2 Марта и Миндовг

На следующий день выступала в поход небольшая армия. Сначала шли конные, затем тянулись пешие отряды, следом скрипел телегами обоз.  Князь Миндовг мельком взглянул на уходящую дружину и с облегчением вздохнул. Одной заботой стало меньше. О племянниках и дядюшке можно больше не беспокоиться, раз за это дело взялся Лютавит.  Но что же делать с князем Висмонтом — мужем Марты?


А в это время княгиня  Марта  разговаривала со своим духовником  Зибертом.  Нарядная  светлая  горница,  распахнутые резные ставенки окна сквозь которое щедро лился солнечный свет и облетали бело-розовые лепестки цветущих яблонь создавая достойное обрамление хозяйке, которая с затейливым шитьём сидела возле окошка и внимательно слушала своего собеседника. Толстенький католический монах и так слыл красноречивым, а перед  прелестной зеленоглазой княгиней разливался соловьём…

-…И вот рыцари со всех европейских государств, с благословения папы отправились на Святую землю, в Иерусалим, освобождать гроб господень. Много пришлось им вытерпеть мук и лишений, во имя этой великой цели. Один из верных сынов церкви вместе со своей женой организовал госпиталь, чтобы помогать больным и раненым, потом была построена церковь, посвященная святой деве Марии. Дворянство и простые люди жертвовали на госпиталь свои сбережения и работали в нем, облегчая страдания страждущих. Благословил господь дела этих людей, и был образован духовно-рыцарский Орден. Строгая дисциплина царит в Ордене и вступающий в него дает три обета – бедности, послушания и безбрачия…
-Бедные…--отчего- то вдруг вздохнула Марта и …покраснела
-Они – слуги господа!—возвысил голос монах Зиберт.—Их участь достойна и заслуживает восхищения, а не сочувствия!
-Извините, святой отец.— потупила глаза княгиня.—Продолжайте, пожалуйста.
-Тевтонские рыцари носят белый плащ, означающий чистоту их помыслов перед Богом и  черный крест на левом плече – имя божье у них всегда в сердце! Много великих дел свершили рыцари Тевтонского Ордена в Иерусалиме – спасали паломников от неверных, защищали сирот и вдов, выхаживали немощных и больных. Но пришла пора послужить Ордену и в другом месте.  Мазовецкий князь Конрад, что в Польше, призвал их на защиту от неверных. Воинственные язычники--пруссы, ятвяги, лютичи одолевали государство Конрада. Рыцари  во главе с магистром Германом фон Зальцем пришли на помощь. Они начали освобождать Пруссию от язычником и воздвигать там свои крепости.
-А Ливонский Орден? Они кто такие?
- В 1237 году от Рождества Христова к Тевтонскому Ордену присоединился Орден рыцарей Христа. Они носят на своих плащах изображение меча,  поэтому их иногда называют меченосцами, но чаще всего Ливонским Орденом.
-Скажи, святой отче.—немного помолчав, вдруг спросила княгиня.—Христос проповедовал подставлять обидчику другую щеку, если тот ударит по одной. А как же рыцари –крестоносцы, которые убивают и жгут во имя веры в него?
-Рыцари  убивают язычников ради их же блага, для устрашения, чтобы тёмные варвары приняли христову веру и узрели истинный свет. А так кто они сейчас—звери, которые хоронятся в лесах и поклоняются идолам и змеям. Разве есть у них душа? Нет. Если же обидит тебя брат твой во Христе — то надо простить его и дать ему время исправиться.
-А как же православные, ведь они тоже поклоняются Христу? Они нам братья?—снова спросила Марта, нанизывая очередную жемчужину в причудливый  узор вышивки.
-Это еретики, которые искажают нашу истинную веру. Они хуже язычников!—не выдержал монах.


Тут дверь тихонько скрипнула и княгиня резко повернула голову так, что тревожно звякнули золотые колты, но вдруг  ласково заулыбалась. В горницу резво вбежала нарядная пухленькая  четырехлетняя  девчушка. Это была дочь Марты. Зато следующий гость вызвал едва приметную тень недовольства на её лице. Её муж, старый князь Висмонт тоже зашёл вслед за дочкой.

…Прошло уже много времени с той поры, когда юная Марта переступила порог этого дома.  Немолодому уже вдовцу князю Висмонту понадобилась новая жена, чтобы вести хозяйство дома, а самое главное — подарить наследника, ведь от первого брака у него не было детей. Некому было оставить свой богатый дом и владения. И тут его выбор пал на очаровательную молоденькую Марту из хорошей, но небогатой семьи. Родители её были счастливы, а  мнения невесты никто и  не спрашивал,  не то было время.   Никто и не знал — какая ненависть таиться в груди у этой очаровательной княгини  против своего постылого мужа. Как  опротивели ей его бессильные  ночные ласки, его старое тело, его слюнявые поцелуи.  Но терпела, ведь что она могла сделать…  А четыре года назад  родила она мужу дочь, на которую тот обрушил свою неуемную любовь. Да и что сказать, ещё  слабее стал князь телесно, всё меньше мог уделять  мужского внимания своей жене, чему она втайне была только рада.
-А меня папа на коня посадил— я теперь большая!—горделиво похвасталась малышка.
-Княжичей с четырёх лет ездить верхом приучают.—начал оправдываться старый Висмонт, заметив гневный взгляд своей супруги. Но тут в разговор вступил монах Зиберт.
-Я понимаю,  отец хочет добра своей дочери.—елейным голоском начал он свою речь.—Но в этом ли заключается доброе для  будущей девицы, чтобы носиться верхом на лошадях? Умение оказывать милосердие, умение рукодельничать и управлять домом—вот задача будущей жены, матери и хозяйки. Разве я не прав, князь Висмонт?
Старый князь покачал головой, подхватил на руки свою любимицу и баловницу и вышел из горницы.
-Совсем он разбалует княжну.—недовольно заметила Марта.—Ей сейчас надлежит находиться вместе с мамками и няньками, а муж её ни на шаг от себя не отпускает. Только всё жалуется, что сына у него нет…
-Надо радоваться  тому, что даёт господь бог.—сложив руки, смиренно заметил духовник.
-Так почему ливонские и тевтонские  рыцари не придерживаются этого правила?—не удержавшись, снова спросила княгиня.
Монах пристально и остро взглянул на женщину, но потом  заулыбался и сказал:
-Пресветлая княгиня путает исполнение воли божьей с людским хотением. Господь хочет только просветления и обращения язычников. И отец наказывает своего сына, чтобы ему потом было хорошо, чтобы он исправился.  Бог—отец своим детям.   
-А если земли  литвинские добровольно признают власть папы—это будет богоугодное дело?
-Конечно, княгиня. Наверное это господь влагает в твои уста эти богоугодные речи. Так вознесём ему благодарения и моления.
И губы монаха начали произносить слова молитвы, Марта отложила своё шитьё и тоже начала вторить своему духовному отцу.


Рецензии
Бытует мнение, что люди были ранее иные, возможно.
Христианство было сектой изначально и гонимо, - забыли видать об этом.

Госса Светлана   21.03.2019 19:36     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Светлана. Христианство было сектой изначально, пока не стало государственной религией. А потом оно обзавелось различными течениями (православием, католичеством, протестантизмом). Орденами (Тевтонским, Ливонским, и так далее), Инквизицией, Крестовыми походами и ещё много чем. А люди всегда разные. Одни - любят, другие ненавидят. Одни живут, другие - существуют. Удачи Вам!

Тамара Нестерович   24.03.2019 15:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.