 1782 г. основано Шварцем "Дружеское ученое Общество". Тем же Шварцем основано в марте 1781 г. "Собрание университетских питомцев", для литературных целей; студенты читали здесь и обсуждали свои произведения. Из трудов университетских питомцев и составлялись, большей частью, сборники. В 1789 г. при Университете создается "Общество любителей учености".
Реакция 1793-96 гг. отразилась и на университетском преподавании: о русской истории и географии не давали никаких сведений, по русскому законодательству проф. Горюшкин учил только составлять прошения на всеподданнейшее имя и применять закон к данному случаю. С введением Университетского устава, в 1804 г., вместо кураторов стали назначаться попечители; первым попечителем был назначен Михаил Никитич Муравьев.
Число факультетов дошло до 4-х (нравственных и политических наук, физических и математических наук, врачебных, или медицинских, наук и словесных наук); На юридическом факультете было введено преподавание прав естественного, народного и римского; проф. Горюшкин читал русское практическое судопроизводство, проф. Шлецер - политическую экономию; на медиц. факультете читали анатомию, судебную медицину, химию, практическую медицину, хирургию, повивальное искусство, физиологию, патологию и терапию; на философском преподавали латинскую и русскую словесность, российскую историю, общую энциклопедию наук, физику, логику, метафизику, оптику, геометрию, всеобщую историю и словесность французскую и немецкую.
Всего по уставу 1804 г. было положено 28 кафедр. Русские профессора (Снегирев, читавший антропологию, Брянцев и Любимов - философию, Цветаев - римское право) были последователями немецкой науки. Из иностранных профессоров выдавались, кроме Шлецера, Буле, читавший историю философии, и Штельцер - юридические науки.
Ко времени нашествия Наполеона в Университете было 215 студентов. Перед занятием Москвы французами ректор Гейм с профессорами выехал в Нижний Новгород, куда были перевезены более ценные предметы из библиотеки и музеев. Во время пожара, истребившего Москву, сгорели все университетские здания, библиотека и музей. С отступлением неприятеля профессора вернулись в Москву, но лекции начались только 17 авг. 1813 г.; принято в том же году 129 студентов. Университетские здания были вновь отстроены между 1816 и 1819 гг. В этом периоде среди профессоров выдавались юрист Цветаев, математики Перевощиков и Щепкин.
Число студентов постоянно увеличивалось: в 1822 г. - 695 студ., 1823 - 768, 1824 - 800, 1825 - 876. Недостаток у студентов надлежащей подготовки и отсутствие у тогдашнего дворянства стремления к просвещению неблагоприятно влияли на число университетских слушателей и на преподавание.
До издания нового устава среди профессоров выдавались Илларион Васильев и Иовский, читавшие русское гражданское и государственное право, и Каченовский, читавший историю русского государства; в 1828 г. начал читать лекции истории Погодин, Малов - уголовное право, Морошкин - римское право.
Сороковые и пятидесятые годы были эпохой расцвета научной деятельности Московского университета. Шевырев и Буслаев читали историю русской литературы, Бодянский - славян. языки, Грановский и Кудрявцев - всеобщую историю, Соловьев - русскую историю, Чивилев - политическую экономию и статистику, Редкин и Лешков - энциклопедию права, Кавелин, Калачев и Беляев - историю русского законодательства, Фишер ф. Вальдгейм - ботанику, Рулье - зоологию, Щуровский - геологию, Спасский-Автономов - физику. Во второй половине 19-го столетия начинают профессорскую деятельность Богданов, Столетов, Морковников, Давидов, Снегирев, Иванцов-Платонов, Кожевников, Гере, Ф. Корш, Зернов, Стороженко, Камаровский, Чупров, Муромцев, Янжул, Ключевский, Тихонравов, Тимирязев, Ковалевский, Алексей Веселовский, Анучин, Гамбаров, Бугаев, Зверев, Сеченов, Шереметевский, Жуковский, Цингер, Мензбир, Зернов, Зограф, Варнек, Эрисман, Виноградов, Корелин, Вс. Миллер и др.

Мысль об учреждении Харьковского университета возникла у В.Н. Каразина, в то время правителя дел в училищном комитете министерства народного просвещения, еще в 1802 г.
По замыслу Каразина, университет должен был явиться "не школой, по немецкому образцу устроенной, а всеобъемлющим училищем", заключавшим в себе соединение различных академий (наук, искусств, инженерной, духовной), университета и низших профессиональных школ. Идея получила одобрение императора Александра I. Горячую поддержку нашла инициатива у местного дворянства (губернского предводителя дворянства В. М. Донац-Захаржевского, Г.Р. Шидловского, городского головы Урюпина), которое пожертвовало для создания университета 400 тыс. руб. Харьковское кородское купечество постановило жертвовать на Университет в течение десяти лет суммы, равной государственному сбору с купеческих капиталов, т. е. от 50 до 70 тыс. руб. Не остался безучастным к патриотическому делу и низший класс городского населения - войсковые обыватели. Они уступили для университета 125 дес. общественной земли в Харькове, ценность которой может быть определена в несколько сот тысяч рублей. Приняли участие в сборе пожертвований и уездные города Харьковской губернии, а также дворянство соседних губерний, Екатеринославской и Херсонской.
24 января 1803 г. Александр I издал указ об учреждении в Харькове университета, попечителем которого был назначен граф С.О. Потоцкий. Bсе распоряжения по устройству Университета были поручены Каразину и проф. И.Ф. Тимковскому. К началу 1805 г. был подобран первый состав преподавателей, приглашенных Потоцким, главным образом, из-за границы. 17 января 1805 г. состоялся "праздник просвещения" - торжественное открытие университета.
При открытии Университета не хватало половины положенного по уставу числа профессоров. На первых порах пришлось прибегнуть к вызову иностранцев. В течение первого десятилетия профессоров иностранного происхождения было 29, из них немцев 18, французов 4 и славян 7. Наиболее выдающимися среди них были Роммель и Шад. Роммель "был профессор в полном смысле этого слова, начитанный, умный, широко образованный, с той беззаветной преданностью науке, которая характеризует истинного ученого". В Харьков он перешел из Марбурга, где он занимал кафедру классической словесности. Знаменитым ученым был Шад, приглашенный в Харьков из Иены по рекомендации Гёте и Шиллера. Бенедиктинский монах, а потом страстный противник монашества, зло осмеявший его в едких сатирах, Шад благодаря философским трудам стал одним из самых видных доцентов Иенского университета, и сам Фихте рекомендует его, как своего заместителя по кафедре. Из других профессоров нужно отметить известного химика Ф. Гизе, анатома Ванноти и ветеринара Пильгера. Из профессоров славянского происхождения обращал на себя внимание Стойкович. Но видный для своего времени ученый, Стойкович был человеком невысокой пробы.
Из 17 русских профессоров крупными научными силами были: И.Ф. Тимковский, И.С. Рижский, член Российской академии и первый ректор Университета, Т.Ф. Осиповский, выдающийся математик, человек с недюжинным умом, не побоявшийся в пору наибольшего преклонения всей Европы перед Кантом выступить с публичным опровержением его идей о врожденности категорий пространства и времени и динамической системы. В 1805 г. было 57 студентов, в 1807 г. - 65, в 1809 г. - 72, в 1811 г. - 118.
Не без участия университета возникла в Харькове и первая газета: "Xарьковский Еженедельник", издававшаяся в 1812 г. университетским книгопродавцем Лангнером и имевшая своим "предметом" общеполезные знания по экономии и технологии.
Громадное значение имели заботы Университета в сфере организации средних и низших школ в подведомственном ему обширном округе, в который входили губернии: Слободско-Украинская (Харьковская), Орловская, Воронежская, Курская, Черниговская, Полтавская, Николаевская, Таврическая, Екатеринославская и земли донских и черноморских казаков. Университет избирал для каждой губернии директора училищ, смотрителей в уездные училища и учителей в гимназии и низшие училища, из членов профессорской коллегии был создан училищный комитет, ведавший не только учебной, но и хозяйственно-административной частью средних и низших школ.
Ко времени учреждения Университета в пределах его округа было только 9 главных народных училищ, учрежденных еще в екатерининское время; малые народные училища тоже были не везде там, где им быть нужно. На долю Университета выпала обязанность преобразовать главные народные училища в гимназии, малые - в уездные и открыть учебные заведения там, где их до сих пор не было. На этом поприще особенно много потрудился проф. И.Ф. Тимковский. В 1813 г. в пределах X. учебного округа были уже 163 школы, из них гимназии в Харькове, Чернигове, Новгород-Северске, Екатеринославе, Одессе, Полтаве, Курске, Воронеже, Орле, Херсоне, Симферополе и Новочеркасске. По уездным городам были учреждены уездные училища, а для первого обучения - приходские не только в городах, но и в некоторых селах. Университету приходилось учреждать училища, разыскивать для них учителей, сочинять учебники и склонять местное общество к пожертвованиям на дело просвещения.
Следующие два десятилетия (1815-35) - время упадка; он вызван был общей реакцией, установившейся во вторую половину царствования императора Александра I и в царствование Николая Павловича. Попечитель первого десятилетия граф С.О. Потоцкий, которому университет обязан своими успехами, должен был оставить пост. Князь Голицын и Шишков выдвинули на пост попечителей университета и учебного округа таких деятелей реакции, как З.Я. Карнеев, Е.В. Карнеев, А.А. Перовский. По распоряжению кн. А.Н. Голицына Шад и Осиповский лишились своих кафедр; Шад был выслан при этом из России административным порядком.
З.Я. Карнеев был вице-президентом библейского общества в Петербурге, ближайшим помощником и единомышленником кн. А.Н. Голицына. Сделавшись попечителем, он стал немедленно насаждать в Университете приказами внешнее благочестие и разгонять "мрак" философического заблуждения, основанного на "кичливости разума"; свое ходатайство об улучшении материального благосостояния профессоров университета он ставил в зависимость от насаждения христианского настроения. В итоге в Университете пышно расцвело фарисейство; на лекциях кстати и некстати цитировались тексты из Писания. У попечителя были собрания подневольных "мистиков", и на них он сам читал и объяснял поэтические свои сочинения. Проректор Джунковский и проф. Дудрович учредили в угоду Карнееву библейское общество из студентов университета; устроилось библейское общество и из питомцев частного пансиона. Ректор Т.Ф. Осиповский, отличавшийся ясным умом и самостоятельностью воззрений, не понравился Карнееву и тот ходатайствовал о снятии Осиповского с должности ректора и профессора. Карнеев представил в министерство ряд проектов, имевших целью подорвать значение выборного начала в университетской жизни и добиться назначения ректора; его мнения были настолько крайние, что встретили оппозицию даже в ученом комитете, где акад. Фус заявил, что "профессора не суть приказные служители, но члены университетского совета, коего ректор председатель"; во всяком случае, право совета на избрание ректора было подорвано тем, что угодный попечителю ректор Джунковский был оставлен в своей должности впредь до усмотрения попечителя.
Известный литератор Погорельский - А.А. Перовский пошел по стопам предшественников в деле уничтожения университетской автономии. По его личному ходатайству ему было предоставлено право назначения вместо совета профессоров и адъюнктов; вслед за тем он получил в свои руки и власть сменять и назначать ректоров, он приказывает совету избирать в почетные члены угодных ему лиц. Попечителю, ставившему ни во что коллегиальное начало, подражали и другие представители университетской администрации, и даже лица посторонних ведомств. Проф. Брандейс был обвинен сенатором Горголи в неблагопристойности и едва не лишился места за то, что вышел читать актовую речь не в мундире, а во фраке. Попечитель Филатьев, не обучавшийся никаким наукам, смело выбирал по своему усмотрению профессоров на разные кафедры, и дело дошло до того, что на кафедру философии был определен некий Чанов, не имевший ни ученой степени, ни трудов и бывший предметом насмешек со стороны слушателей вместе с многими его товарищами; этот "философ" до назначения профессором исправлял обязанности квартального надзирателя. Время управления Филатьева ознаменовано брожением среди студентов и профессоров и печальным инцидентом доноса на университет проф. Бенедиктова, страдавшего манией преследования на политической почве. Дело это продолжалось и в попечительство гр. Ю.А. Головкина и едва не окончилось полным разрывом между ним и министром народного просвещения гр. С.С. Уваровым. Гр. Ю.А. Головкин, его помощник гр. Панин и новый ректор Кронеберг старались поднять ученую жизнь Университета, но его "летаргия" была очень велика, и им трудно было исправить то, что систематически разрушали их предшественники.
Падение научного уровня сопровождалось падением нравственно-общественного самосознания: характерными фактами в этом отношении являются выборы в почетные члены Университета - графа Аракчеева ("в знак уважения к отличным познаниям и заслугам, оказанным им отечеству"), Магницкого, Рунича и, наконец, генерал-адъютанта А.X. Бенкендорфа. Учебно-вспомогательные учреждения медицинского факультета были убоги. В преподавательской и научной деятельности профессоров мы также замечаем скорее регресс, чем прогресс. Правда, преподаватели иностранного происхождения вытесняются теперь русскими; но качество преподавания их стояло невысоко. Выдающееся положение занимали все-таки профессора первого 10-летия - Осиновский, Успенский, Шад, но они скоро ушли, а из 48 новых преподавателей выделялись только Кронеберг (проф. классической словесности), Цых (историк), Данилович (историк права), Г. Гордеенко (юрист), Т. Степанов (политико-эконом), А. Павловский (математик), В. Черняев (ботаник), Н. Еллинский (хирург). За границу командировано было в это время только трое: Затеплинский (по астрономии), Черняев (для собирания гербария) и Гнедич; успешны были командировки первых двух. Другие преподаватели получили подготовку в России: на Европу министерство смотрело тогда подозрительно и неохотно отпускало туда молодых русских ученых.
Лекции большинства профессоров не удовлетворяли слушателей, как видно из отзывов их, сохранившихся в печати (в числе студентов университета был в это время и Н.И. Костомаров, оставивший воспоминания о своем студенчестве. Среди них были и такие, над которыми слушатели просто издевались (напр., Паки де Совиньи); но зато другие (вышеназванные) пользовались огромным влиянием на аудиторию.
Научная деятельность профессоров сделала как будто шаг назад. Выдающуюся ученую деятельность из новых профессоров проявил, в сущности, один Кронеберг, издавший целый ряд работ по классической филологии, заинтересовавших даже широкую публику благодаря изяществу изложения; кроме того, Г. Успенский выпустил в свет значительно дополненное издание своего замечательного труда: "Опыт повествования о русских древностях". Число диссертаций на ученые степени возросло, но научное значение их по-прежнему было ничтожно; число местных исследований уменьшилось. "Общество наук" то проявляло свою деятельность, то снова погружалось в спячку; оно издало, впрочем, 1-й (и единственный) том своих трудов. Получила широкое развитие только журнальная деятельность, хотя, впрочем, толчок к ее усилению дало первое десятилетие в жизни Университета; издавались несколько лет "Харьковские Известия", журн. - "Украинский Вестник", "X. Демокрит", "Украинский Журнал", "Украинский Домовод", альманахи. Руководителями этих изданий были молодые деятели Университета: Вербицкий, Филомафитский, Гонорский, Склабовский, Маслович, Гулак-Артемовский, из старых профессоров - Пильгер и из посторонних - Г.Ф. Квитка. Они имели большое образовательное значение, но немало терпели от цензуры.
В связи с журналистикой развивалась и литературная деятельность на русском языке. Один из профессоров (Гулак-Артемовский) явился выдающимся представителем только что зародившейся малорусской литературы. Материальное положение профессорской коллегии было чрезвычайно печальное благодаря страшному падению курса после Наполеоновского нашествия: она несколько раз ходатайствовала об увеличении окладов, но без результата. Санитарно-гигиенические условия г. Харькова по-прежнему были таковы, что снова был поднят вопрос о переводе Университета в другое место (Новгород-Северск). Но этого, к счастью для Харькова, не случилось, и Университет продолжал оказывать свое благодетельное влияние на местное общество. По-прежнему в его заведовании находились (до 1835 г.) все средние и низшие учебные заведения в округе - и он заботился об их умножении и благосостоянии. Студенческая жизнь этого времени характеризуется тремя важнейшими особенностями: а) увеличением университетской опеки над бытом студентов, дошедшей до последних крайностей в своей регламентации и вызывавшей чувствительную реакцию с их стороны в форме разных "историй"; б) пробуждением в студенческой среде широкого интереса к научно-литературной деятельности, интереса, проявившегося в издании целого ряда студенческих научно-литературных сборников и создании литературного кружка; в) в сословном делении студентов на дворян, бывших семинаристов и т. п. Любопытно, что и на студенческих сочинениях в сильнейшей степени отразился дух времени, т. е. мистицизм и пиетизм.

Новый университетский устав 1835 г. оформил то, что было создано уже на деле: вместо прежней широкой автономии он ввел строгий режим, соответствовавший общему характеру правления императора Николая Павловича; средние и низшие школы в округе были изъяты из ведения Университета и переданы в управление попечителя, власть последнего расширена по отношению к Университету и иногда объединялась в одном лице с властью генерал-губернаторской. До 1846 г. попечителем был гр. Ю. А. Головкин, глубокий старик и добрый вельможа; с 1846 по 1855 год обязанности попечителей возложены были на генерал-губернаторов кн. Долгорукова, а потом Кокошкина. После того попечителями были Катакази, Зиновьев и др.
С 1850 года на должность ректора стало назначать профессоров министерство народного просвещения. Ректорами с 1836 по 1863 год были - Комлишинский, Павловский, Куницын, Артемовский-Гулак, Палюмбецкий, Фойгт и Рославский-Петровский. Из профессоров выдавались: на историко-филологическом факультете - классик Валицкий, историк Лунин, славист Изм. Ив. Срезневский, Фойгт (потом попечитель), историк Зернин, статистик и историк Рославский-Петровский, историк литературы Метлинский, братья Н.А. и П.А. Лавровские; на физико-математическом - Борисяк, Кочетов; на юридическом - Палюмбецкий, Станиславский и особенно Д. И. Каченовский; на медицинском Гордеенко, Ванцетти. Лунин, по своему благотворному влиянию на молодежь, напоминает Грановского.
Каченовский и его товарищи были в Xарьковском университете провозвестниками освободительных идей эпохи имп. Александра II. Из других профессоров (не касаясь профессоров новейшего времени) - историки Петров и Надлер (в первых своих трудах), братья Н.А. и П.А. Лавровские, знаменитый филолог А. А. Потебня, историк русского права Дитятин, академик-математик Имшенецкий, ботаник Ценковский. геолог Леваковский, терапевт Лашкевич и хирург Грубе, политико-экономы Даневский, Гаттенбергер, Сокальский, Цехановецкий и др. Некоторые из профессоров, вступивших в Университет при действии устава 1863 г., перешли в другие учреждения (академик Н.Н. Бекетов, сенатор Пахман, Якобий, Цитович), другие вышли в отставку, третьи продолжают свою деятельность и после введения устава 1884 г. Из питомцев университета до начала 60-х годов вышло немало выдающихся деятелей на разных поприщах: академик математик Остроградский, статистик П.И. Кеппен, академик М.И. Сухомлинов, академик Из. И. Срезневский, славист проф. Григорович, историк Н.И. Костомаров, филолог А.А. Потебня, Ф.И. Иноземцев (проф. Московского университета), Ф.С. Цыцурин (директор Варш. мед.-хир. академии).

В 1822-1826 гг. горным начальником Луганского завода и округа был Густав Гесс де Кальве. Но в книге А.А.Формозова «Начало изучения каменного века в России» он назван археологом.
И в словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей И.Ф. Масанова имеется Гесс де Кальве - журналист 1820-х годов. В «Источнике словаря русских писателей» проф. С.А. Венгерова тоже есть имя Густава Гесс де Кальве, сотрудника «Украинского вестника», «Соревнователя», «Отечественных записок», «Сына отечества». А в Большой Советской энциклопедии и в Музыкальной энциклопедии можно прочесть, что Густав Густавович Гесс де Кальве - автор первой в России работы по теории музыки.
Необычная личность, не так ли? Родился он в 1784 г. в Пеште (Австро-Венгрия). В 1788 г. родители его переселились в Прагу, т.к. отец его получил должность главного управляющего имениями герцога Вюрцбургского.
Окончив гимназию, юноша поступил в 1798 г. в Пражский университет, слушал лекции по естественной истории, математике, философии и теоретической физике. В 1799 г. он поступил в ополчение и в составе австро-венгерской армии де Кальве в 15 лет сражается с французами, командуя отрядом студентов Пражского университета. В 1801-1803гг. он в том же университете изучал метафизику, прикладную математику, юриспруденцию.
Когда его дядя Людовик получил назначение в Венецию, Густав поехал с ним, посещал лекции по медицине в Падуанском университете,   путешествовал по Италии. В 1805 г. он поступил на службу в гусарский полк армии императора, принимал участие в Аустерлицком сражении. После подписания мира между Францией и Австрией Густав около двух лет работал домашним учителем в доме Сечени в Венгрии, затем ездил по Венгрии, Моравии как музыкант, давал концерты в Пеште, Львове, Кракове, Варшаве.
Когда опять началась война с Францией, он снова надел военный мундир. После ранения в одном из боев де Кальве перешел из австрийской армии в русскую. Служил в Молдавии до 1810 года. Уйдя в отставку, он остался в России. Женившись на Серафиме Ильиничне Мечниковой, сестре Е.И.Мечникова, бывшего директором департамента горных и соляных дел, Густав поначалу жил в имении жены.
В 1812 году выдержал в Императорском Харьковском университете экзамен на степень доктора философии, прочел три лекции на латинском языке и защитил диссертацию: «Dissertatio inauguralis qe qenuino philosophiae charactere» (Charcoviae, 1812г.). В диссертации Гесс де Кальве подверг критике Канта. «Кантовская дидукция категорий ошибочна, теоретический и практический разум сам по себе один и тот же, существование Бога не только составляет постулат практического разума, но может быть с очевидностью доказано и теоретическим разумом, свобода человеческого разума достоверна, также достоверно и бессмертие души; высшая цель гражданского общества гармония силы и права».
В 1816 г. он обратился к попечителю Харьковского учебного округа с просьбой о месте профессора в университете, но получил отказ. Тогда Гесс де Кальве поступил на службу в департамент горных и соляных дел на должность старшего члена правления Луганского завода в чине обергиттенфервальтера 8 кл.
В эти годы Густав Густавович стал известным и как публицист. Известны его статьи о Григории Сковороде «О шуточном и смешном» - в «Украинском вестнике» (1817, № 4); в «Соревнователе» – «О суеверии» (1818, №8 и 12); в «Отечественных записках» – «Несколько слов о древних рудниках в Сибири» и «Об открытии новых минеральных источников на Кавказе» (1825г., ч.22).
В 1822 году, в чине бергмейстера 7 кл. Гесс де Кальве назначен горным начальником Луганского завода. Заняв пост, он вскоре отправляет в Петербург отчет о бедственном положении мастеровых и о высоком уровне смертности,  прилагая к сему карты и чертежи построек. При нем было выстроено новое здание госпиталя, а старое после реконструкции отдано под богадельню, куда были помещены старые и больные люди. Это было первое благотворительное заведение в Луганске.
В 1818 году де Кальве издал в Харькове книгу на немецком языке «Теория музыки, или рассуждение о сем искустве, заключающее в себе историю, цель, действие музыки, генерал — бас, правила сочинения (композиции), описание инструментов, разные роды музыки и все, что относится к ней в подробности. Сочинено в России и для русских» (переведена на русский Р. Гонорским). «Цель моей работы в том, чтобы дать любителям музыки в России возможности для лучшего понимания сего искусства. Мне кажется, что мы, русские, еще не имеем ни одной работы, приспособленной к теперешней музыке, но нет ни одной нации в мире, что имела бы больше природных склонностей к сему искусству, как наша». Из собственных музыкальных произведений де Кальве известен концерт для 2-х фортепиано с оркестром, исполнявшийся при его участии в 1812 г. на благотворительном концерте.
В 1820 году Гесс де Кальве сделал в Вольном обществе любителей русской словесности доклад «Опыт исторического исследования об образовании человеческих способностей, в особенности по части минералогии». Это была первая работа по археологии Луганской области.
В те же годы Гесс де Кальве создал по голландскому образцу ферму для снабжения дешевым мясом и молоком больницы, школы, богадельни, чиновничества Луганского завода. Все отставные мастеровые, вдовы, сироты, желавшие получить землю, были ею наделены.
Именно Густав де Кальве озаботился тем, чтобы нужно растить для предприятия местные кадры. 23 января 1823 г. открыла двери первая на Украине горно-заводская школа. Преемником этого заведения в Луганске является ПТУ №7.  В 1824 году он был награжден орденом Св. Владимира 4 степени.
Но в 1826 году над де Кальве сгустились тучи. Новый император Николай I, взойдя на престол, после восстания провозгласил: «Революция на пороге России, но пока я жив, она не проникнет сюда!».
Прогрессивные взгляды Густава Гесс де Кальве, его связи с общественными деятелями, среди которых было немало декабристов, сослужили ему плохую службу.
Де Кальве был отстранен от дел по доносу и началось следствие. Суд признал начальника виновным в растрате казенных денег и присудил выплатить сумму ущерба. Император решение суда утвердил. Дальнейшая судьба де Кальве не известна.

В создании Казанского университета в 1804 г. принимают участие в основном иностранцы, в числе которых Бартельс К.Ф. Фукс и ориенталист Френ. Ректором его с 1827 года состоит знаменитый математик Н.И. Лобачевский.

Киевский университет св. Владимира был открыт 15 июля 1834 г., чтение лекций началось с сентября того же года. Университет первоначально был учрежден в составе 2 факультетов: философского (ныне историко-филологический и физико-математический) и юридического. В 1-м году был открыт только философский факультет. Состав преподавателей вначале был смешанный: из Кременца были переведены профессора-поляки, к ним присоединены профессора русские и немцы. Первым ректором был М. А. Максимович. В 1838 г. польское движение привело к временному закрытию университета и увольнению или переводу профессоров и студентов польского происхождения. Число слушателей сильно сократилось; половина кафедр опустела и была замещена потом русскими или немцами. Наиболее известные преподаватели первых лет Максимович, Данилович, Неволин, Кесслер, Миддендорф.

Естествоиспытатель академик Карл Бэр - остзейский дворянин, родом из Эстляндии. Его считают основателем сравнительной эмбриологии. Говорят, что его однажды в Лондоне спросили: «Вы Бэр, но который из Бэров: зоолог, географ или антрополог?» Бэр ответил: «Я только Бэр и все вместе взятое». Он был и океанологом и эмбриологом, а также геоморфологом и путешественником.

Составитель «Российского атласа, из 44 карт состоящего» и отражающего административное деление России по состоянию на 1792 г., А. Вильбрехт - тоже немец. Географ А. Линберг известен созданными им русскими учебными атласами, изданными фирмой Брокгауза в Лейпциге. Первый из них (большой, иллюстрированный) появился в свет в 1873 г., а за ним последовали еще атласы трех типов. Им изданы еще стенные карты для учебных заведений, четыре учебные книги, составляющие полный гимназический курс географии.

Кем по крови были геологи Гельмерсен (первый директор Геологического комитета России, первая карта геологических формаций Европейской России»), Богданович и Эдельштейн, за восьмидесятилетнюю жизнь ставший патриархом отечественной геоморфологии (в частности, многотомное издание «Геология СССР»), химик и минералог Лаксман, химики Э. Лаксман и Т. Е. Ловиц, статистики Варзар и Цехановецкий, картографы Стрельбицкий и Каврайский, составитель географических описаний и статистических исследований Гейм, составитель первой русской географической карты на математической основе Шхонебек («Восточная часть моря Палус Меотис» - карта Азовского моря, вышла из печати в 1701 г., топосъемками руководил адмирал Крюйс), полтавский пленник Страленберг, составивший в Тобольске в 1715 году карту Сибири (опубликована через пятнадцать лет в Стокгольме).

Какое созвездие имен!
Генерал-майор Иван Де-Колонг был одним из основателей теории девиации магнитного компаса, за что и был избран членом-корреспондентом российской Академии наук. Географы Высоцкий и Крубер, И. Лелевель - разносторонний учёный, известный, в частности, крупными трудами по географии древности и средневековья, гидрографы вице-адмирал Рейнеке («Атлас Белого моря») и генерал-лейтенант Шуберт (гидросъемка Балтийского моря), океанограф Шокальский (он был редактором первого Большого русского настольного атласа, Атласа командира РККА и Морского атласа, в советские годы возглавлял Государственный картографический институт), исследователь морей Книпович (его сестра Лидия была активной большевичкой, агентом «Искры» по кличке Дяденька), метеоролог и климатолог М. Ф. Спасский; геолог Г. Е. Щуровский;.астрономы Ж. Н. Делиль де ла Кройер, С.Я. Румовский, А. И. Лексель, А. Н. Драшусов, Б. Я. Швейцер, Ганский, Ковальский, Горнер, Деллен, Цингер, Клоссовский. Первый директор основанной им же в 1839 Пулковской обсерватории Василий Яковлевич (точнее - Фридрих Георг Вильгельм) Струве был автором многих классических работ по астрономии. Через 20 лет в связи с опасной болезнью управление обсерваторией было передано им сыну Отто, руководившему Пулковской обсерваторией до 1889 года (с его именем связано наблюдение спутников Урана и Нептуна, измерения диска Венеры и колец Сатурна). Видными российскими астрономами были также Петерс, Баклунд, М. Почобут, Я. Снядецкий - астроном и математик, избранный членом-корреспондентом Петербургской АН (его брат А. Снядецкий - известный химик и биолог); метеорологи Кемц и Вильд, химики Кирхгоф, Менделеев, Эйгельгарт (первый химический журнал), Шерер (первый русский учебник по химии), Г. И. Гесс (установивший основной закон термохимии - закон Гесса и открывший сахарную кислоту), Бейльштейн (справочник Бейльштейна по органическим соединениям), Петриашвили, Вальден, Гольдштейн, Бунге, исследователь платиновых металлов К. К. Клаус, открывший в 1844 «русский металл» - рутений, открыватель электрофореза Рейсс, нашедший реактив для обнаружения мышьяка, Ю. Ф. Фрицше А. А. Воскресенский и Н. Н. Зинин положили начало органической химии в России; биохимики Парнас и исследователь гемоглобина Ненцкий, гистологи Бец и Роскин, фармаколог Догель, физиологи А. М. Филомафитский, И.И. Мечников, Цион и Тарханов (Тархнишвили), агрохимик Коссович, агрономы Энгельгардт и Стебут, палеоботаник Шмальгаузен, первый протистолог Тереховский, натуралисты Тилезиус и Лангсдорф, ботаники Арнольди, Стевен (1812 г, Крымский ботсад), Регель (37 лет руководил ботаническим садом в Санкт-Петербурге. Им основаны ботанический музей, акклиматизационный сад, императорское российское общество садоводства), Ледебур, Руссов, Габлиц (был смотрителем астраханского ботанического сада, вице-губернатором Крыма, директором департамента государственных лесов, основал первые лесные школы в Царском селе и Козельске), Буш, Ценковский, Рупрехт, Цингер, Ж. Жилибер, Гоби, С. Юндзил, Палладин, Артари (заведовал кафедрой ботаники в МГУ), Е. Вотчал - основатель школы украинских физиологов растений, Э. Вольф, дендролог и садовод, в Петербург приехал в 1882 г., работал в Ботаническом саду (1882-1884, 1925-1931) и в Лесном институте (1886-1925, ныне Лесотехническая академия). В числе трудов - «Определитель деревьев и кустарников Европейской России, Крыма и Кавказа по листьям и цветам» (1904), «Хвойные деревья и кустарники Европейской и Азиатской частей СССР» (1925).

Но большинство из них учились в немецких и французских университетах, считали себя учениками европейских мэтров и почти все они начинали пользоваться научным авторитетом в России лишь после публикации их работ и признания в Европе.
Как следствие, мало кому из деятелей русской науки удалось стать создателем оригинального направления. Как с неохотой признал С.М. Соловьев, «у всех, даже самых даровитых профессоров русских, но занимающихся науками, разработанными на Западе, нет самостоятельности». Вестник Европы, 1907, апрель, с. 444.

И.А. Стемпковский на земле древнего Боспорского государства (р-н Керчи) начал систематическое археологическое исследование древнегреческих городов. В 1830 г. им вскрыт скифский курган Куль-Оба близ Керчи, впервые познакомивший науку с шедеврами античного ювелирного искусства. Генерал-лейтенант (1896) Н.Е. Бранденбург - участник русско-турецкой войны 1877-78 гг. С 1872 г. до конца жизни заведовал Артиллерийским историческим музеем в Петербурге. Вёл раскопки и исследование развалин древней крепости в Старой Ладоге. Изучение им славянских курганов Петербургской и Новгородской губерний, а также скифских и кочевнических на Ю. России имело большое значение для русской археологии.

Генерал-лейтенант Радошковский (Бурмейстер Октавий Иванович), образование получил в Варшавском артиллерийском училище (ныне академии), где читал лекции по высшей математике и артиллерии. Однако больше генерал известен как специалист по перепончатокрылым; состоял одно время президентом Императорского энтомологического общества, над развитием которого немало потрудился. Напечатал ряд статей по систематике перепончатокрылых в "Horае Sос. Entom. Rossicae" и в "Bulletin de la Societe des Nat. de Moscou".

Палеонтологи Шмидт и Эйхвальд (его «Палеонтология России» - до сих пор настольная книга специалистов-палеонтологов). Биолога, эмбриолога и анатома X. Пандера считал предшественником сам Дарвин. В 40-50-е гг. XIX в., когда идея развития природы рассматривалась как подрывающая основы не только религии, но и государства, целостное учение о развитии мира разрабатывал К.Ф. Рулье (считается, что именно им созданы основы экологии. Вокруг него в начале 50-х гг. сложилась первая в мировой додарвиновской биологии школа зоологов-эволюционистов: Н.А. Северцов, А.П. Богданов, Я.А. Борзенков, С.А. Усов и др.). Зоологи Стеллер (Стеллерова корова), Бунге (Земля Бунге), Мензбир (Птицы России), Э.А. Эверсман, Плеске, Нордман, Дыбовский и Кесслер, естествоиспытатель Тимирязев, естествоиспытатель и философ Г. Форстер, почвовед Танфильев, физиолог и анатом С. Бисио, анатомы Л. Боянус и Э. Эйхвальд,, эпидемиолог Заболотный, микробиолог Габричевский, биохимик и создатель хроматографии Цвет, физик и химик Т. Гротгус, заложивший основы современной теории электролитической диссоциации, занимался прикладной механикой и термодинамикой Брандт, скончавшийся в эмиграции в Югославии. Основателем московской школы аналитической механики и Московского математического общества был Н. Д. Брашман; М. В. Остроградский и В. Я. Буняковский развивали математический анализ и другие разделы математики и механики, Герман, Лобачевский, Сомов, Ковалевская, Гамалея, Петерсон, Вороный, Сонин, П. Норвайша, политолог М. Острогорский, правовед и социолог Петражицкий, социологи Кистяковский и Звоницкая, отец и сын Ковалевские - тибетолог и физиолог, еще один Ковалевский - юрист и историк, экономисты Клингштет (один из создателей Вольного экономического общества), Туган-Барановский, Кулишер, Бабст (был директором Института восточных языков) и Тенгоборский (благодаря нему в России в 1850 г. был введен либеральный таможенный тариф), специалист по финансовому праву Мильгаузен, этнографы Шегрен, Миллер, Шренк, Манизер и Богораз, государствовед Гессен, историки Костомаров, Ключевский, Лемке, Яннау, Эверс, фон Крузе, Лоренц, Брикнер, Лаппо, Антонович, Довнар-Запольский, Кизеветтер, Лаппо-Данилевский, Куторга, Шильдер, Герье, Шумахер, Ламанский, Тхоржевский, Драгоманов, Калайдович, Шиман, Сильванский, Аделунг, Куник, Бранденбург, Гревс, Кайсаров и Семевский (основатель «Русской старины»), археологи Келер, Штерн, Вульфиус (знаток искусства древней Эллады), Костюшко-Валижевич, Фармаковский, Жизневский (основатель Исторического музея в Твери), археограф Тимковский, историк литературы и библиограф Венгеров, собиратель русских летописей Ундольский, специалист по генеалогии Сиверс, знаток античной скульптуры Вальдгауер, специалисты по топонимике Шегрен, Радлов, Спрогис и Кастрен, филологи Востоков (Остенек), Максимович, Потебня, Бодянский, Корш, Кенджога, Ернштедт, скандинавист Грот (установил нормы русского литературного правописания), китаист и историк Никита (Иакинф) Бичурин (чуваш, стал архимандритом, был главой пекинской духовной миссии, автор китайско-русского словаря и учебника китайской грамматики, был лишен сана), индолог Бетлингк (Санскритский словарь), полонист Яцимирский, языковеды Видеман, Фортунатов, Рамстед, Услар, Залеман и Будде, литературоведы Якобсон и Гершензон, библиографы Геннади, Ундольский и Анастасевич (научная публикация «Литовского статута», впервые в России поставил вопросы о необходимости государственной библиографической регистрации, о составлении библиографии журнальных статей и др.); директор Санкт-Петербургской Публичной библиотеки Шильдер (его перу принадлежат биографии Александра I, Николая I и Тотлебена); философы Эрн, Юркевич, Велланский, Галич, Шпет, Радлов, Шварц, Грот, Франк, Сковорода, Роберти, Козельский, Станкевич, Федор Корш, Сидонский и Новицкий, фольклорист Гильфердинг (сборник «Онежские былины»), востоковеды Френ (основатель Азиатского музея), Гаркави, Готвальд (преподавал арабский и персидский языки в Казанском университете, создал русско-арабский словарь), Логофет, Дорн, Розен, Шифнер, Хвольсон (научный перевод Библии) и Казем-бек (переводчик Корана), исследователь искусства Бухары Ромберг, монголовед Поппе, создатель этимологического 4-томного словаря русского языка Фасмер, слависты Александр Дювернуа (Словарь новоболгарского языка) и Измаил Срезневский (исследователь древнерусского языка), его сыновья: один - метеоролог и гидрограф, другой - создатель справочника по фотографии и изобретатель фотоаппаратов, теософ Е. Блаватская (урожденная Ган), создатель эзотерического суфийского учения Гурджиев, монголовед Шмидт, изобретатель первой (1770 г.) арифметической машины Якобсон, металлурги Шлаттер, Багратион и Курако, металловед Ржешотарский (первая металлографическая лаборатория), геодезист Теннер, измеривший вместе с В. Струве дугу меридиана от Дуная до Ледовитого океана, маркшейдер Бауман, картограф и геодезист Тилло, первым построившим карту рельефа страны и измеривший длины рек Европейской России, артиллерист и кристаллограф Гадолин, авиаконструктор Сикорский (самолеты Илья Муромец и Русский витязь), изобретатели телеграфа и электромины Шиллинг, чугунной паровой бабы Арциш, первой в мире автоматической телефонной станции Фрейденберг, изобретатель гусеничного хода Загряжский, изобретатель наборных машин Ливчак, электротехник Доливо-Добровольский, создатель теории упругости железобетона Ясинский, самолетостроитель Гаккель, автор теории машин Ассур, радиотехник Айзенштейн (первая радиолампа, радиостанции в Москве и Царском селе), основатель русской баллистики Маиевский, Есьман, создавший теорию движения газов в металлургических печах, автор «Курса горного искусства» Узатис, пионер аэрофототопографии Тиле, изобретатель дуговой сварки Бенардос. В 1907-1908 русский инженер И.А. Адамиан предложил метод одновременной передачи цветовых кадров, а в 1925 - систему трёхцветного телевидения с последовательной передачей цветовых полей с помощью развёртывающего диска.

Густав Васильевич Тринклер (1876-1957), учёный и изобретатель, создатель  дизельного бескомпрессорного двигателя (1898). Почти всю жизнь проработал на Сормовском судостроительном, докторскую степень получил, там в Горьком и похоронен. Интересную книжку после себя оставил.  Тринклер Г.В. Двигателестроение за полустолетие. Очерки современника. — Л.,: 1958.

По проекту генерал-инженера Карла Шильдера была построена первая в мире цельнометаллическая подводная лодка, именно он изобрел электровзрыватель пороховых зарядов. Во 2-й половине 17 века в ряде стран Западной Европы стали известны труды К. Семенавичюса по артиллерии, в частности, по конструированию ракет, в 18 веке разрабатывал теорию воздухоплавания А. Гришкявичюс.

Андрей Карлович Шторх (Генрих Фридрих) был видным российским экономистом конца XVIII - начала XIX века. Идеологами русской кооперации были экономисты В. Тотомианц и Туган-Барановский.

Связано с нашей страной и имя Мари-Франсуа Вольтера, по распоряжению Елизаветы Петровны написавшего два тома «Истории Российской империи в царствование Петра Великого» (1759-63), - правда, халявщиком оказался великий философ, с огромным количеством ошибок историю сочинил, на что сильно негодовал Миллер.

«Историю России» на французском языке выпустил и Пьер Левек, 12 лет проживший в России. Автор трехтомной «Истории Российской» обрусевший армянин Федор Эмин был прежде подданным турецкого султана, янычаром; он известен тем, что в 1769 г. издавал известный сатирический журнал «Адская почта».

Михаэль Лилиенталь оставил после себя коллекцию русских монет, имеющую огромное историческое значение.

Одной из наиболее важных наук в аристократическом Российском государстве была геральдика - изыскание исторических корней русского дворянства и исследование родовых гербов. Основатель русской геральдики и гербоведения - герольдмейстер австрийского императорского двора Курелич, который в 1673 г. совершил первое в истории России описание генеалогии наиболее известных знатных родов. В 1855 г. была опубликована «Русская геральдика» А.Б. Лакиера. В сочинении этом, имеющем большое значение и поныне автор делает попытку объяснить русские гербы - попытку удачную относительно гербов княжеских фамилий и не всегда удовлетворительную относительно гербов дворянских. В "Русской геральдике" изложена также история печатей России.В начале ХХ века вышла в свет "Русская геральдика" П. ф. Винклера.

Медицина.

Редактор «Медицинского вестника» (1872-1881) Дмитровский Д.И. полагал, что «русская медицина должна развиваться своим национальным путем и иметь свой национальный оттенок».

Точных сведений о начале медицины в России не имеется. Первый врач, которого упоминает наша история, был какой-то половчанин Иоанн Смеро, "Wladimiri medicus et Rhetor". Далее летописи говорят об одном армянском враче и о каком-то Петре Сириянине, как о "лечца вельми хитра", - который при исследовании больного "взем за руку", вероятно, для исследования пульса (Рихтер). В 1485 г. явился в Москву "немчин Антон" и в 1490 г. "жидовин Леон", но обоих постигла трагическая участь: первого за неуспешное лечение князя Коракучи, по повелению Иоанна III, сперва пытали, затем зарезали "как овцу", по выражению летописца. Второго, за печальный исход болезни сына великого князя, публично казнили. При Василии Иоанновиче III, в 1523 г. жило в Москве уже несколько врачей: Марк из Константинополя, Феофил (немец), Николай Луев (иностранец).

В царствование Иоанна Грозного приглашались на службу английские врачи, аптекари и фельдшеры, учреждались больницы, открыта была первая аптека, поражавшая иностранцев своей роскошью. Френчем Джемс (Frencham) - аптекарь, в 1581 г. прибыл в Россию с врачом Робертом Яковом, присланным к царю Иоанну Грозному английской королевой Елизаветой. Вторично прибыл в Россию в 1602 г., с запасом лекарств, сохранившийся перечень которых знакомит нас с тогдашней терапией. Сохранилось составленное им донесение о моровой язве, свирепствовавшей на пути его в Россию. Френчема можно считать первым аптекарем в России: целью прибытия его было устройство царской аптеки, первой во всей России. До ее открытия медикаменты составлялись самими врачами. Ср. Рихтер, История медицины в России (М., 1814, ч. I); Цветаев, Медики в Московской России и первый русский доктор (Варшава, 1896).

Борис Годунов глубоко уважал медиков и постоянно приглашал знаменитых врачей. Так, в 1600 г. он послал Рейнгольда Бекмана за границу приглашать в русскую службу искусных и опытных врачей, при чем ему предписывалось стараться "промышлять докторов в Любке" (Любеке). В 1592 г. Были впервые учреждены пограничные карантины. Но народу и войску медицинская помощь была недоступна.

При царе Михаиле Федоровиче в 1620 г. учрежден был аптекарский приказ, ведавший все отрасли медицинского дела в России. С 1634 по 1646 годы лейб-медиком и любимцем Михаила Федоровича Романова был Сибелист Венделинус. При Алексее Михайловиче из-за границы было приглашено 11 докторов и значительное число лекарей. Доктором признавался только тот, кто защитил в каком-либо иностранном университете диссертацию. Они получали более высокое содержание и лучшие места. Контингент их пополнялся "русскими лекарями". Так как для образования русских лекарей не существовало ни школ, ни госпиталей, то желавшие изучать медицину определялись в качестве учеников к искусным врачам, чтобы приобрести навык в применении хирургических средств и лекарств, и затем определялись в полки. Они получали 9 руб. жалования в год и столовых 2 алтына, тогда как иностранные "лекаря" не менее 10 талеров в месяц, а доктора медицины не менее 700 руб. в год. При Федоре Алексеевиче, который из-за слабого здоровья часто обращался за врачебной помощью и высоко ценил медицину, была устроена казенная больница с доктором, 3-4 лекарями и "многими учениками". При нем же впервые были посланы за границу для изучения медицины молодые люди, дети иностранцев, родившиеся в Москве (Келлерман, братья Блюментрост). Первый русский, поехавший для этой цели за границу, был Петр Васильевич Посников, отправившийся в 1692 г. и получивший звание доктора медицины Падуанского университета.

Термонт Иван, хирург из Фрисландии, служил в России с 1660 по 1704 год. Пользовался особым расположением Петра І и сопровождал его в походах; находился при Петре во время его заграничного путешествия в 1697-1898 гг.

Петр Первый положил широкое начало развитию медицины в России. Сначала главным врачом при нем был Иоганн Донель. Но предпринятая Петром выписка иностранных врачей - в 1695 г. 25 человек, в 1697 г. 50 чел. - не могла удовлетворить потребностей страны. Потому Петр озаботился не только подготовкой врачей на родине, но и преобразовал аптекарский приказ, переименованный им в канцелярию главнейшей аптеки. При нем была учреждена должность архиятера - главного начальника всей медицинской части, на каковую назначен был его лейб-медик Арескин. С целью получить требуемое число русских врачей, Петр I в 1706 г. повелел устроить "гофшпиталь" в Москве, с Медицинской школой при нем, "да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, набрать для аптекарской науки 50 человек". Начальником Госпиталя и Школы был назначен знаменитый Николай Бидлоо. Успех первой Школы, давшей значительный контингент русских врачей, распределенных по полкам, потребность в еще большем числе врачей, и легкость открытия школ при госпиталях, побудили архиятера Фишера открыть их в Петербурге и Кронштадте, всего на 48 учеников, для чего воспользовались в 1733 г. имевшимися в этих городах госпиталями.

При поступлении в Московскую школу от учеников требовалось знание голландского и латинского языков, так как первые учителя были голландцы. Для приманки учеников давали полное содержание и даже небольшое жалованье. Но желающих было так мало, что первый комплект в 50 учеников удалось составить только в 1712 г. Учение длилось 5, 7 и даже 10 лет. Ученикам госпитальных школ жилось очень тяжело, их били батогами, заковывали в кандалы, сдавали в солдаты, так что нередко они сбегали из школы; из первых 50 учеников Бидлоо 8 сбежали. Главнейшие проступки учеников были пьянство, буйство, разврат и сказывание "слова и дела", а успехи их в науках были крайне неудовлетворительны. В 1739 году было решено вызвать в Петербург наиболее способных лекарей, подлекарей и учеников, с целью, по испытании, послать во Францию для усовершенствования. Все прибывшие 19 человек оказались не только мало знающими, но и мало способными к дальнейшему учению. Круг преподававшихся предметов был не особенно широк, так как учеников готовили почти исключительно в "лекаря" для полков.

Большой поворот в деле медицинского образования произошел во времена Кондоиди, вникавшего во все мелочи преподавания, принявшего энергичные меры для пополнения контингента учеников и пригласившего немало новых преподавателей. В 1783 г., по докладу лейб-хирурга Кельхена, был открыт Калинкинский медико-хирургический институт, который должен был давать не только специально медицинское, но и общее образование: в число предметов преподавания включили логику, метафизику, математику, историю литературы и т. д. Преподавание производилось исключительно на немецком языке, а потому поступление в Институт было фактически невозможным для русских молодых людей. В 1802 г. Институт был закрыт.

Что касается управления медицинской частью в Империи, то уже преемник архиятера Арескина, Блюментрост, родившийся в России, предложил учреждение медицинской коллегии, на которую был возложен надзор за аптеками, освидетельствование их и испытание иностранных докторов и лекарей. Главной обязанностью ее было обеспечение войск медицинской помощью. В 1725 г. коллегия была переименована в медицинскую канцелярию, вскоре преобразованную в коллегиальное учреждение - "докторское собрание". Канцелярия состояла из двух учреждений: медицинской канцелярии в Петербурге и медицинской конторы в Москве. В 1732 г. "докторское собрание" было упразднено и восстановлено архиятерство. С воцарением Екатерины II звание архиятера было упразднено и вновь заменено медицинской коллегией, состоявшей из двух департаментов: коллегии докторского и лекарского искусства и канцелярии, "отправляющей всю экономию медицинского факультета".

Придворным врачом Алексея Михайловича был Коллинс, лейб-медики Петра I Л. Блюментрост (первый президент Санкт-Петербургской Академии наук), Екатерины I, а затем Анны Леопольдовны граф Иоганн Лесток, Анны Иоанновны - Иоганн Фишер, Елизаветы Петровны - Пьер Пуассонье. Яков Монсей был лейб-медиком Екатерины II и дослужился до звания тайного советника. Были даже врачебные и аптекарские династии: так, старый Л. Блюментрост оставил дело сыновьям Лаврентию и Ивану. Продавали лекарства несколько поколений Эйхлеров, Гильденбрантов. Известны были аптекарь Госсен, фармацевт Гриндель. С историей русской медицины неразрывно связаны имена таких известнейших врачей, как Карбонари, Бахерат, Шобер, Овер, Фрейганг, Арендт, великий гуманист Федор Гааз, Керниг, Леклерк, Редлих, Овер.

Виллие Яков Васильевич (баронет) - род. в Шотландии в 1765 г.; изучал медицину в Эдинбурге и Абердине; в Россию прибыл в 1790 г., служил сначала полковым врачом; в 1799 г. назначен лейб-хирургом, а с 1809 по 1838 г. - президентом Медико-хирургической академии. При императоре Александре I в его руках находилось управление всей медицинской частью империи. Принимал участие почти во всех походах первой четверти настоящего столетия и сопровождал императора Александра I в его путешествиях и на всех конгрессах. Виллие умер в должности главного инспектора медицинской части армии в 1854 г. Перед зданием Военно-медицинской академии емупоставлен памятник, именем его названы новые грандиозные клиники академии, построенные на миллионы, завещанные Виллие. Особенно плодотворной была его деятельность как военно-санитарного администратора и научного деятеля, оставившего много литературных трудов, и как ревнителя по медицинскому образованию в России.

В 1877 г. было основано "Русское общество охранения народного здравия", председатель Н.Ф. Здекауер. Профессор Н.Ф. Здекауэр (вместе с Н.И. Козловым и А.Я. Красовским) был также организатором Женских врачебных курсов, существовавших с 1870 по 1881 годы и подготовивших более 600 женщин-врачей.

Развивались микроскопические исследования (М.М. Тереховский, А.М. Шумлянский, Д.С. Самойлович). В России работал К.Ф. Вольф, основоположник научной эмбриологии.
Разрабатывались медицинские и организационные меры борьбы с инфекциями (Д.С. Самойлович); изучались демографические проблемы, выдвигались предложения по сокращению смертности, особенно детской, улучшению родовспоможения и ухода за новорождёнными (Н.М. Амбодик-Максимович). Хирурги Склифосовский и И. Ф. Буш, анатом и хирург И.В. Буяльский, автор классических трудов по хирургии и анатомии, основоположник военно-полевой хирургии Н.И. Пирогов, анатом П.А. Загорский; стоматолог Лимберг; основоположники детской педиатрии Тольский (первая детская клиника при МГУ) и детской неврологии Россолимо, педиатр Раухфус, акушеры Амбодик-Максимович, Крассовский, анатом Грубер, гистофизиолог Хржонщевский, офтальмологи Адамюк и Авербах (он и после революции руководил Обществом глазных врачей СССР, до сих пор премия имени М.И. Авербаха вручается за лучшую научную работу в области офтальмологии), бактериолог Хавкин (создатель противочумной лаборатории в Бомбее), терапевт Зимницкий (проба Зимницкого), редактор «Всеобщего журнала врачебной науки» Орлай, психолог Ланге, психиатры Сербский и Кандинский, невропатолог Рот, Филомафитский (труды по переливанию крови), криминалист Буринский, гигиенист Чистович, невролог Кроль, судебный медик и токсиколог Пеликан, ветеринары Кальнинг (открывший возбудителя малярии) и Новинский (экспериментальная онкология).

Первое руководство по гинекологии составлено было профессором А. А. Киттером; им же положено начало воссозданию гинекологии на хирургических началах и дан толчок научной разработке в России акушерства и гинекологии. Им изданы: "Руководство к изучению акушерской науки" (2 т., 1857-58) и "Руководство к изучению женских болезней" (СПб, 1858). Означенные руководства были первыми оригинальными сочинениями на русском языке, отличались выдающимися достоинствами, и на них воспиталось несколько поколений русских акушеров и гинекологов. В начале 20-го века звездой гинекологии в России был Д.О. Отт, лейб-акушер, директор Имп. Клинического повивального института в Санкт-Петербурге, редактор Журнал акушерства и женских болезней.

Равич Иосиф Ипполитович (Гиршович Мойша, (1822-1875), русский учёный, основоположник ветеринарии; известен один из организаторов ветеринарного образования в России.

Нет будущего у нации, унижающей свои таланты.

Рассуждая «Камо грядеши, русская идея», Андрей Тулаев, автор одноименной статьи в журнале «Наш современник» (№11, 1991), вспоминает о судьбах белой эмиграции в Европе, воскресившей, по его мнению, Святую Русь и создавшей Новый Град Китеж, Новый Иерусалим России. С собой в европейские столицы, - пишет Тулаев, - «они принесли православный крест и глубокие знания. Богослов Булгаков и писатель Бунин, философ Бердяев и историк Зеньковский, литератор (так у автора) Набоков и летописец Солженицын, композитор Рахманинов и певец Шаляпин, балерина Анна Павлова и поэтесса Цветаева, шахматист Алехин и экономист Леонтьев, авиаконструктор Сикорский и изобретатель цветного телевидения Зворыкин - стали для Запада не обузой, не бомбой замедленного действия, а ценнейшим приобретением, даром, о котором - уверен! - можно говорить как об одном из наиболее чистых источников нынешней европейской культуры».

Да, все эти талантливые люди действительно были насильно изгнаны со своей Родины, совершенно так же, как семьдесят лет спустя были выжиты, выдавлены, запуганы, изгнаны русскими неонацистами в Израиль наши, русские евреи, тоже - бесценный дар России другой стране. Но те, кто изучал и приумножал нашу Россию, кто верно служил русскому государю, создавал ее культуру и ратную славу, кто строил не сказочные Китежи, не заповедные Иерусалимы, а вполне реальные Кремли и храмы, чьи имена навсегда остались в наших энциклопедиях, те, кто учил, изобретал, писал, ставил спектакли и пел, заводил промыслы, творил художество, создавал учебники, выпускал книги и газеты, потешал зрителей, все, кто перечислен мною, будучи по крови своей далеко не русскими людьми, в массе своей чаще всего были не изгнанниками, не эмигрантами. Единственное свое богатство - собственный талант взяли они с собой в страну, навсегда ставшую для них новой Родиной.

Отечественная культура с благодарностью принимала дары заезжих талантов, не обращая внимания на их национальность, именно поэтому и смогла стать мировой.

Однажды полный и беспристрастный словарь деятелей русской имперской культуры вскроет это общенациональное братство, это всенациональное сотрудничество российских народов в русской культуре. Иван Ильин.

Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только (в конце концов, это подчеркните) стать братом всех людей, «всечеловеком», если хотите. И все это славянофильство и западничество наше есть одно только великое у нас недоразумение, хотя исторически и необходимое. Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей. Впоследствии... стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе всечеловеческой и всесоединяющей, вместить в нее с братской любовью всех наших братьев, а, в конце концов, может быть и изречь окончательное слово великой общей гармонии... Ф. Достоевский. Венок на памятник Пушкину. - речь на открытии памятника Пушкину (1880).

У меня есть глубокое убеждение, что мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество... Я держусь того взгляда, что Россия призвана к необъятному умственному делу; ее задача - дать в свое время разрешение всем вопросам, возбуждающим споры в Европе. П.Я. Чаадаев. Письмо к А.И. Тургеневу. (1835) Сочинения и письма.

Манифест Петра I о приглашении иностранцев на поселение в Россию
1702. — Апреля 16. Манифест. — О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободы вероисповедания.
Довольно известно во всех землях, которые Всевышний Нашему управлению подчинил, что со вступления Нашего на сей престол, все старания и намерения Наши клонились к тому, как бы сим Государством управлять таким образом, чтобы все Наши подданные, попечением Нашим о всеобщем благе, более и более приходили в лучшее и благополучнейшее состояние; на сей конец Мы весьма старались сохранить внутреннее спокойствие, защитить Государство от внешнего нападения и всячески улучшить и распространить торговлю.
Для сей же цели Мы побуждены были в самом правлении учинить некоторые нужные и к благу земли Нашей служащие перемены, дабы Наши подданные могли тем более и удобнее научаться, поныне им неизвестным познаниям, и тем искуснее становиться во всех торговых делах.
Чего ради Мы, все, наипаче к споспешествованию торговли с иноземцами необходимые приказания, распоряжения и учреждения Всемилостивейше учинили и впредь чинить намерены; поелику же Мы опасаемся, что дела сии не совсем еще в таком положении находятся, как бы Мы того желали, и что Наши подданные не могут еще в совершенном спокойствии насладиться плодами трудов Наших, того ради помышляли Мы о других еще способах, как бы обезопасить пределы Наши от нападения неприятельского и сохранить право и преимущество Нашего Государства и всеобщее спокойствие в Христианстве, как то Христианскому Монарху следует.
Для достижения сих благих целей, Мы наипаче старались о наилучшем учреждении Военного штата, яко опоры Нашего Государства, дабы войска наши не токмо состояли из хорошо обученных людей, но и жили в добром порядке и дисциплине; но дабы сие тем более усовершенствовать и побудить иноземцев, которые к сей цели содействовать и к таковому улучшению способствовать могут, купно с прочими Государству полезными художниками к Нам приезжать, и как в Нашей службе, так и в Нашей земле оставаться, указали Мы сей Манифест с нижеписанными пунктами повсюду объявить, и напечатав, по всей Европе обнародовать.
1). Небезызвестно каким образом Мы давно уже в Царствование Наше отменили и уничтожили древний обычай, посредством коего совершенно воспрещался иноземцам свободный въезд в Россию; почему Мы сие не токмо что подтверждаем, но и распространяем так, чтобы всяк и каждый, имеющий намерение сюда ехать для поступления на службу в Наше войско и запасшийся наперед новыми свидетельствами от Нашего Генерал Комиссара в Германии, которого мы вследствие сего там содержать намерены, если он объявит о себе, первому пограничному Губернатору или Наместнику, с имеющеюся при нем свитою и багажом, оттуда, до Нашей столицы безденежно подводами снабден был, и вместе всякую безопасность на пути своем имел.
Чего ради Мы от сего числа всем Нашим Наместникам, Губернаторам и Командующим, как на границах, так и по дорогам от Киева, Смоленска и Пскова сюда ведущим, сообщим о том Наши подтвердительные указы и инструкции, так чтобы впредь приезжающим офицерам, никаким образом препятствия или беспокойства причинено не было, но чтобы напротив того им оказана была всякая добровольная готовность к услугам, равным образом купцы и художники намеревающиеся въехать в Россию, имеют быть приняты со всякою милостию.
2). И понеже здесь в Столице Нашей уже введено свободное отправление богослужения всех других, хотя с Нашею Церковию не согласных Христианских сект; того ради и иное сим вновь подтверждается, таким образом, что Мы по дарованной Нам от Всевышнего власти, совести человеческой приневоливать не желаем и охотно предоставляем каждому Христианину на его ответственность печись о блаженстве души своей.
И так Мы крепко того станем смотреть, чтобы по прежнему обычаю никто как в своем публичном, так и частном отправлении богослужения обеспокоен не был, но при оном содержан и противу всякого помешательства защищен был.
Буде же случится, что в каком-либо месте Нашего Государства или при Наших армиях и гарнизонах не будет настоящего духовного чину проповедника или церкви то каждому позволено будет не токмо в доме своем, самому и с домашними своими, службу Господу Богу совершать, но и принимать к себе тех, которые пожелают у него собираться для того, чтобы по предписанию всеобщего постановления Христианских церквей, единогласно восхвалять Бога и таким образом отправлять богослужение.
И буде при Наших армиях отдельные офицеры или же целые корпуса, состоящие из полков и рот обретаются, при коих находятся проповедники: то и они имеют без сомнения пользоваться всеми теми выгодами, преимуществами и вольностями, каковые Мы даровали таковым церквам здесь в Столице, в Архангельске и в иных местах; и каковые не токмо что при отправлении настоящей проповедничей службы, но и при сподоблении Святых Таин и других церковных требах, здесь употребительны; причем Мы, по просьбе таковых единоверцев, им дозволяем и в других местах строить новые церкви.
3). А дабы иноземцы не удерживаемы были от приезда в Россию опасением, чтобы их не подвергли установлениям, судебной расправе или роду наказаний, несообразным с их земскими законами и обычаями того ради Мы сим и в силу сего повелели из иноземцев, искусных в делах военного штата образовать Тайную военного совета Коллегию, имеющую состоять из Президента, Советников, Секретарей и других канцелярских служителей, так как Мы оную в военный штат Наш вместить, и о том посредством печати обнародовать в приказе отдали; и от оной Коллегии будут зависеть все и всякие дела, касающиеся иностранного военного штата, какого бы рода и качества они ни были, равно как и Иностранный Кригс-Комиссариат, военная казна и служители оных; а вышеупомянутый Президент непосредственно Нам лишь имеет давать отчет в своем управлении; также обязан от Нас лишь ожидать в нужных делах предписаний и приказов.
Что же сверх того до судебных дел относится, то первая инстанция имеет оставаться при полках, над решениями коих ревизию вести имеет Генеральный военный суд, и далее поступлено будет, как то при иных иноземных регулярных армиях ведется и в воинских артикулах между прочим содержаться будет; каковы воинские артикулы и другие к военному штату служащие регламенты и постановления Нашего Тайного военного совета Президент, с общего рассуждения всей Тайной военной Коллегии, изложить, и сперва Нам на рассмотрение поднести, а потом напечатав, обнародовать имеет.
Впрочем не токмо все и всякие лица, высшего и низшего звания, которые состоят в Нашем Иноземном военном штате, как из офицеров, так из других служителей и рядовых, со всеми их челядниками или теми кто каким-либо образом в их свите находится, к ним принадлежит или от них зависит, касательно воинских или иных дел вещных или личных договоров или исков, судом и расправою Нашей Тайной военного совета Коллегии ведомы быть имеют; но оному же суду и расправе подчиняем Мы всех прочих иноземцев, которые вступив в Нашу службу, каким-либо образом от военного ведомства зависеть будут, дабы и они не опасалися, чтобы не подпасть суду, не соответствующему земским их законам, обычаям и нравам; в таковых случаях Мы дозволяем, чтоб Наша Тайная военного совета Коллегия правосудия чинила во-первых по законам Божеским, а потом по Римскому гражданскому праву и другим народным обычаям, милостиво, полагаясь на то, что при том Наши Царские преимущества, права и принадлежности всегда соблюдаемы будут.
4). А дабы все те, которые в Нашу службу вступят, уверены были, что они не будут лишены свободы оставлять Нашу службу, того ради Мы их сим обнадеживаем, что при отставке из Нашей службы, всегда таким образом поступлено будет, как то обыкновенно водится у других Европейских Монархов; с чем все и всякий до кого сие надлежит, имеет сообразоваться.
Дан в Столице Нашей Москве. ПСЗРИ. Собр. 1. Т. IV. С. 192—195.


Рецензии
зато известно отношение Ермолова к иностранцам - он их на дух не переносил
Все разговоры он сворачивал на то, что вся Россия ими наводнена, на ключевых постах всюду они. Даже есть такой анекдот: "Сенатор Безродный в 1811 году был правителем канцелярии главнокомандующего Барклая де Толли. Ермолов зачем-то ездил в главную квартиру. Воротясь, на вопрос товарищей: «Ну что, каково там?» — он ответил: «Плохо, все немцы, чисто немцы. Я нашел там одного русского, да и тот Безродный».))

Асна Сатанаева   27.06.2017 17:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.