Арка

 Никита возвращался домой. Когда он вышел из офиса, сентябрьское небо только начинало укрываться прозрачной накидкой ночи, похожей на платок какой-то восточной танцовщицы — чем ближе ты к нему, тем он прозрачнее. Осень еще не вступила в полноправное владение погодой и цветом неба, было тепло, а темнело медленно, и Никита решил пойти домой пешком. Закатное солнце окрашивало в теплые тона безликие серые дома, те самые строения, что зимой могли так угнетать своим мрачным серым видом, усиливая в разы ощущения холода, казались зеркалом, в котором отражались последние, не успевшие угаснуть, лучики лета.
Никита жил от работы довольно далеко. Для пешего курьера, привыкшего за минуты преодолевать большие расстояния, такой путь занял бы минут двадцать, но для офисного сотрудника, ко всему прочему  не особо торопившегося, он обошелся в час. Когда он подходил к своему дому,  солнце закатилось за каменный лес города, и освещало лишь верхушки самых высоких «деревьев». Увлеченный потоком мыслей и образов, разглядывая причудливые фигуры облаков, Никита не замечал прошедшего времени. Внезапно его дом вырос на его пути. Он удивился и глянул на часы. Время летит быстро, особенно для увлеченных мыслями или мечтами людей. Некоторые порой не замечают, как за мечтами пролетает мимо вся жизнь. Никита усмехнулся такой мысли и направился к арке, ведущей во внутренний двор его родного жилого массива, к своему подъезду, к ждущему его дома коту и кофе, которое он непременно пил вернувшись с работы.
 Мысли, прекрасная, располагающая к прогулке, погода и хорошее настроение, или какая-то иная, не известная ему сила заставили его помедлить с возвращением. Он остановился посреди арки и бросил взгляд на стену. Стена была испещрена автографами уличных художников, названиями любимых кем-то музыкальных групп и футбольных клубов, безликими признаниям, чьи авторы решили не забивать себе голову указанием имени объекта своей любви, какими-то пошлыми надписями, угрозами и философскими рассуждениями, сводящимися к фразам в стиле «Жизнь-боль» и «Все бабы — …». Взгляд Никиты приковал странный символ, нарисованный черным маркером на небольшом пустующем участке стены. По центру символа шла вертикальная линия, со стрелочками  на обоих концах, ровно по центру ее пересекал символ бесконечности, над ним сходились в одной точке два полукруга, верхний из которых увенчивали стрелочки, а нижний — перпендикулярные линии полукруга черточки. Почему-то этот символ показался Никите «рогатым». Под ним была надпись: «Привет, Никита! Ты вернешься сюда через 20 минут. Затем умрешь…»
 Он был удивлен.  «Странная шутка», — пробормотал он и направился к своему подъезду, — «Чертовски скверная!». По хорошему настроению был совершен серьезный удар, но Никита не стал зацикливаться на этом. К тому времени, как он поднялся на лифте на свой этаж, зашел в свою обставленную хоть и не богато, но вполне уютно, квартиру тень тревоги отступила и стерлась, оставшись где-то на самых окраинах его подсознания. Он поставил чайник и включил компьютер. Звук приветствия Windows, затем несколько щелчков мышки и квартира ожила, наполнившись звуками музыки из его плей-листа. После второй композиции старый железный чайник на плите напомнил о своем существовании пронзительным свистом. Никита направился на кухню, прихватив свою чашку с изображением Эйфелевой Башни, выключил газ, насыпал в чашку сахар и открыл банку с кофе. Банка была пуста. Немного расстроившись, Никита надел кроссовки и выбежал в магазин. Проходя под аркой, он внезапно остановился как вкопанный. В сознании вспыхнула надпись «Ты вернешься сюда через 20 минут. Затем умрешь… умрешь!». Он поднял ватную руку и посмотрел на часы. «Умрешь!», —  прогремел голос в его голове. Прошло ровно двадцать минут с того момента, как он смотрел на часы в последний раз. Преодолевая страх, Никита перевел взгляд на стену, на то место, где он увидел ту надпись. Надписи небыло, лишь тот странный рогатый символ. Все остальные надписи были на своих местах. Все рисунки, все почерки и каракули остались такими же, но текст на всех был один… «Беги!», — кричали надписями стены, «БЕГИ!», — белели вычерченные мелом на потолке буквы, «Беги, осталось 10 секунд!» сообщал плакат с анонсом какого-то концерта… Паника завладела его разумом… Смятое сознание, в котором перемешались все мысли вывело тело из ступора и приказало ногам бежать… И он бежал. Бежал вперед, с невидящими глазами, бежал вперед в яркий свет, приближающийся сбоку. Бежал вперед в свет фар несущегося по улице грузовика. И свет принял его. Свет заполонил собой все в его невидящих глазах. И с визгом тормозов и глухим ударом свет не оставил ничего кроме себя. Только бесконечный белый свет. И больше ничего. Только Свет и Пустота.

 *****

 — Тебе повезло, что мы были тут и все это видели. — Сообщил водителю грузовика Андрею сержант дорожной службы. Врач скорой поднялся с колен, вздохнул и покачал головой.
 — Смерть моментальная. Он, наверное, даже боли почувствовать не успел.
 Андрей отвернулся и сделал несколько шагов в сторону стены дома. Он никак не мог унять дрожь в руках. Только что живой человек бросился под его машину. Выскочил из арки и бросился прямо под ее колеса… Он подошел к арке, из которой появился  тот несчастный и посмотрел в нее. Странный символ на стене приковал его взгляд. Странный символ, казавшийся очень знакомым… И надпись под ним, начинавшаяся со слов: «Привет, Андрей!...»

Герман Мальд(14.01.2014)


Рецензии
Вот, тоже вопрос... Сколько помню больших травм у себя -- сперва боли не было, как таковой. Но... при аварии, например, время замедляется. Грюн, задумался...

Вадим Доннерветтер   23.10.2016 00:08     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.