Лоскутки памяти. Петроградское

      Прошло уже три года, как Иван вкалывал на Путиловском заводе, в литейном
  цехе. Их, таких деревенских скобарей из-под Гдова, набралось четверо.
  Сначала нанялся сват Гундяев, Манефин муж, а потом, когда был на побывке в
  деревне под соленья и стопочку так расписал питерскую жизнь, что кумовьёв
  со страшной силой потянуло на питерские заработки.
     Не сразу Иван уговорил Саньку свою переехать в Питер, на съёмную квартиру.
  Но маленькая и шустрая Александра быстро приноровилась к столичной жизни,
  научилась торговаться у рыночных стоек, подружилась с женой огромного
  дворника Миронова, в дни Пасхи привозила семье батюшки из заводской церкви
  деревенские гостинцы.
     Работа на заводе даже у привыкших к тяжёлому деревенскому труду мужиков
  отнимала огромные душевные силы - постоянное физическое напряжение, близость
  к опасности, ни на минуту не прекращающийся гул и огромный цех,промёрзлый
  зимой и удушливый летом. Некоторые не выдерживали и оставляли это враждебное
  человеческой природе пространство.
     Те, кто оставался и продолжал это каждодневное сражение за своё и своей
  семьи выживание - потому что это было главной причиной, побуждавшей
  оставаться в этом расплавленном аду - чувствовали себя так, как чувствуют
  солдаты, прошедшие настоящие бои вместе. И было между ними настоящее, редко
  выраженное словами понимание и солидарность.               
   
   
     Был мартовский,мутный и мятежный полдень,сквозь клочья грязноватых белых
  облаков пробивались слабые лучи солнца. У чугунной речной ограды почернел и
  обмяк истончавший сугроб. Мойка гнала тяжелые, темные волны.
     Александра схватилась за решетку обеими руками, подождала пока поутихнет
  боль внизу, готовая снова зашагать прытким, торопливым шагом в сторону облу
  пившейся посередине бледно-желтой арки темного входа в их дом, где её ждала
  оставленная у соседки двухлетняя дочка Лидия.
     " Уж недолго тебе Лидюня одиночкой ходить. Через недельку ещё одна Ивановна
  у нас заведется.     ... А, может и Иваныч..." - Саня вспомнила о мужнином
  пророчестве, погладила свой большой живот и поправила той же рукой котомку с
  провизией за спиной. Потом неожиданно засмотрелась на свинцовую рябь воды,
  а когда повернулась - чуть не задела плечом проходившую мимо маленькую старуш
  ку в сношенном, не по плечу пальто.
     Та остановилась, внимательно посмотрела Александре в лицо и сказала:
     " Молитесь о спасении.Пучина-то близко... У Божьей Матери просите спасенья!
       О спасении Николая молись! Уйдёт скоро от нас, другой должен прийти!"
      Изумлённая Александра молча смотрела вслед медленно удалявшейся      
      сгорбленной фигуре. Как ни пыталась потом вспомнить лицо её - ничего,
      провал в памяти, пятно... Во как !
      
      Долго потом они с Валентиной Мироновой гадали, с кем ей на Мойке повстречаться
  довелось: то ли с Ксений Блаженной, то ли с умалишённой...
      Младшего брата Лидии назвали Николаем... 


Рецензии
С возрастом начинаешь понимать насколько ценными являются или могли бы стать записанные воспоминания родителей, а особенно бабушек и дедушек. Теперь уже и сам начинаешь собирать "осколки" собственной памяти, в надежде, что внуки этим заинтересуются. Когда придет их время. Так составляется история семьи.
Вот и я написал "Ленинград 50-х". Пока нет проблем с памятью.
Наши друзья из под Гдова. Деревни Ветвенник, Бешкино, Юшкино. Часто там бывали на берегу Чудского озера, но также отдыхали и на противоположном эстонском берегу. Тогда, в восьмидесятые годы, могли сравнить два разных образа жизни - псковичей и эстонцев. На одной стороне озера асфальтовые дороги, развитая инфраструктура, замечательное снабжение продуктами, магазины с колбасой и молочными продуктами, мясом. Удивляли огромные теплицы и засеянные поля, скошенные луга, хутора с приличными домами. А на другом берегу, в тех же климатических условиях - отсутствие дорог, лужи, в одной из которых я угробил машину, запустение и разруха.
Спасибо София. Всколыхнули память. Всех Вам благ!

Виктор Кутуркин   25.03.2019 17:01     Заявить о нарушении
Спасибо за такой эмоциональный отклик!
Всё правильно про дороги эстонские и псковские - меня это всегда возмущало
тоже. Только с точностью наоборот. Было ясно видно, что все деньги вкладыва-
лись в развитие чего угодно, но только не российской деревни.
А люди в наших деревнях жили золотые. Наши бабушки, хоть мы их часто и забы-
вали. Я лето проводила у моих бабушек - у одной в Псковской области, и у дру-
гой - под Васкнарвой. Обе держали большой огород,одна - ещё кучу всякой живо-
тины. В лес - за земляникой, черникой и малиной. А снабжение в деревне
было отвратительное... А места - леса и реки - благословенные.
С уважением.

София Ладзарус   25.03.2019 14:48   Заявить о нарушении
А какая рыбалка на Чудском! Мечта рыболова! Какая в лесу черника, лесная земляника, грибы! Обязательным было посещение монастыря в Куремяе, где можно было окунуться в купели. А купание в Чудском озере! В пятницу я уезжал после работы и через четыре часа уже был на берегу озера. Два выходных, проведенных в этих чудесных местах были небольшим отпуском. Когда въезд в Эстонию стал визовым, пришлось завести дачу на Карельском перешейке. Но эти десять лет поездок в Эстонию в памяти навсегда!
Надо сказать, что все-таки северо-восток республики - Нарва, Силламяе, Йыхви, Кохтла Ярве -это районы с преимущественно русскоязычным населением. Общение с ними было замечательным! Впечатления наилучшие!

Виктор Кутуркин   25.03.2019 17:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.