Чугунное дело

                Рассказ
    Прораб Василий Фомич, человек уже немолодой, поработавший немало на стройках, повидавший  на них столько всего, что хватило бы на две бригады прорабов, придя ранним летним утром на объект, строительство которого подходило уже к концу, – завершали благоустройство территории вокруг возведенного жилого дома, – обнаружил пропажу трёх чугунных крышек с горловин колодцев канализации и двух, тоже чугунных, решёток с люков ливнёвой канализации. Только вчера к концу рабочего дня крышки и решётки установили на колодцы, а сегодня утром их уже не было. Упёрли.


   Смачно выругавшись, Василий Фомич поплёлся в прорабскую – вагончик такой – в совершенно испорченном настроении. Надо было привести в порядок бумаги, как он рассчитывал ещё с вечера, потому и пришёл пораньше – дело-то подвигалось к концу, и самое время готовить к сдаче объект. Но тяжёлая мысль завладела головой Василия Фомича, а, проще говоря, Фомича, потому как редко кто называл его полным именем-отчеством: как быть теперь с этими чёртовыми крышками-решётками? Это было последнее из оборудования, которое надо было установить на объекте. Осталось только уложить асфальт на дворовый проезд, и насыпать газоны, землю для которых уже завезли, и можно рапортовать о готовности объекта под сдачу. И вот теперь такой сюрприз! Где он, Фомич, то есть, найдёт эти проклятые крышки-решётки?


Вчера они ещё лежали в складском вагончике, под замком, как и положено хранить социалистическую собственность на строительных объектах, а потом их установили там, где и положено им быть. Насчёт социалистической собственности Фомич, конечно, подумал зря – привык. Да и какая разница, социалистическая она или капиталистическая – без крышек объект не сдашь. Тем более, строительная организация – компания частная, а к частникам придираются по таким мелочам, что и сам удивляешься, где их только берут?


    Покопавшись в папках, он ещё раз выругался через открытую дверь прорабской в пространство занимавшегося погожего летнего дня, задвинул ящик стола обратно и пошёл в складской вагончик – вдруг эти железяки окажутся там? Хотя он же помнил, что вчера их водрузили на люки, да и ничего такого не было после работы, все сразу же переоделись – и по домам. Но всё же открыл складской вагончик. Крышек не было!

   Он снова ругнулся, уже в пространство складика. Закрыл склад и пошёл во двор к колодцам. Они по-прежнему зияли отверстыми люками. Фомич вышел на улицу, к которой примыкал дворовый проезд, прошёлся по улице туда-сюда, но асфальт улицы был чист, как перед парадом – следов крышек на нём не обнаружилось.
Вернувшись в прорабский вагончик, Василий Фомич сел за стол, и, пока ещё не перекипела злость в душе, начал писать заявление в милицию о пропаже установленных накануне на дворовой территории:
      1)Крышек чугунных смотровых люков канализации по ГОСТ 3634-89 в     количестве 3 (трёх) штук;
      2)Решёток чугунных приёмных люков ливнёвой канализации по ГОСТ 26008-83 в количестве 2 (двух) штук.
                Стоимость похищенного: 3 х 3484 = 10452 руб;
                2 х 2133 =   4266 руб.

                Итого:      14718 руб.


  Не раздумывая, в том же возмущённом состоянии, Фомич пошёл в городской отдел милиции.
Городок был небольшой. Фомич, собственно, его и строил; начинал простым каменщиком – выпускником ПТУ или, чтоб было понятно, профессионально-технического училища. Начальства у него сменилось за многие годы множество, а он всё клепал свои дома: сначала кирпичные, потом подучился и перешёл на панельные; опять подучился, стал мастером и дошёл до прораба, то есть производителя работ.


     Между нами говоря, он уже пять лет, как вышел на пенсию.
Да где ж ты усидишь дома или на даче с таким послужным списком и известностью в строительных кругах города? Когда начали создаваться частные строительные фирмы, Василия Фомича буквально растягивали в разные стороны за руки-ноги – он только отбивался. Молодые да прыткие, создававшие частные фирмы, не больно-то смыслили в строительстве, и Василий Фомич был – ну очень желанным специалистом в этих фирмах. Помимо высокого профессионализма, большим козырем, если не главным, была патологическая честность Василия Фомича. Он был честен от природы. В советское время начальство от этого морщилось между собой. Ну, вот так, например: «Да-а-а, коне-е-ечно, Василий Фомич – отличный специалист, только…» – вот  тут и возникала такая морщинистая гримаса на лице говорящего, что даже не очень опытному физиогномисту было ясно, что следует подразумевать под этой гримасой. Да, с таким каши не наваришь! Потому много кто знал в городе Василия Фомича.

    Знали его и в милиции. Правда, многие из того личного состава уже на пенсии, как и Фомич, но ещё оставались и те, с кем доводилось ему встречаться по таким делам, где требовались консультации при расследовании злоупотреблений на стройках. Ну да, это в ОБХСС, в основном. Теперь эти отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности превратились в ОБЭПы, отделы по борьбе с экономическими преступлениями. Вот в этот отдел и направился Василий Фомич.
   

    В дежурной части городского отдела милиции – теперь он уже назывался Управлением – молодой дежурный лейтенант спросил его, куда это направляется гражданин, и по какому делу. Василий Фомич объяснил.
      – Давайте ваше заявление, – сказал дежурный лейтенант.
      – Так я хотел бы лично начальнику отдела вручить… – начал было Василий Фомич, но дежурный вежливо, но твёрдо произнёс:
      – Ничего, ничего. Так положено, – и, бегло просмотрев поданный ему в окошко Василием Фомичём лист, добавил: – Сейчас мы его зарегистрируем и дадим делу ход. О дальнейшем вам сообщат согласно закону. Вопросы есть?


   Вопросов у Василия Фомича не было. Надо было возвращаться на объект, что-то делать – рабочие, небось, уже ждут.
Директору компании он звонить не стал: зачем портить человеку отпуск где-то там, на зарубежных югах. Позвонит сам, когда захочет поинтересоваться, как тут без него. А что – без него?  Можно подумать, что с ним было бы по-другому. Василий Фомич, помимо того, что был прорабом, так ещё и состоял при директоре его заместителем, то есть его правой рукой и головой.

   Крышки от люков пришлось банально купить за собственные деньги, благо предложений было выше головы. На этот раз устанавливать не торопились: закрыли в вагончике-складе на замок, а в день сдачи дома – установили. 
Дом сдали.

     Василий Фомич, облегчённо передохнув, начал подготовку к строительству следующего объекта.
     Через десять дней в офис компании принесли ответ из городского Управления внутренних дел. Коль Василий Фомич затеял эту переписку, то ясное дело, ответ он и должен был читать, тем более что директор ещё почивал под южными заморскими лаврами. Василий Фомич вскрыл конверт и начал читать. Бумага на официальном бланке ОБЭП называлась – «Предписание». Пробежав глазами длинное вступление со ссылками на статьи различных законодательных актов, начал читать внимательно:

   «По существу заявленного Вами вопроса, – читал далее он, – сообщаем следующее:
Похищенные чугунные крышки от люков смотровых колодцев канализации ГОСТ 3634-89, в количестве 3 (трёх) штук, равно как и чугунные решётки колодцев ливнёвой канализации ГОСТ 26008-83, в количестве 2 (двух) штук на общую сумму 14718 (четырнадцать тысяч семьсот восемнадцать) руб согласно Вашему заявлению находились на территории, прилежащей к строящемуся объекту (жилому дому) и не были обеспечены охраной вверенного Вам имущества, что и спровоцировало кражу указанного имущества. Согласно правилам содержания товарно-материальных ценностей (ТМЦ) на объектах строительства Вы обязаны были хранить указанные ТМЦ в специально предназначенных для этой цели помещениях (складах), оборудованными надёжными запорами (замками), исключающими проникновение в означенные места злоумышленников либо, при отсутствии таковых мест, обеспечить круглосуточную охрану ТМЦ. Как следует из Вашего заявления, данные меры, направленные на сохранность ТМЦ, Вами предусмотрены не были.

    В свете изложенного Вам предлагается: 1) оградить территорию строящегося объекта в соответствии с требованиями Положения по хранению и учету материалов на предприятиях и стройках с установкой соответствующих запоров (замков) и других технических устройств охраны; 2) обеспечить охрану установленного на территории объекта и прилегающих к нему коммуникациях оборудования; 3) добровольно возместить нанесённый ущерб собственнику ТМЦ; 4) об исполнении доложить в месячный срок со дня получения настоящего предписания.
      Напоминаем, что в случае неисполнения или несвоевременного исполнения данного предписания Вы можете быть подвергнуты штрафу по соответствующей статье Кодекса об административных правонарушениях.
         Инспектор ОБЭП – лейтенант милиции Кучерявый».

    – Тьфу ты, зараза! – негромко воскликнул Фомич и начал читать снова. Прочитав ещё раз, ещё раз плюнул, но воскликнул уже громче односложным непечатным словом. Приотворилась дверь, и просунутая в щель голова секретарши-кадровички и, заодно, компьютерщицы (ух, как Фомич не любил компьютеры!) Таси спросила испуганно:
   – Звали, Василий Фомич?
Василий Фомич недоуменно уставился на Тасечкину голову, посоображал и залился краской:
   – Нет, нет, Тася! Это я так, сам себе.
   – А-а-а, – сказала голова Таси и исчезла, закрыв за собой дверь.

   Василий Фомич ещё раз, сквозь зубы, правда, сказал: «Вот же …!» - и добавил вместо точек вариацию того же непечатного слова, обозначавшего все безобразия мира.

    Он долго сидел, обхватив голову руками, бессмысленно глядя на лежавшее перед ним предписание. Потом встал, сложил казённую бумагу в конверт, сунул его в карман куртки и направился в городское Управление внутренних дел. 

    Дежурный, уже другой, не тот, что служил прошлый раз, спросил, чего хочет гражданин. Гражданин Василий Фомич объяснил, что хотел бы забрать обратно своё заявление, которое он десять дней назад подал в ОБЭП. Дежурный покопался в журнале:
     – А, это чугунное дело! – весело произнёс он. – Минутку!

     И через час Василий Фомич сидел в кабинете директора частной строительной компании и писал на его имя заявление на увольнение в связи с ухода на пенсию.  Отдав изумлённой Тасе заявление, он пошёл в свой прорабский кабинет, с мсительным удовлетворением представляя, как через две недели он заделается настоящим дачником.
      До приезда директора компании оставалось как раз две недели.
 
                2014 г.
 
 


Рецензии
Здравствуйте, Иосиф!
Со строящегося объекта тянут всё, что можно. Предписание из органов правильное, и необходимые меры по сохранности имущества отражены.
Была бы на объекте охрана, Василию Фомичу не пришлось бы покупать крышки и решетки за свой счет. Прозевал охранник – с него и спрос!
Всего Вам самого доброго!
С уважением

Дива Заморская   01.07.2018 14:14     Заявить о нарушении
Здравствуйте, ... ну, Дива - так Дива, да ещё и Заморская, но главное, что человек хороший!
Охрана - дело тоже хорошее, но ведь к каждому люку канализации и водопровода охранника не поставишь. Тем более, что люки-то на "ничейной территории", как правило, находятся. С неё-то и воруют, причём, только что установленные, в расчёте на то, что подрядчик не станет дожидаться разбирательства воровства, т.к. ему надо побыстрее сдать объект в эксплуатацию - новые поставит! И "органы" это прекрасно знают, потому и "отфутболивают" такие дела легко и непринуждённо. Это всё из практики.
Спасибо Вам за прочтение, приношу извинения за поздний ответ - "задержала" Дача.
С уважением

Иосиф Сёмкин   10.09.2018 22:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.